Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Груздин Александр Иванович | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 20:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Груздин Александр Иванович
 
 
ГЕРОИ ОГНЕННЫХ ЛЕТ
Очерки о москвичах – Героях Советского Союза
Ответственный редактор А.М.Синицын
Московский рабочий, 1985
 
ГРУЗДИН АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ
 
Родился в 1903 г. в Риге. Латыш. В предвоен­ные годы он жил в Москве, работал в Аэрофлоте, водил транспортные самолеты на линиях ГВФ. В Великой Отечественной войне участвовал с лета 1941 г. Совершил около 200 боевых вылетов. В сложных метеорологических условиях и ночью десятки раз летал в глубокий тыл про­тивника для выброски воздушных десантов, до­ставки партизанам боеприпасов, вооружения, сна­ряжения, продовольствия, вывозил на Большую землю раненых, больных и детей. Звания Героя Советского Союза удостоен 26 ноября 1941 г. 2 июня 1943 г. погиб при выполнении боевого за­дания.
 
В АВИАЦИИ ОСОБОГО НАЗНАЧЕНИЯ
 
В 1942 году в тылу и на фронте была распространена листов­ка под названием «Герои и подвиги. Боевые эпизоды Великой Отечественной войны», выпущенная Главкиноиздатом. В ней рассказывалось о боевых подвигах летчика-инженера Граждан­ского воздушного флота А. И. Груздина, совершившего 27 ус­пешных боевых полетов в глубокий тыл противника ночью и в сложных метеорологических условиях.
Но прежде чем совершить эти подвиги, немало пришлось ему потрудиться, многое пережить, не раз менять профессию.
Александр Иванович Груздин родился в Риге, в семье рабо­чего-садовника. С 14 лет начал трудиться. Был чернорабочим, землемером, подручным слесаря. В 1923 году добровольно вступил в ряды Красной Армии. Его направили в Военно-Воздушные Силы. Сначала был рядовым мотористом, а после окончания военно-технической школы ВВС его назначили инженером, позже — старшим инженером авиаотряда. Прослужив в Военно-Воздушных Силах девять лет, в 1932 году демобилизовался из армии по болезни. В том же году Груздин поступил в авиашколу Гражданского воздушного флота. Окончив ее, стал инженером эскадрильи ГВФ, а позднее инженером-пилотом I класса. В чис­ле первых летчиком Аэрофлота осваивал новую авиационную технику. С каждым полетом все более совершенствовал свое мастерство.
До нападения гитлеровской Германии на Советский Союз Александр Груздин несколько лет жил в Москве, водил транспортные самолеты на линиях Гражданского воздушного флота. Летал почти по всем трассам нашей страны. Перевозил почту, пассажиров, различные грузы.
С началом Великой Отечественной Аэрофлот перестроил свою деятельность применительно к условиям военного времени. В его задачи входило обслуживание действующих частей Со­ветской Армии и Военно-Морского Флота, организация особых авиагрупп и отрядов ГВФ, подготовка кадров. Для участия в боевых операциях было сформировано два авиационных соеди­нения: Московская авиационная группа особого назначения и особая авиационная группа связи. Груздина зачислили в состав 1-й эскадрильи Московской авиагруппы. По приказу народного комиссара обороны СССР от 9 июля 1941 года личный состав Гражданского воздушного флота, зачисленный в особые авиа­группы, считался призванным в Советскую Армию. Граждан­ская авиация обслуживала фронтовые части и партизанские от­ряды, осуществляла разведку и бомбардировку сил противника, выполняла воздушно-десантные операции.
Особенно сложными были рейсы в глубокий тыл врага. Они совершались, как правило, ночью. Советские транспортные самолеты появлялись в районах, где велось производство оружия, боеприпасов и снаряжения для немецко-фашистских войск. Кроме смелости и мастерства, эти полеты требовали новой тактики. И летчики фронтовых частей ГВФ вырабатывали ее на своем опыте.
Александр Иванович Груздин неоднократно выполнял слож­ные ответственные поручения советского командования. Свой богатый летно-технический опыт, умение выходить из самых сложных положений, отличное знание материальной части — все это он поставил на службу делу освобождения советской Роди­ны от немецко-фашистских захватчиков.
В начале войны, будучи командиром транспортного самоле­та ПС-84, Груздин получил приказ доставить группу парашю­тистов на оккупированную территорию Литвы, в район города Каунаса. Ночью он поднял машину с парашютистами в воздух и полетел на северо-запад. Пройдя линию фронта, направил самолет в тыл врага. В этом районе противником было создано несколько поясов противовоздушной обороны. Немецкие звуко­улавливатели чутко реагировали на каждый звук, доносившийся с высоты.
Груздин решил пойти на хитрость. Он приказал бортмехани­ку нарушить синхронность оборотов двигателей. В результате их звуки стали похожими на работу двигателей немецких бом­бардировщиков. Хитрость удалась. Вражеские зенитчики, услы­шав воющий звук над головой, видимо, решили, что это возвращается их бомбардировщик, и пропустили советский самолет в свой тыл. Умело повторяя этот прием, советский летчик бла­гополучно довел свою машину до границ Литвы и вышел в за­данный район в два часа ночи. Но при снижении был обнару­жен. Зенитная артиллерия гитлеровцев открыла ураганный огонь. Пришлось уйти в сторону леса, бесшумно снизиться и вы­бросить там парашютный десант.
В августе 1941 года Груздину было поручено выбросить еще одну группу парашютистов в новом районе, сильно защищенном зенитными средствами противника. Цель находилась непосред­ственно за поясом противовоздушной обороны врага. Летчик ре­шил попытаться незаметно пройти опасную зону. И это ему уда­лось. Во время полета он заметил, что впереди, метрах в 50, параллельным курсом идет какой-то самолет. Темнота мешала разобрать, чей он: наш или вражеский. Держась как можно бли­же к неизвестному самолету, Груздин внимательно следил за его маневрами. Когда приблизились к поясу противовоздушной обо­роны, немецкие зенитки открыли огонь. Впереди засверкало пла­мя разрывов. И тут Груздин увидел, что с борта неизвестного самолета полетели вниз три ракеты: красная, зеленая, белая. И огонь зенитной артиллерии немедленно прекратился. Стало ясно, что впереди идет немецкий самолет, а его сигналы означа­ют: «Я свой». Советский летчик взял курс на линию фронта. Как только зенитки врага открыли огонь, он повторил сигналы немецкого летчика. Огонь прекратился. Путь был открыт. И на этот раз экипаж Груздина успешно выполнил боевое задание. А за ним последовали новые, не менее трудные и ответственные боевые задания, которые также были успешно выполнены.
В конце ноября сорок первого года Александру Ивановичу за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом отвагу и мужество было присвоено звание Героя Советско­го Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
И снова боевые задания. Груздин и его боевые товарищи доставляли партизанам боеприпасы, вооружение, продовольст­вие, медикаменты, вывозили на Большую землю раненых и де­тей. Владея отличной техникой пилотирования, они в условиях любой погоды, днем и ночью успешно справлялись со своими задачами. При выполнении боевых заданий Груздину не раз приходилось прорываться через заградительный огонь противовоздушной обороны врага, уходить невредимым от фашистских истребителей.
Однажды, вернувшись с территории, занятой противником, после выполнения важного поручения, Груздин обнаружил в своей машине более 100 пробоин от осколков снарядов и пуле­метных очередей вражеских зенитчиков. Был случай, когда он, спасаясь от заградительного огня фашистских зениток, резко снизился и с огромной скоростью пролетел над самым центром вражеского аэродрома, да так, что гитлеровцы от неожиданно­сти не успели сделать ни одного выстрела.
10 марта 1942 года за успешное выполнение специального задания приказом начальника Центрального штаба партизанского движения при Ставке ВГК старшему лейтенанту Груздину и всему составу экипажа самолета ПС-84 первой эскадрильи авиагруппы особого назначения ГВФ была объявлена благодарность.
Новый сложный полет в глубокий тыл врага к белорусским партизанам Груздин выполнил по заданию Центрального штаба партизанского движения в сентябре 1942 года на самолете Ли-2. Командир корабля и штурман А. С. Николаев разработали безопасный маршрут полета, проходивший над сплошными болота­ми, озерами и густыми лесами, а затем вдоль реки Березины.
На выполнение боевого задания экипаж самолета Ли-2 выле­тел поздно вечером. Линию фронта прошли в полной темноте на высоте 100—150 метров. Во время полета самолет не раз об­стреливался противником. Но экипаж уверенно продолжал свой путь. Летчик и штурман внимательно следили за пролетом конт­рольных ориентиров. Цели достигли еще до рассвета.
Бывший первый секретарь Минского подпольного обкома партии и командир Минского партизанского соединения, а позд­нее Председатель Президиума Верховного Совета Белорус­кой ССР Герой Советского Союза Василий Иванович Козлов вспоминает: «Это было ночью 22 сентября. Над нашим остро­вом появился самолет... Мы зажгли факелы, показывая долго­жданному гостю место посадки. Самолет покружился над лесом и, приглушив моторы, пошел на снижение. Все, кто был в это время на аэродроме, замолкли в волнующем ожидании. В это мгновение для нас как будто перестали существовать и фронт, и расположенные по соседству немецкие гарнизоны. Необычайно остро, живо почувствовали мы свое неразрывное единство со всем советским народом, с нашей великой, непобедимой страной». Опознав условный световой сигнал, Груздин сделал круг, про­летел над местом посадки с зажженными фарами и уверенно посадил машину. Обрадованные партизаны направились к са­молету. Командир корабля быстро выбрался на землю и пошел навстречу партизанам со словами:
— Привет вам, товарищи! Привет из Москвы!
Партизаны по-братски обнялись с ним. Летчик крепко пожал всем руки и представился:
— Командир Груздин.
Партизаны приняли летчиков с душевной теплотой, показали им свои землянки и напоили свежим молоком. Груздин попросил срочно разгрузить самолет, чтобы можно было немедленно вы­лететь обратно в Москву. Но вокруг собралось много народу. Каждому хотелось взглянуть на посланцев столицы, поговорить с тем, кто вылетел в тыл.
И все же долго задерживаться у партизан летчики не могли. Обсудив обратный маршрут, они заняли свои места. Самолет поднялся в воздух и взял курс на Москву. Впереди была трудная дорога. Над линией фронта самолет Груздина подвергся силь­ному обстрелу. Однако опытному летчику удалось проскочить опасную полосу, и к назначенному времени он привел самолет в Москву. Прилетевших встретили командир авиационной части В. М. Коротков и начальник политотдела И. М. Карпенко. Пар­тизан летчики пригласили к себе, хорошо угостили и разместили на отдых.
После этого полета Груздин выполнил еще несколько слож­ных заданий командования. Но до светлого дня Победы ему не довелось дожить.
В 1943 году Александр Иванович был командирован в Анг­лию, где провел большую работу по освоению новой материаль­ной части. 2 июня 1943 года он погиб.
В его боевой характеристике, составленной 22 апреля 1944 го­да, говорилось: «Груздин А. И. был одним из лучших и опытней­ших летчиков, выдающимся мастером ночных и слепых полетов. За все время своей летной работы он налетал 4859 часов, из них за период Великой Отечественной войны 920 часов... Груздин пользовался исключительным уважением и авторитетом среди личного состава».
Да, именно таким был отважный сын нашей Родины Алек­сандр Иванович Груздин. Все свои силы, летное мастерство, большие знания и яркую жизнь он отдал делу борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, за счастье, свободу и независимость социалистической Отчизны, за мир на земле и светлое будущее человечества.
 
Г. Ильин
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz