Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сталинградцы в бою и труде. Страница 1. | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Благодарим за предоставленный материал Александра Крепчука!
 
Чуянов. Сталинградцы в бою и труде. (Страница 1).
 
ВО ГЛАВЕ ГОРОДСКОГО КОМИТЕТА ОБОРОНЫ
М. Т. Поляков
 
Осенью 1941 г. на южном крыле советско-германского фронта сло­жилась опасная обстановка. Враг стремился захватить Кавказ с его нефтью и перерезать водную транспортную артерию страны — зах­ватить Сталинград.
По решению Государственного Комитета Обороны страны бы­ли созданы городские комитеты обороны в Сталинграде, Астра­хани (входила в Сталинградский округ) и Камышине. 23 октября 1941 года по решению бюро Сталинградского обкома ВКП(б) и исполкома областного Совета был создан в Сталинграде город­ской комитет обороны. В его состав вошли руководители области А. С. Чуянов (председатель) и И. Ф. Зименков, А. И. Воронин — начальник областного управления НКВД и комендант гарнизона Г. М. Кобзев. Сразу же были созданы городские комитеты обороны в Астрахани и Камышине.
Государственный и городские комитеты обороны были наделе­ны чрезвычайными полномочиями.
С 23 октября 1941 года по 16 июля 1042 г. продолжался первый период работы Сталинградского комитета обороны. Второй — с 17 июля по 18 ноября 1942 г., третий с 18 ноября 1942 г. по 1 фев­раля 1943 г., от начала контрнаступления советских войск до за­вершения Сталинградской битвы. Четвертый период — со 2 февра­ля 1943 г. до апреля 1945 г., когда сталинградский городской коми­тет обороны был расформирован.
Летом и осенью 1942 г. когда Сталинград находился в центре военных действий, городской комитет обороны работал особенно напряженно. А на весь период своей деятельности он принял 690 постановлений, которые, наравне с военными приказами, подле­жали немедленному исполнению. Пожалуй, самым первым из них было постановление о мобилизации военнообязанных, родивших­ся с 1905 по 1918 год включительно. Одновременно мобилизовыва
лись транспортные средства. Только за первый год войны Сталинг­радская область направили на фронт 395 284 человека, 12 209 авто­машин, 2935 тракторов, 64 018 лошадей и почти 11 тысяч повозок.
Одновременно с этим ускоренными темпами осуществлялась перестройка народного хозяйства для нужд войны. В области насчи­тывалось 126 промышленных предприятий, из которых 29 были союзного значения. Сталинградский тракторный завод выпускал более половины всех тракторов, производимых в стране. Металлур­гическая промышленность Сталинграда выплавляла 911 тысяч тонн стали, завод «Красный Октябрь» выпускал лучшую в стране сталь. Сталинградская судоверфь благодаря высокотехнологичному осна­щению ежегодно производила 90 речных барж и буксирных паро­ходов. В кратчайший срок было налажено производство военной продукции. На заводе «Красный октябрь» на 1941 год выплавка ста­ли увеличилась вдвое и составляла 9 процентов к общему произ­водству стали в СССР. Достигли этого благодаря внедрению скоро­стных плавок сталевары И. П. Алешкин, А. П. Кузьмин, И. М. Орлов, Ольга Ковалева.
Тракторостроители быстро освоили выпуск танка Т-34 и в пер­вый же год войны удвоили производительность труда. В период подго­товки и проведения Московской битвы коллектив завода дал фронту более тысячи танков. Первыми в стране на предприятиях Сталинг­рада родились фронтовые бригады, девизом которых было: «В тру­де, как в бою». Производительность труда в этих бригадах превыси­ли плановую в 2-3 раза, коллективы добивались большой эконо­мии материалов и высокого качества продукции.
Рабочие, инженеры предприятий города, руководимые партий­ными и советскими органами, к концу 1941 года завершили пере­вод промышленности Сталинграда на военные рельсы. Все пред­приятия области работали на нужды фронта. Выпускали танки и тягачи, на машиностроительном заводе Баррикады» было налаже­но крупносерийное производство вооружения, силикатный завод выпускал противотанковые мины, Судоверфь изготавливала бро-некорпуса для танков. На предприятиях Сталинграда производи­лись минометы, снаряды, окопные печи, артиллерийские сани, дезкамеры, огнеметы, прославленные «катюши». 150 тысяч рабо­чих, инженеров области трудились над выпуском около восьмиде­сяти вдов военной продукции, которую производили сталинградс­кие предприятия.
Одновременно с этим велось строительство первой очереди железной дороги Сталинград — Владимировка протяженностью 180 километров. Дорога эта имела стратегическое значение для обо­роны города. Строительство дороги было закончено на 76 дней. За четыре месяца была введена в строй железнодорожная линия Иловля — Камышин протяженностью 160,6 километра. Строительство велось в условиях суровой зимы.
В течение первой же недели после начала войны в Сталинграде были созданы штабы противовоздушной обороны от вражеской авиации. А начиная с января 1942 года, когда немецкая авиация стала появляться в небе Сталинграда, в городе были созданы груп­пы самозащиты: 844 санитарных звена, 266 санитарных постов на предприятиях, 66 санитарных дружин, во главе которых опытные врачи. В городе и области действовали десятки госпиталей. 19 декаб­ря 1941 года Сталинградский городской комитет обороны обсудил вопрос обеспечения населения средствами защиты от бомбежек.
С 21 июня 1942 года город жил на военном положении. Повсе­местно началось строительство оборонительных сооружений. Их общая протяженность составила 3860 километров, причем противотанковые рвы имели протяженность 1198 километров. На сооружении оборонительных укреплений ежедневно работали 180— 225 тысяч сталинградцев.
Особое внимание городской комитет обороны уделял сельско­му хозяйству. Из сельской местности была призвана половина трудоспособного населения. Продовольственные поставки фронту и для нужд населения были повседневной заботой обкома партии и облисполкома. Основную тяжесть сельскохозяйственных работ приняли на себя женщины, старики, подростки. Многие женщины стали механизаторами, руководителями бригад и животноводческих ферм колхозов, совхозов, МТС. Среди областных руководителей, взяв­ших на себя особую тяжесть обеспечения поставок продовольствия фронту и сдачи хлеба государству, в первую очередь надо на­звать имена И. Ф. Зименкова, В. Т. Прохватилова, М. Д. Жаворонкова, Я. В. Ларина, В. А. Карлова, С. А. Краснова, А. М. Полякова, Н. С. Агринского и многих других.
За годы войны Сталинградская область сдала государству 55 мил­лионов пудов хлеба, 275 тысяч пудов мяса, много молока, масла, картофеля, овощей, шерсти.
 
* * *
Бывший первый секретарь Сталинградского областного и го­родского комитетов партии Алексей Семенович Чуянов в своем дневнике 19 августа 1942 года сделал следующую запись: «Наша разведка перехватила приказ командующего6-й немецко-фашист­ской армией Паулюса о решающем наступлении на Сталинград. К фронту немцы подтягивают свежие силы. Создана ударная груп­па войск в составе шести пехотных, двух моторизованных и одной танковой дивизий. Гитлеровское командование решило форсиро­вать Дон в районе х. Вертячий и ворваться в Сталинград с северо-запада. В приказе говорится, что 6-я армия имеет задачу овладеть всем пространством между Волгой и Доном севернее железной до­роги Калача — Сталинград. Для этого армия форсирует Дон в рай­оне Песковатка — Трехостровская, имея главные силы по обе сто­роны от Вертячего. В дальнейшем удар наносится через цель холмов между р. Россошка и истоками р. Б. Коренная с выходом в район севернее Сталинграда, а часть сил проникает в город с северо-запада и овладевает им.
4-й танковой армии противника поставлена такая задача: глав­ными силами в составе шести пехотных, двух танковых и одной моторизованной дивизий ворваться в Сталинград с юга. Для при­крытия стыка между 6-й и 4-й танковой армиями намечается нане­сти удар в районе Калача на восток. Для наступления на Сталинг­рад стянуто до двадцати немецких дивизий.
Что мы можем им противопоставить? ...Выстоим ли? Эти мыс­ли не дают покоя ни днем, ни ночью». (Чуянов А. С. Сталинградский дневник. Волгоград, 1979. С. 3.)
Совещание партийно-хозяйственного актива Сталинграда было назначено на 13 часов. Едва приглашенные стали собираться, как объявили воздушную тревогу. Начался массированный налет на город немецкой авиации. Это было 23 августа 1942 г.
Под прикрытием авиации фашисты прорвали оборону защитников и вплотную приблизились к тракторному заводу.
— Немцы в полутора километров от завода, — докладывал по телефону директор тракторного К. А. Задорожный первому секретарю Сталинградского обкома партии А. С. Чуянову. Сообщение это явилось полной неожиданностью. Чуянов для уточнения тут же свя­зался с членом Военного совета фронта Н. С. Хрущевым. И он сооб­щил Чуянову:
— Да, фашисты тараном прорвали фронт и сейчас выходят, как мне сообщили, в район тракторного завода, Латошинки и Ерзовки...
Положение становилось критическим. Фашисты не случайно направили удар основной силы на тракторный завод, где не только ремонтировались, но и делали танки.
По распоряжению Чуянова директор Задорожный немедленно выставил на защиту предприятия 60 танков и истребительный ба­тальон численностью 1200 человек. На помощь тракторозаводцам пришли истребительные батальоны Краснооктябрьского и Барри­кадного районов. А работники обкома и облисполкома немедленно разъехались по районам города для оказания помощи воинским частям в обороне города, организации отправки частей и раненых на левый берег Волги.
Алексей Семенович, отпустив членов актива, сам остался в об­коме партии для оперативного руководства жизнью районов горо­да. Уже во время бомбежки Чуянов как председатель городского комитета обороны Сталинграда перебрался на КП, который раз­мещался неподалеку от здания обкома — за драматическим теат­ром имени Горького, в Комсомольском парке.
В небе над городом кружили вражеские самолеты. И бомбили, бомбили, бомбили. Рушились жилые кварталы, превращались в развалины заводы, гибли люди, город пылал во многих местах. Слабость зенитного заграждения защитников города, почти пол­ное отсутствие нашей истребительной авиации и беспрерывные налеты фашистских бомбардировщиков сделали город почти безза­щитным. Безнаказанно господствовала над городом вражеская авиа­ция. В один день город был превращен в развалины, выведены из строя водопровод, канализация, электросеть, телеграфные и теле­фонные линии. В тот день — 23 августа 1942 г. — фашистская авиа­ция совершила на город больше двух тысяч самолетовылетов.
К исходу дня немецкие войска появились в районе поселка Орловка. Их встретил здесь и героически отбивал атаки фашистов 21-й учебный батальон под командованием А. В. Железнова. Истекая кровью, защитники выполнили свою боевую задачу — задержали немцев до прихода подкрепления. На помощь им поспешил истребительный батальон тракторозаводцев под командованием местного начальника милиции К. А. Костюченко. Комиссаром батальона был второй секретарь Тракторозаводского райкома партии И. Я. Мельников.
Чтобы не допустить прорыва немцев к тракторному заводу, снова на оборонительные рубежи предприятия А. С. Чуянов направляет истребительные батальоны из других районов города, на заводе из рабочих и добровольцев формируются отряды ополченцев. Основ­ной удар наступающего врага приняли на себя учебный танковый и истребительный батальоны завода «Баррикады». Продвижение вражеских танков было остановлено.
Началась многомесячная осада города вражескими войсками. Прижатые к Волге, защитники Сталинграда 200 дней и ночей отбивались от превосходящих сил противника. До победы было еще далеко. А пока шли кровопролитные упорные бои на всех участках фронта. Бойцы и командиры Красной Армии героически защища­ли Сталинград. Им самоотверженно помогали рабочие, служащие, специалисты предприятий, партийные и советские работники, комсомольцы, пенсионеры. Все от мала до велика встали на защиту родного города. Героизм был массовым.
Алексей Семенович Чуянов не был нашим земляком. Он родил­ся в семье грузчика и чернорабочей на далекой от Сталинграда таманской земле в захолустном городишке Темрюке. Потом была комсомольская работа на Кубани, учеба в Московском химико-технологическом институте, в аспирантуре, а с 1937 года работал в аппарате ЦК ВКП(б).
Приезд в Сталинград ста для Алексея Семеновича событием знаковым. ОН сразу же полюбил этот легендарный город на Волге. Особенно восхищался сталинградцами: открытыми, самоотверженными в труде и в бою, всегда готовыми к самопожертвованию. Он хорошо знал это по истории Гражданской войны, по строитель­ству всесоюзных строек в Сталинграде.
В должности первого секретаря обкома партии А. С. Чуянов проработал с 1938 по 1946 год. Великая битва на Волге застала его не только на вершине местной власти, но и на посту высочайшей ответственности перед народом и государством — он был назначен председателем Сталинградской городского комитета обороны.
12 июля 1942 г. городской комитет обороны принял постановление о строительстве оборонительного рубежа. И сразу же повсеместно в Сталинграде в области началось строительство оборонительных сооружений. К этой работе привлекалось трудоспособное население, коллективы предприятий и организаций. Изготавливались железобетонные доты, металлические пулеметные и противотанковые колпаки, противотанковые ежи и другие сооружения обороны. Одних только земляных работ было выполнено 20 миллионов кубометров. Воздвигнутые рубежи обороны вокруг Сталинграда и в самом городе на улицах и площадях, на территории предприятий сыграли положительную роль в обороне города.
В функции городского комитета обороны входило «установле­ние строжайшего порядка в городе, в интересах сосредоточения всей гражданской и военной власти в городе для его обороны». В то же время в Сталинградской области было 73 района, на 27 из них, ближайших к городу, распространилась чрезвычайная власть Сталинградского комитета обороны. Его решения, связанные с обеспечением обороны города, — говорилось в совместном постановлении бюро обкома партии и исполкома облсовета от 10 декабря 1941 года, — обязательны к исполнению партийными и советскими органами районов, включенных в зону Сталинграда.
А. С. Чуянов, будучи первым секретарем обкома партии, одновременно возглавлял и городскую партийную организацию. Сосредоточение всей полноты гражданской власти и ответственности за организацию обороны города способствовало тому, что решения принимались оперативно, помогали координировать действия руководителей районов по организации защиты города, взаимодействовать с командованием фронтов.
После массированной бомбежки вражеской авиацией Сталинграда 23 августа 1942 г. была прервана связь обкома партии и комитета обороны города с сельскими районами. Поэтому со 2 сентября 1942 г. вследствие образования фронта вокруг Сталинграда работники обкома, исполкома облсовета и многие областные организации временно разместились в слободе Николаевской, что находилась на левом берегу Волги напротив Камышина**. Бюро обкома здесь возглавлял второй секретарь обкома партии Василий Тимофеевич Прохватилов.
А. С. Чуянов приезжал в слободу Николаевскую для участия в работе 10-го пленума обкома партии 3 октября 1941 г. Остальное время в дни осады города находился либо на командном пункте в Комсомольском парке , либо в Кировском районе Сталинграда. Вот что пишет об этом бывший в то время председателем горсовета Д. М. Пигалев:
«13 сентября линия фронта легла через улицы Сталинграда ... бои завязались в Ерманском районе. Административный центр города переместился в южный, Кировский район. Это произошло не сразу, так как к моменту эвакуации городских учреждений немцы уже вклинились между Ерманским и Кировским районами, вышли здесь к Волге. Нам пришлось перебазироваться за Волгу, а оттуда уже постепенно стали возвращаться в Сталинград, в его южную часть, где линия фронта остановилась на гряде холмов, прикрывающих Сталинград с запада...».
Положение обороняющегося Сталинграда становилось все бо­лее тяжелым, если не сказать критическим. Враг превосходил в живой силе и технике. Немецкая авиация беспрерывно бомбила город. В ходе операций, проводимых армией по уничтожению про­рвавшегося на восточный берег р. Дона противника, имели место серьезные недочеты в руководстве операциями со стороны коман­дования армии, командиров частей и соединений.
Враг ворвался в город. Взаимодействуя с командованием 62-й и 64-й армий, городской комитет обороны мобилизовал усилия защитников на то, чтобы выбить вражеские войска из города. Но безуспешно, и во многом этому способствовало неоперативное управление войсками. Начальник отделения особых отделов Юго-Западного и Сталинградского фронтов Михаил Артемьевич Белоусов в своем донесении под № 41 от 21 сентября 1942 г. на имя заместителя министра НКВД СССР Абакумова об обстановке в Сталинграде докладывал:
«В течение 20 сентября с. г. части 62-й армии вели бои на севере и в центре города Сталинграда с переменным успехом. Небольшим группам автоматчиков противника удалось проникнуть в город (центр города) и в районе элеватора. В то же время наша 13-я сд заняла Смоленскую улицу и ведет сейчас бои за Коммунистичес­кую улицу.
64-я армия своим правым флангом предприняла сегодня на­ступление и к вечеру продвинулась на запад от южной окраины с. Купоросное примерно на два километра, заняв рощу Квадратная.
Сегодня противник вел особенно интенсивный огонь из артиллерии и подвергал бомбардировке центр города и места причалов переправы. Сгорели две центральные пристани. Есть много жертв. У пристани на правом берегу Волги продолжает иметь место неорга­низованность.
 
Переправляемые ночью боеприпасы своевременно представителями командования 62-й армии и соединениями не принимает­ся, в связи с чем сгружаются на берег и днем зачастую подрывают­ся огнем противника. Раненые до вечера не вывозятся. Тяжелоране­ные не получают помощи — умирают. Их трупы не убираются. Вра­чей нет. Помощь раненым оказывают местные женщины.
По всем этим вопросам сейчас информирован начальник шта­ба фронта Захаров. Последний дал указание о направлении медперсонала в Сталинград, приказал убрать трупы. Командиру 13-й гвардейской сд дал указание ночью наскоро сделать два причала...
Сегодня во время пожара на берегу у пристани Сталинграда сгорел начальник переправы. Особистами были приняты меры по спасению боеприпасов, что в значительной степени удалось осуществить.
Заградительными отрядами за 19—20 сентября задержано 184 человека, из них расстреляно 21, в том числе за шпионаж 7, изменников Родины — 5, членовредителей — 2, трусов и паникеров — 6, дезертиров — 1. Арестовано 40 человек.
В числе арестованных замначальника по артиллерии 62-й армии полковник Беляков, проводивший антисоветскую агитацию и подозреваемый и шпионаже, остальные задержанные направлены в части...».
Как видим, обстановка в обороне города была чрезвычайно трудной. Даже в войсках управляемость была слабой. Неразбериха, паникерство соседствовали с героизмом бойцов и командиров Крас­ной Армии, простых сталинградцев. Враг был силен, требовалась максимальная мобилизация людских ресурсов, оружии, боепри­пасов и оборонной техники, чтобы сдержать массированное на­ступление хорошо вооруженных и отмобилизованных фашистских войск. И огромная роль в этом отводилась городскому комитету обороны Сталинграда во главе с первым секретарем обкома партии А. С. Чуяновым.
Весь период битвы за Сталинград Кировский район города прочно обороняли бойцы 64-й и 57-й армий. Здесь работа предприятий, железнодорожного узла не прекращались ни на один день, действовали партийные организации. По территории это был самый большой район города — в него входил и теперешний Красноармейский район. Но насыщенность населения на один гектар территории имел самую малую — 6 человек при средней плотности по городу — 15 человек. Видимо, это делало район для фашистов ме­нее привлекательным для артобстрела и бомбардировок.
 
По состоянию на 1 января 1942 г. в Сталинграде проживало 553,9 тысячи человек, а перед осадой города за счет эвакуированных из Ленинграда и оккупированных областей численность населения несколько возросла.
Заранее перед осадой город не эвакуировался, и работа эта не планировалась. Поэтому все хлопоты по защите населения и спасения предприятий легли на плечи городского комитета обороны и его председателя А. С. Чуянова. 22 июня 1942 г. была образована правительственная комиссия и принято решение о перебазирова­нии на восток важнейших заводов Сталинграда. Кода председатель Совета по эвакуации Н. М. Шверник, выслушав предложение наркоматов, доложил Сталину об этом. Сталин подумал немного и заявил: «Ничего не эвакуировать. Мы должны сказать армии и народу, что отступать дальше некуда. Надо защищать Сталинград».
Политбюро согласилось с предложением Сталина. Кто знает, может быть уже в этот момент Сталин «прокручивал» в сознании станций потом знаменитым приказ № 227 «Ни шагу назад!».
За три дня до массированной бомбардировки города вражеской авиацией, а именно 20 августа 2042 г. все эвакогоспитали были передислоцированы, раненые вывезены в безопасные места. И все же в городе еще оставалось несколько полевых госпиталей Их наличие обязывало защитников мужественно и стойко оборонять город от захватчиков, чтобы раненые и больные не попали в руки врага.
...Как-то поздним вечером А. С. Чуянова вызвали в штаб фронта. Здесь были представители Ставки Верховного Главнокомандова­ния А. М. Василевский, секретарь ЦК партии, заместитель Предсе­дателя СНК СССР Г. М. Маленков, нарком танковой промышлен­ности В. А. Малышев, начальники родов войск, другие военачаль­ники, начальник областного Управления НУВД А. И. Воронин. Ста­ли обсуждать вопрос возможного захвата города фашистами. Нельзя было допустить, чтобы врагу достались важнейшие объекты тракторного завода, где были налажены ремонт и выпуск танков. На всякий случай ряд объектов был подготовлен к взрыву. Но окончательное решение было иным: завод не взрывать, держать до последней возможности. Правильность этого решения вскоре подтверди­ло поступившее от секретаря Тракторозаводского райкома партии Л. Н. Приходько сообщение. В нем говорилось: «Три отряда, сформированные за ночь в литейных цехах в количестве 600 человек, получив оружие, заняли оборону в районе поселка Спартановка. Настроение у всех боевое. Единодушно решено драться до последнего, но тракторный — первенец пятилетки — врагу не сдавать».
— Вот нам и ответ на мучивший нас вопрос — взрывать тракторный или нет, — произнес председатель комитета обороны го­рода А. С. Чуянов.
— Ответ трудный, но верный, — заметил А. М. Василевский.
С таким ответом согласились все присутствующие. О принятом решении — завод не взрывать — известили всех командиров и военачальников, оборонявших город. Ополченцы, среди которых было немало добровольцев, плечом к плечу с бойцами Красной Армии мужественно защищали свой завод, улицы и кварталы родного города. Приказ № 227 помог защитникам Сталинграда осознать нависшую над страной опасность, добавил бойцам упорства и мужества в борьбе с коварным и сильным врагом. Этому во многом способствовали изменения форм и методов работы райкомов партии и первичных парторганизаций Сталинграда по мобилизации трудящихся города на его защиту. Показательны в этом отношении циф­ры увеличения числа коммунистов и кандидатов партии в районах города за годы войны. Всего на 1 августа 1942 г., перед осадой Сталинграда, коммунистов в городе было 16 856 человек, т. е. на 1380 членов партии меньше, чем на ту же дату 1941 г., хотя за время военных действий на фронт ушли 6279 коммунистов. В армию были направлены секретари, заведующие отделами, инструкторы и дру­гие работники райкомов, горкомов и обкома партии, руководя­щие работники областных, городских и районных советских и хозяйственных организаций. С начала войны в действующую армию было направлено 29 процентов коммунистов города. Примечательно, что в составе парторганизации на 5,5 процента увеличилась численность женщин.
Общее же число партийцев в связи с массовым призывом на фронт почти не уменьшилась. По стране за время битвы под Сталинградом, а точнее с сентября 1942 г. по 1 февраля 1943 г. в Коммунистическую партию вступило 832 тысячи человек.
В своей книге «Воспоминания и размышления» Маршал Советского Союза Г. К. Жуков напишет о подвиге защитников Сталинграда: «13, 14 15 сентября (1942 г. — М. П.) для сталинградцев были тяжелыми, слишком тяжелыми днями. Противник, не считаясь ни с чем, шаг за шагом продвигался через развалины города все бли­же и ближе к Волге... Перелом в эти тяжелые и, как временами казалось последние часы, был создан 13-й гвардейской дивизией А. И. Родимцева.
Дивизия переправилась через Волгу и стремительно вступила в бой против наступающих фашистов, остановила их продвижение. А потом окончательно закрепила свои оборонительные рубежи и удерживала их до самого наступления».
...Как человек, как руководитель Алексей Семенович Чуянов был выдающейся личностью. Все делать добротно и на совесть — одна из черт его характера. Со студенческих лет учебы в Московс­ком химико-технологическом институте до организации обороны города Сталинграда Алексей Семенович отдавал делу всего себя. Был честен и принципиален, бережно относился к людям, ценил в них стремление работать с максимальной отдачей.
 
Как председатель городского комитета обороны, как первый секретарь Сталинградского обкома партии А. С. Чуянов много сделал для организации обороны города, разгрома немецко-фашистских войск в Сталинграде. Он умело организовал работу предприя­тий города и села на нужды фронта. В деле защиты города огромную роль сыграли ополченцы — истребительные батальоны, организа­ции которых на первом этапе обороны города Чуянов придавал большое значение. Созданные на предприятиях города, они насчи­тывали 12 тысяч человек. Бывший директор завода «Баррикады» Герой Социалистического Труда Л. Р. Гонор вспоминал, что пер­вый секретарь обкома А. С. Чуянов чуть ли не каждый день загляды­вал на завод. Лично контролировал выполнение фронтовых зака­зов, собирал коммунистов, начальников цехов, бригадиров, мас­теров. Выслушивал сообщения, советы, нужды и принимал все необходимые меры, чтобы эти нужды удовлетворялись».
Об А. С. Чуянове как организаторе и человеке очень хорошо отзывались такие военачальники, как Маршал Советского Союза Ф. И. Голиков, генерал-полковник Н. П. Анисимов, генерал-пол­ковник А. И. Родимцев и многие другие.
А когда на волжские берега пришла долгожданная победа, враг был разгромлен, началось восстановление города. Помогала вся страна. И снова А. С. чуянов проявил себя талантливым организатором людских и материальных ресурсов, чтобы наладить народное хозяйство города, восстановить жилье, пустить производство для выпуска продукции, необходимой фронту и сталинградцам.
А. С. Чуянов умер в 1977 г. Похоронен на Мамаевом кургане.
 
ОПОЛЧЕНЦЫ
М. Т. Поляков
 
При исключительно высоком патриотическом подъеме среди трудящихся по инициативе рабочих тракторного завода из числа добровольцев от 17 до 60-летнего возраста в июле 1941 г. в Сталинграде стали образовываться отряды народного ополчения.
Обучение населения города военному делу, организованное под руководством райкомов партии и военных комиссаров не прекращалось ни на один день. Повсеместно создавались рабочие отряды для защиты города — война приближалась к Сталинграду.
В результате огромной организаторской работы партийных и советских органов е середине 1941 г. было сформировано 5 полков Сталинградской дивизии народного ополчения. Полки были образованы в Баррикадном, Ворошиловском, Ерманском, Кировском и Краснооктябрьском районах, однако по своему численному со­ставу полки были не более батальона. Поэтому по решению Краснооктябрьского райкома партии от 26 марта 1942 г. по согласова­нию с командованием Сталинградской дивизии вместо полка ста­ли формировать отдельный стрелковый батальон. В это время в свя­зи с призывом в армию и усилением рабочего режима на предпри­ятиях, выпускающих продукцию для фронта, сократилась числен­ность работников в Ворошиловском, Дзержинском, Ерманском и Кировском районах. Началось военное обучение рабочих в цехах завода «Баррикады».
В это же время прекратил свое существование отдельный железнодорожный полк народного ополчения: транспортники работали в усиленном режиме перевозки соединений Красной Армии и во­енной техники. Зато в Баррикадном районе был сформирован тан­ковый батальон, к сожалению, не имевший в своем распоряжении материальной части. Бойцы обучались на проходивших обкатку выпускаемых заводом танках.
К 11 июля 1942 г., когда фронт вплотную приблизился к Сталинградской области, городской комитет обороны обратил особое внимание командования частей народного ополчения на усиление военной подготовки и увеличение численного состава доброволь­цев. Ставилась задача до 15 июля 1942 г. полностью укомплектовать стрелковую дивизию численностью 6900 человек. Кроме того, по требованию городского комитета обороны дополнительно сформировать три танковых батальона (два на тракторном заводе и один на заводе «Судоверфь») и два артиллерийских дивизиона в составе 8—10 батарей и одной минометной роты. Были образованы специальные подразделения снайперов, минометчиков и автоматчиков в различных районах города. В связи с массовой мобилизацией мужчин, на штабные и хозяйственные должности были привлечены женщины; обучали женщин пулеметному и снайперскому делу.
Командование народным ополчением немедленно приступило к доукомплектованию отрядов и обучению их по универсальной программе.
Но времени до начала штурма немцами Сталинграда оставалось совсем мало. Ополченцы не имели материальной части для учебы: танков, пушек, винтовок, автоматов. Обучение людей осуществлялось больше теоретически, что отнюдь не повышало воинское мастерство ополченцев. Об этом, в частности, говорила на XII плену­ме горкома партии после доклада председателя городского коми­тета обороны А. С. Чуянова секретарь Ерманского райкома партии К. С. Денисова:
— Этот батальон не может ни наступать, ни обороняться. Я боюсь, что его истребят при первой же стычке с противником.
Председатель городского комитета обороны А. С. Чуянов прислушался у выступлению К. С. Денисовой и дал указание командованию дивизии народного ополчения сформировать боеспособную часть, которая могла бы вступить в бой с противником в любое время.
Но такое соединение ополченцев сформировать не успели. Численный состав добровольцев в связи с массовым призывом в армию сократился до 2 тысяч человек.
Враг подступил уже совсем близко к городу.
23 августа 1942 г. в 16 часов 50 минут по тревоге был поднят тракторозаводский истребительный батальон, во главе которого стояли лейтенант милиции К. А. Костюченко и комиссар И. Я. Мельников, начальник штаба — капитан запаса В. В. Панченко. Менее чем через час батальон занял оборону на северной окраине Тракторозаводского района, по южному берегу речки Мокрая Мечетка и стал оборудовать оборонительный рубеж. К мосту по дороге Сталинград — Дубовка и на северную окраину поселка Мечетка было выслано охранное отделение. Левее, в Комсомольском саду, разместились бойцы 21-го отдельного учебного танкового батальона.
Немцы открыли минометный огонь по ополченцам. К счастью, никто не пострадал. С наступлением темноты высланная разведка завязала бой с боевым охранением противника, который вскоре отошел в лесной массив.. Перестрелка прекратилась.
С 23-го в ночь на 24 августа 1942 г. по распоряжению Тракторозаводского райкома партии по тревоге был поднят отряд народного ополчения в составе 70 человек. Командовал этим отрядом Н. Л. Вычугов, комиссаром был А. В. Степанов, начальником штаба В. И. Врубельский. Достигнув линии обороны, ополченцы стали обо­рудовать огневые точки. Для этой цели использовались корпуса тан­ков Т-34. Оборону держали до прихода части Красной Армии.
С утра 24 августа по 7 сентября 1942 г. рабочие и мастера — специалисты-оружейники тракторного завода вместе с бойцами Красной Армии удерживали позиции в районе Мечетки. В числе других здесь отбивали фашистов добровольцы: мастер по испытанию масляной системы моторов Леонов, бригадиры слесарей Коньков и Сахаров, слесарь 7-го разряда Юдин и другие.
В 22 часа 23 августа 1942 г. истребительный батальон Краснооктябрьского района под командованием начальника штаба батальона старшего лейтенанта запаса, рабочего завода «Красный Октябрь» Г. И. Позднышнва, комиссара К. М. Сазыкина вместе с инструктором областного штаба истребительных батальонов .т. Курячим прибыл в поселок Тракторный. Здесь ополченцы получили дополнительно пулеметы и перешли под командованием генерал-майора Фекленко и по его приказанию утром 24 августа 1942 г. заняли оборону на северо-западной окраине поселка Спартановка.
 
Вот что докладывал горкому партии первый секретарь Ворошиловского райкома партии М. А. Одиноков:
— По особому заданию на фронт были направлены 145 бойцов истребительного батальона под командованием т. Бондаренко и комиссара т. Перегудова. Позднее этот отряд влился в подразделение войск НКВД и воевал с ними на фронте.
Несмотря на героическое сопротивление частей Красной Ар­мии и ополченцев враг уже вплотную подошел к городу, а в ряде мест вошел в город. Германская авиация с особым ожесточением бомбила Сталинград и караваны судов, которые следовали из Аст­рахани в Сталинград. Систематической бомбежкой и минировани­ем русла Волги враг стремился оставить сражающийся Сталинград без горючего. Чтобы не допустить этого, наливные суда продвига­лись под охраной бронекатеров и тральщиков Волжской военной флотилии, которая была создана по приказу Верховного Главнокомандования еще в октябре 1941 года. Охраняя суда от фашистс­кой авиации, моряки флотилии за период с 25 июля по 23 августа 1942 г. отбили 152 одиночных и групповых воздушных налетов про­тивника и провели в Сталинград и в Саратов 113 конвоев судов.
После выхода в свет постановления Совнаркома СССР от 24 июля 1941 г. «О мероприятиях по борьбе с парашютными десанта­ми и диверсантами противника в прифронтовой полосе» бюро об­кома партии и исполком облсовета приняли решение о создании в Сталинграде и районах области истребительных батальонов. В них зачислялись люди, преданные Родине и умеющие владеть оружием. К середине августа 1942 г. в Сталинграде были созданы 8 истребительных батальонов: в Кировском — два, в остальных районах города — по одному. Общая численность бойцов истребительных батальонов города составляла 1200 человек.
Истребительные батальоны, несмотря на частую сменяемость личного состава в связи с выбытием в Красную Армию, имели очень высокую боеспособность и сыграли заметную роль в деле за­щиты города от немецко-фашистских захватчиков. Бойцы выпол­няли боевые задания, оповещали население о предстоящем налете вражеской авиации и местах, где можно укрыться от бомбежки, обходили по дворам мирных жителей и помогали им чем могли. В Краснооктябрьском районе на случай тревоги командование разработало 29 маршрутов обхода мирных граждан с целью оказания помощи населению и задержанию лазутчиков, предателей, паникеров. Каждый день при истребительном батальоне дежурили 3 автомашины и 10 подвод.
 
В связи с усилившимися налетами немецкой авиации и близостью вражеских войск, командование истребительного батальона Дзержинского района с 5 августа 1942 г. перевело батальон на казарменное положение. Такие же меры борьбы с наступающим противником были введены и в других районах города.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz