Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сталинградцы в бою и труде. Страница 3. | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 22:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Сталинградцы в бою и труде.
Страница 3.
 
В дело разгрома немецко-фашистских захватчиков в дни Сталинградской битвы выдающийся вклад внесла 10-я стрелковая дивизия войск НКВД, первая принявшая на себя удар гитлеровских полчищ, рвавшихся к Волге.
Родное детище Сталинграда, дивизия в грозный час грудью встала на защиту города, сражаясь плечом к плечу с отрядами народного ополчения, воинами героической 62-й армии.
...Фронт стремительно приближался к Сталинграду. В большой излучине Дона днем и ночью гремели кровопролитные бои. Фашистские войска, преодолевая ожесточенное сопротивление совет­ских дивизий, не считаясь с потерями, рвались к Сталинграду. Гит­лер обещал своим солдатам, что взятие города на Волге будет кон­цом войны.
В сложившейся обстановке Сталинград превратился в прифронтовой город. Перед воинами 10-й дивизии встала задача обеспечить строгий порядок в городе. Нам удалось неплохо подготовить бойцов к ведению боевых действий с жестоким, коварным, техническим хорошо оснащенным противником. Эта целенаправленная работа сказалась в дни, когда враг прорвался к Сталинграду, когда диви­зия начала мужественную борьбу за каждый метр волжской земли, за каждую улицу, каждый дом. Перед лицом грозной опасности дивизии оказалась крепко сплоченной, готовой к трудной и длительной борьбе, которая в конечном итоге закончилась победой над фашистами.
Фашисты не считались с потерями, чтобы выполнить приказ Гитлера и взять Сталинград к 25 августа. Они наносили одновременно два удара по сходящимся направлениям. Основной удар силами девяти дивизий нанесла 6-я армия Паулюса...
Утром 23 августа, форсировав Дон в районе Вертячего — Песковатки, гитлеровцы прорвали оборону наших войск и силами 14-го танкового и 51-го армейского корпусов начали стремитель­ное наступление на Сталинград.
Перед 10-й дивизией встала сложная и ответственная задача. Нужно было не допустить прорыва ударных фашистских частей к городу и, выиграв время активной обороной, дать возможность войскам Красной Армии перегрупповаться и выйти на новые рубежи. Задача осложнялась тем, что дивизия, составлявшая основную силу гарнизона, была развернута на юго-западных подступах к Сталинграду, а враг приближался к его северным окраинам.
Кроме пяти полков 10-й дивизии в состав Сталинградского гарнизона входили 21-й учебный танковый батальон (около двух тысяч человек и 15 танков), 28-й учебный танковый батальон (около 500 человек и несколько танков), два батальона курсантов военно-политического училища (около тысячи человек), 32-й сводный отряд Волжской военной флотилии (220 человек), 73-й отдельный бронепоезд войск НКВД, 249-й конвойный полк, сводный батальон 91-го железнодорожного полка и истребительные батальоны. В общей сложности это составляло около 15—16 тысяч человек, которыми нужно было прикрыть 50-километровый фронт. Сил было явно недостаточно. К тому же гарнизон совершенно не имел артиллерии и противотанковых средств. Несмотря на все это, воины были полны решимости отстоять город. Мы не сомневались, что в трудную минуту на помощь нам придут все сталинградцы. Это воодушевляло нас, укрепляло нашу волю и веру в победу...
Мне как коменданту укрепленного района города было приказано организовать оборону северной части Сталинграда силами 99-й танковой бригады, сводным морским отрядом и рабочими истребительными батальонами. Начальником боевого участка был назначен генерал-майор Н. В. Фекленко. На линии Городище — балка Гнусина — Верхняя Елыпанка — Купоросное оборону заняли в основном части 10-й дивизии.
Основная масса немецких танков двигалась в сторону Латошинки и Рынка. Здесь они были встречены массированным огнем батареи 1077-го зенитного артиллерийского полка корпуса ПВО. Разгорелся жестокий затяжной бой. Зенитчики отражали одну вражес­кую атаку за другой, почти в упор расстреливая бронированные чудовища. Но силы были слишком неравными. К утру немецкая танковая лавина захлестнула позиции зенитчиков. Почти все артиллеристы трех дивизионов пали смертью героев, до конца выполнив боевую задачу. Перед их позициями осталось догорать око­ло семи десятков гитлеровских танков...
Ночь прекратила ожесточенное сражение. Фашистам так и не удалось 23 августа прорваться к Сталинграду...
После ожесточенных авиационных налетов на наш передний край противник открыл по всему фронту шквальный огонь из пулеметов и минометов. Сразу на нескольких направлениях пошла в атаку немецкая пехота. Около полка мотопехоты при поддержке двадцати танков наступали от поселка Рынок и каменных карье­ров, до трех батальонов с танками надвигались на защитников го­рода с левого фланга. До позиции наших стрелковых ячеек осталось несколько метров.
Тотчас же заговорили все 150 пулеметов нашей обороны, бой­цы и ополченцы открыли огонь из винтовок и автоматов. Ударили танковые орудия, подала свой голос канонерская лодка. На поле боя запылали немецкие танки.
Разъяренные неудачей, гитлеровцы вновь обрушили на нашу оборону шквал огня и стали. Опять появились бомбардировщики с черными крестами.
Несколько раз предпринимали немцы в этот день упорные ата­ки на разных направлениях, , пытаясь найти уязвимое место в на­шей обороне. Но все их усилия не дали результатов. Бойцы и опол­ченцы, несмотря на тяжелые потери, стояли непоколебимо. Враг, оставив на поле боя около десяти танков, четырнадцать автома­шин и 300 солдат и офицеров, к вечеру прекратил попытки про­рваться к тракторному заводу.
С наступлением темноты в окопы защитников города, как и в годы Гражданской войны, пришли женщины и девушки, принес­ли еду и воду. Они перевязывали раненых, помогали эвакуировать их в тыл.
В тот же день вечером мимо поселка Рынок проходил санитарный теплоход «Бородин». Он вывозил из горящего Сталинграда раненых, женщин и детей. Озлобленные неудачей гитлеровцы поставили на берегу реки три танка и стали расстреливать беззащитный теплоход, несмотря на отчетливо видные на нем флаги Красного Креста.
После нескольких прямых попаданий судно потеряло управление, на нгем вспыхнул пожар. Медленно плывя вниз по течению, теплоход стал погружаться в воду. Над Волгой разнеслись стоны раненых, крики женщин и детей, моливших о помощи. Лишь немногим из тех, кто находился на борту теплохода, удалось спастись.
Весть об этом варварском преступлении гитлеровцев быстро разнеслась среди защитников города. Политработники провели короткие политбеседы в окопах и траншеях. С еще большей яростью дрались с заклятым врагом сталинградские бойцы и ополченцы.
Мирный город на Волге в короткий срок превратился в неприступную для врага крепость. 25 августа был отдан приказ о введе­нии в Сталинграде осадного положения...
Оборона северной окраины по-прежнему продолжала нас беспокоить. Для ее укрепления сюда был направлен 282-й стрелковый полк дивизии, который 25 августа занял участок по балке Мокрая Мечетка на фронте 28-го учебного танкового батальона. Западнее, против Орловки, в это же время выдвинулся 249-й конвойный полк.
Первые дни боев на северной окраине Сталинграда охладили наступательный пыл гитлеровских захватчиков. Они несли тяже­лые потери в живой силе и технике. Несмотря на все усилия, им так и не удалось с ходу ворваться в заводской район. Путь им пре­градила беспримерная стойкость наших бойцов и заводских опол­ченцев, зачастую уходивших на передовую прямо от станков в за­масленных рабочих спецовках...
Чекисты показывали чудеса храбрости.
В первых рядах наступающих шла комсомольский вожак полка младший лейтенант Лидия Сошниклва. Лна добровольцем пришла на фронт с третьего курса Московского педагогического института. Боевое крещение получила у стен столицы Родины. И на приволжской земле девушка отличалась сноровкой бывалого воина, бесстрашием и высоким пониманием своего комсомольского долга. Во время атаки вражеский снаряд опрокинул Лидию на землю. Но и контуженная, она оставалась в рядах бойцов до конца сражения.
Героический подвиг совершил комиссар 282-го полка А. М. Карпов. Под плотным пулеметным огнем фашистов залег один из батальонов полка. Эта задержка могла быть использована врагом для удара по обнаженным флангам других наших подразделений. Комиссар мгновенно оценил всю опасность положения. Он сел в танк и ринулся на нем на вражеские пулеметные гнезда. В несколько минут преодолев вставшую на его пути стену разрывов, танк комиссара начал уничтожать огневые точки гитлеровцев. Огонь противника ослабел. Восхищенные подвигом своего комиссара, чекис­ты поднялись в рукопашную схватку. Фашисты бежали, бросив свои позиции. Но мужественный комиссар не увидел этой победы: немецкий снаряд разорвал борт танка. А. М. Карпов был смертельно ранен...
В итоге наступательных боев 27—30 августа, несмотря на превосходство противника в живой силе и боевой технике, он был смят и отброшен от тракторного завода на три—четыре километра. Наши подразделения овладели поселком Рынок, лесопосадкой и высотой 135.4, чем значительно улучшили свои позиции...
Пока шли бои на северной окраине города, серьезная угроза нависла над центральной частью Сталинграда с запада и северо-запада. Мы получили приказ к утру 28 августа привести в полную боевую готовность войска укрепленного района на рубеже Городи­ще — Опытная станция, чтобы воспрепятствовать попыткам врага прорваться здесь к городу.
К этому времени 10-я дивизия была уже не такой, какой она вступила в сражение на Волжскую твердыню. Она окрепла и закалилась в боях, приобрела боевой опыт. Военный совет фронта ввел в штат дивизии командующего артиллерией и штаб артиллерии. Полки получили противотанковые орудия и ружья. С левого берега Волги ее поддерживали несколько артиллерийских дивизионов из резерва Главного командования, а затем ей был придан 80-й гвардейский минометный полк — знаменитые «катюши».
В районе наступления новой ударной группировки гитлеровцев оборону держали курсанты военно-политического училища и 279-й полк 10-й дивизии, которым командовал майор Г. П. Савчук. Полк был усилен сводным батальоном 91-го железнодорожного полка НКВД. В секторе его обороны находились также несколько батарей 1079-го зенитно-артиллерийского корпуса ПВО и 73-й Краснознаменный бронепоезд...
Развернулся небывалый ожесточенный бой. Танки противника один за другим останавливались и дымно горели, но остальные упорно продвигались вперед. В 19.00 около десятка фашистских тан­ков и батальон пехоты противника ворвались в расположение тре­тьего батальона 272-го полка. Заместитель командира полка капи­тан Яковлев повел бойцов в контратаку. Батарея 45-миллиметро­вых пушек полка подбила семь танков противника. Фашисты были отброшены.
На правом фланге полка противнику удалось вклиниться в нашу оборону на стыке второго батальона чекистов и первого батальона курсантов. Они заняли часть господствующей высоты 147.5, но после кровопролитного рукопашного боя вынуждены были в беспорядке отступить, оставив только на высоте до 200 трупов солдат.
Всего в течение этого дня противник потерял убитыми до 600 солдат и офицеров и более 30 танков. Тяжелыми были и наши потери, но ни на одном участке обороны враг так и не добился успеха. Советские воины сорвали план немцев прорваться в центр горо­да и захватить центральную переправу через Волгу.
Не добившись успеха на участке обороны 272-го полка, гитлеровцы перенесли главный удар южнее, где сражался 271-й полк. Ожесточенные бои продолжались здесь одиннадцать дней.
Восьмого сентября противник в течение всего дня бомбил оборонительные рубежи271-го полка. Трижды он атаковал пози­ции 2-го батальона на правом фланге, но все его атаки были отби­ты...
...Наши бойцы окопались на голом склоне балки около развил­ки двух дорог. После бомбежки, артиллерийского и минометного обстрела из-за высоты 146.1 по дороге, идущей через нашу оборо­ну, на город пошли фашистская пехота и танки. Они двигались двумя большими колоннами, не открывая огня, словно испытыва­ли наши нервы.
По окопам было передано распоряжение: без приказа не стрелять, дать немцам возможность спуститься в балку.
Минуты ожидания казались вечностью. Но вот немецкие колонны втянулись, наконец, в балку. И тотчас бойцы батальона откры­ли ураганный огонь из всех видов оружия. Гитлеровцы останови­лись, смешались и попытались развернуться. Но в это время по ним ударили из засады наши танки, на головы посыпались реак­тивные снаряды «катюш». Так и не сумев организовать сопротивле­ние, гитлеровцы беспорядочно отступили с занимаемых позиций...
На другой день с утра гитлеровцы основной удар нацелили в стык 2-го и 3-го батальонов и против юго-западной части балки Купоросной. В течение семи часов передний край обороны полка бомбила фашистская авиация. После артиллерийского налета противник перешел в атаку, но она была отбита, как и все последующие в течение этого дня. К вечеру бой утих. Подступы к оборонительным рубежам 3-го батальона были густо устланы группами немецких солдат офицеров. На поле боя стояли три подбитых танка с черными задымленными крестами на броне...
11 дней потребовалось лучшей и большей части 4-й танковой армии противника, чтобы оттеснить обескровленных защитников южной части Сталинграда к элеватору. 11 дней до зубов вооруженные гитлеровцы преодолевали пять километров нашей обороны, продвигаясь вперед в среднем на 450 метров в сутки. В этом бессмертная слава воинов 10-й дивизии!..
С выходом к окраинам Сталинграда фашистское командование приняло решение взять город штурмом. Штурм был назначен на 123 сентября. Еще накануне этой даты, прорвав оборону наших войск у станции Гумрак, противник овладел Городищем и Александровкой.
13 сентября из районов Городища и Разгуляевки гитлеровцы перешли в наступление против 42-й стрелковой бригады и 269-го полка нашей дивизии.
269-й полк под командованием полковника И. И. Капранова занимал вторую линию обороны западнее поселка завода «Красный Октябрь». Его соседями были наш 270-й полк и 42-я стрелковая бригада. Для усиления этого направления накануне гитлеровского наступления был переброшен вышедший из боя 272-й стрелковый полк, а 260-му полку придан бывший в резерве командира диви­зии второй батальон 270-го стрелкового полка...
Первой встретила лавину немецкой пехоты и танков, прикрывавшая направление на аэропорт и Мамаев курган. Она упорно оборонялась, сама переходила в контратаки. Не раз вспыхивали ожесточенные рукопашные схватки.
В разгар боя старшина роты Александр Гришин, заметив, что один из станковых пулеметов умолк, заменил тяжело раненного пулеметчика и стал в упор расстреливать густую цепь атакующих фашистов. Рядом со старшиной в эту трудную минуту оказалась военфельдшер Аня Бесчастнова, комсомолка, пришедшая в полк с завода «Красный Октябрь». Она подавала пулеметные ленты. Когда вражеская пуля оборвала жизнь Александра Гришина, Аня сама легла за пулемет, не обращая внимания на свист осколков над головой, разрывы мин. Снова залегли под свинцовым ливнем фашисты.
В этот день комсомолка Аня Бесчастнова уничтожила около 40 немецких солдат, под жестоким огнем вынесла с поля боя 51 раненого красноармейца...
Потеряв в ожесточенном бою около 300 солдат и офицеров и пять танков, гитлеровцы прекратили атаки...
В этом бою навсегда обессмертили свое имя красноармеец роты автоматчиков Алексей Ващенко.
Огонь вражеского дзота остановил продвижение советских бойцов. Они залегли под убийственным свинцовым дождем. Алексей, видя, что контратака срывается, стремительным броском достиг дзота и метнул в него гранату. В ту же секунду сам Алексей упал, обливаясь кровью. На какое-то время фашистский пулемет смолк, но затем снова заговорил. Тогда Ващенко, превозмогая боль от ран, поднялся и своей грудью закрыл амбразуру немецкого пулемета...
В конце боя упал, сраженный пулей, и командир роты С. И. Борисов...
Измотав фашистов в непрерывных пятидневных боях, шестого сентября 272-й полк сам перешел в наступление. 71-я пехотная дивизия немцев была настолько обескровлена им, что длительное время не могла вести активных боевых действий.
Н и силы полка были на исходе. Многие его бойцы полегли на земле, которую защищали. Сдав свой участок обороны 244-й стрелковый дивизии, полк вышел в район завода «Красный Октябрь» для доукомплектования. В него влились добровольцы — сталинград­ские рабочие.
Выстоял и не отдал Мамаева кургана и 269-й стрелковый полк. Только за один день его бойцы уничтожили до 1000 фашистов, подбили 12 танков. Успеху боя во многом способствовала минометная рота полка...
13 сентября вступил в бой 270-й полк нашей дивизии, занимавший оборону в западной части центра города на Дар-горе. На пра­вом фланге до реки Царицы оборонялся 1-й батальон под командованием старшего политрука Алексея Коваленко, на левом — 2-й батальон, который возглавил старший лейтенант Аркадий Груздев. Оба командира были пограничниками, только что окончившими училища, оба отличались молодой энергией, умелым ведением боевых действий и незаурядной личной храбростью...
В ночь на 14 сентября командование 62-й армии предприняло силами 38-й мотострелковой бригады, 272-го стрелкового полка нашей дивизии и одного полка 399-й стрелковой дивизии контратаку, чтобы восстановить положение армии, выйти на рубеж: разъезд Разгуляевка — больница. Контратака эта закончилась неудачей и имела очень неприятные для нас последствия: подразделения про­тивника, прорвав фронт 38-й мотострелковой бригады, просочи­лись к домам НКВД, специалистов и к вокзалу, зайдя в тыл 272-го стрелкового полка и первого батальона 270-го полка. Ликвидиро­вать этот прорыв было нечем. Ни у 62-й армии, ни у 10-й дивизии резервов не было...
У Царицы линия фронта проходила так. Вокзал обороняли гвардейцы Ролимцева, линию железной дороги левее и горсад — 272-й полк, район железнодорожного моста по обе стороны — 1-й и 2-й батальоны 270-го полка. Из остатков этих батальонов был 17 сентября сформирован сводный батальон, который принял старший политрук А. В. Коваленко. Как и повсюду, чекисты стояли здесь насмерть. Враг смог продвигаться только там, где не оставалось ни одного воина.
В районе железнодорожного моста дрался сводный батальон 270-го полка. Первой сблизилась с противником рота младшего лейтенанта Болонина. Фашисты не выдержали штыкового удара чекистов и бежали. В этом бою был ранен и командир батальона Коваленко. Дорого давался врагу каждый метр сталинградской земли. Большие потери несли и наши части.
24-я танковая дивизия немцев перешла в наступление против 2-го батальона 270-го полка нашей дивизии и частей уже обескровленной в бою 244-й стрелковой дивизии. Больше часа шла авиационная обработка нашего переднего края. Полк вражеской пехоты с 40 танками двинулся на батальон, оборонявший Дар-гору. Тяже­лый бой шел весь день. Несколько атак отразила 5-я рота лейтенан­та Емельянова. Но к вечеру на ее боевые позиции вновь двинулись батальон пехоты и 12 танков. Почти вся рота погибла в неравном бою.
Незабываемый подвиг совершили в этот день четверо воинов 3-го взвода 4-й роты — командир взвода младший лейтенант Петр Круглов, сержант Александр Беляков (Беляев) и красноармейцы Михаил Чембаров и Николай Сарафанов.
Одну за другой отбивали бойцы взвода атаки фашистов. Десятки трупов гитлеровцев устилали поле боя, у переднего края дымили два танка, которые подбили из противотанковых ружей Сарафанов и Беляков. Но и взвод нес невосполнимые потери. Когда на его позиции снова двинулись вражеские танки — около 20 стальных чудовищ, в строю оставалось только четверо воинов. Двадцатилетний Петр Круглов был родом с Горного Алтая, Александр Беляков — из Вологодской области, Михаил Чембаров и Николай Сарафанов — из Ольховки Сталинградской области. Им предстояло вступить в схватку с фашистскими танками.
Вражеские машины уже в 200 метрах от окопов. Выстрелом из противотанкового ружья Беляков подбивает головной танк. Счет мужества и бесстрашия открыт. Вторую машину подбивает Сарафанов. Третья вспыхивает от бутылки с зажигательной смесью, брошенной рукой Чембарова.
Целый час продолжалась эта схватка. Упали на землю, истекая кровью, Чембаров и Сарафанов. Погиб Беляков. Раненый Круглов остался один на один с фашистскими танками. Двумя гранатами он подбил еще две машины, пока, пронзенный пулями, не упал на землю.
Потеряв в этом бою до десятка танков, фашисты свернули в сторону. Сталь покорилась человеческому бесстрашию...
Героической была оборона железнодорожного моста через реку Царицу. Гитлеровцы наступали с юга по линии железной дороги. Старший лейтенант В. Ф. Чучин, опытный и храбрый командир, во главе остатков роты автоматчиков, взвода саперов несколько часов вел бой в полуокружении. Понеся большие потери, гитлеровцы отошли на исходные позиции.
Лишь через полчаса, когда почти полностью погибла 4-я рота, фашисты овладели мостом. Но не надолго. Командиру 270-го стрелкового полка было приказано отбить мост. И эту задачу блестяще выполнил сводный батальон под командованием А. Коваленко...
Ценой огромных жертв гитлеровцам вечером 18 сентября вновь удалось захватить железнодорожный мост через реку Царицу. И снова здесь разгорелся ожесточенный бой. Контратаковав противника, рота автоматчиков и сводный батальон 270-го полка на другой день от­бросили его, показал чудеса храбрости и самоотверженности.
Сержант Морозов, командир взвода 272-го полка, подполз вплотную к гитлеровскому танку и поджег его бутылками с зажигательной смесью...
Гитлеровцы, потеряв мост, снова обрушили на оборону чекис­тов ожесточенные атаки. В составе полка осталось всего 160 человек. И еще пять дней под командованием майора С. Я. Ястребцева и комиссара И. М. Щербины полк удерживал свои позиции, отражая непрерывные атаки гитлеровской пехоты и уничтожая танки врага гранатами и бутылками с зажигательной смесью. Теперь остатки 272-го полка дрались в полном окружении. Связь со штабом дивизии прервалась. 24 сентября командный пункт полка в Комсомольском саду был окружен танками и пехотой гитлеровцев. Связь с 1-м и 2-мбатальонами прервалась. Последнее донесение из кольца поступило в 11.00. В нем было всего четыре фразы, набросанных наспех военкомом 1-го батальона: «Противник подошел к пожарке вплотную, ведет огонь из танков и автоматов. В батальоне осталось 9 человек. Ведем бой гранатами. Будем драться до последнего»...
Последние оставшиеся в живых воины полка отошли на линию обороны 92-й стрелковой бригады, к памятнику Хользунова. Еще два дня горстка храбрецов сражалась с гитлеровцами, пока не пришел приказ о смене боевой позиции. Их оставалось только 11. Последним, выполняя приказ, переправился на левый берег майор Ястребцев. 272-й полк погиб, но не пропустил врага. Его бойцами за время боев было уничтожено более 6000 солдат и офицеров противника, 46 танков, 8 орудий, 24 миномета.
В ожесточенных схватках с врагом дивизия теряла своих лучших, отважнейших воинов.
Тяжелые потери в многодневных боях понес 269-й стрелковый полк, так и не допустив прорыва гитлеровцев к заводу «Красный Октябрь». 26 сентября полк, выполняя приказ командования 62-й армии, пошел в свою последнюю атаку. Воины-чекисты почти вплотную приблизились к Историческому валу. Перед ним встала сплошная стена заградительного огня. Авиация врага начала бомбить боевые порядки полка. Немцы пошли в контратаку. Завязалась жестокая схватка, во время которой было уничтожено около 400 гитлеровцев, подбито семь танков. Но и полк почти весь полег на сталинградской земле, и Исторического вала. К командному пунк­ту отошли лишь 10—12 человек.
К началу октября в составе 10-й дивизии остался один 282-й стрелковый полк, оборонявший в составе северной группы войск 62-й армии высоту 126.4...
К 7 октября оставшиеся в живых бойцы 282-го полка были сведены в две группы. Командиром сводного батальона был назначен капитан Рябчевский, сводной ротой командовал П. С. Олейник.
Ежедневно чекисты отбивали по нескольку ожесточенных атак противника, не давая ему прорваться к тракторному заводу со стороны аэродрома, рабочих поселков Спартановка и Рынок.
11 октября гитлеровцам удалось, наконец, ценой огромных потерь прорвать нашу оборону на стыке 149-й и 135-й стрелковых бригад. Они вышли на рубеж Сухой Мечетки и устремились к тракторному заводу. В этот же момент немцам удалось вклиниться в наши позиции на Мамаевом кургане и зайти на территорию тракторного с юго-запада. Таким образом, сводная рота 282-го полка вместе со 149-й танковой бригадой была полностью окружена.
Несмотря на тяжелейшие условия окружения, чекисты не от­ступили. Они продолжали сражаться, отбивая ожесточенные вра­жеские атаки. За неделю боев они уничтожили до 600 вражеских солдат и офицеров, подбили четыре танка.
Бойцы остро нуждались в боеприпасах, не было продовольствия и воды, но и в таких условиях они до конца выполняли свой долг перед Родиной.
В ночь с 17 на 18 октября был получен приказ выходить из окружения. В три часа ночи, собрав остатки боеприпасов, бойцы и командиры пошли на прорыв. Под сильным пулеметным и ружейным огнем им удалось пробиться к Спартановке. Здесь они снова заняли оборону и стояли до конца. В живых их осталось восемь человек...
Гитлеровцы страшились воинов 10-й дивизии. И недаром! По далеко не полным данным, в боях за Сталинград дивизия уничтожили более 15 тысяч немецких солдат и офицеров, 212 танк, около 30 орудий, 60 минометов и много другой вражеской техники.
Советское правительство высоко оценило доблесть чекистов 10-й дивизии войск НКВД была награждена орденом Ленина и стала именоваться Сталинградской. Высоких правительственных наград были удостоены 286 человек. Боевые сталинградские традиции воины дивизии свято сберегли и приумножили в последующих боях.
 
ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЕ БАТАЛЬОНЫ
М. Т. Поляков
 
Всего по Сталинградской области было 82 истребительных ба­тальона, общей численностью 10620 бойцов и командиров. (Архив Управления ФСБ по Волгоградской области, ф. 2, оп. 68, д. 11, л. 18.)
 
Военная обстановка
 
К середине августа 1942 г. в Сталинграде и в прилегающих к нему районах, сложилась следующая обстановка. В операционной сводке № 33 от 14 августа 1942 г. на имя заместителя наркома НКВД говорилось:
«1. В течение 14 августа 1942 г. части 10-й стрелковой дивизии продолжали несение заградительной службы на подступах к городу Сталинграду и патрульной службы в черте города...
...Авиация противника в течение дня мелкими группами появлялась над городом, ведя воздушные бои с нашей истребавиацией.
2. В тчение суток в пределах города отмечены следующие происшествия: около 7.00 над городом произошел воздушный бой груп­пы наших истребителей с самолетами противника, в результате которого один наш самолет, принадлежащий 102-й ад, был подожжен и упал на территорию сквера в 50 метрах от театра им. Горького. Пилот, выбросившийся с парашютом, был расстрелян в воздухе с самолета противника. Труп пилота подобрали военнослужащие 272-го сп и доставлен в штадив, откуда передан представите­лям 102-й ад.
В 7.00 в Бекетовке в 300 метрах от серного завода с самолета противника была сброшена авиабомба, от взрыва которой загоре­лась сера. Местными пожарными командами пожар ликвидирован». (Архив Управления ФСБ, ф. 2, оп. 68, д. 10, л. 61.)
Копия этой оперативной сводки вручена также А. А. Сараеву, командиру 10-й стрелковой дивизии войск НКВД.
На момент описываемых в оперативной сводке событий в результате упорных боев в излучине Дона немецким войскам удалось форсировать р. Дон в районе с. Песковатка.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz