Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 11 | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 20.08.2017, 14:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 11
 
Продолжение книги "ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ"
Авторы Н.И.Пахомов, Н.И.Дорофеенко, Н.В.Дорофеенко.
 
 
ВЫСТРЕЛ НА ПРОЛЕТАРСКОМ БУЛЬВАРЕ
 
1 декабря 1942 года газета «Новый путь» вышла в траурной рамке. Вся третья полоса посвящалась памяти А.Л.Брандта. Газета сообщала, что «26 ноября 1942 года утром, по пути на работу, выстрелом в спину был убит главный редактор газеты «Новый путь» Александр Львович Брандт». Но и без этого сообщения весть о справедливом народном возмездии с быстротой молнии облетела город и его окрестности.
Десять месяцев назад бесславно закончил свой путь заместитель бургомистра Витебска Л.Г.Брандт. Теперь партизанская пуля сразила Брандта-младшего. По этому поводу в городе говорили: «Ещё одним подлецом стало меньше». Предатель А.Л.Брандт был одним из активнейших организаторов городской управы, руководителем её информационного отдела, издателем и редактором продажно-бульварной газеты «Новый путь». В октябре 1942 года он совершил поездку в фашистскую Германию. 9 ноября выступил с пространной речью в Белорусском народном доме, в которой всячески восхвалял «райскую» жизнь в Германии, призывал молодёжь добровольно ехать на работу в рейх. В газете «Новый путь» он публиковал свои статьи, в которых клеветал на нашу страну, на наш народ. Надо было пресечь антисоветскую деятельность фашистского прихвостня. Приговор изменнику Родине мог быть только один – смерть.
Приведение народного приговора в исполнение было поручено участникам витебского подполья, а затем членам спецгруппы «Мстители» комсомольцу Владимиру Фомичу Кононову и коммунисту И.П.Наудюнасу. Выбор на них пал не случайно. В.Ф.Кононов родился и вырос в Витебске. Перед войной окончил 1-ю среднюю школу, в которой одновременно возглавлял военно-физкультурную работу. Он был хорошо подготовлен физически, отличался ловкостью, сообразительностью и смелостью. Кононов знал Брандта как школьного учителя и как соседа. Жили они по Пролетарскому бульвару. Брандт – в доме № 14, Кононов – в доме № 20. И.П.Наудюнас так же до войны жил и работал в Витебске.
В период оккупации В.Ф.Кононов некоторое время работал в справочном столе горуправы. Он принимал активное участие в деятельности партийно-патриотического подполья: распространял советские газеты и листовки, добывал паспорта и пропуска для подпольщиков. В июне 1942 года к нему пришла связная Витебского обкома партии и спецгруппы «Мстители» Таиса Ивченко и передала указания о дальнейшей работе. С этого времени обязанности связной начала выполнять и мать Владимира – Е.П.Кононова. С Таисой Ивченко встречались на квартире у А.С.Стояковой.
С 11 ноября они стали вести тщательное наблюдение за домом Брандта, чтобы точно установить, в какое время он уходит на работу, есть ли у него охрана, и заодно изучить маршрут отхода после приведения приговора в исполнение.
Однажды знакомая И.П.Наудюнуса Е.С.Мазикова как-то сказала, что двое хороших парней желают уйти к партизанам. Первая встреча с ними состоялась 23 ноября. Это были М.Г.Стасенко и Е.Г.Филимонов. Кононов и Наудюнас решили их проверить на деле.
- Если вы действительно желаете бороться с фашистами, - сказал им Владимир Фомич, - то докажите это.
- Что мы должны сделать? – спросил Стасенко.
- Задание очень трудное и, главное, опасное, - ответил Кононов. – Подумайте до завтра. Если будете согласны – приходите. Только конкретным делом сейчас можно доказать своё отношение к Советской власти.
Стасенко имел хорошую армейскую закалку, действительную службу он проходил на советско-турецкой границе. Семнадцатилетний Филимонов производил впечатление энергичного и смелого юноши. Одним словом, ребята понравились Кононову и Наудюнасу и они решили привлечь их к выполнению задания. Такое решение диктовалось ещё и тем, что Брандт хорошо знал Владимира Кононова в лицо. Имея двоих помощников, совершенно незнакомых Брандту, можно было рассчитывать на верный успех операции.
Как и условились, Стасенко и Филимонов явились 24 ноября и заявили о своём согласии выполнить любое поручение. Ночь с 25 на 26 ноября провели вместе на квартире у Л.Г.Омелькина. Договорились о всех деталях предстоящей операции. Условились, что первым стрелять будет М.Г.Стасенко, а прикрывать его – Наудюнас.
Утром 26 ноября вышли на улицу Стеклова. Уже несколько дней стояла оттепель. Дул юго-западный ветерок. Над полусгоревшим городом расстилался туман.
Переход занял не более десяти минут. Всё вышло по плану. Кононов и Филимонов заняли позицию в безлюдном переулке, который круто спускался в овраг от улицы Стеклова, чтобы в случае появления немецкого патруля обеспечить прикрытие товарищей. Стасенко и Наудюнас пересекли улицу Стеклова (ныне ул.Ленина) и по Пролетарскому бульвару (ныне бульвар Хмельницкого) пошли по направлению к квартире Брандта.
- Миша, - тихо проговорил Наудюнас, - появилась мишень. Видишь?
- Понял, - ответил Михаил.
Брандт в левой руке держал жёлтый портфель, правая находилась в кармане пальто. Наудюнас перешёл на правую сторону улицы, наблюдая за сближением Стасенко и Брандта. Вот они поравнялись. Пропустив предателя, Стасенко резко обернулся и с расстояния не более двух метров выстрелил ему в спину. Фашистский холуй, как сноп, свалился в снег. Стасенко побежал по Авиационной. Его пытался перехватить полицейский, выскочивший из дома Брандта, но Наудюнас метким выстрелом сразил его наповал. Приговор, вынесенный предателю Родины, был приведён в исполнение.
Через Духовской овраг и улицу Фрунзе патриоты направились в Стадионный посёлок, встретились там со Стасенко, пересекли Витьбу и, минуя деревни Андроновичи и Кашино, пошли в партизанскую зону. В городе всё было поднято на ноги. Немцы и полицейские с овчарками начали погоню. Но безрезультатно. Кононов, Наудюнас, Стасенко и Филимонов в тот же день достигли расположения партизан. Стасенко и Филимонов по дороге случайно встретили начальника разведки 1-й Белорусской партизанской бригады Н.Филимонова – двоюродного брата Е.Г.Филимонова – и решили остаться в бригаде. Кононов и Наудюнас остались в спецгруппе. Успеху этой смелой операции активно содействовали брат И.П.Наудюнаса Иосиф, В.М.Бруханова, Е.С.Мазикова и её сестра М.С.Хованская, семья Л.Г.Омелькина и другие.
В воззвании немецкого военного коменданта говорилось: «26 ноября 1942 года на Сенной площади неизвестными лицами был убит немец Брандт. В связи с проведением карательных мер арестовано 50 человек, которые 28 ноября 1942 года в 10 часов утра будут расстреляны, если к этому времени со стороны русского населения не будут даны показания для выявления виновных. Показания должны быть сделаны в СД гор. Витебска (политехникум). Показания останутся под строгим секретом. Награждение будет дано продуктами».
Но никто не пожелал получить вознаграждение, а заложники вскоре были освобождены по ходатайству лиц, опасавшихся ещё большего взрыва народного гнева.
За мужество и отвагу В.Ф.Кононов, И.П.Наудюнас, М.Г.Стасенко и Е.Г.Филимонов награждены орденами.
 
«ЛЮДИ, НЕ ЗАБУДЬТЕ НАС!»
 
Витебск сражался. Самой активной и целенаправленной формой сопротивления врагу являлась боевая деятельность подпольщиков, направленная на подрыв военной и экономической мощи противника. Изучение витебского подполья показало, что боевая деятельность патриотов города выражалась в основном в осуществлении различных форм саботажа и прямых диверсий. Свою главную задачу подпольщики видели в том, чтобы всеми способами срывать работу предприятий и учреждений, обслуживавших оккупантов, саботировать их военно-политические и экономические мероприятия, наносить ощутимые удары по транспортным магистралям, воинским эшелонам, различным складам и базам, по боевой технике и средствам связи гитлеровцев.
Наличие непосредственных связей с Большой землёй и усиление партийного руководства подпольем позволило укрепить материально-техническую базу подпольных групп, увеличило возможности их боевой деятельности, успех которой зависел от наличия диверсионного материала. На первых порах недостаток мин и взрывчатки восполнялся самозаготовкой. Патриоты города собирали противопехотные мины, гранаты и тол на местах бывших боёв и складирования, выплавляли тол из артиллерийских снарядов и авиационных бомб.
В 1942 году всё необходимое для боевой деятельности стало поступать в город из-за линии фронта. Доставка диверсионной техники была сопряжена с постоянным риском для жизни. От подпольщиков и связных требовались высокое мужество, смелость и находчивость. В этой опасной работе им помогало хорошее знание окружающей город местности, особенностей её пересечённого рельефа, расположения полицейских постов и контрольных пунктов оккупантов.
Бесстрашие и героизм в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками показала подпольная группа, действовавшая в Стадионном посёлке под руководством В.И.Кириленко. До войны он был участковым уполномоченным милиции. Когда Витебск заняли гитлеровцы, Василий Иванович вышел из города и вскоре присоединился к партизанам отряда А.Ф.Данукалова. В Витебске остались его жена Лидия Васильевна с четырнадцатилетним сыном Владимиром, братья Николай и Константин, сёстры Вера и Дарья. Всех их Кириленко привлёк к активной подпольной работе. Сначала они выполняли задания разведывательного характера, добывали медикаменты, а затем начали совершать и диверсии. Мины Лидия Васильевна и Вера Ивановна привозили от партизан на телеге в специально оборудованном тайнике.
В феврале 1942 года Вера Кириленко, под предлогом продажи яиц, зашла в дом, в котором проживали немецкие офицеры, и заложила мину в печь. В результате взрыва погибло 12 фашистских офицеров и несколько было ранено. Она заминировала железнодорожный мост в посёлке Ченино. Вера обучила правилам обращения с магнитными минами с часовым взрывателем брата Константина и племянника Владимира. Под её руководством 2 марта 1942 года они уничтожили машину с боеприпасами на территории трамвайного парка, а 28 апреля заминировали легковую автомашину командира зенитчиков в Стадионном посёлке. По пути в город машина взорвалась, были уничтожены шофёр и гитлеровский офицер.
В августе 1942 года в Витебск прибыла крупная немецкая автоколонна и расположилась в районе Смоленского рынка. Костя и Володя решили заминировать одну из автомашин. Но произошла роковая ошибка. Часовой механизм мины, находившийся в кармане у Володи, сработал преждевременно, в момент, когда они переходили мост через Витьбу с улицы Баумана на Советскую. Взрывом повредило мост, но погибли и юные подрывники: Володя был убит на месте, а Косте оторвало ногу и руку. В тяжёлом состоянии он был доставлен в больницу. Гитлеровцы пытались узнать, кто давал им мины и с кем они были связаны. Юный патриот ничего не сказал фашистам.
Ввиду создавшейся опасности все остальные члены группы В.И.Кириленко вынуждены были немедленно покинуть Витебск. Они вступили в партизанскую бригаду «Алексей», работали там связными, разведчиками.
Осенью 1942 года командование бригады поручило Вере Кириленко и партизанке Вере Павленко (Коньковой) пробраться в Лиозно, разведать гарнизон, уточнить результаты бомбёжки вражеских объектов и взять медикаменты у врача И.И.Попова. Снарядили подводу, погрузили немного зерна и рано утром выехали из деревни Куряки. Вера Павленко, укутавшись в одеяло, полулежала на телеге. Благополучно миновали паленовский полицейский гарнизон. Вот и бывший племхоз Адаменки, а отсюда не более километра до Лиозно. Вдруг дорогу преградили два полицая.
- Откуда и куда едете?
- Заболела, еду в больницу, - ответила Павленко.
- Да это же Верка Павленко из Куряков, - заорал один из них. – Попалась. Поехали, я лично доставлю вас к хирургу.
Полицай хорошо знал Веру, он был родом из соседней деревни. Разведчиц доставили в комендатуру.
Четыре дня длились допросы, сопровождаемые избиениями. Но девушки твердили одно: «Мы ехали в больницу и никаких партизан не знаем». На очных ставках с полицаем Павленко утверждала, что он клевещет на неё из мести, поскольку она отклонила его ухаживания. Это звучало правдоподобно. Сомнения вызвал лишь паспорт В.И.Кириленко, имевший витебскую прописку. Девушек отправили в город и передали в распоряжение ГФП-717.
Гитлеровцы повезли Веру Кириленко на улицу, где она проживала до ухода из города, и там нашлись предатели, которые подтвердили, что она ушла к партизанам. Более месяца длились пытки и допросы. Вызывали на допрос по два-три раза в день, нещадно били, но Вера молчала. Она отказалась отвечать на вопросы палачей. Узницы сидели в бывшем общежитии ветеринарного института, в комнате на третьем этаже. Отсюда было видно, как утром и вечером расстреливали патриотов недалеко в карьерах кирпичного завода.
На тридцать третий день Веру Кириленко и ещё троих товарищей увели на расстрел. Комсомолка знала, что она идёт на смерть – рано утром на допросы не вызывали. Сняла шерстяной жакет и попросила Павленко: «Передай маме». Расцеловала подругу и сказала на прощание: «Жили мы красиво, по-комсомольски, умру с песней. Всё равно мы победим».
Вера Павленко за недостаточностью улик была отпущена и вновь ушла в партизанскую бригаду.
Выше уже говорилось, что в районе Стадионного посёлка действовала подпольная группа патриотов Свечкиных, с которыми поддерживал связь Василий Кириленко после ухода его семьи к партизанам. Группу создала Марфа Свечкина (Блохина), жена советского офицера, сражавшегося на фронте. Несмотря на то, что у неё было двое малолетних детей, она активно участвовала в работе подполья. Эта бесстрашная патриотка, очень инициативная и изобретательная, беспрерывно ходила из города в партизанскую бригаду «Алексея», доставляя туда медикаменты, разведданные, а в город приносила мины, взрывчатку. К подпольной работе она привлекла своих братьев – Ивана и Анатолия, их жён – Ольгу и Александру.
Группа непосредственно не совершала диверсий, в её задачу входило доставлять подпольщикам города взрывчатку. Мины и тол приносили на квартиры братьев Свечкиных Марфа Блохина, её подруга Надежда Воронова, Ольга Свечкина, связные других подпольных групп. Не раз привозила сюда всё необходимое для боевой работы Женя Колобанова.
Домик Анатолия Свечкина стоял за стадионом над обрывом реки Витьбы в посёлке Кочерги. Он долгое время служил не только надёжным хранилищем, но был также местом ночлега и отдыха для связных и партизанских разведчиков. Группа Свечкиных имела тесную связь с подпольной группой А.Е.Белохвостикова, П.С.Шляковой, Т.А.Ломоносенко, снабжала их взрывчаткой. Медикаменты для бригады на квартиру Свечкиных доставляли Р.Ф.Махнов и врач И.А.Прудников. Интенсивная подпольная деятельность группы продолжалась до ноября 1943 года. 12 ноября 1943 года братья Свечкины, М.К.Блохина и врач И.А.Прудников были арестованы.
В материалах ГФП-703 можно прочесть: «Марфа Свечкина поддерживала тесный контакт с Паулиной (Полиной Шляковой. – Авт.) и припрятала у себя дома взрывчатку, которая потом использовалась для саботажа. У неё было найдено 25 килограммов тола… Кроме того, она доставляла йод и медикаменты для партизан».
«Анатолий Свечкин, брат Марфы Свечкиной. Иван Свечкин. Оба принимали активное участие в вышеописанных делах».
Большое количество мин и взрывчатки поступало в город через семью патриотов Вяловых. Это была семейная диверсионная группа, что весьма характерно для витебского подполья. До войны глава семьи И.С.Вялов слыл среди знавших его людей человеком набожным, утверждал, что политикой не интересуется. Нелегко было ему. Умерла жена, оставив пятерых детей. Старшей, Василисе, - шестнадцать лет, Анне – четырнадцать, Алёше – двенадцать, а двое совсем маленьких.
Во время одной из облав в Витебске гитлеровцы схватили Вялова и бросили в тюрьму. Ни за что ни про что фашисты избили пожилого человека, оскорбили и унизили его достоинство. Этот случай помог И.С.Вялову быстрее определить своё место в борьбе. Выйдя из тюрьмы, он решил мстить фашистским гадам.
В этом помогла ему племянница – отважная партизанская разведчица и связная Дуся Спиридонова. Сначала она попросила детей Вялова – Аню и Алёшу – помочь ей разнести по городу и передать по назначению советские газеты и листовки. Затем связала с чекистами старшую дочь Василису («Дина»). По поручению чекистов, а затем подпольного горкома партии Василиса и Аня стали доставлять в город тол и мины. Вскоре они получили первое серьёзное задание – взорвать городскую биржу труда, ведавшую учётом и отправкой молодёжи в Германию. Илларион Семёнович тщательно проинструктировал детей. Мина была заложена в печь в здании биржи, но взрыва не последовало. В документах того времени обнаружена запись, разъясняющая причину неудачи: «Истопник «Дина» заложила мину в здании биржи труда в г.Витебске. Уборщица обнаружила мину, и взрыв был предотвращён. Однако шума вокруг этого было много».
Первая неудача не смутила юных патриоток. Вскоре они получили новое, ещё более ответственное задание – взорвать здание городской полиции и тем самым запутать учёт населения в находившемся там паспортном столе. Долго и тщательно готовили эту операцию Василиса Вялова и её сестра Аня («Малая»). Самым удобным местом для минирования оказался тёмный уголок под лестничным пролётом, ведущим на второй этаж. 19 января 1943 года Василиса доставила в здание полиции мощный толовый заряд, положила под лестницу, подожгла бикфордов шнур и ушла по направлению к улице Ленина. Не успела она дойти до здания нынешнего областного краеведческого музея, как сильный взрыв потряс воздух. Задание было выполнено. Пользуясь замешательством и суматохой, отважная подпольщица благополучно добралась домой.
Вот что говорится об этой смелой операции в архивных документах: «19 января 1943 года в 12 часов дня «Дина» пробралась в здание городской полиции и паспортного стола в г.Витебске по ул.Толстого, где положила 3,5 килограмма тола и пол-литра бензина, а затем, подпалив бикфордов шнур, ушла. Возник взрыв, здание выведено из строя, 2-й этаж со всем оборудованием обвалился. Убито 2 человека, ранено 5».
Ненависть к чужеземцам, любовь к Родине, гордость за своих детей придавали силы Иллариону Семёновичу. Чтобы кормить семью и не вызывать у гитлеровцев подозрений, он пошёл работать плотником. Ему поручили ремонт вокзала. Не спеша восстанавливал он стены, стлал пол, а тем временем внимательно следил за передвижением фашистских войск, военных грузов по железной дороге и передавал эти сведения партизанам. Закончив работу, незаметно поджигал помещение, потом снова ремонтировал. Такую операцию он проделывал дважды.
С особой теплотой вспоминают руководители витебского подполья «Малыша» - двенадцатилетнего пионера Алёшу Вялова, через которого семья Вяловых поддерживала связь с подпольным горкомом партии. «Малыш», как его сёстры, отличался смелостью и находчивостью. Он выполнял самые разнообразные поручения: доставлял в лес собранные семьёй разведданные, а оттуда приносил взрывчатку и листовки, очередные задания для отца.
Узнав однажды, что партизаны нуждаются в ружейном масле, он по собственной инициативе принёс из города 2 литра масла. Во время одного из походов к партизанам он получил серьёзную травму. Больше двух недель выхаживали партизаны Алёшу. Своим мужеством он буквально покорил их.
Семья Вяловых, славных патриотов Родины, дождалась светлого дня Победы. Вместе со всеми советскими людьми они радовались солнцу и миру. Но трудности и лишения, легшие на ещё неокрепшие детские плечи в годы войны, подорвали их здоровье. Вскоре тяжело заболели и умерли Василиса и Алёша. Умер и Илларион Семёнович. Но Родина не забыла имена патриотов. Все они награждены высокими правительственными наградами. На доме Вяловых установлена мемориальная доска.
При выполнении боевых заданий подпольщики действовали самоотверженно, изобретательно, использовали любую оплошность врага, дорожили каждой миной, каждой толовой шашкой. 27 июля 1942 года Н.С.Богданов, получив от особой Белорусской партизанской бригады две маломагнитные мины, решил взорвать на станции Витебск бензоцистерны и вагон с боеприпасами, но ввиду усиленной охраны эшелонов не смог выполнить поставленную перед собой задачу. Тогда он приклеил мину к гусенице стоявшего в городе танка. 8 августа 1942 года Богданов вновь вышел на «охоту», но был задержан полицией и как подозрительная личность доставлен в местную комендатуру. Беглый обыск никаких результатов не дал, мина была у него в рукаве. На некоторое время гитлеровцы оставили патриота в комнате одного. Тогда Богданов быстро положил мину под стол. Вскоре офицеры вернулись, ещё раз допросили его и отпустили. А через час произошёл взрыв, в результате один офицер был убит, второй ранен.
Главным объектом диверсионно-боевой деятельности витебских подпольщиков являлся железнодорожный узел. Они всеми силами стремились парализовать его работу, лишить противника возможности маневрировать оперативными войсковыми резервами, ограничить доставку военных грузов и живой силы на фронт, затруднить вывоз раненых, материальных и культурных ценностей, награбленных на советской земле.
Патриоты выводили из строя паровозы во время их профилактических осмотров в депо, оставляя паровые котлы без воды при горящих топках (братья Скоробогатовы), устраивали столкновения паровозов и наезды прибывающих воинских эшелонов на стоящие на станции поезда путём преднамеренного перевода стрелок (группа Н.П.Красовского), подсыпали в буксы вагонов песок, подбрасывали в тендеры паровозов угольные мины (группа Н.А.Ляховского), а летом 1942 года вывели из строя поворотный паровозный круг. Во время ремонта путей патриоты умышленно оставляли под рельсами гнилые шпалы, а новые сбрасывали на топливо. Всё это вносило дезорганизацию в работу паровозного и вагонного парков, сокращало оборот вагонов и грузов, вело к расстройству путевого хозяйства.
Подпольщики наносили боевые удары по железнодорожным путям и мостам, воинским эшелонам, одиночным вагонам с военными грузами. Их действия в этом направлении не ограничивались чертой города и часто выходили далеко за его пределы. Вступая в прямое взаимодействие с подрывными группами партизан, патриоты города не только сокращали, а в ряде случаев и вовсе срывали на длительное время снабжение немецких войск продовольствием, боеприпасами и боевой техникой. Особенно большую активность проявляли подпольщики на участках железных дорог Витебск-Городок, Витебск-Старое Село-Шумилино.
Оперативные документы командования группы немецких армий «Центр» пестрят сообщениями о тревожном положении на железнодорожных и шоссейных магистралях в районе Витебска. Так, 16 сентября 1942 года штаб группы армий «Центр» доносил оперотделу Генерального штаба сухопутных войск Германии, что за время в 8 по 12 сентября 1942 года на участке железной дороги Витебск-Невель движение было полностью прекращено. Противник сетовал на усиленную активность партизан на железной дороге Двинск (ныне Даугавпилс)-Витебск, и особенно между Шумилино и Старым Селом, где за первую половину сентября было произведено 19 взрывов. Штаб 59-го армейского корпуса доносил командованию группы армий «Центр» об активности партизан на дорогах Витебск-Лиозно, Витебск-Сураж, Витебск-Городок.
Подобных откровений врага можно привести множество. Они лишний раз подтверждают, что витебские подпольщики оказывали огромную помощь Советской Армии, отвлекая силы врага на охрану железнодорожных магистралей, расходящихся от города по четырём направлениям, уничтожая живую силу и технику оккупантов.
О диверсионной работе витебских подпольщиков свидетельствуют многочисленные документы. В одном из них, например, говорится, что летом 1942 года подпольщик Николай Быков взорвал железнодорожный эшелон на станции Витебск. Но особенно успешно действовали на железной дороге диверсионно-разведывательные группы Н.Я.Нагибова («Смелый») и его жены Т.С.Щукиной («Скромная»), П.С.Смирнова («Кремнев», «Медный»), Ф.К.Мехова, А.А.Гогули («Чума», «Болт»).
Вот некоторые факты из отчёта Витебского подпольного горкома партии: «В октябре 1942 года в пригороде Витебска, в районе деревень Бителево-Дымовщина, «Смелый» и «Скромная» заложили мину на железной дороге. В результате крушения был разбит паровоз и 22 вагона с продовольствием и разным имуществом». «5 октября 1942 года в пригороде Витебска, на участке Витебск-Княжица, «Медным» с группой в три человека была заложена мина. Подорван паровоз и две платформы с песком, шедшие впереди паровоза. Движение было прервано на 10 часов». «28 октября 1942 года «Смелый» и «Скромная» на участке Витебск-Залучье, в районе д.Володарка, заложили мину на железнодорожное полотно. Замаскировать не успели. Шестеро немцев обнаружили мину и стали её рассматривать. Произошёл взрыв. Все гитлеровцы были убиты».
5 ноября 1942 года немцы отправили из Витебска на Полоцк эшелон с танками и с цистернами с бензином. Не успел поезд выйти за пределы города, как был забросан термитными шарами. Начался пожар, в результате которого все цистерны с бензином сгорели. По свидетельству подпольщика Е.И.Хмелёва, эту диверсию совершил Пётр Смирнов со своими друзьями. В конце ноября 1942 года Н.Я.Нагибов вместе с партизанами отряда М.Ф.Бирюлина подорвал воинский эшелон противника в районе д.Хайсы, на участке Витебск-Лосвидо. В ночь с 25 на 26 декабря 1942 года Н.Я.Нагибов, Т.С.Щукина и В.Г.Степанов заминировали железнодорожное полотно в черте города за Яновским мостом. В результате под откос слетели паровоз и 12 вагонов. Только в октябре-декабре 1942 года группами Нагибова и Смирнова совершено 11 диверсионных актов, в результате которых враг понёс большие потери в живой силе и технике.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz