Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 51. | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 06:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 51.
 
Паша шёл от Теплоухова. Он спешил к дому Козырева. Там он пост поставить не успел, и теперь хотел лично проверить обстановку возле дома Сергея. Обыск у него, конечно, проведут. Но только вряд ли что найдут. Козырев такой осторожный человек, что никакие улики в доме держать не будет.
«Это ещё не провал» - твердил про себя Павел. Нашли продукты с обворованной машины. Что это даёт? Это уголовное дело. Да, ребятам за это перепадёт. «Из-за него, Павла, перепадёт!» - эта мысль больно жгла всё его нутро, все его мысли. Но с деятельностью подпольной организации это было связать сложно. «Может ещё всё обойдётся?» - думал Павел.
Вдруг невдалеке он заметил тощую сутулую фигуру, узнал вытянутое лицо, похожее на крысиную мордочку. Парень тоже заметил Пашку, сделал попытку убежать, но Каризо в два прыжка настиг его, схватил за грудки, прижал спиной к забору.
-А ну сознавайся, крысиная морда, это ты на ребят донёс? – зло шипел Павел.
-Да нет, Паша, что ты, - пытался отвертеться Женька, глаза его бегали по сторонам, ища защиты и помощи, но на улице больше никого не было.
-Знаю я тебя. И видел я тебя, - напирал на него Павел. – Это вы там с Людкой крутились.
-Прости, Паша. Извини, Паша, больше не буду, - жалобно молил его Женька.
-Как в детском саду! Тебе самому-то не противно? Поздно уже о пощаде молить. Прощайся с жизнью, - на ухо ему шепнул Павел.
-Нет, Паша, нет, прости, - трусливо смотрел он мимо Каризо.
-Ты же мужик, вот и веди себя по-мужски… перед смертью, - добавил Паша. Он, не смотря на запрет старших товарищей, всегда носил с собой пистолет. Даже почти не прятал его. Он просто лежал у него в кармане. Обыска не боялся, знал, что всегда может уйти, обмануть тупых полицейских. А если нет… Что ж, от судьбы не убежишь, не спрячешься. Вот и сейчас он одну руку засунул в карман (второй продолжал держать Женьку за грудки), нащупал там рукоять пистолета, чуть показал ствол из кармана, навёл его Женьке ниже живота и нажал на курок. Женька осел на землю замертво.
-Падаль, - сплюнул в его сторону Павел и отправился прочь.
 
В кабинет к Печечкину заглянул высокий зеленоглазый парень в аккуратном, тёмном костюме, поверх которого было накинуто старенькое пальто, пуговицы у которого были расстегнуты. Печечкин только взглянул на него и отвернулся.
-А, Козырев, тебя-то мы и ищем. Сам пришёл? Похвально!
-Слушай, Печечкин, за что арестованы мои люди?
-Ты о Дымове с Ваничем? За дело, - посмотрел в упор на него Печечкин.
-Может, договоримся? Отпусти их, - сказал Сергей, присаживаясь на стул ближе к столу начальника полиции.
-Нет, - резко отрезал Печечкин. – И ты вместе с ними посиди, подумай.
-Печечкин, ты что, обалдел? – опешил Козырев.
-Вот за это ответишь отдельно! – пообещал ему полицай. – Надоел ты мне уже хуже пареной редьки! – и кивнул полицейскому:
-Увести в камеру.
 
* * *
-Дымова на допрос, - прозвучало по коридору.
В кабинет вошёл стройный высокий юноша в серой холщовой рубашке. Волосы он пригладил рукой, бесстрашно посмотрел на Печечкина, слегка усмехнулся.
-Узнаёшь? – кивнул ему Печечкин в сторону коробок с консервами.
-Нет, - не задумываясь, ответил ему парень.
-Но ведь у вас же в клубе нашли.
-В клубе много народу, может кто и притащил, - прямо глядя на Печечкина, говорил Олег.
-Зачем сжёг почту?
-Какую почту? – удивился Олег.
-Которую вы со своим дружком Ваничем сожгли.
-Не было этого.
-Не отпирайся, Дымов, вас ведь видели.
-Не знаю уж, кто видел, - опять усмехнулся Олег.
-Значит, будем отпираться?
-Не понимаю, о чём вы говорите.
-Значит, не понимаешь? – уже злясь и вставая из-за стола, говорил Печечкин.
-Нет.
-Кто ограбил машину?! Кто с вами ещё был?
-О каком ограблении вы говорите? Не было этого, - спокойно отвечал Олег.
-Это что? – кивнул ему полицай в сторону коробок с консервами.
-Не знаю, - мельком взглянул Олег в ту сторону.
-Будем дальше отпираться?!
Олег промолчал, не сводя с Печечкина открытого взгляда своих тёмных глаз.
-Сам разденешься или помочь? – вновь заговорил Печечкин.
-Зачем? – Олег сделал удивлённое лицо.
-Бить будем, - осведомил его Печечкин.
-Сам, - через некоторое время нехотя ответил ему Олег и начал расстёгивать свою рубаху.
-Кто был с вами? – глядя на парня, повторил свой вопрос главный полицай.
-Не понимаю, о чём вы всё твердите.
-Ведь вы же сожгли почту, не отпирайся. Зачем? -Чтоб улик в клубе не было. Но я совершенно не знаю, кто туда всё это притащил!
-Умничаешь? – посмотрел в упор на парня главный полицай.
-Нисколько, - опять усмехнулся Олег, откинул свою рубаху на спинку стула. – Ну, я готов, - твёрдо сказал он. Печечкин кивнул на окровавленную скамью. И Олег сам на неё лёг. Его привязали.
-Дымов, я последний раз тебя по-хорошему спрашиваю. Кто с тобой был?
Парень молчал.
-Ну, пеняй на себя тогда, - и он кивнул полицейским, которые с ожесточением начали хлестать Олега по его широкой загорелой спине плетьми. Он молча переносил всю боль, которой награждали его уже начавшие выходить из себя полицейские. Удары сыпались друг за другом, но Олег только сцепил зубы и молчал. Сколько это продолжалось, Олег уже не помнил, для него это показалось вечностью.
-Ну что, надумал говорить? – спросил вновь Печечкин, когда полицейские приостановились в своём деянии.
-Не понимаю, о чём вы, - выдавил из себя Олег. Главный полицай кивнул своим подчинённым.
-Ну, сколько можно? – спросил Олег.
-Пока не сознаешься, - уведомил его Печечкин.
-Надоест ведь вам это, - произнёс Дымов.
-Тебе быстрее надоест, - пообещал главный полицай.
Олег усмехнулся, но промолчал.
Часа через два его втолкнули в камеру.
-Ну, как там? – бросился к другу Ванич.
-Сам ведь видишь, - ответил ему Олег.
-Да, не сладко, - сделал заключение Илья. – Что им надо? – через некоторое время спросил он. – За что взяли?
-За консервы и почту, - ответил Олег. – Кто-то видел, как мы почту жгли. Донесли.
-Эх, как чувствовал, что зря связались с этой машиной! – сказал Илья.
В это время в камеру открылась дверь:
-Ванич, на выход!
Илья с отчаянием посмотрел на друга.
-Держись уж там, - прошептал Олег и сжал дружески его руку. Илья кивнул и поднялся, направился к двери, где его уже нетерпеливо ожидал полицейский.
Илья, хотя ничего не мог понять и разобрать в создавшейся ситуации с их арестом, в кабинет к начальнику полиции вошёл спокойно, бодрой походкой. Он во всём хотел знать ясность, и может теперь он её получит? Встал у дверей, ноги слегка расставил, руки заложил за спину и прямо, открыто посмотрел на Печечкина, а затем на Барсукова.
-Узнаёшь коробки? – кивнул ему Печечкин куда-то в сторону. Илья посмотрел в том направлении – в углу стояли какие-то коробки. «Консервы», - догадался Илья. А ведь он даже так ни разу их и не видел! Не знал из-за чего разгорелся весь сыр-бор. С машины он их не таскал, в подвале не прятал, и при обыске и их изъятии находился в зале.
-Совершенно нет! – честно ответил Илья Печечкину.
-Врёшь?
-Нет.
-Зачем сжёг письма?
Да, вот письма были, друзья попросили помочь. Но что ответить сейчас? Что сказал им Олег? В камере они как-то не успели и не догадались обсудить единственную для обоих версию.
-Я ничего не жёг и никаких писем не видел, - всё так же спокойно отвечал Илья.
-Будем дальше отпираться?
-Я не отпираюсь.
Вдруг Барсуков подошёл к нему и неожиданно, со всей силы ударил кулаком в лицо. В глазах Ильи сразу потемнело, тысяча искр рассыпалась перед ним. Он пошатнулся, но на ногах устоял. По лицу из носа потекло что-то тёплое и вязкое. Он потрогал рукой, посмотрел – на руке остался след крови.
-Будешь говорить? – тем временем орал Печечкин. Илья посмотрел на него, не обращая внимания на заданный вопрос, сказал:
-Разве так производят допрос? Или у вас так принято?
И тут же получил сильный удар коленом под дых. Илью сложило пополам, какое-то время он не мог ни вдохнуть, ни выдохнуть. «Это конец», - подумал он. Палачи его не торопились, спешить им было некуда. Да и ему самому, Илье, было уже тоже торопиться некуда. Он немного отдышался, но разгибаться не спешил, тянул время. «Что им ещё известно?» - думал он. Барсуков схватил его за волосы, рывком выпрямил. От боли Илья готов был взвыть, но сдержался, промолчал.
-А ну говори, кто с тобой разгружал машину? – наступал на него Печечкин.
«Так, дело, значит, пока только в машине?» - Илья начал потихоньку успокаиваться, приводить свои мысли в порядок. «Об организации, значит, им ничего не известно?». И Илья довольно улыбнулся. Эта его улыбка ещё больше вывела из себя его палачей, мучителей.
-Мы запорем тебя до смерти! Слышишь? Если ты не признаешься в ограблении, если не назовёшь соучастников! – орал Печечкин. Но Илье было уже всё равно. Глядя в упор на Печечкина, не сводя с него своих глаз, Илья тихо и спокойно сказал:
-Делайте, что хотите. Вы же не можете разговаривать спокойно, как все нормальные люди. Вы только силу признаёте. И только плеть – ваш единственный аргумент!
-Ах ты, щенок! – взбесился Печечкин, подскочил и со всей силы ткнул его костяшками пальцев в лицо. – Скоро ты по-другому заговоришь. На скамью его!
Илью схватили, сорвали с него одежду, бросили на скамью, связали. И тут же он почувствовал жгучую боль в спине. Она всё разгоралась, разрасталась. Но Илья со всей силы сжал зубы. Стыдно… Как ему сейчас было стыдно! И больно… Но надо терпеть! Надо перетерпеть всё: этот стыд, эту боль, эти обстоятельства, до конца в которых он так и не смог разобраться, начинающую закрадываться обиду на парней, что так его подставили… Но случиться могло всё! И друзья не виноваты, что обстоятельства сложились так…
Его прекращали бить, давали короткую передышку, что-то спрашивали у него, но он молчал, озверевшие полицаи начинали хлестать его снова. И чтоб хоть как-нибудь заглушить в себе приступы боли во всём уже теле, Илья стал думать об Алёне. Вспомнил последнюю их встречу, её синие сияющие, лучезарные глаза, её неуверенную стеснительную улыбку, их долгий поцелуй… Илья забыл всё: Печечкина, вот этот кабинет, окровавленную и скользкую скамью, своих мучителей. Внутри у него опять всё потеплело, он широко и радостно улыбнулся. В чувство его привёл сильнейший удар по спине, всё рассекающий на своём пути. Илья сквозь зубы простонал. «Что им ещё надо? Почему так долго?» - думал он. Перед глазами всё стоял образ его любимой. Но о ней нельзя сейчас думать! Илья боялся даже мыслями своими её выдать перед палачами. А вдруг в бреду он назовёт её имя? Этого ни в коем случае допустить нельзя! И, приложив большое усилие, он переключил свои мысли на другое: «Кто же их всё-таки выдал?».
Очнулся Илья в камере, рядом Олег. Он уже отошёл от истязаний, свободно передвигался по камере, чувствовал себя бодро. Но в это время сидел возле друга, которого втолкнули в камеру без чувств. Заметив, что Илья пришёл в себя, придвинулся к нему ещё ближе, положил руку ему на плечо, шепнул:
-Илья, прости, что мы тебя подставили. Что из-за этой глупой затеи с машиной тебе сейчас приходится всё это переносить.
-Олег, ты и на самом деле так думаешь? – еле разлепил губы от засохшейся крови Илья.
-Да, - кивнул ему Дымов.
-А если бы было наоборот? Если бы я с парнями разгрузил эту машину, а ты бы остался в стороне? Неужели бы ты нас не поддержал в трудный момент?
Олег задумался, сказал:
-Ты прав, Илья. Ты абсолютно прав. И дело тут вовсе даже не в машине, - говорил он, задумавшись, глядя куда-то в верхний угол камеры. Опираясь на локти, Илья немного присел, морщась от вновь нахлынувшей на него боли во всём теле, страшно болела спина. Но рядом с ним был друг, которому тоже суждено было всё это пережить. И вот не грустит же он, не падает духом. «Интересно, а как там сейчас ребята в клубе?» - подумал Илья. Задел руку Олега, спросил его:
-Как там в клубе сейчас?
Олег мельком посмотрел на него, пожал плечами.
-А давай споём? – вдруг предложил ему Илья. Олег посмотрел на него недоумённо. Какие тут могут быть песни? Но Илью было удержать сложно. Олег только склонился над его ухом, шепнул:
-Текст подбирай внимательнее. Мы здесь из-за уголовщины находимся. Не исключено, что всё ещё и наладится.
Илья кивнул, немного подумал и тихонько, себе под нос, затянул «Золотую Украину»:
-Золотая Украина,
Край мой хлебородный!
За тебя немало крови
Пролито народной.
Олег его поддержал:
-Пусть не раз тебя топтали
Кони, пушки вражьи,
Пусть твоих погибло много
Сыновей отважных, -
Не пришлось врагам постылым
Над тобой смеяться.
Мы заставили их в море
Чёрном искупаться!..
Дверь в камеру открылась, заглянувший полицай заорал:
-Чего вы здесь распелись?! А ну прекратите немедленно!
-А присоединиться не желаешь? – в упор на него посмотрел Олег.
-Я щас вам покажу присоединиться!
-А ну покажи, - вступил в разговор Илья, приподнимаясь. Полицай быстро спрятался за дверью и прикрыл её.
-Струсил что ли? – парировал вслед ему Илья.
-Они нас даже и в застенках боятся, - усмехнулся Олег.
-Козырев на допрос! – донеслось из коридора.
Ребята переглянулись: и Козырев здесь?!
-Серёга-то здесь как? – недоумевал Илья. – И за что?
-Его же тоже искали, - задумавшись, ответил Олег. – Нашли, значит…
 
Козырева допрашивал сам Зюгель. Печечкин его опасался, боялся даже одного его взгляда, и с радостью переложил эту миссию на начальника жандармерии. Кроме Зюгеля в кабинете находились Вера Каменщикова и два немца.
Вера внимательно разглядывала Сергея из-под опущенного взгляда. Какой он был всё-таки красивый! Высокий, статный, мягкие волнистые волосы, на лоб спускается кудрявый чуб, уверенный взгляд больших зелёных глаз, губы поджаты, но даже сейчас у него на лице можно увидеть улыбку. Руки его были заложены за спину, от этого парень казался ещё более высоким и широкоплечим. Вера невольно залюбовалась им, не отрывая от него своих серых глаз. Ну как она не замечала его раньше?! Его красоту? Его силу? Любая девушка рядом с ним была бы счастлива! Но он оставался один, насколько Вере было известно никто его не интересовал.
Залюбовавшись Сергеем, она не сразу даже услышала слова Зюгеля. Да, ей нужно было продолжать свою работу! Сергей внимательно смотрел то на Зюгеля, то на Веру, не зная, что ему говорят и что от него требуют.
-Как коробки с консервами оказались в клубе? – наконец перевела ему Вера слова Зюгеля.
-Не знаю, - ответил Сергей.
-Но ведь они находились в подвале? – продолжал Зюгель, Вера переводила, не сводя взгляда с Сергея. На немцев она не смотрела совсем, не замечала их.
-Ну и что? – тем временем отвечал Сергей.
-У кого ещё были ключи от подвала? – интересовался Зюгель.
-Больше ни у кого, - Сергей намеренно не назвал Надю Полозову, у которой тоже были ключи. Но она-то тут причём? Он решил всю вину взять на себя. Раз уж допустил такую грубейшую ошибку с этими консервами, то и отвечать должен сам.
-Врёшь, - в упор на него посмотрел начальник жандармерии своими маленькими колючими глазками.
-Нет, ключ только у меня, - твёрдо говорил Сергей.
-А коробок ты не видел?
-Нет, - снова повторил Сергей.
-Может, они туда по воздуху перелетели? – начал уже злиться Зюгель.
-Может, и перелетели, - улыбнулся Сергей, глядя на Зюгеля.
-Ах ты… - зашипел Зюгель, подскакивая к нему, ударил по лицу. Но Сергей не двинулся с места, твёрдо стоял на ногах. Посмотрел на Веру, сказал ей:
-Передай своим цепным псам, что они могут хоть до смерти забить меня, но более ничего от меня не узнают! Я рта больше не открою!
Вера сидела в нерешительности, не зная, как ей поступить. Но Сергей был твёрд и уверен в своём решении.
-Переводи! – почти приказал он ей. И ей ничего не оставалось, как перевести на немецкий язык его слова, при этом она старалась выпускать ругательства, чтоб не злить лишний раз Зюгеля. Но главный жандарм и без неё всё понял. Дал знак своим холуям, они схватили парня, раздели и бросили на скамью. Вера закусила губы, чтоб не закричать, не выдать себя, еле сдерживалась, чтоб не броситься на Зюгеля и тут же на месте не придушить его. Вцепившись обеими руками в перо, которое взяла со стола, молча смотрела, как истязают Сергея двое дюжих немцев. На спине у Сергея тут же образовались полосы от плетей, вздулись. В некоторых местах кожа начала лопаться, показалась кровь. Но Сергей только молчал, стиснув кулаки, было видно, как от напряжения побелели его костяшки пальцев.
Вера не могла более смотреть на это. И отвернуться тоже не могла…
 
* * *
Они собрались у командира – оставшиеся на свободе члены штаба: Игнат Теплоухов, Густа Цаплина, Коля Мельник, Юра Каменщиков, Миша Струнный, Жора Обухов и Паша Каризо. С ними была ещё Марина Антипова. Их собрало вместе общее несчастье – были арестованы трое активных членов их подпольной организации. Надо было решить, что делать дальше? Чем это грозит организации?
«Это провал» - утверждали одни. Ведь даже если ребята попались на машине и проходят сейчас по уголовному делу, то клуб всё равно уже провален, работу в нём вряд ли возобновишь.
Другие убеждали, что это ещё не провал, ведь наши люди ни один раз уже бывали в тюрьме и за ещё большие провинности, чем кража продуктов у немцев.
После некоторых споров пришли к единому мнению: повода для паники пока нет, работу можно продолжать, но в целях предосторожности все желающие могут уйти из города.
По предложению Паши решили сменить место склада с оружием, а ещё лучше, чтоб каждый мог взять какую-то его часть и спрятать у себя. И сделать это надо было срочно. Паша вызвался дежурить на складе хоть круглосуточно до тех пор, пока оружие ни перебазируют в другое место.
 
Вечером Юра Каменщиков подошёл к Вере, встревожено посмотрел на неё.
-Вера, тебе надо срочно уходить из полиции и из города! – сказал он, внимательно её разглядывая. – Арестованы наши товарищи.
-Я знаю, Юра. Я их видела там. Вернее, только Козырева, - мягко заговорила она, присаживаясь рядом с братом. – Его допрашивали при мне. Юра, это такой сильный, мужественный человек! Его так мучили. А он всё равно молчал, - говорила девушка, теребя руками бахрому скатерти. Юра очень внимательно разглядывал свою сестру. Как она здорово изменилась за это время! Некогда тихая и робкая, сейчас она говорила решительно, взгляд её стал твёрдым, уверенным.
-В чём их обвиняют, Вера? – Юрий подался к ней, с нетерпением ожидая ответа.
-В ограблении машины. Это только уголовное дело, Юра, - мягко говорила она. – Их ещё отпустят. Ничего страшного не произошло. Мне там ничего не угрожает, - убеждала девушка скорее себя, чем брата. И, прямо посмотрев на своего старшего брата, она продолжила:
-Ребята молчат. Всё обойдётся, Юра. Ведь не первый же раз наши люди в тюрьме?
-Не первый, - медленно согласился Юра, отворачиваясь от сестры. – Но почему-то именно сейчас у меня плохое предчувствие.
-Всё обойдётся, Юра, - повторила девушка и мягко и ласково накрыла его большую руку своей маленькой загорелой ладонью.
 
Глава 52.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz