Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 7 | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 06:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 7.
 
По дороге в Каменск Сергей со Степаном обсуждали свои дела, недавнее воссоединение в организацию.
-Что в штабе было? – интересовался Сафонов.
-Всё тоже самое, власть делят, - недовольно ответил Сергей.
-Вот увидишь, добром это не кончится, - взглянул на него Стёпка.
-Скорее всего, - подтвердил Тюленин. – И зачем это людям нужно? – недоумевал он.
-А нам что делать? Ведь мы теперь от них зависим.
-Чем зависим? Мы сами по себе, они тоже сами по себе.
-Клятвой. Ведь мы её давали, чтоб им теперь подчиняться.
-Клятву мы давали, чтоб с врагами бороться. Вот этим и надо заниматься.
-А разве до этого мы с врагами не боролись? – удивился Степан.
Серёжка недовольно усмехнулся. Он понимал, что Степан в чём-то прав.
-Ты лучше расскажи, что полицаи искали на вашей улице? – спросил Серёжка, чтоб перевести тему разговора.
 
* * *
В Каменске они со Степаном пробыли несколько дней, а по возвращению их ждало известие:
-Третьякевича видел с Ковалёвым и Григорьевым, - негодующе, возмущённо рассказывал Лёня Дадышев. – С гадами этими полицейскими.
-Да как он может! – вспыхнул Володя Куликов.
-Надо с ним поговорить, - ответил Серёжка.
-А что тут разговаривать-то? – отвернулся от них Дадышев, перелистывая книгу.
Разговор происходил в доме у Куликова.
-Смотрите, что я стащил, - сказал Володя и достал из-под кровати что-то объёмное и тяжёлое.
-Аккумулятор от мотоцикла, - почесал затылок Тюленин. – И зачем он тебе?
-Да ты что, это же такая ценность! – восхищённо говорил Володя.
-Тебе за эту ценность знаешь что может быть? – взглянул в его глаза Серёжка. – Выброси его подальше от дома и чем быстрее, тем лучше.
-А кто узнает-то? – недоумевал Володя.
-Так, друзья, - Серёжа обвёл всех своим взглядом. – Никакой немецкий хлам в дом к себе не тащить. Поняли?
-А оружие? – поинтересовался Витя Лукьянченко.
-Я сказал хлам. А когда оружие было хламом?
 
Заседание штаба проходило в доме Третьякевича. Присутствовали почти все те, кто был в прошлый раз. Присутствовал ещё один человек – значительно старше остальных, высокий, статный, с военной выправкой, у него были тёмные вьющиеся волосы, прямой уверенный взгляд.
-Знакомьтесь, товарищи, Иван Туркенич, - представил его присутствующим Виктор Третьякевич. – Он недавно вернулся домой и хочет присоединиться к нашей организации.
-Надёжный товарищ, - подтвердил Ваня Земнухов, смущённо протирая очки.
-Иван офицер Красной Армии, у него есть боевой опыт. Есть предложение его выбрать командиром. А Вася Левашов будет командир боевой группы. Кто за? – обвёл всех своим неприступным взглядом Третьякевич.
-А кто тебя свёл с Иваном? – спросил Олег Кошевой, взглянув на Виктора и порозовев от смущения, что все обратили на него внимание.
-Анатолий Ковалёв.
Послышался недовольный ропот.
-Анатолий наш человек и в полиции вынужден был служить в связи со сложившимися обстоятельствами. Из полиции они уже ушли, - попытался предупредить всеобщее волнение Третьякевич.
-Как ты мог с этим гадом снюхаться! – вспылил Серёжка, соскакивая со своего места. – И не имеет значения ушли уже оттуда или ещё нет! Какие интересно обстоятельства их вынудили служить фашистам? Обстоятельства у всех одни! – кипятился Серёжа, при последней фразе рубанул кулаком по воздуху. – Но никто из нас в полицию не подался! – он в упор смотрел на Третьякевича, глаза его зло блестели.
-Предателей покрываешь? – поддержал его Олег.
-Ну ошиблись они немного, - встал со своего места Туркенич, обвёл всех взглядом. Говорил он спокойно, сдержанно, обдумывая каждое слово:
-С кем не бывает? Теперь они осознали свою ошибку и стараются её исправить.
-Как это, интересно? – подал голос Главан.
-Они ушли из полиции и вступили в нашу организацию, - посмотрела на Бориса Иван.
-Как это? – негодовал Серёжка. – Предателей в нашу организацию? – он вопросительно посмотрел на Ваню Земнухова, тот промолчал.
-Успокойся, Сергей, не горячись, - пытался урезонить его Третьякевич, но Серёжка долго ещё не мог успокоиться. У него всё равно оставалось недоверие к Ковалёву и Григорьеву. Немецких холуев-полицаев он ненавидел всем своим нутром.
На этом заседании обсуждался ещё один главный, пожалуй самый главный, вопрос: Третьякевич предложил всем уходить из города и перебираться партизанить под город Ворошиловград. Сам он недавно оттуда вернулся и обстановку там знает.
-Виктор, а почему ты ушёл оттуда? Что заставило тебя вернуться в Краснодон? Если там так хорошо, то и оставался бы там, - обратился Кошевой к Третьякевичу.
-Ушёл по заданию старших товарищей, - отрезал Виктор, показывая тем самым, что говорить на эту тему не хочет и не будет.
-Но если тебе было задание вернуться в Краснодон, почему уйти отсюда хочешь? – перевёл взгляд на Третьякевича Земнухов.
-Там мы нужнее, - Третьякевич встал со своего места. – Кто за то, чтоб из города перейти в леса под Ворошиловград?
-Подожди, Виктор, - остановил его Сергей Левашов. – Ведь такие дела так сходу не делаются. У нас нет ни оружия, ни продовольствия, ни тёплой одежды, а ведь скоро зима, - он в упор посмотрел на Третьякевича.
-Можно наскрести, а потом на месте уже сё остальное достанем, - отстаивал свою позицию Виктор.
-Да и со своими ребятами надо посоветоваться, - сказал Тюленин. Он, конечно, хотел в леса, скорее взять в руки оружие, но понимал, что Сергей Левашов прав, неподготовленными уходить было нельзя.
-Вот и нужно подготовиться к уходу в лес тщательно и основательно. И не принимать сгоряча такие серьёзные решения, - взял слово Ваня Земнухов.
На этом и решили, что уходить надо, но сперва нужно подготовиться.
-Естественно пойдут только добровольцы. Насильно мы никому ничего навязывать не будем, - говорил Третьякевич.
-И на этом спасибо, - буркнул про себя Тюленин.
-А как же наши семьи? – спросил Арутюнянц. – Вы представляете, что сделают с нашими родными, когда мы все враз исчезнем из города?
Но на этот вопрос уже никто не обратил внимания.
 
* * *
Когда его группа собралась очередной раз у Вити Лукьянченко, Сергей передал ребятам предложение Третьякевича уходить из города и перебираться в леса под Ворошиловград партизанить. Ребята задумались. У Юркина загорелись глаза. Куликов с Остапенко, молча и машинально, продолжали делать ходы в шашках. Серёжка перебирал игральные карты, даже не смотря на них. Тося перестала играть на гитаре, обняла её руками и внимательно слушала мальчишек.
-Там лесов-то нет, - после короткого обдумывания высказал Остапенко. – Куда уходить?
-А в самом деле, куда уходить? – повторил за ним Лёня Дадышев, наблюдавший за игрой в шашки.
-Найдём куда! – воодушевился Радик Юркин, выхватил у Тюленина карты и бросил колоду на стол.
-Найдём куда, - передразнил его Остапенко. – Тебя мама-то отпустит?
-Я ей не скажу!
-И правда, что мы скажем своим родителям? – посмотрел на Сергея Витя Лукьянченко. Тот пожал плечами.
-А меня и в самом деле мама не отпустит, - сказал Куликов.
Все посмотрели на него и усмехнулись.
-Мама не отпустит, - передразнил его Стёпка. - Своя-то голова есть? Зачем ей говорить? – недоумевал Сафонов.
Куликов понурился.
-Ну это ты зря, - с упрёком посмотрел на него Дадышев своими большими чёрными глазами. – Родители должны знать.
-А как ты им скажешь? – оторвался от шахматной доски Остапенко и взглянул на Дадышева. – Так прямо и скажешь, что партизанить идёшь? И они тебя отпустят?
-Нет, но как-то по другому, - опустил взгляд Лёня.
-Лично мне некогда заниматься поисками несуществующих лесов под Ворошиловградом, - отрезал Сёма, обводя всех взглядом своих голубых ясных глаз и поправляя свой чуб. – Маме не с кем будет оставить младших. У неё на меня вся надежда.
-Мне и дома неплохо, - пожал плечами Витя Лукьянченко.
-А девушек возьмёте? – подала свой звонкий голосок Валя Борц. Все посмотрели в её сторону.
-Возьмём! – воскликнул Стёпка. – Как же без вас-то? Скучно будет.
-А мы вам для веселья только нужны? – возмутилась Валя.
-А для чего ещё? – искренне удивился Стёпка.
Валя дала ему лёгкий подзатыльник.
-Ещё и дерётся, - обиделся Сафонов.
-Я дома останусь, - тихим голосом сказала Тося Мащенко. – Мне маму одну никак нельзя оставлять.
-Ты с нами? – не отступал Сафонов, взглянул на Валю.
-Я как Серёжа, - девушка мельком взглянула на Тюленина, порозовела от смущения и опустила свой взгляд вниз.
-Я тоже никуда из города не пойду, - сказал Сергей. – Воевать везде можно. И здесь тоже, - решительно заявил он.
-Уйти из города, это может единственный способ, чтоб не угнали в Германию, - заявил Сафонов.
-Способ никогда не может быть единственным, - отрезал Тюленин. – Всегда найдутся и другие.
 
* * *
Стёпа Сафонов часто ходил к первомайским ребятам, его там хорошо знали и доверяли ему. Приносил оттуда текст сводок Советского Информбюро, друзья из Серёжиной группы собирались вместе, обсуждали обстановку на фронте, переписывали текст по несколько раз и распространяли листовки в городе: клеили на заборах, рассовывали народу по корзинкам, сумкам, девушки несколько раз подкладывали листовки торговке пирожками в качестве бумаги для заворачивания пирожков. Серёжке нравилось распространять их с риском, он не признавал мирного расклеивания листовок по заборам. Он их цеплял к спинам полицейских, совал им в карманы листы со сводками Совинформбюро, цеплял на проходящие мимо немецкие машины. Земнухов с Кошевым несколько раз делали ему замечание, но он их не слушал.
Иногда Сафонов с Тюлениным к первомайским ребятам ходили вместе. Обычно собирались дома у Толи Попова.
Но в этот раз Дёмка Фомин сам прибежал. Они втроём закрылись в комнате Стёпы Сафонова.
-Наши все решили уходить, - сообщил Дёма товарищам.
-И ты? – повернулся к нему Тюленин.
-И я, - кивнул Фомин.
-Я, наверное, тоже с ними пойду, - заявил Стёпка.
-Тебе решать, - ответил ему Сергей.
Ребята разговаривали вполголоса, чтоб их не слышали родные Степана. Патефонная пластинка пела голосом Клавдии Шульженко, исполнявшую романс «Звёзды на небе».
-Кто из ваших собирается уходить? – повернулся Сергей к Дёме Фомину.
-Да почитай почти все, - ответил Демьян. – Попов, Петров, Главан, - начал перечислять он. – Шепелев, Лукашов, Рогозин, Жуков, Почепцов…
-И этот с вами? – оборвал его Серёжка.
-А что не так? – не понимал Демьян друга.
-Ведь он же трус и подлец! Он всех вас сдаст. Вот увидишь, Дёмка, - негодовал Сергей, перешёл на повышенные тона.
-Ш-ш-ш, - зашипел Стёпка Сафонов, обеспокоенно посмотрев на дверь.
-Зря вы его приняли, - перешёл снова на шёпот Сергей.
-Серёга, он мой друг, и я ему безоговорочно верю, - посмотрел Демьян на Сергея. – Он не такой плохой, как ты думаешь.
Сергей отвернулся от него, посмотрел в окно. Генку Почепцова он знал ещё с довоенных времён, но старался обходить его стороной. Он не любил таких людей: напыщенных, которые стремятся показать свою власть перед слабыми и заискивают перед теми, кто сильнее их, унижаются перед ними. У Серёжки несколько раз с ним дело доходило даже до стычек. Но драк Почепцов старательно избегал, боялся их. Серёжка же был вспыльчив и горяч и в драку влезал по каждому малейшему поводу.
-Как ты можешь с ним дружить? – искренне не понимал Серёжка. – Вы же с ним совсем разные!
-Он слабый человек, - ответил Демьян. – И нуждается в защите.
-А что слабому человеку делать в подпольной организации? – резонно заметил Тюленин.
Фомин пожал плечами.
-Он сам захотел, - ответил он.
 
* * *
Серёжа сидел в комнате и подправлял модель самолёта. Он его сделал ещё в школе, когда посещал авиамодельный кружок. Он любил эту модель, бережно к ней относился. Она занимала почётное место в комнате – висела над письменным столом. Сейчас он её подклеивал, любуясь ею. Между делом напевал:
-Вставайте, люди русские,
На славный бой, на смертный бой,
Вставайте, люди вольные,
За нашу землю честную…
Отец издали взглянул на него, достал изо рта трубку и сказал, обращаясь к жене:
-Никакого толку от него нет! Хоть бы работать шёл, еду в дом приносил. Всё бы какая польза была от этого шалопая. А то занимается чем попало.
Серёжка вспыхнул, отложил в сторону самолёт и, еле сдерживая себя от гнева, выскочил на улицу. Попетляв по узкой улочке Шанхая, он оказался на рынке. Тут кипела жизнь: торговки призывали покупателей к своим прилавкам, покупатели выбирали товар и бурно торговались с продавцами, между ними важно расхаживали полицейские с белыми повязками на рукавах. Серёжка бегло оглядел народ, знакомых ребят не заметил. Зато взгляд его остановился на гружёном чем-то тяжёлым грузовике. Он направился в его сторону. Серёжка не успел ещё остыть от слов отца. Ненависть к фашистам была настолько яростной, что он совсем забыл об осторожности. У машины оглянулся по сторонам, шофёр отошёл от машины, и она оставалась без охраны. Тюленин достал из кармана отвертку (с которой никогда не расставался и часто ей пользовался (это было неплохое орудие, чтоб вредить немцам разными путями)) и с размаха воткнул её в шину колеса. Раздался шипящий звук, воздух вышел, машина осела на одно колесо. Серёжка оглянулся вокруг, кажется этого никто не заметил. Он подошёл ко второму колесу… И только когда у машины оставалось одно целое колесо, Серёжка заметил приближающегося водителя. Юноша нырнул в рыночную толпу, смешался с народом.
Он с довольной и радостной улыбкой шёл между рядами, весело насвистывая задорную песенку. Об отце он уже не вспоминал. Невдалеке послышался весёлый смех девчат, прислушался. Оба голоса он узнал, и разговор шёл о нём, Серёжке. Он развернулся и направился в сторону голосов. У прилавка Молокозавода стояла… Любка Шевцова! Давно уже он её в городе не видел. Это была среднего роста девушка, стройная, тонкая. Яркая, запоминающаяся личность, которая всегда тщательно следила за своей внешностью. Её хоть и нельзя было назвать красавицей, но изъянов она не имела, была очень привлекательна. и чем-то невидимым и неведомым приковывала к себе взгляды окружающих. Волосы у неё были светлые, немного рыжеватые, уложены в изящную причёску, голубые небесные глаза излучали свет и счастье. И вся её яркая, божественная внешность никак не вязалась с нынешним положением в городе! Люба любила петь, танцевать, любила быть в центре внимания. Мечтала стать артисткой. Серёжка знал её по школе, они одно время и в классе одном учились. Это была боевая девчонка, живая, в шалостях не уступающая мальчишкам. Но что она делает сейчас в Краснодоне?
Рядом с ней, за прилавком, находилась Нина Минаева. Обе девушки смотрели в его сторону, что-то обсуждали, шутили, смеялись. Он подошёл к ним.
-Привет, девчата, - поприветствовал он их.
-И тебе того же, - улыбнулась ему Нина и одним движением руки закинула косу назад.
-А ты чё, в городе что ли? – спросил он у Любки.
-Как видишь, - отозвалась она. – С гастролями к вам приехала.
-Уже к вам? – поддел её Серёжка. – Быстро же забываешь родные места.
-Ну, к нам, - поправилась Любка. – Не придирайся к словам, Тюленин, - отозвалась она.
Они поговорили ещё немного на повседневные темы, и он оставил девушек одних, пошёл искать друзей.
 
* * *
Очередное заседание штаба проходило в доме Земнухова, на нём были почти все кроме Третьякевича. Сергей подошёл последним. Все ждали только его. Он Первомайки в этот раз подошли Толя Попов, Уля Громова и Витя Петров. Туркенич перебирал грампластинки, изучая их. Некоторые ребята играли в карты. Здесь же находилась Любка Шевцова, чему Сергей очень удивился. Он никак не ожидал её увидеть не только на заседании штаба, но и вообще в работе подполья. Она своими белыми ухоженными руками поправляла складки на своей одежде, приводя её в ещё более изысканный вид.
-Все собрались? Начнём, пожалуй, - взял слово Ваня Земнухов.
-Но ведь нет Вити Третьякевича, - остановил Туркенич.
-Его нет в городе, - ответил Вася Левашов.
-Начинаем тогда, - Олег Кошевой сделал очередной ход в игре в карты.
-Ребята, да отложите вы их в сторону, - посмотрел на играющих Земнухов. – Сегодня решается важный вопрос.
Играющие нехотя откинули свои карты на стол.
-Сегодня на повестке дня один вопрос, - начал Иван. – Уход Виктора Третьякевича из Ворошиловграда, - он посмотрел на Шевцову. – Тебе слово, Люба.
Любка порывисто соскочила со своего места, зашла за стул, на котором сидела, и взялась руками за его спинку, опираясь на неё. Обвела всех своими ясно-голубыми, сияющими глазами.
-Мне стало известно, что Виктор Третьякевич самовольно покинул город Ворошиловград и отправился в Краснодон, - сообщила она.
-Что значит, самовольно покинул? – не понял Вася Левашов. – Мы разве не вольны в передвижении? И не имеем права жить там, где хотим? – он внимательно посмотрел на неё своими колкими глазами.
-Вы может и имеете право, - она смотрела прямо ему в глаза, не отводя взгляда. – Но те, кому партия поручила задание, не имеют права выбора, где им проживать, - Любка обвела всех собравшихся горящим взглядом. – Виктор Третьякевич был в партизанском отряде товарища Яковенко, который вёл борьбу под Ворошиловградом. Но лесов там нет, вы все сами это хорошо знаете, - понизила она свой голос. Снова обвела всех взглядом, улыбнулась и продолжила дальше:
-По приказу Яковенко, Виктор был переброшен из отряда в город Ворошиловград для дальнейшей подпольной работы там, - Любка таинственно бросила взгляд на Васю Левашова. – Но в скором времени он оттуда исчез, - подвела она итог своего рассказа.
-Я же говорил, что ему нельзя верить! – воскликнул Олег.
-Подожди, Олег. Любка, а тебе это откуда известно? – спросил Арутюнянц.
-Сказал один знакомый человек, который лично знал Яковенко. Имени его я не имею права называть.
Все задумались.
-Какие будут предложения? – обвёл всех взглядом Ваня.
-Снять его с должности! – предложил Олег.
-Ну это всегда успеется, - возразил Вася Левашов.
-Поставить на вид.
-Выговор.
-Всё это не серьёзно, - взяла слово Ульяна. – В конце концов он ничего злостного не совершил. Никого не предал. Там подполье, здесь подполье. Какая разница где работать? – вдохновенно говорила Ульяна.
-Когда предаст, поздно будет, - тихо сказал Олег.
-Он не предаст! – твёрдо заявил Василий.
Все помолчали.
-Ну а что будем делать с уходом под Ворошиловград? – обвёл всех взглядом Земнухов.
-Мы готовы идти, - выступил Попов.
-Мы тоже, - поддержал его Левашов.
-Куда идти, ребята? – удивилась Шевцова, снова соскочила со своего места. – Там лесов-то нет! Отряд Яковенко и двух месяцев не продержался, как его немцы накрыли и весь уничтожили! Если уж и идти, то только не под Ворошиловград. Надо на восток пробираться!
При общих прениях и всеобщем голосовании решили с уходом из города пока повременить.
 
-Ну и зря! – сетовал Стёпка Сафонов, когда Сергей сказал ему о решении штаба.
-Ну и дурак, - в тон ему ответил Сергей.
-Почему? – обиделся на него Стёпка.
-Надо знать куда идти, а не вот так наобум куда попало, - Серёжка надвинул на глаза другу козырёк его кепки.
Тот её поправил обратно.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz