Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 2 | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 20:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Ровенская область.
Страница 2.
 
Продолжение статьи "Странички тех лет", автор В.А.Бегма, из книги "Герои подполья".
 
 
Третьей подпольной организацией в Ровно была группа бывшего секретаря Железнодорожного райкома партии города Киева Николая Максимовича Астафова, аспиранта Киевского государственного университета имени Т. Г. Шевченко. По решению ЦК КП(б)У Астафов был оставлен на подпольной работе в Киевской области, но попал в руки гитлеровцев и был помещен ими в Ровенский лагерь военнопленных. Здесь он создал подпольную группу из коммунистов и комсомольцев. Вскоре группе удалось связаться с организацией П. М. Мирющенко, которая помогла осуществить побег из лагеря нескольких десятков пленных. С помощью Мирющенко Н. М. Астафов организовал позже побег еще 50 советских военнопленных.
 
 
Очутившись на свободе, Астафов создал подпольную группу из семи коммунистов и комсомольцев, которая вскоре переросла в сильную подпольную организацию.
Она вела большую массово-политическую работу в Ровно, на Шпаневском и Бабинском сахарных заводах, в лагере военнопленных. Устроившись на работу в учреждениях и на предприятиях оккупантов, подпольщики собирали по заданиям спецотряда Д. Н. Медведева сведения о противнике, осуществляли диверсии.
В мае 1942 года организация Н. М. Астафова выпустила листовку "К молодежи Ровно". В этот период фашисты начали массовый угон советских юношей и девушек в Германию. Листовка призывала молодежь всячески уклоняться от посылки в Германию, пополнять ряды партизан. "Бейте немцев, их помощников всюду и чем только можете! - говорилось в листовке.- Уничтожайте оккупантов и их технику!".
В сентябре 1943 года Н. М. Астафов по заданию спецотряда Д. Н. Медведева отправил большую часть подпольщиков своей организации в партизанский отряд. В декабре 1943 года гестаповцам удалось арестовать ядро организации, в том числе и Н. М. Астафова. Подпольщики были зверски замучены в фашистских застенках.
 
ПОДПОЛЬЕ В РАЙОННЫХ ЦЕНТРАХ И СЕЛАХ

Еще раз вернемся к тому июньскому дню 1941 года, когда происходило заседание бюро Ровенского обкома партии, на котором отбирались и утверждались руководители подполья.
После ряда выступлений взял слово секретарь Клесовского райкома партии Валерьян Алексеевич Сонин.
- Оставьте меня на подпольной работе, Василий Андреевич. Жизни не пожалею, а задание партии выполню.
- А вы знакомы с правилами конспирации?
- Специально, конечно, не изучал. Но из книг знаю. Думаю, что это дело наживное, не святые горшки лепят. Запишите, Василий Андреевич. Справлюсь.
Пришлось просьбу В. А. Сонина уважить. Вернувшись в Клесовский район, В. А. Сонин стал работать в каменных карьерах. Вскоре ему удалось создать подпольную группу. Начинать работу было решено с массовой агитации. Поэтому подпольщики тщательно изучали обстановку, следили за вражеской прессой, особенно за газетками "Волинь" и "Гайдамаки", которые издавались украинскими националистами.
Материала для агитации, то есть разного рода фактов из практики хозяйничанья гитлеровцев на Ровенщине, было много. Нужно было дать правильную оценку этому материалу, вскрыть перед населением суть так называемого "нового порядка", разоблачить предательство украинских буржуазных националистов. А в лагере украинских буржуазных националистов шла грызня. Оуновцы раскололись на две волчьи стаи - бандеровцев и мельниковцев. На Полесье возникла еще одна националистическая банда - бульбовцы. Сколотил ее матерый бандит и прислужник фашистов Тарас Боровец, присвоивший себе имя Тараса Бульбы. Еще до прихода гитлеровской армии он был высажен на парашюте с немецкого самолета в Сарненских лесах. Он объявил, что не подчиняется ни Бандере, ни Мельнику, а будет сам строить "Полесскую сечь". Фашисты, разогнавшие так называемое правительство Бандеры, охотно поддержали затею Боровца. Перед ним была поставлена конкретная задача: руками его "сечевиков" уничтожать подпольщиков, партизан и советских парашютистов.
Каждая из этих националистических свор стремилась воздействовать на население, отравить сознание трудящихся ядом националистических идей. "Плевали мы на всех,- похвалялись сторонники "Полесской сечи".- Мы отстоим вiльну Украiну, и первым ее министром будет Тарас Боровец!"
- Грызутся, как псы за кость, - говорил Сонин своим товарищам по подполью.- Надо нам смелее идти к людям, завоевывать их сердца, разоблачать врагов народа, фашистских служак.
И подпольщики начали действовать. Однако В. А. Сонин подчас пренебрегал правилами конспирации и вскоре поплатился за это. В среду подпольщиков затесался предатель, который навел В. А. Сонина на засаду. Шесть человек бросились на подпольщика, но его железные кулаки работали умело. Лишь когда к врагам подоспело еще несколько гестаповцев, им удалось схватить В. А. Сонина. Две недели фашисты мучили подпольщика. Полуживого, они казнили его на площади. Ночью тело В. А. Сонина исчезло: его унесли и похоронили подпольщики.
В Высоцком районе организацию подпольных групп возглавили председатель райисполкома товарищ Кабак и заведующий районным отделом народного образования товарищ Храпко. Базой для развертывания борьбы они избрали село Сварицевичи. Но Кабак и Храпко, как и Сонин, недооценили важности конспирации и вскоре пали смертью храбрых в неравном бою.
Большую активность проявляла подпольная организация в Дубровицком районе. Создал ее ветеран антифашистской войны в Испании 1936-1939 годов, бывший боец Интернациональной бригады Алексей Крынько. Спустившись на парашюте осенью 1941 года на землю родного района, коммунист Крынько вскоре создал из местных жителей подпольную организацию в составе 12 человек. Развернув широкую агитацию среди населения, организация быстро добилась значительного роста своих рядов. Вот одна из листовок организации, обращенная к населению: "Мы делаем все, чтобы освободить Украину от оккупантов. Боритесь, братья и сестры за светлую, Советскую Украину! Уничтожайте немецких псов! Да здравствует Советская Украина!" Листовки распространяли подпольщики Василий Главинский, Зоя Гладка, Михаил и Лена Петрушко, Иван Янковский, сестра Крынько Марина и другие. Организация собирала для партизан разведывательные данные, оружие, боеприпасы, медикаменты.
Уже в ноябре 1941 года организация насчитывала около 60 членов. Она расширила свое влияние на села и хутора Дубровицкого района. Стали действовать подпольные группы в селах Колки, Хлевцы, Селец, Залужье, Бересты, Ясинец, Золотое, на железнодорожных станциях Удрицк, Колесов, Сарны. Крыньковцы поддерживали тесную связь с подпольными группами Сарненского железнодорожного узла, сел Сварицевичи и Серники Высоцкого района. Они создали в ряде сел группы самообороны, которые оказывали сопротивление администрации оккупантов, являлись боевым резервом партизан.
К концу 1942 года на базе дубровицкой подпольной организации и сельских групп самообороны был сформирован партизанский отряд имени Т. Г. Шевченко. Дубровичане сумели распропагандировать 65 "казаков" из изменнического формирования украинских буржуазных националистов. Они с оружием в руках перешли к партизанам отряда имени Т. Г. Шевченко.
В январе 1943 года дубровицкие подпольщики вывезли со станции Дубровицы и передали партизанам 20 тонн хлеба, угнали и возвратили крестьянам много голов награбленного оккупантами скота.
Деятельность подпольщиков пользовалась большой поддержкой населения, которое по их призывам активно саботировало мероприятия оккупационных властей. Вот всего лишь один пример. Весной 1943 года подпольщики выпустили листовку, в которой призвали население не выходить на ремонт железнодорожного пути и на погрузку отправлявшегося в Германию леса. И почти никто не вышел на работы, многие мужчины и женщины ушли в лес, к партизанам.
В июле 1943 года организации был нанесен тяжелый дар: от руки убийцы из логова украинских буржуазных националистов пал А. Крынько.
Неопытность, отсутствие должной бдительности, а порой и благодушие погубили пламенных советских патриотов - коммунистов Сонина, Кабака, Крынько. Смерть их была подвигом. Но партия посылала в тыл врага своих лучших сынов не для того, чтобы они жертвовали собой, а для организации народных масс на беспощадную борьбу с врагом.
На смену павшим приходили новые бойцы-коммунисты, комсомольцы, беспартийные патриоты. Весной 1942 года в Высоцком районе снова начала действовать подпольная группа под руководством бывшего участкового милиционера коммуниста Максима Мисюры, на Дольских хуторах - группа сержанта Красной Армии Дмитрия Попова, на Симаковичских хуторах - политрука Михаила Корчева. В Рафаловском районе возникла подпольная группа под руководством Юзефа Себесяка - Макса, бывшего директора Ковельской МТС, поляка по национальности.
В конце лета 1942 года на Ровенщине начали действовать боевые группы старшего лейтенанта Картухина и политрука Насекина. Спустя некоторое время руководство этими группами взял на себя батальонный комиссар Герой Советского Союза А. П. Бринский, штаб которого был расположен в Езерецком лесу Рафаловского района. До создания Ровенского подпольного обкома партии и областного штаба партизанского движения Бринский руководил разрозненными партизанскими группами, действовавшими в северо-западных районах Ровенщины. Много славных дел па счету этих групп. Не один чувствительный удар нанес врагу созданный Бринским отряд под командованием М. С. Корчева, а также боевые группы Сидельникова, Латышева, Бужинского, Гудованого и другие. Впоследствии на базе некоторых из этих групп выросла партизанская бригада майора Ивана Каплуна, особенно отличившаяся своими смелыми диверсионными операциями на железнодорожной линии Сарны - Лунинец.
Активно действовала подпольная организация в городе Гоща. Один из ее создателей - Терентий Новак осенью 1941 года установил связь с Иваном Кутковцом, работавшим агрономом и переводчиком у крейсляндвирта в Гоще. В июне 1942 года Кутковец через В. Ф. Соловьева связался с группой бежавших советских военнопленных. Вскоре была создана крепкая подпольная организация, одна из самых крупных и активных в области. Под ее контролем находились почти все села района. Так как Кутковец все время разъезжал с крейсляндвиртом, то руководителем организации был избран В. Ф. Соловьев.
Члены гощанской подпольной организации проводили большую агитационно-массовую работу среди населения, распространяли газеты, листовки, сообщения Совинформбюро. Смело проводил агитацию сам Кутковец. Крейсляндвирт Кригер, с которым он ездил, не знал ни одного украинского слова. Собирая крестьян, Кригер произносил пышные речи, восхвалял на все лады Гитлера, Коха, гебитскомиссара. Крутковец переводил эти речи по-своему. Кригер улавливал слова "Гитлер", "Кох" и считал перевод вполне удовлетворительным.
Имея большие связи с лагерем военнопленных, гощанские подпольщики организовывали побеги пленных советских воинов и переправляли их в партизанский отряд Медведева. Подпольщики установили круглосуточное наблюдение за важным в стратегическом отношении шоссе Ровно- Киев и систематически обеспечивали отряд Медведева сведениями о движении немецких воинских частей. Организация имела своих людей в ортскомендатуре и вовремя предупреждала население и партизан о готовящихся карательных мероприятиях. Свои люди были во всех главнейших учреждениях района, что давало возможность доставать необходимые документы (бланки паспортов, пропусков, чистые бланки разных учреждений) с печатями и т. д. для ровенских подпольщиков и партизанских отрядов. Особенно часто и смело осуществляли операции по изъятию вражеских документов подпольщики Соловьев, Кутковец, Сить. Ветеринарный врач Матвей Куцинь систематически и в довольно большом количестве доставал медикаменты, которые переправлялись в Ровно, а оттуда к партизанам. Под руководством Кутковца действовала группа из семи агрономов, которая делала все, чтобы захватчики не получили ни скота, ни хлеба.
Гощанская организация существовала до освобождения района Красной Армией и не имела ни одного случая провала. Это еще раз доказывает, как важно для подполья иметь свои "глаза и уши" в оккупационных учреждениях, уметь следить за каждым шагом врага. Всему этому учили подпольщиков их руководители Новак, Кутковец и Соловьев.
До поздней осени 1943 года действовала подпольная организация в городе Тучин, возглавлявшаяся комсомольцем Виталием Захарьевым. В городе Корце действовала группа во главе с бежавшим из плена советским военнослужащим Захлебным. В селе Грушвица подпольную организацию создали комсомольцы. Ею руководил бывший член КПЗУ Федор Кравчук (Черный). Организация вела наблюдение за немецким аэродромом, собирала оружие, вела пропагандистскую работу среди населения. Оккупанты расправились с подпольщиками руками националистов. Сентябрьской ночью 1943 года гнусные запроданцы ворвались в село и перекололи всех подпольщиков ножами. Руководителя организации Федора Кравчука бандиты зверски убили и выкололи ему глаза.
Отважно боролась с фашистами подпольная организация Клевани и села Деревяное, которой руководил Александр Гуц, коммунист, осужденный еще судом панской Польши на 12 лет заключения. Гуц был послан на север области, на связь со мной, секретарем подпольного обкома партии. Однако мне не пришлось встретиться с этим мужественным патриотом. Возле местечка Деражно Гуц был задержан украинскими буржуазными националистами и убит. Но его боевые товарищи в Клеване продолжали действовать до освобождения Ровенской области.
Небольшую, но активную подпольную организацию в селе Рясники возглавлял бывший член КПЗУ Прохор Кулебенко. Подпольщики собирали оружие, вели агитационную работу среди своих земляков. Весной 1943 года Кулебенко погиб в неравной схватке с фашистами. В селе Городок существовал подпольный маяк. В домике бывшего члена Компартии Польши Федора Чиберака прятались военнопленные, находился склад оружия. Чиберак много сделал для снабжения оружием партизанского отряда.
Еще во время панской Польши село Синив называли "красным". 42 жителя этого села за революционную деятельность сидели в тюрьме. Подпольщиков во времена власти панов возглавляла секретарь райкома комсомола Ольга Солимчук. С первого же дня фашистской оккупации она создала подпольную группу. Позже Ольга Солимчук была отозвана Новаком в Ровно, где работала в отделе агитации.
Одной из основных задач подпольных организаций в районных центрах и в селах был срыв сельскохозяйственных заготовок захватчиков.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1954 года орденом Красной Звезды награждены члены созданной ровенскими подпольщиками подпольной группы на Шпановском сахарном заводе Сергей Лукич Зиненко и Виталий Иванович Захаров. Вот что рассказывает о деятельности этой группы ее руководитель Сергей Зиненко: "На законтрактованной посевной площади в количестве 1 900 гектаров минимальный урожай свеклы 1943 года был равен примерно 380 тысячам центнеров, на завод же поступило всего около 150 тысяч центнеров. Остальное осело во дворах крестьян, так как, бывая у каждого из плантаторов, мы давали им понять, что никакого контроля, как эго делали раньше, никто у них в этом году делать не будет. Из переработанных на заводе 110 тысяч центнеров свеклы немцы вывезли со склада завода всего 6700 мешков сахара, остальной сахар - около 10 тысяч центнеров - частью был уничтожен еще в период хранения свеклы, частью выпущен в дефекационную грязь и воду, а примерно 2 тысячи мешков было взято рабочими завода за время производства. Конфискация сахара с завода была поставлена на широкую ногу. Сахар мешками шел через жомовый шнек на жомовую яму, а оттуда крестьяне на санях и возах увозили его в села".
И так было всюду. Срыв сельскохозяйственных заготовок приобретал все более широкий размах. В этой борьбе не было ни выстрелов, ни взрывов гранат. Но ущерб от нее оккупанты несли очень большой. Подпольщики и партизаны направляли эту борьбу, а вели ее, отвечая на призыв партии, тысячи и тысячи трудящихся. Захватчики вынуждены были признать высокую эффективность массового срыва их мероприятий. Фашистская газета "Гамбурген фремденблат" удрученно писала, что на Украине "пришлось поплатиться жизнью не одному сельскохозяйственному руководителю", а "Кракаур цейтунг" прямо заявила: "Поведение украинского народа нас разочаровало". Другие газеты еще с лета и осени 1942 года хором выли: "Украинское сельское хозяйство не может сейчас выделить излишки продовольствия", "Германия вовсе не смотрит на Украину как на "чудесный край"", "Надежды на Украину не оправдались".
Да, надежды фашистской Германии превратить Украину в свою экономическую базу не оправдались. Эти надежды были сорваны подпольщиками и партизанами, миллионами оставшихся на оккупированной территории советских патриотов, главным оружием которых, была пламенная любовь к Советской социалистической Родине, непоколебимая ненависть к фашистским поработителям.
 
ПОДПОЛЬНЫЙ ОБКОМ ДЕЙСТВУЕТ

15 января 1943 года из соединения А. Н. Сабурова был выделен в распоряжение создаваемого Ровенского обкома партии партизанский отряд "За Родину", командиром которого был И. Ф. Федоров и комиссаром Л. Е. Кизя. Этот отряд сформировался в начале войны в Сумской области и имел уже солидную боевую биографию. Бойцы его были закалены в тяжких боевых испытаниях, хорошо знали свое дело. Я был рад, что в наше распоряжение дают такой отряд, и был благодарен за это Украинскому штабу партизанского движения, командованию соединения, которое создавало и выковывало все новые и новые отряды отважных бойцов и замечательные кадры партизанских командиров.
 
 
17 февраля в селе Озерск Высоцкого района был образован областной штаб по руководству партизанским движением. В составе штаба кроме меня были И. Федоров и Л. Кизя. В этот же день был создан обком партии. В него вошли я, Л. Кизя и А. Повторенко (секретари обкома), И. Федоров, В. Кудояр и позже И. Бескромный (член обкома). Секретарями обкома комсомола были утверждены Т. И. Беляков и Л. В. Смирнов.
Обком партии и штаб партизанского движения сразу же развернули работу по формированию новых партизанских отрядов, групп местной самообороны, созданию надежных, скрытых от врага резервов, налаживанию политической работы среди партизан и населения. Одним из важнейших мероприятий было создание в отрядах института политических комиссаров и по уставу оформленных партийных и комсомольских организаций. Уже за первые две недели деятельности обкома партии отряд "За Родину" настолько пополнился за счет местного населения, что на его базе было создано четыре новых отряда. Партизанские группы Высоцкого района, действовавшие под руководством М. Мисюры, были сформированы в отряд имени Ворошилова под командованием того же Мисюры. Комиссаром этого отряда был утвержден старший лейтенант С. М. Плужников. В течение месяца отряд Мисюры провел 10 боевых и диверсионных операций. Вскоре количество бойцов в отряде возросло до 300 человек.
20 февраля 1943 года приказом по областному штабу партизанского движения на базе инициативной группы Владимировецкого района был организован партизанский отряд имени Кармелюка. Командиром его стал лейтенант А. Шитов, основатель этой группы; комиссаром и секретарем Владимировецкого райкома партии - Н. Вельский. Вскоре отряд пустил под откос на железнодорожной линии Сарны - Ковель несколько эшелонов противника с живой силой и техникой, провел ряд других боевых операций и за два месяца утроил свои ряды.
В Заречнянском районе был сформирован партизанский отряд имени Богдана Хмельницкого. Его командиром стал лейтенант С. Шмат, комиссаром и секретарем райкома партии- К. Шинкар.
5 марта был оформлен в боевую единицу Дуброзпцкий партизанский отряд имени Тараса Шевченко. Его ядро составила подпольная группа А. Крынько, которая продолжала борьбу и после смерти своего вожака. Во главе отряда встал соратник А. Крынько Ф. Маслюк. Комиссаром отряда и секретарем Дубровицкого райкома партии был утвержден Д. Пономарев.
Подпольщики Старой Рафаловки, узнав о деятельности обкома партии, связались с ним и вступили в отряд имени Богуна, который начал боевые действия в Рафаловском районе. Секретарем Рафаловского райкома партии был утвержден И. Конча.
Таким образом, за короткое время обкомом партии и областным штабом партизанского движения были созданы внушительные партизанские силы. Партизанские отряды рождались и росли количественно за счет групп местной самообороны, подпольщиков, других патриотов, которые только и ждали случая, чтобы уйти к партизанам. Подпольщики и партизаны вели большую работу по разложению формирований, созданных оккупантами из местной молодежи, а также так называемых "казаков" - советских военнопленных, привлеченных гитлеровцами к службе в командах по охране мостов, железнодорожных путей и других объектов.
Во многих случаях это были люди, испугавшиеся ужасов фашистских лагерей для военнопленных, но они легко поддавались агитации подпольщиков и впоследствии активным участием в партизанской борьбе смыли с себя позор службы на захватчиков.
Приведу такой пример. Как-то в мартовские дни 1943 года областному штабу партизанского движения стало известно, что отряд шуцполицаев в составе свыше 80 человек во время похода против высоцких партизан убил 9 немцев, своих шефов, и ушел в лес. Разведка отряда Мисюры установила, что к беглецам уже наведывались националисты, чтобы привлечь их на свою сторону, но удалились ни с чем. Бывшие полицаи, по-видимому, собрались действовать самостоятельно, не подчиняясь ни "сечевикам", ни советским партизанам. Большинство из них были белорусы и поляки. Обком партии заинтересовался этой вооруженной группой, оказавшейся на политическом распутье. Решено было послать на переговоры с бывшими полицаями секретаря обкома комсомола Т. Белякова и разведчика В. Кабанова. Правда, прежде чем прийти к такому решению, у нас было немало разговоров. Некоторые товарищи считали, что не стоит связываться с этими людьми. Но большинство стояло на том, что, раз эти люди сами расправились с гитлеровцами, разговаривать с ними надо. Тем более мы знали, что нередко в полицию шли по принуждению совсем еще молодые хлопцы. Как не пытаться привлечь их на нашу сторону?
Беляков и Кабанов настигли отряд бывших полицейских на берегу реки Стыр. Сначала их встретили враждебно.
- Добрый день! Кто тут командир? - спросил Беляков.
- Пан Паевский командир.
- А вы кто будете? - спросил пан Паевский.
- А вы кто такие? - спросили наши посланцы.
- Мы независимые воины.
- Фашистов побили, а нас боитесь, - сказал Кабанов.
- Чего бояться? И вас убьем. Много здесь всяких…
- Мы знаем, вы уже говорили с "сечевиками". А мы не всякие. Мы советские партизаны.
- Чем докажете, что не бандеровцы вы, не бульбовцы?
- Вот доказательство, - сказал Беляков. - Я принес вам пачку листовок со свежими сообщениями Советского информбюро. Мы имеем связь с Москвой. Пойдемте с нами. О том, что вы стали советскими партизанами, завтра же будет знать Москва.
Услышав это, подошли еще несколько хлопцев.
- Нас немцы хотели повесить, но потом сказали: если пойдем в полицию, нас не уничтожат. Мы комсомольцы.
- Кто "мы"?
- Я, Сашка Вовк, Крац, Веремей, Антонович, Мацкевский, Прокопчук. У нас выхода не было: смерть или в полицаи идти. А при первой возможности ушли.
- Они местные, - сказал Паевский. - А мы пойдем в Польшу. Там нам тоже надо воевать с фрицами.
- Это верно. Придет время, советские партизаны тоже пойдут помогать польскому народу в его борьбе. Но сейчас здесь важнее. Здесь главные силы фашистов. Пойдемте с нами, товарищи поляки! - обратился Беляков к группе бойцов.
- Кто как хочет, а я пойду с советскими партизанами, - сказал поляк Куницкий. - Кто со мной - стройся!
И вдруг раздались звуки "Интернационала". Это заиграл Куницкий на аккордеоне. Он уже стоял во главе 70 человек. Только несколько человек остались возле пана Паевского.
- Товарищ секретарь обкома комсомола! (Беляков сказал, кто он.) Отряд идет под вашу команду! - отрапортовал Куницкий.
Через несколько дней этот отряд с красным знаменем, под звуки "Варшавянки" вступил в село, где находился областной штаб партизанского движения. Командиром нового отряда, названного именем Чапаева, был назначен В. Кабанов, его заместителем - Н. Куницкий. В отряд было включено несколько лучших бойцов. А вскоре состоялось его боевое крещение. В обкоме, в областном штабе, конечно, волновались. Но новички не подвели. Впоследствии Н. Куницкий стал командиром крупного польского соединения, воевал не только на Ровенщине, но и в родной Польше. Покрыли себя славой в боях за Советскую Родину и многие другие бойцы отряда имени Чапаева.
Многочисленные факты перехода к партизанам людей, силой, угрозами или обманом втянутых оккупантами к себе на службу, вынуждены были признавать и сами гитлеровцы. Вот что писал, например, в начале апреля 1943 года в секретном донесении в Берлин начальник окружной полиции и службы безопасности: "Участились случаи массового перехода полицейских и казачьих подразделений в банды (в партизаны.- В. Б.). Перебежчики принимают участие в нападениях".
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz