Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 2 | Регистрация | Вход
 
Среда, 22.11.2017, 04:01
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Донбасс.
Страница 2.
 
Продолжение статьи "За наше правое дело" И. Я. Омельяненко из книги "Герои подполья".
 
Особенно энергично действовала подпольная органи­зация, созданная в Артемовске беспартийной патриоткой А. А. Колпаковой, работавшей до войны директором город­ской средней школы. На подпольную работу А. А. Колпакову по ее просьбе рекомендовал райком партии. Вся семья Колпаковых — это революционеры, активные борцы за дело партии. Мать А. А. Колпаковой — Александра Ильи­нична — вместе с мужем до революции вела подпольную работу на заводах Донбасса, была арестована царской ох­ранкой и сослана в Сибирь. Она без колебаний поддержа­ла намерение дочери остаться во вражеском тылу и сама решила посвятить остаток своих дней, как когда-то молодость, служению народу, борьбе с его врагами.
 
 
Постепенно вокруг А. А. Колпаковой сгруппировалось около 40 патриотов. Как и большинство подпольных ор­ганизаций, они начали свою деятельность с агитационной работы. Навсегда запомнился жителям Артемовска кро­вавый день 3 января 1942 года. На центральной площади города оккупанты повесили 10 местных жителей. Вина их состояла лишь в том, что они первыми попались на глаза гитлеровцам, ловившим заложников, чтобы казнить их за сожженный пьяными эсэсовцами городской театр. В тот же день в городе появились листовки, призывавшие донбассовцев бороться против палачей. В листовках сообщалось о трагической судьбе 3 тысяч стариков, женщин и детей, заживо замурованных фашистами в алебастровых карьеpax за городом. 20 апреля 1942 года, когда захватчики праздновали день рождения Гитлера, подпольщики распро­странили составленную А. А. Колпаковой листовку-памфлет, в которой хлестко высмеивался, «собачий фюрер». Подполь­щики проникали всюду. 1 мая гитлеровские офицеры, вы­ходя из столовой, обнаружили в карманах кителей и пла­щей листовки с сообщениями об очередных бомбежках союзниками их фатерлянда.
Постепенно подпольщики расширили район своей дея­тельности, охватив ею, кроме Артемовска, села Клиновое, Покровское, Прасковеевка, Верховна, Григорьевка, а также соляные шахты им. Володарского, им. Либкнехта, им. Шев­ченко. Летом 1942 года на квартирах двух членов органи­зации были установлены радиоприемники. На основе сво­док Совинформбюро подпольщики составляли листовки, переписывали их от руки и распространяли в городе, се­лах и на шахтах.
Организации удалось устроить своих людей на работу в учреждения оккупантов, в том числе и в полицию. Они узнавали ночные пароли, предупреждали об облавах и аре­стах, похищали оружие. Две подпольщицы работали на бир­же труда. Они всячески срывали угон молодежи в Герма­нию: запутывали учет, уничтожали списки и т. д. Многих из намеченных к отправке в Германию молодых людей под­польщики обеспечили медицинскими справками. Эти справ­ки изготовляли сами подпольщики, доставая в оккупацион­ных учреждениях бланки с печатями. Члены организации совершили ряд диверсий на мельнице, работавшей на не­мецкую армию. В гаражах оккупантов они выливали бен­зин из хранилищ. Подпольщики вели активную работу по разложению частей противника и помогли дезертировать распропагандированным ими 17 немецким солдатам.
В разгар летнего наступления фашистских войск, когда на Северном Донце завязались ожесточенные бои, подпольщики оказали большую помощь советским воинам. Узнав от разведчиков о подходе к противнику значительного танково­го подкрепления, группа подпольщиков во главе с А. А. Кол­паковой ночью переставила дорожные указатели; целая колонна вражеских танков ушла в противоположную от фронта сторону.
Ощутимые удары по оккупантам наносили подпольщики Красноармейского района. Еще в октябре 1941 года здесь были созданы подпольный райком, 5 подпольных партийных организаций и партизанский отряд из 97 человек. Однако перед приходом гитлеровцев часть коммунистов ушла в армию, некоторые коммунисты и комсомольцы, как квали­фицированные рабочие, эвакуировались вместе со своими предприятиями. Оставшиеся в районе члены подпольного райкома партии Ф. С. Гида в Ф. В. Горбатков первона­чально создали небольшую диверсионную группу. Но уже к лету 1942 года в городе и районе действовала подпольная организация, в которую входило около 50 коммунистов, ком­сомольцев и беспартийных патриотов. В тесном контакте с подпольщиками работала разведывательная группа П. С. Шумко, созданная штабом Южного фронта. Через нее подпольщики в течение нескольких месяцев, пока ли­ния фронта проходила по Донбассу, поддерживали связь со штабом Южного фронта: получали там оружие, боепри­пасы, брошюры, листовки, сводки Совинформбюро.
Агитационно-массовая работа подпольщиков Красно­армейского района находила горячий отклик среди насе­ления. Борьба велась под лозунгом «Ни одной тонны угля фашистским оккупантам!». Шахтеры всячески срывали попытки захватчиков наладить добычу угля. Их действия сочетались с диверсиями. В мае 1942 года по заданию парторганизации рабочий шахты № 5/6 им. Димитрова А. И. Скиба организовал диверсионную группу из 39 человек. В нее вошло 8 коммунистов, 13 комсомольцев и 18 беспартийных. Группа устраивала завалы в шахтах, выводила из строя моторы, водоотливы и другое оборудование. Так же посту­пали патриоты и на других шахтах района.
Уже в ноябре 1941 года подпольщики района начали боевую деятельность. Установив, что на шоссейной дороге Гришино — Красноармейск происходит интенсивное дви­жение автомашин с боеприпасами и продовольствием к ли­нии фронта, подпольщики заминировали дорогу. На минах подорвались три грузовые автомашины. А главное, было задержано движение на шоссе, что в тех условиях очень по­могло частям Красной Армии. Через несколько дней была заминирована дорога между Горловкой и станцией Фенольная. Подорвались две грузовые автомашины, что вызвало значительную задержку движения на дороге.
Через Красноармейск проходила единственная желез­нодорожная магистраль, идущая из Днепропетровска в Донбасс, то есть к фронту. Закрыть, хотя бы ненадолго, движе­ние по этой дороге — такую задачу поставили перед собой подпольщики. Дорога усиленно охранялась. И все же 29 де­кабря 1941 года на перегоне Славянка — Шиловка подполь­щикам удалось заминировать полотно железной дороги. На минах подорвался шедший к фронту эшелон противни­ка с боеприпасами. Движение на перегоне было приостанов­лено на несколько часов.
В мае 1942 года подпольщики совершили дерзкую опе­рацию по освобождению большого количества пленных советских воинов. Узнав, что лагерь военнопленных охраня­ется лишь полицейскими, подпольщики ночью уничтожи­ли охрану и организовали побег из лагеря 400 советских бойцов и командиров. Почти все они были переправлены через линию фронта.
Подпольщики Красноармейского района вели большую разведывательную работу. Группа П. С. Шумко имела ра­цию. Благодаря этому собранные сведения своевременно передавались штабу фронта. Используя донесения подполь­щиков, советская авиация уничтожила 5 вражеских ар­тиллерийских и минометных батарей, железнодорожный эшелон и 80 вагонов с боеприпасами и боевой техникой. В апреле 1942 года из-за отсутствия питания для рации связь с фронтом по радио оборвалась. Тогда подпольщики стали наводить советские самолеты на вражеские объекты световыми сигналами. Например, в июле 1942 года на хуторе Рог разведка подпольщиков обнаружила замаскированную в саду артиллерийскую батарею и большой склад бое­припасов. Как только появились советские самолеты, ком­сомолка В. Овчаренко ракетами указала летчикам враже­ский объект. В результате прямого попадания бомб батарея была взорвана, боеприпасы на складе рвались в течение суток.
Даже в тех районах, где гитлеровцам вскоре после при­хода удалось раскрыть подпольные райкомы партии и мно­гие заранее подготовленные подпольные организации, борь­ба с захватчиками началась с первых дней вражеской окку­пации. Ее вели уцелевшие от вражеских репрессий ком­мунисты, комсомольцы и беспартийные патриоты.
Так было, например, в городе Чистяково оказавшемся после оккупации у самой линии фронта. Созданные здесь два подпольных горкома (основной и параллельный) и под­польная партийная организация в составе 14 коммунистов были уничтожены карательными органами врага в первые дни оккупации. Но уже 13 декабря 1941 года бывший ди­ректор медицинской школы коммунистка П. П. Губина со­здала подпольную организацию из трех человек на шахте № 1 «Красная звезда». Через полгода в организа­ции было уже около 50 коммунистов, комсомольцев и беспартийных патриотов. Подпольщики распространяли на шахтах листовки и газеты, установили связь с командова­нием частей Красной Армии и действовали по его заданиям: совершали диверсии, собирали сведения о противнике. Так, в феврале 1942 года подпольщик Я. Н. Русин с группой шахтеров повредил телефонную связь между шахтой № 3 и по­селком шахты «Капитальная», где стояли войска противни­ка. Вскоре подпольщикам удалось освободить из лагеря и переправить через линию фронта 50 пленных советских во­инов. Весной 1942 года подпольщики-коммунисты Г. С. Косинский, Н. И. Шестакова, И. И. Журавлева с помощью акти­ва провели среди жителей города подписку на второй го­сударственный заем обороны. Было собрано 27 тысяч руб­лей. Подпольщица Т. А. Бирлева пронесла деньги через ли­нию фронта и вручила командованию Красной Армии.
Т. А. Бирлева — Таня, как ее называли в подполье,— была отважной разведчицей. Она часто приносила ценные сведения о вражеских войсках в прифронтовой полосе, их расположении, вооружении, наименовании частей. Она же была и связной подпольщиков с командованием советских частей. 18 июля 1942 года при попытке перейти линию фрон­та Т. А. Бирлева была задержана гитлеровцами. При ней нашли несколько тысяч рублей, внесенных в фонд обороны населением Чистякова, и секретное донесение, которое она не успела уничтожить. В это время полевая жандармерия напала на след подпольной организации. Были аресто­ваны П. П. Губина и 42 других подпольщика. 25 июля все они были расстреляны.
Подпольщики Астахов, Зинченко, Русин, Метерова и дру­гие продолжали борьбу до изгнания захватчиков из горо­да. Здесь же, в Чистякове действовала подпольная груп­па Г. М. Филиппова. Ее участники систематически перере­зали телефонную связь противника в районе шахты № 27, срывали добычу угля: выводили из строя электромоторы, насосы и другое шахтное оборудование.
Трагическая участь постигла подпольную партийную организацию Славянского района. До вражеской оккупации в районе были образованы подпольный горком партии и шесть партийных организаций, объединявших 34 человека. Среди подпольщиков оказались два предателя. По их доно­су большая группа коммунистов была арестована и ресстреляна. Остальные перешли фронт или влились в парти­занские отряды. В подполье остались лишь секретарь под­польного горкома Г. А. Попков и коммунист Ф. И. Кравцов. Они создали диверсионную группу в железнодорожном де­по Славянск. Подпольщики выводили из строя станки, обо­рудование, прятали ценный инструмент, срывали работы по восстановлению механического цеха депо. По заданию Г. А. Попкова беспартийная патриотка М. К. Шабалина печатала и распространяла короткие листовки: «Людоед Гитлер освободил нас от всего: от хлеба, масла, одежды», «Палачи расстреливают, заполняют овраги, балки, окрестности города трупами наших советских людей». Г. А. Поп­ков и Ф. И. Кравцов организовали из путевых рабочих и колхозников агитационную группу из 10 человек. Члены группы систематически проводили беседы с колхозника­ми, мобилизовывали их на срыв мероприятий оккупан­тов. В поселке Былбасовка Славянского района образо­валась комсомольско-молодежная группа из 15 человек во славе с Н. И. Несютовым. Она подорвала железнодорож­ный мост между станциями Шидловская и Славянск, при­вела в негодность скаты на всех мотоциклах технического отряда гитлеровцев.
В областном центре Сталино было оставлено 5 подполь­ных райкомов партии (Буденновский, Калининский, Куйбы­шевский, Петровский, Сталино-Заводской), 11 подпольных партийных организаций, объединявших 59 человек. Кроме того, отдельные коммунисты получили специальные зада­ния. Но все это заранее созданное подполье было раскрыто гитлеровцами. Однако вскоре в Буденновском, Калинин­ском, Куйбышевском и Кировском районах города уже дей­ствовали новые подпольные организации. Их создали по своей инициативе избежавшие ареста коммунисты, ком­сомольцы и беспартийные патриоты.
Наиболее активно и продолжительно работала партийно-комсомольская организация Буденновского района. Она была создана в ноябре 1941 года в поселках Буденновка и Авдотьино С. Г. Матекиным и С В. Скобловым.
 
 
 
Уроженец этих мест С. Г. Матекин, находясь в Красной Армии, попал в окружение. В конце октября он пробрался в родной город и устроился заведующим учебной частью 68-й донецкой школы, где до войны работал преподавате­лем истории. С. В. Скоблов в прошлом был учащимся и пионервожатым этой же школы, затем служил в Крас­ной Армии, где был принят кандидатом в члены Коммуни­стической партии. После оккупации фашистами Донбасса он получил задание от обкома партии проникнуть в Буденновку и организовать там диверсионные группы и сбор оружия для партизан. В Буденновке С. В. Скоблов встре­тился с С. Г. Матекиным и договорился с ним о создании подпольной организации. «Лесов у нас нет, укрываться негде. Жить будем на виду, среди людей, рядом с немец­кими ищейками. Тут нужна особая конспирация. Мы долж­ны надеть маску. Обмануть немцев...» — так определили патриоты характер деятельности будущей организации. Они привлекли к подпольной работе бывшего студента индустриального института Б. И. Орлова, комсомольца В. Кирил­лова и других — всего 6 человек. Организация быстро рос­ла. В нее вступили учащиеся старших классов школы 68 В. Гончаров, Б. Ванцай, Н. Саламатников, Н. Гра­дов, В. Романчук, В. Гончаренко, И. Кекух, В. Лихварь, бывшая студентка сельскохозяйственного института комму­нистка Н. Д. Льговская, учительница школы № 68 В. А. Татарчук, бывший студент финансово-экономического техни­кума И. Григорюк, слесарь И. Клименко и другие. В дальней­шем организация выросла до 48 человек.
Каждый вновь вступавший в организацию в присут­ствии нескольких подпольщиков давал клятву-присягу: «...клянусь выполнять все поручения и приказания нашего командования. Если же я нарушу присягу, пусть накажет меня рука Советского правительства».
С самого начала большое внимание уделялось конспира­ции. Организация была построена так, что каждый подполь­щик знал только двух или трех ближайших товарищей. Руководителей знали немногие. Это в значительной мере га­рантировало организацию от провала: несмотря на поте­ри, она действовала почти два года, до освобождения го­рода от оккупантов.
Между подпольщиками были четко распределены обязанности. Возглавлял организацию С. Г. Матекин, во главе штаба стояли С. В. Скоблов и Б. И. Орлов. С. В. Окоблов отвечал за изготовление и распространение листовок, приобретение штампов оккупационных властей. Б. Орлов руководил сбором оружия и боеприпасов, обеспечивал иx хранение. Он также вел так называемый паспортный отдел, занимавшийся обеспечением подпольщиков различными документами. Чтобы иметь возможность изготовлять эти документы, Б. Орлов устроился чертежником в контору «Донэнерго». Владевший немецким языком В. А. Збышевский переводил сбрасывавшиеся советскими самолетами листовки с немецкого языка на русский (для распростране­ния среди населения) и с русского на немецкий (для распро­странения среди немецких солдат). Л. Каравацкая в А. Романчук распространяли листовки и подбирали в организа­цию новых членов. Другим подпольщикам было поручено добывать боеприпасы, оружие и взрывчатку, устраивать диверсии, уничтожать врагов и их прислужников.
Практическая работа будённовских подпольщиков на­чалась с выпуска листовок. 22 ноября 1941 года они распро­странили 30 экземпляров составленного ими «Воззвания к донецким рабочим». 15 января 1942 года гитлеровцы рас­стреляли комсомолок К. Баранчикову, К. Кастрыкину, 3. Полончук, А. Васильеву и М. Носкову, которые по зада­нию подпольной организации помогали побегу 240 совет­ских военнопленных. Сообщая о казни, фашистская газета «Донецкий вестник» перечислила фамилии расстрелянных. Подпольщики скупили газету, вырезали сообщение о казни, обвели траурной рамкой список казненных и приписали к нему стихотворение-некролог. Стихотворение при­зывало усилить борьбу с врагом. Заканчивалось оно словами:
Спите товарищи, спите,
Над вашей могилой пройдут
Штыки, ощетинясь, с приказом «Вперед!».
На следующее утро эта листовка была распространена в Буденновке, на станции Мушкетово, в Авдотьине и в цент­ре города Сталино. В феврале 1942 года С. В. Скоблов изготовил типографский станок с резиновым шрифтом. Это дало возможность увеличить выпуск листовок.
Организация развернула боевую деятельность. Вот лишь некоторые факты. В декабре 1941 года В. Гончаренко, Н. Градов и другие заманили на «вечеринку» нескольких ехавших на фронт гитлеровских офицеров и взяли из их автомашины радиоприемник, радиопередатчик, аккумуля­торы, винтовки и разные документы. В некоторых докумен­тах оказались очень важные сведения, которые были пе­реданы командованию Красной Армии. В январе 1942 года члены организации Кириллов и Клименко вывели из строя более 20 автомашин, подготовленных гитлеровцами для отправки на фронт. На станции Караванная они привели в негодность 18 мотоциклов. Весной 1942 года, когда гитле­ровцы праздновали пасху, подпольщики Кекух, Градов, Григорюк и другие пробрались на продовольственный склад в Буденновке и облили все продукты керосином. С. Скоблов и Б. Орлов с группой подпольщиков около станции Доля напали на вражеский обоз, убили 10 гитлеровцев и забрали трофеи: 2 ящика гранат, 10 автоматов и 11 пистоле­тов. Смелые действия подпольщиков вдохновляли на борьбу все население.
В августе 1942 года организацию постиг тяжелый удар: предатель выдал С. Г. Матекина. Два месяца фашист­ские садисты истязали боевого руководителя буденновских подпольщиков. Патриот стойко переносил муки. Он су­мел, находясь в застенке, предупредить товарищей об опасности. Ему удавалось обмениваться записками со своей женой Александрой Яковлевной. В одной из них он писал: «Завтра я передам тебе маршрут и адреса, по которым надо организовать поездку за хлебом. Привет всем. Будьте здоровы. Целую детей. Савва». Речь здесь шла об адресах подпольщиков, которым угрожал арест.
Сохранились и другие письма С. Г. Матекина из фашист­ского застенка. Они раскрывают замечательный образ со­ветского патриота. «Шура,— писал он жене,— что мо­жет сделать человек, находящийся в тюрьме и которому грозит неминуемая гибель? Меня, однако, боятся. Скажи нашим... Прощайте. Прошу передать всем — ничего не кон­чено. Я умру, а вы живите. Прощай, Шурыня!». А через несколько дней С. Г. Матекин передал письмо-завещание своим детям. В нем говорилось: «Мои маленькие дети, Вова и Люция! Я всегда стремился дать вам образование, сделать из вас людей, полезных для страны, людей пол­ноценных. Непреодолимым моим желанием было видеть тебя, Вовочка, ученым, а тебя, Люция, инженером. Но кем бы вы ни были, я твердо убежден, что мои дети оправ­дают надежды своего отца, который для блага Родины, для счастья своего народа, для счастья своих детей не пожа­лел жизни. Будьте счастливы! Ваш отец». Это было по­следнее письмо патриота. 7 октября 1942 года фашисты бросили Савву Григорьевича Матекина в ствол шахты 4/4-бис.
Тяжелая утрата не внесла растерянности в ряды под­польщиков. Во главе организации стали С. Скоблов и Б. Ор­лов. Подпольщики были преисполнены решимости бороть­ся до полной победы. С. В. Скоблов писал в своем дневни­ке: «...пусть будет трудно, до боли обидно и грустно, пусть даже голод костлявой лапой на сердце скребет, даже тог­да я не брошу наши степи и не отступлю от борьбы за народ­ное дело, за волю».
В Куйбышевском районе на станции Сталино в декабре 1941 года из коммунистов и беспартийных была создала под­польная организация под руководством учителя истории коммуниста П. Ф. Батулы, перешедшего линию фронта по заданию обкома партии. Отличительной чертой этой органи­зации было наличие вокруг нее широкого актива. В самой организации было около 20 членов, а актив доходил до 100 человек. Кроме того, под руководством организации работала комсомольская группа в составе 12 человек. Она собирала сведения о противнике, распространяла листовка, подыскивала жилье для находившихся на нелегальном положении подпольщиков и попавших в окружение совет­ских военнослужащих. Подпольщики имели радиопри­емник. Используя сводки Совинформбюро и другие пе­редачи советского радио, они составляли листовки о поло­жении на фронте и в советском тылу. Некоторые листовки касались местной жизни: зверств оккупантов, угона моло­дежи на фашистскую каторгу, преступлений предателей и т.д. Выпускались листовки, специально обращенные к ра­бочим, интеллигенции и другим слоям населения.
Вначале листовки размножались от руки. Позже, когда подпольщики обзавелись пишущей машинкой, для распро­странения листовок была создана группа в 15—20 человек из актива. Велась и устная агитация. Для этой цели была подобрана группа из 10 женщин. Никто не видел ничего предосудительного в том, что в дом учительницы истории С. Я. Цуркановой в течение дня заходили посудачить три-че­тыре женщины. Член партии с 1926 года С. Я. Цурканова была заместителем П. Ф. Батулы. Она хорошо знала многих старых работниц города. И теперь, в тяжкую годину, они шли к ней за советом и добрым словом. Каждая из них ухо­дилa от подпольщицы с запасом новостей, которые быстро разносились по городу. Благодаря таким агитаторам жители Сталино узнавали о положения на фронте и в советском тылу, о местных событиях и очередных преступлениях ок­купантов.
 
 
Организация вела подрывную и диверсионную работу на самом уязвимом месте противника — на транспорте. Подпольщики выводили из строя паровозы, сталкивали по­езда, задерживали составы на перегонах. Вот что писал об этом П. Ф. Батула: «...немцы после того, как сузили же­лезнодорожную линию, сразу же сосредоточили большое количество немецких паровозов на станции Сталино. Предназначались паровозы... для вывоза из шахт, заводов необхо­димых материалов, железа, угля, кокса, цветных металлов, рельсов и т. д. Мы стали препятствовать этим операциям. Понятно, главное, за что нужно было бороться,— это паро­возный парк. Дежурный по станции Сталино коммунист Качан убеждал коменданта, что вода плохая и нужно ча­сто промывать паровозы. Делалось это следующим обра­зом: паровоз тушили по нескольку раз, а затем на морозе в холодном состоянии промывали горячей водой, трубы па­ровоза сразу давали течь, и паровоз требовал капиталь­ного ремонта. Другой способ: бросали в котел каустическую соду (полкилограмма), результат получался такой же. Тре­тий способ был основан на том, что немцы сильно ограни­чивали машинистов в отпуске им смазочных материалов. B этом случае умышленно допускали загорание букс, и, как следствие, плавились подшипники... Перевозки приостанав­ливались... Больные паровозы увозили на ремонт в глубо­кий тыл, так как капитальных мастерских близко не было. Комендант бегал, ругался, приписывал саботаж, но получал один ответ от Качана и машинистов: «Плохая вассер». Все­ми этими способами было выведено из строя 20 паровозов. Кроме того, подпольщики совершали диверсии. Так, маши­нист Казаков пустил под откос вражеский эшелон с солда­тами и автомашинами. Были разбиты десятки вагонов и более чем на трое суток приостановлено движение на дороге. Подпольщик Т. А. Бабенко завалил в разрез паровоз, пустил поезд на стоящий впереди состав — было разбито 12 вагонов. Работник станции Б. Сытник искусно вносил из­менения в накладные, в результате вагоны направлялись не по адресу.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz