Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 3 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 04:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 3.
Продолжение книги "В Могилёве на Днепре", А.А. Кузняев.
 
 
М. Ю. Мэттэ с большим уважением отзывался о Карпинских. Особенно высоко ценил он работу Татьяны. "Комсомолка Таня Карпинская,- писал он,- в процессе работы стала образцом преданности, работоспособности, выдержки и ума. Она принесла своей работой неоценимую пользу нашей Родине".
Мужественно вел себя в тюрьме Генрих Захарян. Стойко выдерживая пытки, он не переставал заботиться о товарищах на воле. Лизе Евдокименко, которая приносила ему пищу, он передал свои часы, на которых выцарапал предупреждение: "Казбек, Старухи берегись. Уходи. Не бойтесь". Это письмо было адресовано И. Г. Гуриеву, носившему кличку Казбек. Г. Захарян предупреждал друга в отношение его соседки, которую считал агентом гестапо. Фашисты прострелили Г. Захаряну обе руки разрывными пулями, голым бросали в ледяной подвал. Но каждый раз патриот говорил им: "Вы меня можете убить одного, но всех не убьете, нас очень много". 6 марта 1943 года Генрих Захарян мученически погиб.
Угроза ареста нависла и над И. Г. Гуриевым. Но прежде чем уйти к партизанам, он со своей группой провел дерзкую операцию по уничтожению немецкой охраны госпиталя и уводу в партизанский отряд медицинского персонала и способных двигаться раненых советских бойцов. "В 11 часов вечера 13 марта 1943 года,- писал впоследствии И. Г. Гуриев,- мы уничтожили охрану госпиталя, забрали ее оружие, боеприпасы и ушли в партизаны... Мы увели с собой в партизаны медицинский персонал и ходячих раненых. Тогда вместе с нами прибыло в партизаны человек 70-80". Оккупационные власти в "Сообщении из занятых восточных областей" № 52 за март 1943 года вынуждены были доложить в Берлин: "В городе Могилеве проводится большая пропаганда среди служащих полиции и национальных легионов. В результате этой пропаганды в госпитале военнопленных гор. Могилева вспыхнуло восстание, в ходе которого часть немецкой охраны была зверски убита. 41 человек русских, работавших в госпитале в качестве врачей, фельдшеров, рабочих и сторожей, бежали в партизаны".
В начале марта 1943 года в связи с угрозой ареста вынуждены были уйти к партизанам К. Ю. Мэттэ и большинство других членов "Комитета содействия Красной Армии". Но это не ослабило подпольной борьбы могилевских подпольщиков. Теперь руководство этой борьбой стало осуществляться из партизанской зоны, что еще больше связывало подполье с партизанскими формированиями. К. Ю. Мэттэ находился в партизанском отряде № 600, действовавшем в Могилевском районе. В контакте с командованием отряда (командир Г. Ф. Медников, комиссар И. П. Станкевич) он продолжал руководить подпольными группами в городе. По его заданию в город систематически ходили связные Т. Л. Громыко и И. А. Козлова.
 
* * *

Решения V пленума ЦК КП(б)Б, который состоялся 26-28 февраля 1943 года в Москве, вдохновили партизан на новые боевые дела. Пленум подвел некоторые итоги партизанского движения в Белоруссии за полтора года и определил дальнейшие задачи партийного руководства этим движением. В решениях пленума особое внимание было обращено на необходимость улучшения организации подпольной борьбы в городах, рабочих поселках и на железнодорожных станциях. Перед партийными организациями и партизанскими отрядами была поставлена задача решительно усилить проникновение в крупные населенные пункты. Вместе с тем пленум предупреждал от попыток создавать в городах слишком широкие подпольные организации, которые в большей мере подвержены опасности провала. В решениях пленума рекомендовалось практиковать в городах работу подпольщиков-одиночек и небольших, глубоко законспирированных подпольных групп, направляемых соответствующим уполномоченным парторганов. Пленум указал также на необходимость развития оправдавшего себя на опыте принципа функционального построения подпольной работы, то есть когда каждый подпольщик выполняет только свою задачу. "Только при этих условиях,- отмечалось в решении пленума,- у людей могут появиться глубокие навыки, выработаться техника борьбы и могут появиться настоящие виртуозы своего дела".
6 апреля 1943 года ЦК КП(б)Б образовал Могилевский обком партии. Его секретарем был утвержден Д. С. Мовчанский, работавший до войны вторым секретарем Могилевского обкома партии.
Подпольный обком КП(б)Б с самого начала своей деятельности уделял серьезное внимание подпольной работе в Могилеве. Была установлена личная связь с К. Ю. Мэттэ, продолжавшим возглавлять подпольную сеть в городе. Секретарь обкома партии Д. С. Мовчанский 23 апреля 1943 года писал в ЦК КП(б)Б: "С городом Могилевом имеются большие связи через товарищей Станкевича и Мэттэ".
В Могилеве до лета 1943 года действовали подпольные группы "Комитета содействия Красной Армии" под руководством О. В. Горошко, А. П. Заустинского, А. Г. Зоциева, А, А. Ивановой, М. П. Кувшинова, В. И. Лусто, С. М. Шакуро и других. Однако поддерживать связь с этими группами становилось все труднее. Фашистские контрразведывательные органы наносили все новые удары по подполью. Качавшиеся в марте 1943 года массовые аресты подпольщиков развернулись с новой силой весной и летом 1943 года.
1 мая 1943 года подпольщица С. В. Каманская, прибыв в партизанский отряд № 600, доложила об аресте гестаповцами П. И. Крисевича, заменившего в городе К. Ю. Мэттэ. В дальнейшем произошли еще более печальные события. 4 мая 1943 года был арестован завхоз городской больницы Бабаев (он же Запольский). Ему были известны некоторые подпольщики и их связи. Испугавшись угроз. Бабаев пошел на предательство. 9-10 мая по его показаниям были арестованы врачи М. П. Кувшинов, С. А. Мельник, С. В. Мормулевский, К. А. Влагина, заведующая кухней больницы А. Петрова, кухарка Е. Лемешкова, группа рабочих-подпольщиков. Выполнив свое гнусное дело, Бабаев вышел на свободу.
В мае 1943 года фашистам удалось раскрыть подпольную группу в Любуже, руководимую В. Л. Лустенковым. Вместе с ним было арестовано 17 человек. Из них 10 человек, в том числе В. Л. Лустенков и П. П. Балашенко, были замучены в тюрьме. В это же время в руки гестаповцев попали ближайшие помощники П. И. Крисевича - связная с партизанами и с К. Ю. Мэттэ С. В. Каманская, а также Т. И. Шабанская и М. А. Цыбулькина. Вскоре в тюрьму были заключены дети Шабанской и Цыбулькиной. Летом 1943 года потерпели провал подпольные группы железнодорожников. Фашисты арестовали О. Н. Живописцеву, О. В. Горошко, Бакшина, П. В. Дракова, В. М. Процкого, Г. В. Томкова, В. П. Храменкова, Н. В. Черепанову. Были арестованы подпольщики Антиошко, С. Н. Борисенко, А. П. Заустинский и его жена, мать П. И. Крисевича Елена Даниловна, В. Магденко, Э. К. Мазникова, А. Ф. Могилевец-Чулицкая, К. Чулицкая, М. Я. Новиков и его мать К. Е. Новикова, И. Т. Прибыток, Радкевич, А. В. Романова, В. Г. Хмельницкий и другие.
Гитлеровцы обрушили на арестованных весь арсенал своих самых изощренных истязаний. Сын подпольщицы Т. И. Шабанской Э. М. Шабанский (ему было тогда 15 лет), находившийся в тюрьме вместе со своим восьмилетним братом Эрнстом, впоследствии рассказывал: "Почти все арестованные возвращались с допросов избитыми. Некоторых а арестованных с допросов приносили, так как они от избиений не могли самостоятельно идти". Большинство подпольщиков с исключительным мужеством переносило пытки, А. Ф. Могилевец-Чулицкая на допросе плюнула в лицо фашистскому следователю и бросила в него чернильницу, Э. К. Мазникова, схваченная гестаповцами с двумя грудными детьми-близнецами, после изуверских истязаний погибла вместе со своими детьми.
Вот что показал бывший следователь СД Семенюк. Он вел следственное дело К. Чулицкой и при допросах нередко прибегал к помощи палача Мусиевского, имевшего кличку "многоистязатель". На пытках присутствовал и сам шеф Лазаренко. "Началось с обыкновенной четырехгранной резины,- писал в своих показаниях Семенюк.- Это не помогло. В ответ на вопрос: "Думала перейти к партизанам?"- звучало глухое "нет". Так длилось до потери сознания Чулицкой. А когда ее привели в чувство, шеф бросил Мусиевскому: "А ты попробуй парашют". "Парашют" - человека привязывают за руки, скрученные за спиной, и подвешивают. В этом случае, если человек не скажет того, чего добивается следователь, он висит до тех пор, пока не потеряет сознание. Чулицкая вопреки ожиданию не говорила "да" и не теряла сознания. "А ну давай затяжной",- подзадоривал Мусиевского Лазаренко. Мусиевский обнимал жертву и висел вместе с ней. Чулицкую сняли с веревки едва живую, но желанного "да" она не произнесла". Семенюк далее писал, что после этого дело Чулицкой с месяц было без движения. Затем Лазаренко приказал продолжать "допросы". Двое полицейских, говорится в показаниях Семенюка, посадили Чулицкую верхом на спинку стула и начали тянуть ее вниз за руки. Душераздирающий крик Чулицкой не остановил полицейских.
Никого не выдав палачам, Каролина Чулицкая погибла в застенках гестапо.
Никакие пытки не сломили мужественную подпольщицу О. Н. Живописцеву. Она была схвачена гестаповцами вместе с младшей дочерью - 13-летней Диной и 65-летней матерью. Избежала ареста лишь ее старшая дочь Аза, отважная разведчица, за которой долгое время охотились фашисты. С уважением вспоминают свою боевую соратницу оставшиеся в живых могилевские подпольщики. "Жнвописцева Ольга Николаевна и ее семья были расстреляны в застенках гестапо,- пишет в своих воспоминаниях бывший подпольщик П. С. Бирюков.- Ольга Николаевна погибла как герой, как патриот, не сказав ни слова врагу, не склонила своей головы, она высоко пронесла свою честь как славная патриотка своей Родины... Все те, кто знал и имел счастье работать вместе с Ольгой Николаевной Живописцевой, чтят ее светлый образ, и я склоняю свою голову перед героиней белорусского народа".
Около 100 участников могилевского подполья было уничтожено фашистами. Татьяна Карпинская, Клавдия Влагина, Мария Цыбулькина, Ольгерд Горошко и многие другие были умерщвлены в душегубках. Вместе с ними в душегубках погибли партизанские связные Тамара Русова, Вера Владыко, Мария Чепик, Барановская с двумя малолетними детьми, Нина Аверко также с двумя малолетними детьми.
Арестованный подпольщик (он работал в городе по заданию партизанского отряда № 600) С. И. Пилунов в мае 1944 года писал в Белорусский штаб партизанского движения о своих наблюдениях за погрузкой заключенных в душегубки. В тюрьме были две такие машины. Каждая из них делала по три-четыре рейса днем и столько же ночью, увозя каждый раз по 50-60 человек. По свидетельству С. И. Пилунова, в 20-х числах сентября 1943 года в 16-17 часов за один рейс были погружены в душегубку 86 человек из 51-го батальона РОА во главе с командиром бывшим капитаном Бондаренко, арестованных за попытку перехода к партизанам. "Таким же путем происходило дело и в остальных наблюдавшихся мною случаях,- писал С. И. Пилунов.- Помню, в частности, что в ночь с 3 на 4 октября 1943 года "разгружали" тюрьму от группы женщин с детьми. Хотя вследствие темноты наблюдать было нельзя, я и другие определили происходившее на тюремном дворе по крику и плачу женщин и детей"
В один из таких рейсов летом 1943 года в душегубку попали дети Т. Шабанской, Эрнст и Эдуард, сын М. А. Цыбулькиной Всеволод. Правда, их, как малолетних, палачи решили пощадить и выбросили из душегубки. Впоследствии Эрнст, Эдуард и Всеволод рассказывали, что, когда дверь машины закрылась, некоторые люди плакали, кричали в отчаянии. Но большинство пело "Интернационал". Мужественно и гордо шли на смерть за Родину советские патриоты.
Мученическую смерть приняли многие сотни подпольщиков. Погибли активные участники подпольных групп, созванных еще в 1941- начале 1942 года, в их числе и члены руководящего ядра "Комитета содействия Красной Армии". Они с честью выполнили свой патриотический долг перед Советской Родиной. Многие же подпольщики, избежавшие ареста, были вынуждены уйти в партизанские отряды.
С арестом П. И. Крисевича и других активных подпольщиков, а также с уходом в партизанские отряды К. Ю. Мэтте, В. Д. Швагринова, И. Г. Гуриева и других "Комитет содействия Красной Армии" практически перестал существовать. Но на смену героям встали другие бойцы. Борьба продолжалась.
Новые подпольные группы в Могилеве действовали уже по заданиям и под руководством партизанских отрядов, подпольных партийных и комсомольских органов, находившихся в партизанских зонах.
В отличие от первоначального построения по цепочкам, могилевское подполье с лета 1943 года стало строиться по иному принципу. Создавались подпольные группы по два-три человека, причем группы не знали друг о друге и действовали только по конкретным заданиям партийных органов и командования партизанских отрядов. Такое построение гарантировало подполье от крупных провалов. Другая положительная черта в строительстве подполья - подпольные группы создавались для выполнения определенных функций: разведка, агитация, боевые операции. Соответственно подбирались люди, наиболее способные к выполнению этих заданий.
С весны и лета 1943 года в Могилеве имели свои группы подпольщиков 61, 113, 121, 122 и 600-й партизанские отряды. Подпольщики проникали на работу во многие учреждения и на предприятия оккупантов. Они действовали на железной дороге, аэродроме, хлебозаводе, труболитейном заводе, в немецких столовых и складах, в различных отделах городской управы. Могилевский подпольный райком партии имел в городе группу из девяти подпольщиков. Один из них был устроен в гестапо, двое - в контрреволюционную организацию "Союз трудового солидаризма". Активно действовала в Могилеве группа подпольщиков, работавшая по заданиям командования Красной Армии. Она собирала ценные сведения о передвижении воинских частей и грузов через станции Могилев-1, 2, 3.
Большую работу по созданию новых подпольных групп в Могилеве проделал Могилевский подпольный обком комсомола. В июле 1943 года его уполномоченным по Могилеву был утвержден активный подпольщик С. С. Соболевский. Он неоднократно ходил в город и налаживал там связи с комсомольцами и несоюзной молодежью.
Однако первоначально и новые методы организации подполья не всегда приносили пользу. Созданием подпольной сети в городе занимались многие партизанские отряды, партийные и комсомольские органы. И часто получалось так, что по одному и тому же заданию на одном объекте работали разные группы, не зная друг о друге. Это приводило к излишним затруднениям и неоправданному расходованию сил. К примеру, только на ТЭЦ работали 11 групп от разных партизанских бригад и отрядов.
13-14 сентября 1943 года состоялось областное совещание секретарей подпольных райкомов партии и комсомола, командиров, комиссаров, секретарей партийных и комсомольских организаций партизанских отрядов и бригад. Совещание обсудило вопрос о состоянии подпольной работы. Одним из существенных недостатков в этом деле, как отмечалось на совещании, являлась децентрализация в руководстве работой подполья. Было обращено также внимание на то, что подпольщики слабо соблюдают конспирацию и это приводит к частым провалам. В соответствии с рекомендацией областного совещания Могилевский подпольный обком КП(б)Б 15 сентября 1943 года принял решение возложить руководство всей подпольной работой в Могилеве на Могилевский подпольный райком партии.
Могилевский райком КГЦб)Б базировался в Могилевском районе при партизанском отряде № 113. Секретарем его был вначале В. И. Подоляко, с августа 1943 года - И. П. Станкевич, имевший вместе с К. Ю. Мэттэ широкие связи с могилевскими подпольщиками {К. Ю. Мэттэ работал секретарем издававшейся райкомом газеты "Партизанская правда". Заведующим подпольной типографией был А. И. Шубодеров). Не ослаблял своего внимания к подпольной работе в Могилеве и подпольный обком КП(б)Б.
В результате предпринятых мер эффективность деятельности могилевских подпольщиков значительно повысилась. Особое внимание было уделено усилению политической работы среди населения. Обком и Могилевский райком партии, обком и райком комсомола регулярно переправляли в город через связных листовки со сводками Совинформбюро и издававшуюся Могилевским подпольным райкомом КП(б)Б газету "Партизанская правда". Кроме того, Могилевский подпольный райком КП(б)Б только в сентябре 1943 года переслал в Могилев 30 экземпляров брошюры "Два года Отечественной войны", 35 экземпляров газеты "Партизанская правда", 40 экземпляров листовок "Вести с Советской Родины", 15 экземпляров журнала "Раздавим фашистскую гадину", 43 экземпляра других листовок и воззваний. Могилевский подпольный райком комсомола в июле 1943 года сообщал в подпольный обком ЛКСМБ: "За июль месяц комсомольские организации распространили на территории района и в городе Могилеве 600 экземпляров газеты "Партизанская правда", 700 экземпляров листовок к населению, молодежи и сводок Совинформбюро... Райкомом выпущена листовка к молодежи города Могилева и Могилевского района - 200 экземпляров".
Усилилась и боевая деятельность подпольщиков. Вот некоторые факты. В августе 1943 года с помощью двух магнитных мин, полученных от партизан, подпольщики взорвали смонтированную на автомашине передвижную немецкую радиостанцию. Двумя другими минами в это же время были взорваны трансформаторный киоск и дизельная установка, 15 сентября на станции Могилев-1 подпольщики сожгли вагонное депо. Сгорел находившийся в нем вагон с секретными документами противника. В тот же день сгорело четыре цистерны бензина. 18 сентября подпольщики Ф. М. Пяткенков, Н. Безрученко и прибывший к ним партизан П. С. Бирюков явились к немецкому чиновнику городской управы обер-лейтенанту, с которым Ф. М. Пятненков имел служебные связи. Улучив момент, они уничтожили фашиста и его переводчика. В этом же месяце подпольщики убили помощника начальника гестапо.
Были случаи, когда оккупантов уничтожали местные жители. Так, осенью 1943 года могилевские девушки Н. В. Морозова и В. Г. Мотуз договорились между собой уйти в партизаны. Но у них не было оружия. В один из вечеров девушки познакомились с четырьмя немецкими офицерами и пригласили их в дом В. Г. Мотуз, где в это время находился партизанский связной Н. Зайцев, представленный фашистам братом В. Г. Мотуз. Гитлеровцы сняли оружие и стали танцевать с девушками. Один из них вскоре ушел. Н. Зайцев убил из пистолета двух фашистских офицеров, а третьего убила Н. В. Морозова. С трофейным оружием и документами офицеров смельчаки ушли в партизанский отряд.
Во второй половине сентября 1943 года части Красной Армии, развивая наступательные операции, вступили на белорусскую землю. В ноябре линия фронта находилась от Могилева в 60 километрах. Вдохновленные успехами Красной Армии, могилевские подпольщики, действуя в тесном контакте с партизанами, усилили удары по врагу. Партизаны окружили Могилев сплошным огненным кольцом. Используя данные подпольщиков, они пускали под откос воинские эшелоны, нападали на автотранспорт, громили расположенные вокруг города гарнизоны противника, совершали боевые операции в самом городе. Так, 19 октября С. С. Соболевский поручил подпольщице Н. Зайцевой договориться с начальником пожарной охраны Могилева о выводе из города пожарных машин. После некоторых колебаний он дал на это согласие. И тогда группа партизан во главе с С. С. Соболевским инсценировала в пригородном селе большой пожар - было подожжено гумно с соломой. На "тушение" пожара из Могилева выехали все пожарные машины. В условленном месте их поджидали партизаны. 25 октября бойцы 600-го партизанского полка проникли в Могилев и вывезли на автомашине 14 советских военнопленных, работавших в немецком госпитале. Подпольщики А. Ермаченок и С. Спивакова на станции Могилев миной взорвали цистерну и пять платформ.
Напуганные успехами Красной Армии, дерзкими операциями партизан и подпольщиков, оккупанты стали лихорадочно возводить вокруг Могилева укрепления. 28 ноября 1943 года вечером в городе по радио было передано объявление: "Большевики стянули вокруг города Могилева на расстоянии 50 километров многочисленные силы. Могилеву грозит прямая опасность. Все трудоспособное население от 14 до 65 лет должно выйти на рытье окопов. Невыход будет караться по законам военного времени".
На исстрадавшееся население обрушились новые бедствия. Сооружая укрепления в самом городе, оккупанты сносили дома, сжигали целые улицы. Утром 29 ноября 1943 года фашисты предупредили население предместья города - Луполово и некоторых улиц города Могилева об оставлении ими своих домов до 12 часов дня. После этого специальные команды стали поджигать Луполово и пять улиц города. "В результате этого в городе поднялась поголовная паника,- сообщали партизанам подпольщики.- Население сжигаемых кварталов с шумом и плачем тащило на руках детей, вещи и толпилось на улицах города". Гитлеровцы спалили районы города Подниколье, Мышаковку и все дома по правому берегу Днепра. "Конечно, все население не в состоянии было выбраться,- сообщалось в другом донесении подпольщиков,- много осталось детей, стариков. Все они были сожжены".
Но оккупанты видели, что никакие укрепления их не спасут. 5 декабря было объявлено об эвакуации из Могилева сотрудников учреждений и трудоспособного населения.
Бежали из города и карательные органы захватчиков - зондеркоманда СД-8 и другие подразделения. Когда же линия фронта стабилизировалась, в Могилев прибыл новый карательный орган - зондеркоманда СД-7Б. Ему усердно служили предатели Родины из так называемой "стражи безопасности" (ЗИВА). Немало советских патриотов погубили фашистские палачи и их холуи, Массовыми арестами, расстрелами, виселицами они надеялись хоть в какой-то мере привести население в покорность, ослабить деятельность партизан и подпольщиков.
Но ничто не останавливало патриотов. Население активно срывало все мероприятия оккупантов, подпольщики и партизаны наносили по врагу все более разящие удары. Ни одно мероприятие захватчиков в городе не ускользало от всевидящего ока подпольщиков. Они сообщали партизанам сведения об оборонительных сооружениях в городе, о движении через него воинских частей и военных грузов. В Могилев регулярно доставлялись газеты и листовки подпольных партийных органов. Подпольщики продолжали получать от партизан магнитные мины. Но теперь, накануне освобождения, они не взрывали здания и оборудование (их нужно было сохранить), а направляли свои удары на вражеские эшелоны, склады боеприпасов, автотранспорт. Усилились совместные операции партизан и подпольщиков вокруг Могилева.
23 июня 1944 года началось генеральное наступление Красной Армии в Белоруссии. 27 июня советские войска с ходу ворвались в Могилев. В течение последующих двух дней советские войска очистили от захватчиков всю область.
 
* * *

Давно уже отгремели последние залпы Отечественной войны, залечены нанесенные ею раны. Но советский народ никогда не забудет своих героев. Многие подпольщики Могилева за героизм и отвагу награждены орденами и медалями. Высокого звания Героя Советского Союза удостоен посмертно комсомолец Леонид Дмитриевич Лорченко. Посмертно награждены орденом Ленина Ольга Николаевна Карпинская, орденом Красного Знамени Анна Александровна Иванова, орденом Отечественной войны I степени Ольгерд Викторович Горошко, Ольга Николаевна Живописцева, Генрих Александрович Захарян, Татьяна Романовна Карпинская, Павел Иванович Крисевич, Макар Павлович Кувшинов, Анелия Феликсовна Могилевец-Чулицкая, а также ныне здравствующие Казимир Юльянович Мэттэ, Василий Павлович Станкевич и недавно умерший Сергей Сергеевич Соболевский.
Но самая лучшая награда живым и мертвым - это наша жизнь, свобода социалистической Родины, строящей коммунизм.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz