Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Николай Петрович Бараков | Регистрация | Вход
 
Четверг, 19.10.2017, 10:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Николай Петрович Бараков
(1905 - 1943)
 
 
Из книги «БЕССМЕРТИЕ ЮНЫХ». СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ И ВОСПОМИНАНИЙ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНОДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ (июль 1942 — февраль 1943 гг.)
Составители: А. Г. Никитенко, Р. М. Аптекарь
Издание седьмое, переработанное и дополненное
ДОНЕЦК ОРДЕНА «ЗНАК ПОЧЕТА» ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДОНБАС» 1988
 
Н. П. БАРАКОВ
 
Николай Петрович Бараков родился 11 октября 1905 года в селе Новой Александрии Люблинской губернии (ныне Польская Народная Республика) в семье профессора. В неполных 15 лет, оставшись без отца, он начал трудовую деятельность чернорабочим на учебно-опыт­ной ферме Харьковского сельхозинститута.
В сентябре 1922 года И. П. Бараков поступает на рабфак. Там его принимают в комсомол. После окончания учебы работает трактори­стом в кооперативном хозяйстве, а в 1926 году уходит на шахту. Работает выборщиком породы, помощником машиниста врубмашины, а затем врубмашинистом. В мае 1928 года партийная организация шахты №8—9 Боковского рудоуправления Ворошиловградской области приняла Н. П. Баракова в ряды Коммунистической партии.
В 1929 году, как «профтысячник», Николай Петрович поступил в Днепропетровский горный институт, после окончания которого рабо­тал на многих шахтах Донбасса: на «Смолянке» и имени Челюскин­цев в Донецкой области, на шахте № 5 города Шахты Ростовской об­ласти. В 1937 году приехал в Краснодон. Знающего, опытного инженера назначили главным механиком шахты имени Энгельса.
Н. П. Бараков — участник боев с белофиннами. С первых дней Великой Отечественной войны он снова на фронте. Но в начале 1942 года был отозван из рядов Красной Армии как специалист угольной промышленности и направлен на прежнее место работы. По заданию Краснодонского райкома партии в составе группы специального на­значения занимался эвакуацией промышленного оборудования, а затем был оставлен для подпольной работы во вражеском тылу.
В первые недели оккупации И. П. Бараков находился на нелегаль­ном положении. Затем по предложению Ф. П. Лютикова устроился начальником электромеханических мастерских дирекциона № 10. Будучи помощником Лютикова по партийному подполью, Бараков ста­рался принять на работу в ЦЭММ как можно больше коммунистов и комсомольцев — товарищей по оружию. В цехах по заданию Люти­кова и Баракова совершались аварии, срывались работы по восстанов­лению шахт, были осуществлены диверсии на водокачке, электростан­ции. Квартира Н. П. Баракова стала местом встреч подпольщиков. Здесь решались вопросы деятельности и снабжения их организации оружием, намечались операции, обсуждался план вооруженного нападения на немецкий гарнизон. В доме Баракова был установлен радиоприемник, по которому подпольщики слушали сводки Совинформбюро.
Утром 6 январи 1943 года Николая Петровича арестовали. Десять дней озверевшие фашисты пытались сломить волю верного сына пар­тии. Ничего не добившись, они сбросили его шурф шахты № 5. Похоронен Н. П. Бараков на центральной площади города Краснодона в братской могиле героев.
 

 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
НИКОЛАЙ ПЕТРОВИЧ БАРАКОВ
 
Из общения с сильным и близким по духу человеком никогда не выйдешь, не подвергшись его влиянию, не созрев в его лучах.
А.И.Герцен
 
Жизнь Николая Петровича вместилась в неполных 37 лет. Это мало, если говорить только о ее продолжительности, и очень много, если судить о содержании, насыщенности событиями, свершенными делами.
Судьба не баловала этого человека. Его жизненный путь она усеяла терниями, будто испытывала на прочность: вначале еще не закаленного жизнью подростка, юношу, а затем уже сформировавшегося зрелого мужа. Но даже неожиданные повороты судьбы не поколебали его, не сбили с избранного пути. Высокие нравственные устои позволили ему достойно выйти из самого сложного положения и построить свою жизнь в соответствии с собственными представлениями о долге, чести и порядочности.
Отрекомендовавшись новым властям оккупированного Краснодона выходцем из привилегированного класса царской России, Николай Бараков почти не кривил душой. Его родители и деды действительно принадлежали к этой части российского общества, имели высокие титулы и табели о рангах. Своим беззаветным служением народу они оставили заметный след в истории развития общественной мысли и просветительства в России. Но к сословию богатых людей они не принадлежали, хотя об этом Николай Петрович умышленно умолчал, так как в соответствии с его легендой он пострадал от советской власти материально.
Кто же они на самом деле, эти представители именитого рода, глубокими корнями уходящего в далекое прошлое? Чтобы ответить на этот вопрос, следует возвратиться на полтора столетия назад, к середине ХIХ века.
 
ДУХОВНЫЕ НАСТАВНИКИ
 
Николай Петрович смутно помнил своего деда (по матери) - Матвея Матвеевича Синцова, умершего в 1910 году, когда внуку не было еще и пяти лет. Однако из рассказов родителей знал о нем много интересного, с большим уважением относился к его памяти.
Матвей Матвеевич, врач по специальности, был человеком прогрессивным, смелым в суждениях и действиях. Как свидетельствуют документы, в 1861 году от имени группы симбирских интеллигентов и старшеклассников-гимназистов он обратился с письмом к Н.Г. Чернышевскому, предлагая принять деньги, собранные на постройку памятника Николаю Добролюбову. Это было открытое выражение симпатии к вождям русской революционной демократии. Как политически неблагонадежный, он в течение многих лет преследовался властями, был лишен права поступления на службу, в результате чего вынужден неоднократно менять место жительства. В последние годы жил в Одессе, где с большим трудом получил должность врача на таможне.
С возрастом стал умереннее в действиях и высказываниях, но от своих убеждений не отказался, навсегда сохранил любовь к народу и верность демократическим идеалам. До последних дней занимался просветительской деятельностью.
В музее "Молодая гвардия" находится семейная реликвия Бараковых - блокнот, на серебряной обложке которого выгравирована дарственная надпись: "Глубокоуважаемому Матвею Матвеевичу Синцову - инициатору по устройству спектаклей для народа от благодарных актеров Городской аудитории. Одесса. 1898 -1901 гг.".
О бабушке Николая Петровича, Софье Игнатьевне Синцовой, сведений, к сожалению, очень мало. А вот о ее брате, Владимире Игнатьевиче Фармаковском, известно намного больше. Судя по сохранившимся документам и фотографиям, семьи Синцовых и Фармаковских всегда поддерживали родственные и дружественные отношения, и не только "старейшины" и единомышленники Матвей Матвеевич и Владимир Игнатьевич, но и представители последующих поколений.
Владимир Игнатьевич, сын инспектора Вятской духовной семинарии, получил высшее образование, закончив семинарию и духовную Академию в Петербурге. Человек эрудированный, мыслящий, он многие годы трудился на ниве народного просвещения. В течение пяти лет работал инспектором народных училищ в Симбирске под началом Ильи Николаевича Ульянова. У них сложились хорошие взаимоотношения, основывавшиеся на общности нравственных принципов, близости взглядов в вопросах политической жизни и системы образования.
Сразу же по прибытии на новое место службы Владимир Игнатьевич писал жене: "Вчера, 29 марта, прибыл в Симбирск... Директор Ульянов - милейшая личность...". 17 апреля 1877 года: "Я тебе ничего не писал о своих новых знакомых. У меня их четверо - директор Ульянов, инспектор Стржалковский, инспектор семинарии Барсов и инспектор чувашских училищ Яковлев. С первыми тремя вижусь каждый день. Они делают все, чтобы усладить мое одиночество. Вообще товарищество как нельзя более соответствует моему вкусу".
А когда Владимира Игнатьевича перевели на новое место службы - директором народных училищ Оренбургской губернии, Илья Николаевич Ульянов писал 8 января 1882 года: "Очень рад за Вас, что Ваш попечитель принял Вас прекрасно и что он человек вполне хороший. Это весьма важно, с кем служить, и я уверен, что он будет дорожить Вами все больше по мере того, как будет ближе узнавать Вас...".
В дальнейшем служба В.И. Фармаковского проходила в Одессе.
Смыслом жизни Фармаковских - Синцовых - Бараковых всегда было высокое служение Отечеству и своему народу. Достаточно обратиться к биографиям некоторых из них.
Сын Матвея Матвеевича, Дмитрий Матвеевич Синцов, - известный советский математик, действительный член АН УССР, заслуженный деятель наук Украинской ССР, профессор Харьковского университета.
Многого достигли дети Владимира Игнатьевича.
Борис Владимирович - известный исследователь в области классической археологии и археологии Северного Причерноморья, а также истории античного искусства, член-корреспондент Академии наук (с 1914 года), действительный член Академии истории материальной культуры, профессор Ленинградского университета, автор 82 научных публикаций.
Мстислав Владимирович - художник, крупный специалист по реставрации исторических памятников, Владимир Владимирович - машиностроитель. Дочери Виктория и Маргарита - учителя по профессии и по призванию.
Блестящей эрудицией, высокой культурой, широтой интересов отличались и родители Николая Баракова - Петр Федорович и Надежда Матвеевна(урожденная Синцова). Получив величайшее духовное наследие от отцов, они щедро дарили его своим детям, воспитывая их в духе высокой нравственности, патриотизма, идейной убежденности.
 
СЕМЬЯ
 
Все начиналось довольно счастливо, как обычно бывает в молодой дружной семье. 11 октября (по старому стилю 28 сентября) 1905 года у Петра Федоровича и Надежды Матвеевны родился первенец. Его назвали Николаем. Через три года появился второй сын - Виктор, еще через два - дочь Евгения (она умерла в возрасте 15 лет 30 июля 1925 года). Родители жили тогда в Новой Александрии Люблинской губернии (Пулавы, Польша). Петр Федорович, закончив Петербургский университет и выдержав магистрские экзамены, был зачислен приват-доцентом Новороссийского (г. Одесса) университета, затем более двадцати лет преподавал в Новоалександрийском (впоследствии Харьковском) институте сельского хозяйства и лесоводства, профессор. Он один из первых организаторов сельскохозяйственного опытного дела в России, участвовал в экспедициях видного ученого-почвоведа В.В. Докучаева, являлся автором многих печатных работ и учебников по общему земледелию.
За заслуги по изучению климата России Императорская академия наук избирает его членом-корреспондентом, а Императорское Русское географическое общество награждает большой серебряной медалью.
В 1919 году в некрологе в связи с кончиной Петра Федоровича отмечалось, что он был "профессором левого крыла", это "учитель, умевший внушить и поддержать любовь к науке".
Надежда Матвеевна закончила с золотой медалью Одесскую Мариинскую общественную женскую гимназию и с отличием - Московские высшие женские курсы. По тем временам для женщины это было очень высокое образование. Она работала учительницей словесности, затем начальницей гимназии. У нее сложился определенный круг знакомых, духовное общение с которыми было весьма благоприятным.
"В числе ее одесских подруг была Антонина Васильевна Нежданова, с которой мать поддерживала связь до последних дней своей жизни, - вспоминал младший сын Виктор. - Приезжая потом на гастроли в Харьков, Антонина Васильевна всегда встречалась с матерью и приглашала на свои выступления в опере. Бывая в Москве, мать также виделась с Неждановой".
Пётр Фёдорович и Надежда Матвеевна много внимания уделяли воспитанию и образованию детей. С малых лет приобщали их к музыке, вводили в мир сказочных и былинных героев, учили хорошим манерам, давали первые знания.
В шесть лет Николая определили в школу, организованную частными лицами для детей преподавателей института (в то время в Новой Александрии не было учебных заведений, даже начальных, с преподаванием на русском языке). Занятия проводились несколько раз в неделю.
"Колюша с 1 ноября ходит в школу, по составу, в полном смысле, интернациональную... Было уже четыре урока... Коля относится к своим урокам серьезно: торопит Юзю, чтобы не опоздать. После третьего урока и сегодня принес показать свою тетрадь и упражняться дома. Для начала не дурно", - сообщал отец в одном из писем в ноябре 1911 года. Это были первые успехи, и они очень радовали родителей.
Через год старшего сына отправили в город Двинск к двоюродной сестре матери - Виктории Владимировне Нейгебауэр (Фармаковской) для продолжения учебы. Виктория Владимировна и Карл Иванович были преподавателями в местных учебных заведениях. У них и под их присмотром Николай должен был приобщаться к наукам. Однако не только уроки, занятия, но и постоянное общение с троюродными братьями во многом способствовали его развитию. Он многое почерпнул для себя в этой семье.
"В семье Виктории Владимировны было принято дома говорить исключительно по-немецки, - вспоминал Виктор Петрович Бараков, - и вот два учебных сезона обеспечили Николаю отличный немецкий выговор.
У Нейгебауэров было четверо сыновей: младший Евгений был ровесник моему брату или, может, старше на год - два, затем шел Володя, Саша и самый старший Виктор (впоследствии, в 1915-1917 гг., он учился в Харьковском сельскохозяйственном институте и жил у нас). Добавлю, что Александр из всей семьи отличался особой любовью и умением одеваться - создавать респектабельный вид. Он, по-видимому, оказал влияние на Николая".
В начале первой мировой войны институт вместе со всем преподавательским составом был эвакуирован в город Харьков. В Украину переехала и семья Бараковых.
Николая отдали учиться в старший приготовительный класс частной гимназии, а через год, осенью 1916 года, перевели в гимназию, учрежденную группой преподавателей Харьковской третьей гимназии. Проучился три года, закончив приготовительный, первый, второй классы. В "Извлечении из отчетов преподавателей об успехах" от 31 мая 1919 года была сделана отметка: "Перевести в следующий класс".
Однако на этом учеба Николая Петровича закончилась. Семью постигло большое горе: в сентябре, после болезни умер отец. Мать, оставшись почти без средств, не могла обеспечить троих детей, и Николаю, как старшему, пришлось бросить гимназию и в 14 с половиной лет идти работать: сначала курьером, а через несколько месяцев - чернорабочим на учебно-опытной ферме Харьковского сельскохозяйственного института.
 
ВЫЖИТЬ НАПЕРЕКОР СУДЬБЕ
 
Так началась новая страница в жизни Николая Петровича. Началась с тяжелой физической работы в поле, на опытных участках, на ферме. Было нелегко. В семье Бараковых всегда с уважением относились к труду и с детства прививали трудовые навыки. Однако с такими необычными, порой изнуряющими нагрузками пришлось столкнуться впервые. Это было серьезное жизненное испытание. А ведь Николай был, по сути, еще подростком. Но, оказавшись в жестких жизненных условиях, он очень рано понял, что надеяться ему не на кого, что выжить просто необходимо, ибо что станет с матерью, перебивающееся небольшими заработками, с младшим братом и сестрой. И он старался. Его, сына профессора, не обескураживала черная неквалифицированная работа, которой он занимался в течение двух лет. Не остановило и то, что здесь, в опытном хозяйстве, куда он зачислен, совсем недавно в качестве руководителя исследований работал его отец, преподаватель института. Здесь же он осознал еще одну истину: нужно учиться, приобретать рабочую квалификацию.
Настойчивости и упорства ему доставало на все: и на работу, и на учебу. Да и на хороших людей везло - иной подскажет, кто-то поможет. Так и складывалась его трудовая биография.
Вот некоторые ее штрихи.
Сентябрь 1922 - май 1925 гг. Учится на рабочем факультете (рабфаке) при Харьковском сельскохозяйственном институте. Во время летних каникул трудится в опытном хозяйстве института, по-прежнему чернорабочим.
1925 - 1926 гг. Работает трактористом в кооперативных хозяйствах, затем на строительстве Северо-Донецкой железной дороги, станция Дебальцево Луганского округа. В июле-августе прослушал спецкурсы при Харьковской тракторной базе, получив право управлять трактором иностранной марки "Фордзон". В справках, выданных кооперативными хозяйствами, Н.П. Бараков характеризуется положительно: "работал безукоризненно", "исполнял обязанности в высшей степени добросовестно".
Декабрь 1926 года. Николай Петрович переходит в угольную промышленность, работает уборщиком породы на шахте № 8-9 Боковского рудоуправления Луганского округа. В короткое время освоил сложные горняцкие профессии помощника машиниста и машиниста врубмашины.
1929 - 1933 гг. Направлен на учебу в Днепропетровский горный институт. После курсов "Профтысячи" получил право на поступление без экзаменов, приравниваясь к студентам дневных рабфаков. Производственную практику проходил на шахте в качестве монтера по освещению.
Июль 1933 года. Закончил институт по специальности горной электромеханики, получив квалификацию горного инженера. Работа на шахтах, военная служба.
В 1937 году Бараков приезжает в Краснодон. Знающего, опытного инженера назначают главным механиком шахты имени Энгельса. В этой должности он оставался в течение нескольких лет, вплоть до оккупации города. Дважды призывался в армию. В 1939 году как командир запаса участвовал в войне с белофиннами, с начала Великой Отечественной войны - в боях против фашистов. Весной 1942 года на основании директивы Государственного Комитета Обороны он как специалист горной промышленности, демобилизован.
Накануне оккупации включен в группу специального назначения, которая занималась эвакуацией промышленного оборудования и взрывными работами на шахтах города. 14-го июля направлен в распоряжение райвоенкомата.
Всего четыре мирных года жил и трудился Николай Петрович в этом небольшом шахтерском городке, но навсегда с ним сроднился. Здесь он прошел суровое испытание гражданской зрелости, проявив личное мужество и самоотверженность.
В одном из выступлений по радио писатель Вениамин Александрович Каверин употребил такие выражения, как "интеллектуальная храбрость", "умная храбрость", "они смелы, потому что умны". Чем больше интеллекта в человеке, продолжал, развивая свои мысли автор книг о героях Великой Отечественной войны, тем выше в нем качества солдата, воина.
Эта характеристика в полной мере применима и к Николаю Петровичу Баракову. Он работал в подполье, где так необходима умная (не безрассудно беспечная!) храбрость, где постоянно требовался глубокий анализ обстановки, сложившихся обстоятельств, где нужна огромная выдержка и где нет права на неосторожное слово, опрометчивое решение, ошибочное действие. Он был всегда на виду у хозяев - оккупантов. Он вел с ними дела, утрясал производственные вопросы, намечал планы работы всех важных объектов. Он должен был в любой обстановке действовать осмотрительно, умно и результативно. Этого от него требовали условия конспирации.
С Филиппом Петровичем Лютиковым они работали в тесном контакте. Об этом хорошо сказал Александр Фадеев: "Внешне это выглядело так: энергичный, деятельный, распорядительный Бараков отдает все силы на то, чтобы созидать, - и это видят все. Скромный Лютиков все разрушает, - и этого не видит никто...".
 
***
Проходят годы, сменяются поколения, непреходящими остаются лишь духовные ценности, веками накопленные человечеством. Отрадно, что в эту мировую сокровищницу внесли свой вклад и представители большого рода Николая Петровича Баракова. Четыре имени значатся в Энциклопедиях и энциклопедических словарях Советского Союза, Украины и Российской Федерации: Дмитрий Матвеевич Синцов (1867 -1946), Борис Владимирович Фармаковский (1870 -1928), Петр Федорович Бараков (1858 - 1919), Николай Петрович Бараков (1905 -1943).
Связь времен существует всегда, и жизнь это многократно подтверждает.
 
СТРОКИ ИЗ ПИСЕМ
 
"Получила письмо от Николая со станции Знаменка. Он потому подолгу не пишет, что 3 с половиной недели пробыл на пахоте в степи на плантациях бураков за 30 верст от села... Мне дали прибавку в 11 руб., и я буду получать 62 руб. ... Получила разницу в 33 руб. Отдала долг 20 р. И за 13 купила себе туфли, т.к. сандалии уже очень ненадежные".
Из письма Надежды Матвеевны Бараковой сыну Виктору
4 июля 1925 года, г. Харьков
 
"Маргарита Владимировна или Надя. До сего времени никак не могу приехать в Харьков, так как не пускают и, наверное, скоро не пустят. Дайте, пожалуйста, моему товарищу по работе мои новые брюки, новое белье, коричневую рубашечку, носки и подвязки... Если будет нужно, то предоставьте ему мою кровать. Пишите, что у вас нового. Не отбирают ли комнату? Я живу пока ничего, тут жизнь страшно дорогая. Нужно платить за квартиру и стол 50 - 40 рублей, чтобы прилично жить. Всего хорошего. Николай"
Из письма Николая Баракова Маргарите Владимировне Давыдовой (Фармоковской) и ее дочери Надежде (обе проживали в городе Харькове в квартире Бараковых вместе с Надеждой Матвеевной, там же остались жить и после ее смерти).
1 ноября 1926 года. Ст. Дебальцево-пасс.
 
"Дорогие Маргарита Владимировна и Надя.
Большое вам спасибо за сделанную мне услугу. Я все это получил, и еще 2 яблока, уж очень они вкусные.
Извините меня за то, что так долго молчу, все никак не соберусь написать. Прихожу сильно уставший после рабочего дня.
Посылаю вам письмо Виктора Нейгебауэра, писанное Вам. Я его не читал, свою часть я прочел...
Пока желаю всего хорошего. Николай".
10 ноября 1926 года, г. Дебальцево.
 
"Надя. Вчера я с семьей вернулся в Днепропетровск... Занятия у меня начинаются 2.09. Если будешь в Днепропетровске, заходи... Или напиши, как тебя в Синельниково найти, к тебе можно приехать за 2 -3 часа... Николай".
Из письма Надежде Давыдовой
27 августа 1931 года.
 
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ О НИКОЛАЕ ПЕТРОВИЧЕ
 
ВИКТОР ПЕТРОВИЧ БАРАКОВ: Летом 1919 года отец заболел и поехал в Железноводск на лечение. Его сопровождал Николай. В сентябре получили телеграмму, что отец умер...
В 1926 году умирает мать. С тех пор мы с братом виделись редко: место жительства наше все время менялось, мы находились далеко друг от друга.
Одна из встреч произошла в 1928 году в военных лагерях под Святогорском. В то время я уже учился в институте, и после окончания первого курса, нас студентов, проходивших высшую допризывную подготовку, отправили на три летних месяца в лагерь 80-й дивизии имени Донбасса в Святогорск.
В один из выходных дней, получив увольнение, я отправился в с. Банное, находившееся на левом берегу Донца, против Святогорского монастыря, в котором размещался дом отдыха, и там переправы через Донец встретил Николая.
Оказалось, что мы уже некоторое время находимся совсем рядом. Нас разделяло расположение артдивизиона, роты связи кавэскадрона. Николай служил в 240-м пехотном территориальном полку, я в отдельной саперной роте.
В период пребывания в лагерях, мы часто встречались в свободное от службы время.
Брат, кроме обычной солдатской службы, имел общественную нагрузку по стенной газете, правда, не знаю, ротной или полковой. Во всяком случае, приходя в расположение полка, постоянно видел его за оформлением стенгазеты.
1968 год.
 
ВЕРА АЛЕКСАНДРОВНА БАРАКОВА: На шахте имени Энгельса Николай остался до начала эвакуации. Выполнив со своими товарищами приказ о взрыве предприятия, он скрылся, а я с тремя детьми эвакуировалась в глубь страны. Немцы захватили переправу через Дон, и я вынуждена была в последних числах июля возвратиться домой. В тот же день на шахту вернулся и мой муж. Его арестовали, продержали в полиции два дня, и, взяв подписку о невыезде, отпустили. Николай сразу же ушел в Краснодон, где, как он позже рассказывал, встретил Филиппа Петровича Лютикова, уже работавшего прорабом в механических мастерских...
Как только муж устроился на работу в ЦЭММ, мы переехали в город Краснодон. У нас на квартире долгое время бывшей вне подозрений, часто встречались коммунисты и комсомольцы-подпольщики. Помню, после переезда - было это в начале сентября - к нам зашли Румянцев и Талуев, работавшие в мастерских вместе с Николаем. Они рассказали мне, что были кадровыми военными, а теперь стали рабочими. Пришел Николай. Все трое о чем-то быстро переговорили и ушли. Перед уходом товарищи предупредили мужа, что из поселка Краснодона придет девушка...
На следующий день я обнаружила в кладовой два автомата. Очень испугалась и с нетерпением ждала прихода мужа. Когда сообщила ему об оружии, он сказал, чтобы я не волновалась, что за автоматами зайдет одна женщина. Тогда же Николай предупредил, что к нам теперь будут заходить знакомые и незнакомые мне люди. Он назвал Румянцева, Талуева, Соколову, Дымченко, Осьмухина и Выставкина. Со временем этих людей стало больше. Приходили взрослые и молодежь.
Как-то я сказала Николаю, что из-за его деятельности могут расстрелять не только его самого, но и всю семью. Он ответил: "Я коммунист и обязан бороться с врагом, а ты, как жена коммуниста должна помогать мне в этом благородном деле". Я поняла, что уговаривать его бесполезно...
1958 год.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz