Героям Сопротивления посвящается...
Главная | История одного предательства | Регистрация | Вход
 
Среда, 18.10.2017, 21:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Из книги «НЕОТВРАТИМОЕ ВОЗМЕЗДИЕ».
ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ НАД ИЗМЕННИКАМИ РОДИНЫ, ФАШИСТСКИМИ ПАЛАЧАМИ И АГЕНТАМИ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ РАЗВЕДОК
Под редакцией генерал-лейтенанта юстиции С. С. Максимова.
Составитель М. Е. Карышев.
МОСКВА
ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО 1987
 
Генерал-лейтенант юстиции С. С. Максимов.
История одного предательства
 
Много лет прошло со времени хатынской трагедии, занявшей в истории свое скорбное место рядом с Лидице, Орадуром и Соягми.
Однако и по прошествии стольких лет зверства гитлеровцев и их пособников, подробности их злодеяний леденят кровь, заставляют содрогаться.
Тот далекий мартовский день жители небольшой, в двадцать шесть домов, белорусской деревеньки, спрятавшейся среди лесов, начинали, не подозревая, что он станет для них последним. Последним для всех — женщин, стариков и детей. И не суждено им было узнать, что события, разыгравшиеся в Хатыни 22 марта 1943 года, навечно останутся в памяти всего человечества.
В полдень на деревню обрушился шквал огня. Появившиеся из леса и со стороны шоссе фашистские каратели обстреляли Хатынь из крупнокалиберных пулеметов, минометов, автоматов и винтовок. Атака велась по всем правилам военного искусства. Люди попрятались в домах и погребах или в панике бросались к лесу и падали, сраженные пулями и осколками.
Заняв деревню, эсэсовцы и полицейские согнали всех жителей от мала до велика в большой сарай на краю села, бывший колхозный амбар. Привели семью Иосифа и Анны Барановских с девятью детьми; в семье Новицких было семеро детей; столько же и у Казимира и Елены Иотко. Их младшему Юзику исполнился всего год. Пригнали стариков супругов Рудак и совсем маленьких двухлетних Мишу Желобковича, Лену Миронович, Вову Карабана. Девятнадцатилетнюю Веру Яскевич с семинедельным ребенком также затолкали в сарай. Фашисты обшарили каждый дом, стараясь не упустить ни одного жителя. Лишь трое детей — Володя с Соней Ясневич и Саша Желобкович смогли спрятаться.
Объятые ужасом, люди сбились в плотную массу. В тесноте нельзя было даже поднять руку. Кричали женщины, плакали дети, предчувствуя гибельный конец.
Обложенный соломой и облитый бензином сарай оцепили каратели. Подожженный, он мгновенно вспыхнул. Горящая солома крыши падала на людей, задыхавшихся в дыму и тесноте, на них загорелась одежда, волосы. Под напором десятков тел раскрылись двери, и хатынцы, превратившиеся в живые факелы, попытались вырваться из огненного ада. Но те немногие, которым это удалось, были настигнуты пулями. Вопли и стоны заглушали выстрелы. Наконец, обрушилась крыша и крики стали стихать. И все же троим — Виктору Желобковичу, Антону Барановскому и Иосифу Каминскому, израненным, обгоревшим — чудом удалюсь спастись. Они и поведали подробности хатынской трагедии.
В огне, дыму и от пуль эсэсовцев и полицейских погибло 149 жителей Хатыни. Среди них 75 детей. Деревню разграбили и сожгли дотла.
Хатынь была не единственной жертвой фашистских извергов на многострадальной белорусской земле. За три года оккупации в ходе карательных операций, многие из которых носили кощунственные названия: «Зимняя сказка», «Весенний праздник», «Майский жук», «Пестрый дятел», судьбу Хатыни разделили еще 185 деревень.
Планом нападения фашистской Германии на Советский Союз предусматривалось в качестве конечной цели создать заградительный барьер против азиатской России по общей линии Волга — Архангельск; на захваченной территории проводить тактику порабощения и массового уничтожения людей. Из трофейных нацистских документов видно, что этот план подкреплялся рядом человеконенавистнических приказов и директив (приказ от 16 сентября 1941 года «О подавлении коммунистического повстанческого движения», директива под шифром «Мрак и туман» от 7 декабря 1941 года и другие). В них указывалось, что на оккупированной территории человеческая жизнь ничего не стоит и устрашающее воздействие может быть достигнуто только необычайной жестокостью. За смерть одного немецкого солдата должны платить жизнью 50–100 коммунистов. Главарь СС Гиммлер в начале 1941 года, выступая в Веэельебурге, говорил, что целью похода на Россию является истребление 30 миллионов славян.
Задолго до нападения на нашу страну в гитлеровской Германии был разработан генеральный план «Ост» — план массового уничтожения и порабощения народов Восточной Европы, включая народы Советского Союза. План предусматривал уничтожение, выселение и превращение в рабов славянских народов, ликвидацию их государственной самостоятельности и национальной культуры.
В нем, в частности, говорилось, что следует онемечить лишь 25 процентов белорусов, наиболее пригодных по расовым признакам, а остальных — уничтожить. Гитлер заявлял, что немцы обязаны истреблять население — это входит в их миссию охраны германского населения.
Расовая теория, провозглашавшая мнимое право господства одной нации над другой, являлась идеологической основой злодеяний гитлеровцев.
Перед самым нападением на Советский Союз Гитлер издал приказ, в котором утверждалось право немецких солдат грабить советское население и истреблять его. Офицерам фашистской армии вменялось в обязанность уничтожать советских людей по своему усмотрению, им разрешалось применять карательные меры по отношению к мирным жителям, сжигать деревни и города. За день до начала войны приказ был доведен до рядового состава немецкой армии.
Гитлеровцы преуспели в выполнении приказов своего бесноватого фюрера. Самыми жестокими способами уничтожали они людей.
Об этом говорят материалы судебных процессов над нацистами, результаты кропотливой работы различных комиссий по расследованию зверств германского фашизма.
Приказ об уничтожении стариков, женщин и детей Хатыни выполнялся не только немцами — гестаповцами, эсэсовцами, жандармами, но и гнусными выродками из числа граждан СССР, ставшими на путь предательства.
Усиливая репрессии против партизан и оказывавших им помощь мирных жителей, фашисты использовали полицейские формирования, в том числе и оставивший о себе зловещую память на белорусской земле 118-й полицейский батальон.
Цели и задачи батальона фашистские оккупанты определили довольно четко: помогать немцам вести борьбу с партизанами, проводить карательные операции против их семей и других жителей, поддерживающих партизан или связанных с ними.
Трупы и пепелища — вехи кровавого пути батальона по Белоруссии. Трусливо избегая встреч с сильным противником в открытом бою, полицаи охотно преследовали малочисленные партизанские группы и уж совсем бесстрашно расправлялись с беззащитными стариками, детьми и женщинами.
Различными путями попадали предатели в эту банду мерзавцев. Одни поддались антисоветской пропаганде, соблазнились обещаниями сытой привольной жизни и относительно безопасной и необременительной службой, другие — их было немало — стремились любыми средствами сохранить жизнь. К последним относится и бывший командир взвода 140-го отдельного пулеметного батальона Красной Армии Василий Мелешко.
118-й полицейский батальон начал формироваться ранней весной 1942 года под Киевом. Однако «боевое крещение» он принял лишь в декабре. Нелегко было оккупантам набрать необходимое число отщепенцев, готовых обагрить свои руки кровью соотечественников. Командные кадры батальона готовились в специальных школах в Германии. Одну из таких школ окончил и Мелешко, назначенный командиром взвода. У каждого подразделения батальона был свой «шеф» — немецкий офицер.
Разношерстное сборище представлял батальон. Были здесь и уголовники, и кулацкие отпрыски, и трусы. Омерзительные, подлые, они готовы были совершать самые жестокие убийства. Для них смерть старика, женщины, ребенка уже перестала быть явлением, заставлявшим задумываться над собственной жизнью и более бережно относиться к человеку. Чужая смерть их не печалила, не пугала и обычно не замечалась, словно это было уничтожение мухи или комара. Наоборот, чаще смерть человека была для них возможностью удовлетворить свои низменные инстинкты, предметом развлечения. Они потешались над человеческими страданиями и убивали походя, ради забавы.
Свой счет каратели 118-го батальона открыли в деревне Чмелевичи, Логойского района, Минской области.
В этой и в ряде других «операций» они участвовали совместно с эсэсовцами батальона, расположившегося в районном центре Логойск. Это эсэсовское формирование было создано в 1942 году нацистом Дирлевангером с личного распоряжения Гитлера. Первоначально оно именовалось специальной командой СС, впоследствии было преобразовано в особый батальон и в конце войны — в бригаду СС. Служили в нем в основном немцы с богатым уголовным прошлым и изменники Родины из числа советских граждан. Зная, с кем имеют дело, полицейские называли этих эсэсовцев «штрафниками».
На подручных Дирлевангера гитлеровским командованием возлагалась задача ведения борьбы против партизан и помогавших им патриотов, массового истребления мирных граждан, уничтожения населенных пунктов, угона трудоспособного населения в фашистское рабство и грабежа имущества советских людей. О том, как выполнялись эти задачи, свидетельствует один из многих приказов Дирлеваигера о проведении карательной операции на территории Старобинского и других районов Белоруссии. В нем предписывалось:
«Батальон еще раз прочесывает район боевых действий... При этом должно быть уничтожено все, что может служить защитой и убежищем. Область должна стать «никем не занятым пространством».
Мирное население расстрелять, скот, зерно и другие продукты изъять... Особенное внимание — к вывозке льна. Сено, если оно не предназначается для кормления скота, сжигать».
По такому методу действовали эсэсовцы и приданные им полицейские в Чмелевичах, которые они 6 января 1943 года разграбили и 58 домов сожгли. Жителей полураздетыми выгнали на мороз, а троих из них застрелили, в том числе и старика, который пытался вынести из горящей избы кожушок для своей внучки. В этой акции участвовали и головорезы из взвода Мелешко. Он сам стрелял по деревне из винтовки и отдавал приказы вести огонь своим подчиненным.
В феврале полицейские, получив трепку от партизан, отыгрались на мирных жителях деревень Заречье и Котели: убито 16 человек, сожжено 40 домов. Житочьница села Котели Карту ль рассказывала о том страшном дне: «Во двор зашел каратель, приказал связать овцу. Поймали, положили ему на подводу. 
Забрали корову у соседки Черных Анастасии. Когда она пошла в избу, кто-то из карателей выстрелил и убил ее. Наш дом горел, решили идти к родственнице Ровен Домне, но и ее изба уже полыхала. Вместе с ней решили спрятаться в погребе на краю села. На улице в нас выстрелили, Домну ранили в руку. Каратели в черных и зеленых шинелях забирали имущество сельчан, укладывали на телеги и увозили. Поймали и хотели повесить нашего односельчанина Васильева Михаила. Но ему удалось убежать и предупредить партизан, которые обстреляли карателей из леса. Полицейские с награбленным добром уехали. Перед отъездом расстреляли супругов Черник Михаила и Надежду, а трупы сожгли в их доме. Убит был и Петровский Тимофей».
22 марта фашисты и их приспешники совершили самое чудовищное свое злодеяние — по приказу Дирлевангера расстреляла и сожгли жителей деревни Хатынь. Перед этим ими было убито на шоссе 26 жителей деревни Козыри, заподозренных Мелешко в содействии партизанам.
Этот страшный послужной список непрерывно рос. В мае месяце была подвергнута обстрелу из пулеметов, минометов и пушки деревня Дальновичи. Деревня Вилейка разделила участь Хатыни: 35 человек — старики, женщины и дети — были заперты в сарае, расстреляны и сожжены, и молодежь угнана в Германию. Наступая на Вилейку, эсэсовцы и полицейские гнали перед собой жителей, чтобы обезопасить себя от партизанских мин.
В мае 1943 года появилась еще одна сожженная деревня. Жители деревни Особы Докшицкого района Витебской области, узнав о приближении немцев, укрылись в лесу. Но их разыскали, согнали в сарай на окраине, заперли, подожгли и открыли стрельбу по заживо горящим старикам, детям и женщинам. К 149 хатынцам прибавилось 78 жителей Особы.
И как во всех предыдущих акциях, командир извода хорунжий (по-немецки «цугфюрер») Мелешко с палаческим рвением участвовал в истреблении советских патриотов.
В январе 1944 года при его непосредственном участии убиты два партизана возле деревни Павловичи. В марте того же года возле деревни Морино убит помощник комиссара партизанской бригады.
Долго бы еще свирепствовали в Белоруссии эсэсовцы и каратели, да помешало стремительное наступление советских войск. Вместе с гитлеровцами они отступили на запад. Немцы, как хозяева, на автомашинах, а их цепные псы на подводах тряслись до Восточной Пруссии.
Учитывая «заслуги» и опыт батальона в уничтожении безоружных людей, его объединили с остатками прибывшего ранее 115-го полицейского батальона, спешно погрузили в эшелоны и отправили во Францию, где он вошел в состав 30-й дивизии СС, которая вела карательные операции против французских партизан.
Мелешко не был обойден вниманием своих фашистских шефов как опытного полицейского начальника, специалиста по борьбе с партизанами, его назначили командиром роты, присвоив звание унтерштурмфюрера СС.
Ландскнехт, наемный убийца еще раз продал свои опыт и навыки стрелять и убивать. Он завербовался во французский иностранный легион и отправился в Северную Африку.
 
«Поступая на службу в иностранный легион, — рассказывал он, — я не собирался возвращаться в Советский Союз, хотя определенных планов на будущее не имел. Но служба в легионе, порядки в иностранной армии с процветавшим рукоприкладством заставили меня пересмотреть свои взгляды. Я полагал, что переход на сторону французских партизан в некоторой степени смягчит мою вину, если станет известно о службе в 118-м полицейском батальоне. Сам же я о своей службе у немцев не был намерен рассказывать».

Мелешко надеялся, что в послевоенное время, когда огромные людские массы перемещались через границы, трудно будет установить, чем в действительности он занимался в годы войны. И некоторое время ему действительно удавалось это скрывать.
Все проверки прошел удачно. Обзавелся новой семьей. Его восстановили в воинском звании. А в декабре 1945 года уволили в запас.
Самое опасное, казалось, позади. Он решил забраться в глушь, поселился в Ново-Деркульске Западно-Казахстанской области, стал работать по довоенной специальности — агрономом.
Страх, липкий, всепроникающий, сопровождал его все последующие годы. Приходилось постоянно быть настороже — как бы не сказать лишнего.
Мелешко понимал, что рано или поздно доберутся до истины. И он решил перебраться на новое место, к родителям жены. Но по пути в Ростовскую область он был арестован. На допросах у следователя и в суде он не сказал всей правды: не назвал 118-й полицейский батальон — недоброй славой пользовался этот батальон, а говорил просто — батальон украинского освободительного войска. Заявлял, что, будучи в Белоруссии, нес охрану железнодорожных коммуникаций и участвовал в боевых операциях против партизан. 5 января 1949 года военным трибуналом Московского военного округа за службу гитлеровцам был осужден. Отбывал наказание в Воркуте, работал на тахте. В конце 1955 года был амнистирован в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года.
Но и после освобождения где-то в глубине сознания копошилась, не давала покоя тревожная мысль: «Это всего лишь отсрочка». Она окончилась, как он и предполагал, внезапно. В октябре 1974 года Мелешко был вновь арестован. По делу было проведено расследование новых обстоятельств, свидетельствовавших о карательной деятельности Мелешко. В связи с этим Военная коллегия Верховного Суда СССР приговор в отношении его от 5 января 1949 года отменила и дело направила на новое расследование.
...Перед военным трибуналом Краснознаменного Белорусского военного округа стоит пожилой, погрузневший человек, с опущенными плечами и слегка втянутой в них головой. Внешний облик человека не всегда соответствует его характеру, душевным качествам, мыслям, делам и поступкам. Многолетняя практика убеждает в этом. Но встречаются исключения. Именно это относится к Мелешко. Есть в его облике что-то волчье: крупная голова с большим покатым лбом, большие уши, прижатые к черепу, выдающиеся вперед крупные челюсти, низко опущенные уголки губ и глаза — широко расставленные, глубоко спрятанные под нависшими бровями, холодные, ничего не выражающие, равнодушно-жестокие. Перед судом стоял загнанный волк, однако не оставивший надежды и на этот раз проскочить сквозь гибельное кольцо флажков.
Большую работу провели следственные органы, по крупицам собирая доказательства, восстанавливая в мельчайших подробностях картину зверств, совершенных предателями, стараясь как можно отчетливее представить личность подсудимого, его роль в злодеяниях, чинимых предателями над советскими людьми. Он уличаются показаниями свидетелей, являвшихся очевидцами преступлений, протоколами осмотра мест массового истребления советских людей, актами чрезвычайных комиссий по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и другими материалами двенадцатитомного уголовного дела.
Но Мелешко не сдается, еще теплится в нем надежда выпутаться и на этот раз. Ведь удавалось же раньше. А времени прошло с той поры предостаточно, многих из тех, с кем крайне нежелательно было встретиться в этом зале, уже нет в живых, иные так далеко, что их повесткой в суд не вызовешь. Кроме того, память человеческая — инструмент далеко, не такой надежный, каким хотели бы его видеть следователи и судьи.
Защищался Мелешко продуманно, изворотливо, упорно, не стремился переложить все бремя опровержения собранных следствием улик на плечи адвоката. Он пытался опровергать очевидное, неоспоримые факты. Как только видел, ощущал шаткость позиций свидетелей, не только явные, но и скрытые противоречия в их показаниях, упорно отрицал свое непосредственное участие в расстрелах, массовых убийствах.
Показательно в этом отношении его нежелание признать факт ранения во время обстрела партизанами машины, в которой он ехал вместе с немецким шефом своей роты капитаном Бельке. Партизаны стреляли удачно. Бельке, пулеметчик Шнейдер и еще трое полицейских были убиты. Несколько человек, в том числе и Мелешко, были ранены. Рана у него оказалась пустяковой — пуля царапнула голову. Но разозлила она его неимоверно. Немцы и полицаи были возбуждены, искали, на ком можно было бы излить свою злость. Им подвернулись под горячую руку жители села Козыри, по приказу старосты расчищавшие обочины шоссе. Мелешко был твердо уверен, что все они были причастны к засаде партизан. Вместе со своими молодчиками он спровоцировал панику среди беззащитных селян и, заставив их бежать, расстрелял 26 человек.
Последовательно и неумолимо, деталь за деталью вырисовывался на суде истинный облик карателя Мелешко, действительная его роль во всех злодеяниях.
Мелешко наворачивался, пытался опорочить свидетелей, чьи показания особенно в неприглядном свете рисовали его самого и его действия.
В суде был убедительно опровергнут основной довод Мелешко в свою защиту: «Я действительно отдавал приказания стрелять своему взводу как по убегающим из населенных пунктов партизанам, так и по горящим сараям с запертыми IB них людьми.
Однако прошу принять во внимание, что такие приказы не являлись моей личной инициативой, а передавались из штаба батальона и исходили они от немецкого командования».
Задолго до Мелешко военные преступники и каратели всех мастей и рангов прятались за спасительную, по их мнению, формулировку: «Мы всего лишь исполнители».
Но исполняли они злую, преступную волю немецко-фашистских оккупантов. Каратели из полицейских формирований с особым рвением помогали им в планомерном и массовом истреблении своих соотечественников. Делали они это, спасая свою жизнь, став подлецами и предателями. Следовательно, сознавали, что совершают чудовищные преступления против своего народа, против человечности.
Мелешко не был, как ни старался он убедить суд в обратном, всего лишь игрушкой в руках своих фашистских хозяев. Он сознательно шел на самые тяжкие преступления, лишь бы остаться в живых, даже ценой сотен чужих жизней. Суд подробно исследовал мотивы, побудившие Мелешко встать на путь измены Родине, массового убийства советских людей, старательное исполнение воли оккупантов, стремление выделиться среди других карателей, отличиться перед гитлеровцами. Его усердие не осталось незамеченным — он был награжден двумя фашистскими медалями.
Мелешко просил суд смягчить ему наказание. Но разве можно найти меру тяжести содеянного Мелешко. Ничто не возместит те горе и страдания, которые он принес на истерзанную белорусскую землю со своими хозяевами и сообщниками. Есть преступления, которые невозможно ничем искупить. Человеку, предавшему Родину в самый тяжкий для нее час, верой и правдой служившему заклятым врагам ее, обагрившему руки свои в крови сотен ни в чем не повинных людей, — нет места на земле. 
Именем Союза Советских Социалистических Республик, именем сотен замученных белорусов — стариков, женщин, детей, именем всех живущих военный трибунал приговорил Мелешко к высшей мере наказания — смертной казни.
 
* * *

Президиум Верховного Совета СССР ввиду исключительной тяжести совершенных Мелешко преступлений отклонил его ходатайство о помиловании.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz