Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сила духа. Лера Григ. | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Этот материал защищён авторскими правами. Любое копирование без согласия автора ЗАПРЕЩЕНО!
 
Сила духа.
Лера Григ.
 
Они стояли возле дома Алексея, их разделял между собой только невысокий забор, ниже человеческого роста, вколоченный из отдельного штакетника.
-Арестовали Толика и Васю, - возбуждённо говорил невысокий юноша, одетый в старое пальтишко своего старшего брата, который сейчас воевал на фронте, и не по погоде в летнюю лёгкую кепку. Это был вездесущий Ромка, которого, не смотря на конспирацию, знала почти вся подпольная организация. Он был буквально везде и почти одновременно, прекрасно был во всём осведомлён, во всех делах организации. Участвовал во многих проведённых операциях. Не заметить его было сложно, он почти никогда не сидел на месте. Вредил врагу всегда и везде, любыми доступными ему средствами. Ромка был всеобщим любимцем подпольщиков. А ещё он входил в группу Алексея. С одной стороны Алексей гордился тем, что Ромка входил именно в его группу, радовался, что благодаря именно этому шустрому пареньку был в курсе всех событий организации. Но и удерживать его Алексею было очень сложно. Все действия Ромки были непредвиденными и непредсказуемыми.
-Слышал, - ответил ему Алексей – юноша на несколько лет постарше своего товарища, серьёзный, вдумчивый, сосредоточенный и всегда внимательный. Вот и сейчас, при разговоре, он что-то сосредоточенно обдумывал. – Штаб заседание проводил? – спросил он у своего товарища.
-Да, - ответил ему Ромка.
-Что решили? Приказ об уходе из города получили? – интересовался Алексей, внимательно разглядывая Ромку.
-Нет, ничего не слышно, - отвечал тот. – Что ты будешь делать? – поинтересовался он у Алексея.
-Не знаю ещё. Но без приказа никуда не пойду. Не могу оставить своих товарищей. Я же клятву давал и сбегать с поля боя не буду!
-Лёша, ты же погибнешь.
-Ну и пусть! Либо буду думать, как спасти товарищей, либо погибну вместе с ними. Но душа моя будет спокойна. Лучше погибнуть вместе со всеми, чем потом всю жизнь жить с мыслью, что ты струсил и сбежал, оставив своих товарищей в беде!
-Но ведь, Лёша, ты подумал о том, что с тобою могут сделать, перед тем как погибнешь? Я на себе это испытал и повторения не хочу, - и на самом деле, месяца два назад Ромке пришлось побывать в полиции. Он не любил об этом вспоминать, и друзья его не знали, что там было да как. Но раз парень сейчас об этом заговорил – значит, зацепило его там серьёзно. – Тебе совсем не страшно? – спрашивал он у Алексея.
Старший юноша задумался. Положил свою ладонь на руку товарища, который обеими руками вцепился в штакетник забора.
-Страшно, Рома, - сказал Алексей. – Очень страшно. Но я стараюсь об этом не думать. Пока, по крайней мере, - отвернувшись, добавил он.
Парни какое-то время постояли молча.
-Штаб молчит, говоришь? – посмотрел на друга Алексей. – Тогда вот что, - задумчиво говорил он. – Передай всей моей группе, чтоб уходили все из города, - он нарочно сказал «моей», а не «нашей», чтоб отделить Ромку от себя, чтоб парень потом не мучился, не чувствовал за собой вины. – И ты сам уходи. Не оставайся.
-Лёш, а ты? – удивлённо посмотрел на него Рома. – Ты ведь знаешь, что не все уйдут, оставив тебя здесь, в опасности.
-Это приказ, - отрезал Алексей.
-Хорошо, Лёша, я уйду, - тоже задумался Рома и медленно, что-то про себя обдумывая и решая, произнёс:
-И расскажу про вас про всех правду. Всё, как было. Без всякой утайки, - и посмотрел на старшего своего товарища своими ясными, бесхитростными, чистыми и голубыми глазами. Алексей встретился с его взглядом.
-Да, Рома, ты лучше напиши, - согласился он. – Напиши мемуары. И расскажи в них всё-всё, как было на самом деле.
Они опять помолчали. Алексей взял друга за плечо, крепко сжал его.
-А я тоже ещё уйду, не волнуйся, - успокоил он друга. – Только убежусь, что группа моя в безопасности, - он опять намеренно Ромку не причислил к своим людям. – И мы с мамой тоже уйдём. Не волнуйся.
Внимательно, прощаясь, долгим взглядом посмотрел на Рому, сказал ему:
-Иди, передай мой приказ товарищам.
Рома отошёл от забора, повернулся вновь к Алексею:
-Но мы ведь с тобой ещё встретимся?
-Обязательно встретимся, - ответил ему Алексей, а сам про себя подумал: «Вряд ли уже где сможем увидеться на этой земле».
 
* * *
Его мать вернулась, когда он сидел на низком табурете, сколоченном ещё его отцом, и чистил свой наган. Делал он это тщательно и дотошно, одновременно гладил его своими руками, словно прощаясь со своим другом навсегда. Сколько раз его выручал этот наган! Они уже давно не расставались друг я другом. А вот теперь приходится.
Вошедшая с улицы мать не сразу увидела, чем занят её сын. Она радостно и возбуждённо стряхивала с себя снег, снимала верхнюю одежду. Достала откуда-то из одежды листок бумаги, обернулась к сыну:
-Лёшенька, посмотри, что расклеено по всему городу! Наши прорвали фронт на многих направлениях!
Сын хмуро взглянул на неё своими тёмными карими глазами, её радости он не разделил.
-Мама, зачем ты это в дом принесла?! Немедленно брось в печь! – потребовал он.
-Но как же, наши же… - заговорила растерявшаяся женщина.
-Немедленно сожги это, - повторил её сын, и в руках его она только сейчас заметила оружие. Нет, оно не было направлено на неё. Алексей просто протирал его лоскутом тряпки. Но оружия раньше, тем более в своём доме, в руках сына она никогда не видела. Это зрелище её напугало и насторожило. Комок застрял у неё в горле. А он завернул оружие в тряпку и вышел в сени, бросив ей на ходу:
-Сожги листовку.
Она машинально сунула бумагу в печь. И вышла за сыном. Он был в чулане, где вместо пола была просто ничем не покрытая земля. Сын её подкопал там ямку. Положил туда завёрнутое в тряпицу оружие, закопал обратно, тщательно это место утоптал ногами. Отскрёб с лопатки землю, положил её обратно. Вернулся в дом, оглядел всё внимательным, сосредоточенным взглядом, что-то обдумывая. И потянулся к старинной бабушкиной иконе, снял её со стены.
-Лёша, что ты делаешь?! – не выдержала женщина. – Это же святотатство! Спаси тебя Господи, - и женщина перекрестилась. – Не трожь тебе говорю икону!
Но сын её не слушал, только сказал:
-Так надо, мама.
Отвёрткой открутил на задней стороне иконы винтики, достал из внутреннего кармана своего пиджака комсомольский билет, ещё раз внимательно перелистал его, глубоко вздохнул и положил между картонками на иконе. Закрутил винтики обратно. Повесил икону на место. Посмотрел внимательно и изучающе на свою мать.
-Мама, - сказал он чуть глуховатым серьёзным голосом, - ты этого ничего не видела. И про оружие, и про билет забудь совсем до прихода наших.
-Что случилось, Лёша? – внимательно разглядывала своего сына женщина. Как он изменился! Повзрослел, возмужал за последнее время. Он посмотрел на неё, не скрывая своего встревоженного взгляда.
-Арестованы двое моих товарищей. Возможно, скоро придут и за мной, - ответил ей сын честно, прямо, без утайки. – В доме не должно быть никаких улик.
-Какие улики, Лёшенька? – не понимала женщина. – Ты был в подполье? – вдруг дошло до неё.
-Да, - коротко ответил её сын.
-Но, Лёша, за что арестованы твои друзья? Их кто-то предал? Ты в них не веришь? Раз считаешь, что и за тобой должны прийти?
-Мама, я им верю, так же как и самому себе. Но ты же сама знаешь среди кого нам приходится жить. Донести может любой и в любое время.
-Может тебе уйти? – посоветовала ему мать.
-Нет, мамочка, - сын подошёл к ней, обнял её, прижал к себе. Какой он был сильный, могучий! – Я не могу уйти и оставить тебя и своих друзей. Я не имею на это права.
-Мне страшно за тебя, Лёша. Они же с тобой сделают то же, что с Кузьмой. Помнишь? – да, это они оба отлично помнили. Брата матери Алексея ещё в самом начале оккупации выдал провокатор. Кузьму сильно били, пытали, а потом закопали живым, как и многих других коммунистов и активистов города.
-Я не хочу тебя терять! – убеждала мать сына.
-Если я уйду, они не пощадят тебя, - сын нежно провёл сильной своей рукой по поседевшим волосам своей матери. Сел на табурет возле стола. Она присела рядом с ним, сказала:
-Ну и что, Лёшенька, я выдержу, главное, чтоб ты жив остался.
-Я не смогу потом жить. Понимаешь меня? – он заглянул ей в глаза. – Я не смогу потом жить с сознанием, что ты погибла из-за меня.
-Но родители не должны переживать своих детей. Это закон природы.
Он взял её небольшую руку в свои руки, ласково погладил, поцеловал.
-Это не важно, мама.
-Может уйдёшь к Даниловым? – и она посмотрела на него с надеждой.
-Нет, - отрицательно покачал он головой и посмотрел на неё. – У них и без меня семья большая. Детей много. Представляешь, что с ними могут сделать, если найдут меня у них? Нет, - твёрдо повторил он.
-Вот так дома будешь сидеть и ждать своего ареста? – внимательно и грустно посмотрела на него мать. Провела рукой по его густым, чёрным и вьющимся волосам, поправляя локон, спустившийся на лоб.
-Нет, не буду сидеть, - уверенно сказал он. – Буду продолжать бороться!
-Но как?
-Найду способ, не волнуйся.
 
* * *
За ним пришли поздно ночью. Ходики на стене показывали без десяти минут два часа, когда в дверь забарабанили со всей силы несколько кулаков…
 
(февраль 2009 год)
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz