Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 2. | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 2.
 
АВГУСТИНА ЦАПЛИНА. Выпускница школы № 1. Двоюродная сестра и подруга Н.Помяловой. Скромная, тихая, но в то же время и решительная девушка. Очень умная и рассудительная. Ребятам нравится с ней общаться, они всегда из разговоров с ней узнают для себя что-то новое. Она никогда не довольствуется только одними учебниками. На столе, за которым она обычно учит уроки, всегда много книг по различной тематике. Очень часто посещает библиотеку.
 
Наташа долго не могла уснуть. Её никак не оставляли события сегодняшнего дня, увиденное и пережитое. Она лежала на спине в своей кровати, заложив руки за голову и уставившись в потолок. Она не должна так просто существовать при немцах, нужно бороться! Но с чего начать? Густа уехала, Пашки нет. Она вспомнила всех своих одноклассников, мальчишескую компанию, с которой бегала когда-то по улицам. Многие покинули город уже давненько, уехав со своими родителями на восток. Некоторые уехали учиться. Она осталась одна. И ей стало так тоскливо на душе, так не хотелось выходить на улицу, чтоб не встречаться с этими грабителями и убийцами. И у неё сейчас было одно желание – уснуть и проснуться уже без них – без немцев. И она, кажется, уже на самом деле начала засыпать, когда в окно возле её кровати кто-то тихо поскрёбся. Кто это мог быть? Уже далеко за полночь. Но явно кто-то свой, не немцы, те не стали бы церемониться, а постучали бы в дверь кулаком.
Наташа тихо, чтоб не разбудить мать, подошла к окну и распахнула его.
-Кто это? – шёпотом спросила она.
-Это я. Не узнала что ли? – так же шёпотом ответил ей девичий голос, и Наташа увидела перед собой лицо… своей сестры Густы!
-Густа! – обрадовалась Ната.
-Тш-ш-ш. Тише. Могут услышать. Чёрт бы их побрал, в своём доме приходится шептаться и пробираться словно мелкий воришка. Можно зайти? У вас немцы стоят?
-Конечно, заходи. Нет их пока. Иди туда, я тебе дверь открою, - и Наташа махнула рукой подруге в сторону двери, хотя могла этого не делать, ведь Густа бывала у них дома очень часто и знала все его закутки не хуже самой Наташи.
Наташа неслышно затворила окно и лёгкими воздушными шагами побежала к двери.
-Густочка, как я рада тебя видеть, - бросилась Наташа на шею своей сестры. – Что случилось? Почему ты вернулась? А где отец? Ты голодна, наверное?
-Ната, можно у вас заночевать? А то в нашем доме немцы остановились. Туда не пробраться сейчас. Нет, я не голодна, а только очень устала. Как вы тут? Как мама?
Наташа потащила её в свой закуток.
-Пойдём, вместе ляжем. И поболтаем. Помнишь, как тогда? – когда «тогда», Наташа объяснять не стала. Они часто спали вместе, то у Наташи, то у Густы, и подолгу говорили, обсуждали школьные дела, вспоминали одноклассников, шутили, смеялись, строили планы на будущее, мечтали. Именно в один из таких тихих часов, когда подруги были предоставлены сами себе, в далёком сорок первом (а ведь с тех пор всего год прошёл, а кажется, что целая вечность!) Наташа узнала, что её сестра безнадёжно влюблена в одного десятиклассника – Славу Хомичёва. Густа возле него ходила, вздыхая, но он её не замечал, ухаживал за своей одноклассницей Алкой Подберёзной. А в августе сорок первого он ушёл на фронт. Кажется, Густа до сих пор была от него без ума…
Сперва сёстры лежали молча, каждая думала о своём.
-Нет, всё же, Густа, почему вы вернулись? – прервала молчание Наташа.
-Поздно уходить собрались. За Михайловкой нас окружили, пришлось возвращаться. Такой ужас там творился, - и Густу всю передёрнуло. – Столько народа, женщин с ребятишками, стариков. А они в них из автоматов палить. Кровь, стоны, плач. Отец меня увёл оттуда.
-А где же он?
-Когда мы пробрались к своему дому и увидели, что там немцы, папа предложил переночевать у вас. Но сам по дороге свернул к какому-то своему другу. А как у вас дела? – и Густа перевела свой усталый, сосредоточенный взгляд с потолка на младшую сестрёнку и увидела на её щеках слёзы.
Только сейчас сознание донесло до Наташи смысл всего происходящего. Она только сейчас поняла, осознала, что никогда больше не увидит Пашу, что он – не единственная жертва, будут и другие.
-Да не молчи ты, Натка, - трясла её за плечи Густа. – Рассказывай, легче будет.
-Легче уже не будет, - ответила ей сестра тихим, глухим голосом. – Пашки Каризо уже нет.
-Что ты говоришь? Как это случилось? – Густа плохо знала приятелей своей сестры, только по рассказам, но сейчас она поняла, что Паша играл в жизни Наташи не последнюю роль.
Наташа, часто прерываясь и шмыгая носом, рассказала подруге о происшедшем днём.
-Да что ты плачешь, глупышка, - Густа прижала к себе рыдающий тощий комочек, - Перестань. Не стоят они наших слёз. К тому же, ещё не всё потеряно. Он убежит от них, спрячется, - и она взяла своими ладонями голову Наташи, отстранила от своего плеча и заглянула ей в глаза. Какие они были! Густа не обращала раньше на них внимания, а теперь… Как её сестра была хороша! Её серые бездонные глаза просили совета, поддержки у старшей подруги. Густа ожидала увидеть в них страх, боль, ужас, отчаяние, подавленность, а увидела… решительность, непокорность. Нет, они не сверкали, как раньше, озорством и удалью, но в них было столько глубины чувств, что Густе стало страшно за свою сестру, как бы та не наделала каких-нибудь глупостей.
-Правда? Ты уверена, что он сможет убежать? – еле слышно произнесла Наташа. Тонкие губы её почти не шевельнулись.
-Конечно! – убеждённо сказала сестра и прижала девушку к себе. – Столько горя переносит сейчас советский народ. Столько кругом жертв. Ты знаешь, немцы нашего Дружка убили. Мы когда с папой подошли ко двору, смотрю, он там лежит бедненький, а в боку рана… Я даже похоронить его не смогла, не успела. А в доме хохот, пьяные немцы веселятся. Мне так тошно стало, противно. Всех кур порезали… Что сейчас будет с отцом? Ведь он же коммунист, начальником цеха был. Немцы за него возьмутся в первую очередь…
-Дядя Федя, - прошептала Наташа у плеча Густы, которая до сих пор её обнимала. Голова Наташи покоилась на надёжном, сильном плече подруги. А ведь сестра видела гораздо больше, чем Наташа, и не плачет. Да, Густа права – не стоят они наших слёз.
-Густа, что ты будешь делать? Как дальше жить? – Наташа отпрянула от плеча подруги, вновь устраиваясь на подушке в любимой позе – заложив руки за голову.
-Надо бороться. Искать связь с коммунистами. Подбирать надёжных людей. И быть подальше от Ваньки Шлыкова и подобных ему, стараться не попадаться ему на глаза. Не злить зря немцев. И, Ната, не смотри ты на них таким ненавидящим взглядом, они сразу всё поймут. Нужно жить, как жили раньше.
-А как наладить связь с коммунистами? Тебе что-то известно? – и Наташа повернулась на бок, к сестре.
-Я поговорю со своим отцом.
-Вот-вот. Поговори обязательно, - и Наташка озорно улыбнулась, взяла прядку волос и заехала ею подруге в нос.
-Что ты делаешь? Вот чертяка, - отмахнулась Густа. – Давай лучше спать, а то вставать рано нужно.
И подруги, обнявшись, вскоре уснули.
 
 
Глава 3.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz