Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 57. | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 13:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 57.
 
После того, как был арестован Макар Захарович Акопищук – коммунист-подпольщик – начальником цеха поставили Ростовцева, прекрасно знающего производство, но ненавидящего большевизм. И подпольщикам на заводе стало гораздо сложнее вести антифашистскую пропаганду. Спасало то, что начальник не любил находиться в цехе, и рабочие его почти не видели.
Однажды, улучив удобный момент, Миша Лайдов, Ваня Дожирин, Максим Кафров, Юра Каменщиков и Дима Жемейко, оставшись после рабочего дня в цехе, изъяли из всех станков основные рабочие детали и сбросили их в колодец, который находился тут же – возле завода. Наутро весь цех встал. Разгневанный Ростовцев метался по заводу, но ничего сделать не мог. Рабочие только усмехались в открытую, глядя на него. Тогда начальник цеха направился к Зюгелю. Тот приказал арестовать всех, кто хоть как-то может быть подозрителен. На заводе прошли многочисленные аресты. Прямо на рабочих местах были арестованы Кафров, Дожирин и Жемейко. Лайдова и Каменщикова на работе не оказалось, и за ними полиция отправилась домой.
Забегая вперёд, скажу, что станки эти восстановить так и не удалось до окончания оккупации.
 
Миша Лайдов встал поздно. Лёг он тоже поздно – уже под утро. Вечером они с друзьями провернули крупную операцию на заводе, а потом расклеивал листовки с Лидой Вильямовой. Мамы и сестры Вальки дома не было. Он нашёл на кухне оставленный для него завтрак, сел за стол. Родные вернулись, когда он дожёвывал уже последний кусок. Мельком взглянул на маму, заметил её обеспокоенное, испуганное лицо.
-Что случилось? Что в городе говорят? – попытался как можно спокойнее и равнодушнее спросить он.
-Там такое творится! Всех арестовывают! – выпалила Валя, стаскивая с себя валенки. Щёки её горели с мороза, глаза блестели от возбуждения, оттого, что она узнала такую новость и смогла первой сообщить её брату.
-Не лезь, Валя, - одёрнула девочку мать. И повернулась к сыну. – На заводе многих арестовали. Сейчас полиция по городу рыщет.
-Мне надо идти, - встал Миша из-за стола и направился к вешалке за своей одеждой.
-Миша, не надо туда ходить, - просяще и умоляюще смотрела на него мать. Он остановился, посмотрел на неё, перевёл взгляд на сестру.
-Мама, мне нужно уйти. Мне нельзя здесь больше оставаться. За мной могут скоро прийти, - он повернулся к вешалке, взял своё пальто.
И мать его начала понимать многое – и что сын от неё скрывал много месяцев, и куда исчезал по ночам, и что они писали, собравшись с друзьями, выставив их с Валей из комнаты.
-Миша, скажи мне, ты причастен к подполью? – испуганно спросила мать у сына. Он, накинув пальто, повернулся к матери, посмотрел на неё нежным, открытым, сыновним взглядом.
-Да, - коротко ответил он.
-Что же будет, сыночек? – её слова потонули в сильных и настойчивых ударах в дверь.
-Открывайте! – орали снаружи.
Мать побледнела.
-Сыночек, - прошептала она еле слушавшимися её губами.
-Сиди, мама, я сам открою, - уверенно сказал ей сын, направился к двери, откинул крючок. В дверь ввалились трое во главе с Барсуковым.
-Одетый уже? – зло сказал он, оглядев Михаила. – Бежать собрался? Связать его! – приказал он своим людям. Но связывать парня оказалось нечем. Миша ухмыльнулся.
-А ну давай верёвку! – пошёл на мать Лайдова Барсуков. Она не двинулась с места, вымолвила только:
-У меня нет ничего, чем можно вязать моего сына.
Миша, посмотрел прямо на Барсукова, улыбнулся, сказал:
-Втроём боитесь вести одного несвязанного? Брали бы с собой цепи тогда.
Барсуков схватил полотенце, ринулся к парню. Тот не сопротивлялся. Только всё усмехался, глядя на действия полицаев, которые переворачивали все вещи в доме, выбрасывали всё из шкафов на середину комнаты. Мать так и сидела неподвижно у стола, сестрёнка в испуге забилась в угол, обняла свою тряпичную куклу, которую когда-то ей сшила мама.
-В сарае всё проверить! - командовал Барсуков, когда в комнате обыск был уже завершён и ничего не дал. – И на чердаке!
Через какое-то время один из полицаев вернулся обратно в дом, волоча с собой кусачки, нож, ещё какие-то инструменты.
-Вот что я нашёл в сарае! – выпалил он, обращаясь к Барсукову. Тот взял у него инструмент, повернулся к парню.
-Что это? – сунул к его носу находку.
-Инструменты, - спокойно отвечал Миша.
-Для чего? – бушевал Барсуков.
-Для чего нужны инструменты? Чтоб в доме что-нибудь чинить, - отвечал парень.
-А не для того ли, чтоб телефонные провода резать? – зло интересовался полицай.
-Нет, ну что вы, - издевательски отвечал ему Миша.
-А ну марш, - орал уже Барсуков, подталкивая парня к двери. – Там с тобой другой разговор будет!
Миша пожал плечами, посмотрел на мать, сестру, обвёл прощальным взглядом комнату и направился к двери.
 
Юры Каменщикова не оказалось и дома. Печечкин сам, лично, проследил за обыском. Результатов он не дал, даже поживиться у Каменщиковых оказалось нечем. Тогда главный полицай откинул на полу половик, довольно улыбнулся.
-А этот люк куда ведёт? – поинтересовался он у перепуганной женщины.
-В подпол, - мать Каменщиковых, Елена Назаровна, стояла у окна и с беспокойством выглядывала в него. – Там ничего нет, ваши люди уже всё забрали, - говорила она.
-Проверить! – приказал Печечкин.
Женщина увидела сына в окно, ринулась к двери, но на её пути возникла массивная фигура Печечкина.
-Куда? А ну стоять на месте! – приказал он. Распахнулась дверь, показался Юрий.
-Беги, сынок, - взмолилась мать. Но он уверенно перешагнул через порог дома.
-Куда бежать-то? – спросил он. За его спиной возник ещё один полицейский. Откуда он взялся? А из подпола вылезали уже полицейские, проводившие там обыск – они нашли радиоприёмник.
Юру связали и повели в длинный приземистый барак, который в городе знали как страшное и ужасное здание застенков, где держали и мучили узников. В тюрьме Печечкин пожелал сразу же допросить Каменщикова. Он хотел узнать, чья затея была со станками на заводе, откуда приёмник, кто его ещё слушал, какие задания и от кого получал Юрий, куда ушла сестра и многое другое. Но так ничего и не добившись, избитого и истерзанного парня поместили в камеру, где Юрий встретил много своих друзей.
 
А тюрьма была уже переполнена настолько, что мест в камерах уже не было, сажать людей было некуда. Тогда решили их выпускать. Но как определить, кто подпольщик, а кто попал сюда случайно? На допросах почти все молчали, некоторые просто из-за того, что действительно ничего не знают. И тогда Рошшер с Зюгелем решили подсадить в камеры осведомителей, подсадных уток. Авось так смогут выявить подпольщиков, новые имена? Кого-то они для этой цели подкупали, других запугивали или шантажировали, а иные и сами, добровольно шли служить «новым хозяевам». Таким образом, становилось понятно, кто оказался здесь случайно, им давали плетей и выпускали, чтоб не мешались «под ногами». Но новых имён не называлось. Ребята и в камерах были осторожны, товарищей, тех, кто был ещё на свободе, не называли. Говорили только о себе, обсуждали между собой свои прошлые деяния. А в основном просто молчали.
 
Глава 58.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz