Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 4 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Ровенская область.
Страница 4.

Продолжение статьи "Странички тех лет", автор В.А.Бегма, из книги "Герои подполья".
 
 
Вот один из многих случаев. Наши разведчики привели в штаб группу вооруженных "секирников", как партизаны называли участников банды Боровца. У одного из "секирников" на узеньких погонах блестели вырезанные из алюминия трезубцы.
- Сопротивления не оказывали, - доложил наш автоматчик.
- Откуда? - спросил я "секирника".
- Из "Полесской сечи".
- Фамилия?
- Терещенко.
Отвечая на мой вопрос, он то и дело поглядывал в сторону, где партизаны с большими усилиями разряжали бомбу. В то время наши бойцы выплавляли тротил из неразорвавшихся снарядов и бомб, чтобы делать мины. Терещенко, заметив, что партизаны с трудом справляются с этим делом, сказал:
- Я могу разрядить бомбу. Только не убивайте меня.
- А мы и не расстреливаем всех, кто был в банде.
- Вот это справедливо. Среди нас там много темного люда.
Терещенко со своим напарником вычистил "кендюх", как он назвал бомбу. Потом они снова подошли ко мне.
- Как же вы попали в банду?
- А мы не в банду шли. Нам сказали, что будем в "партизанке". А "партизанка" якобы против немцев. Так и Бандера и Боровец говорят. Еще мы видели, что ваши партизаны из отрядов Медведева и дяди Пети на переговоры к "сечевикам" ходили. Вот мы и думали, будем вместе гитлеровцев бить. А вышло, что нас посылают против красных партизан.
- Сволочь эта немчура! - вмешался в разговор второй пленный.- Надевают шинели с трезубом и идут в села, сжигают. Так было в Гуте-Сепанской, где поляки живут. Переодетых немцев было человек двести пятьдесят. Детей бросали в огонь. Забрали скот. Потом сказали, что мы это сделали.
- Ну и ваши бульбовские дела знаем, - сказал я. - Что же вам обещал Боровец после победы? Сам-то ведь в первые министры метит.
- Министром я не собирался стать, - ответил Терещенко, - а полицейским служил бы.
Его признание вызвало взрыв хохота среди партизан.
- Если ты уж такой любитель порядка, мог бы при Советской власти милиционером быть, - сказал кто-то из бойцов.- Вот как твой земляк, наш командир Максим Мисюра.
- Я слыхал о нем. Неуловимый, вездесущий!
- Верно, - сказал я. - Он бьет гитлеровцев, бьет и запроданцев народа. А неуловимый он потому, что люди его поддерживают, народ с ним. А народ с ним потому, что Мисюра за правду стоит, за Советскую власть!
- Вы примете меня и моих товарищей в настоящие партизаны? - спросил Терещенко.
- Примем. А тебе должность дадим. Будешь инструктором по обезвреживанию неразорвавшихся немецких бомб. Научишь этому делу нескольких бойцов.
- Спасибо, что поверили. Все сделаю, чтобы как можно скорее фашистов в могилу загнать!
Терещенко стал партизаном, хорошим специалистом по обезвреживанию неразорвавшихся бомб и снарядов. Вступили в отряд и те, кто с ним пришел.
 
ПОМОЩЬ ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

Все мы, подпольщики и партизаны Украины, ощущали большую помощь ЦК КП(б)У. Лично мне много раз приходилось говорить по вопросам подпольной и партизанской борьбы с секретарями ЦК. Они разъясняли обстановку, учили нас подбирать людей для работы во вражеском тылу. ЦК систематически посылал уполномоченных для организации борьбы на временно оккупированной фашистами украинской земле.
Помню, как в начале войны секретарь ЦК КП(б) Украины М. А. Бурмистенко созвал совещание секретарей обкомов партии и ответственных партийных работников. Он ознакомил нас с методами и тактикой партизанской войны. Кабинет М. А. Бурмистенко напоминал своеобразную лабораторию. Чего только там не было! Ящики со взрывчатыми веществами, гранаты разных систем, чертежи железнодорожных мостов, стеклянные банки с какими-то составами, бутылки с сероватой жидкостью.
Для нас, людей, совсем недавно поглощенных заботами об урожае на полях, о строительстве дорог и благоустройстве городов, все это было ново и, чего греха таить, неожиданно и немного странно. Только позже, когда многие из нас оказались на оккупированной врагом территории и столкнулись лицом к лицу с коварным врагом, мы по-настоящему оценили преподанный нам урок в ЦК КП(б) Украины.
Центральный Комитет партии был тем боевым штабом, который обеспечивал жизнедеятельность подпольных организаций, партизанских отрядов и соединений, возникавших как по разработанному плану, так и стихийно.
Для оказания практической помощи отрядам, действовавшим на Правобережье Украины, в тыл врага прилетали секретарь ЦК КП(б)У Д. С. Коротченко и начальник Украинского штаба партизанского движения Т. А. Строкач с группой партийных и оперативных работников, а также лекторов. Важнейшую роль во всей дальнейшей работе партизанских отрядов и подпольных организаций сыграло проведенное Д. С. Коротченко весной 1943 года совещание командиров и комиссаров (они же секретари подпольных обкомов партии) партизанских соединений Черниговской, Житомирской и Ровенской областей. Совещание состоялось в расположении штаба соединения А. Н. Сабурова. Оно обобщило опыт боевой и политической работы, вскрыло ее недостатки, разработало мероприятия для осуществления плана боевых действий в течение весенне-летнего периода. Дважды Д. С. Коротченко и Т. А. Строкач побывали в партизанских соединениях Ровенской области. Здесь, на месте, были конкретизированы боевые задачи соединений и отрядов, был дан обстоятельный инструктаж партийным и комсомольским работникам, разработаны меры по координации деятельности подполья и партизанских отрядов. Большой политический подъем среди бойцов вызвали выступления Д. С, Коротченко в отрядах с докладами о международном положении, о состоянии дел на фронтах, о жизни родной страны.
Выводы, сделанные Д. С. Коротченко в результате изучения жизни и деятельности соединений и отрядов, состояния подполья и политической работы среди населения, легли в основу решения ЦК КП(б)У от 15 июля 1943 года "О состоянии и дальнейшем развитии партизанского движения на Украине".
Отмечая достижения Ровенского подпольного обкома партии и областного штаба партизанского движения в работе по росту партизанских отрядов, созданию подпольных организаций, подготовке скрытых резервов, развитию политической работы среди населения, разложению войск противника, ЦК КП(б)У в этом решении вскрыл и серьезные недостатки в нашей работе. Было отмечено, что некоторые партизанские отряды проявляют слабую активность, подпольным обкомом и подпольными райкомами партии не всегда в должной мере оценивается значение подпольных форм борьбы. Решение потребовало значительного усиления политической работы в массах.
Реализуя это решение, подпольный обком и подпольные райкомы партии добились заметных сдвигов в росте и активизации боевых действий партизанских отрядов, в укреплении и расширении подполья, его политического влияния на население, подъема всей борьбы за дезорганизацию вражеского тыла.
ЦК КП(б) Украины внес ясность в отношении тактики партизан и подпольщиков к украинским буржуазным националистам. Это было крайне необходимо, так как некоторые командиры партизанских отрядов допускали ошибки; кое-кто из них вместо решительного разоблачения украинских националистических банд становился на путь переговоров с их главарями и даже заключали с ним договоры о нейтралитете. Другие же командиры партизанских отрядов, наоборот, сосредоточивали силы партизан на боях с украинскими националистическими бандами, отвлекая от основной задачи - борьбы против немецко-фашистских захватчиков.
В радиограмме Ковпаку и Рудневу (в копиях всем партизанским отрядам Украины) ЦК КП(б)У указал на эти серьезные ошибки. "В нашем отношении к украинским националистическим "партизанским" отрядам,- говорилось в радиограмме,- мы всегда должны помнить и различать: первое - что руководители украинских буржуазных националистов- это немецкие агенты, враги украинского народа; второе - что некоторая часть рядовых участников этих отрядов искренне желает бороться с немецкими оккупантами, но она обманута буржуазными националистами, пролезшими к руководству этими формированиями".
Исходя из этого, ЦК КП(б)У поставил перед партизанскими отрядами Украины следующие задачи:
всеми способами разоблачать руководителей националистических формирований - буржуазных националистов как врагов украинского народа, как фашистских агентов;
не вступать в контакт с руководителями этих отрядов;
не предпринимать вооруженных боевых операций, если эти националистические формирования сами не нападают на советские отряды.
Сейчас, разъяснялось в радиограмме, нашей главной задачей является разгром фашистской Германии и изгнание немецких оккупантов с советской территории.
"Нашу работу, - подчеркивалось в радиограмме, - среди всех слоев украинского народа необходимо проводить с разъяснением того, что только последовательная и непримиримая борьба Красной Армии, наших партизан и всего советского народа против немецких оккупантов приведет к разгрому фашистской Германии и обеспечит украинскому народу свободу в воссоединенном Украинском Советском государстве, что немцы шли и идут с целью завоевания Украины и превращения ее в немецкую колонию; доказывать это убедительными фактами из деятельности немцев сейчас на Украине. Разъяснять массам, что только большевистская партия приведет к окончательному разгрому немецких оккупантов, что только она создает условия для расцвета Украинского Советского государства и украинской культуры".
Огромное значение эти указания имели для подпольщиков и партизан западных областей Украины, в частности Ровенщины. Ведь здесь на протяжении десятилетий орудовало всякое националистическое отребье, стремясь обмануть и использовать в своих гнусных целях темноту и забитость местного украинского населения, стонавшего под ярмом помещиков и капиталистов.
Руководствуясь указаниями ЦК КП(б)У, Ровенский подпольный обком партии принял меры к преодолению допущенных ошибок, к усилению связи с населением.
 
ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА

В настоящей статье нет возможности подробно рассказать даже о главных боевых и диверсионных операциях, осуществленных подпольщиками и соединениями ровенских партизан против фашистских захватчиков. А итоги этих операций весьма внушительны. Соединения И. Федорова, автора этой статьи, бригады полкового комиссара А. Брянского, майора Каплуна, польские бригады Макса - Собесяка и Н. Куницкого, другие отряды и подпольные организации только с мая 1943 года до начала февраля 1944 года уничтожили, ранили и взяли в плен около 30 тысяч гитлеровских солдат и офицеров, пустили под откос 600 эшелонов противника, разобрали и взорвали свыше 70 километров железнодорожных путей, уничтожили 60 железнодорожных и 100 мостов на шоссейных и грунтовых дорогах. К фронту и на ремонт в свой тыл фашисты не довезли уничтоженные подпольщиками и партизанами Ровенщины 100 танков, несколько сот автомашин, 60 бронемашин и 200 орудий.
Много внимания подпольному обкому партии приходилось уделять и хозяйственным вопросам. Ведь надо было кормить, одевать и обувать партизан, всеми средствами добиваться, чтобы оккупанты не сумели вывезти хлеб, скот и другое народное добро, награбленное ими на оккупированной советской территории. Нужно было помогать крестьянам сеять, убирать, обмолачивать и прятать хлеб. Своими силами партизаны собрали урожай в 15 немецких экономиях и на полях общей площадью 10 тысяч гектаров, которыми пользовались полицаи, старосты и другие пособники фашистов. Собранный урожай партизаны и крестьяне обмолачивали на 115 токах цепами и конными молотилками. Часть хлеба была роздана населению партизанского края, в который входило 15 северных районов Ровенщины. Здесь партизаны и подпольщики были полными хозяевами. Вместе с населением они не дали оккупантам вывезти отсюда 30 тысяч тонн хлеба, 60 тысяч тонн картофеля, 12 тысяч голов скота. Население партизанского края не уплатило немецким оккупационным властям 60 миллионов марок разных налогов.
При партизанских соединениях работали десятки мастерских бытового обслуживания, кузницы, маслобойки. Была налажена стирка белья. Во время рейдов при длительных остановках на отдых, как правило, организовывалась баня. Это тоже была война. Война против вшей, тифа, война за жизнь и здоровье людей.
Медицинские работники - партизаны вылечили сотни бойцов и командиров, спасли от тифа и разных других заболеваний десятки тысяч местных жителей. Во всей этой большой работе настоящий подвиг совершали врачи Стукей, Цыганков, Б. Эрлих, В. Попова, Аверьянова, большой отряд медицинских сестер, санитаров. На курсах медсестер, работавших при нашем соединении, под руководством врачей Эрлиха и Поповой было подготовлено 50 медицинских сестер.
Все это тоже была борьба за выполнение главной задачи - уничтожение фашистских захватчиков. Ведь люди решали успех. И, занимаясь всеми этими вопросами, которые порой казались не боевыми, я всегда вспоминал доброго, с ласковыми глазами Михаила Ивановича Калинина, его напутствие перед моим вылетом в тыл: "Берегите людей!"
Люди! Наши замечательные советские люди! Днем и ночью, в холод и зной, в слякоть и ведро, с опасностью для жизни ковали они победу над врагом. Тяжелая, опасная работа выпала на долю наших бойцов - подрывников, разведчиков, подпольщиков, действовавших в городах и селах, на железнодорожных станциях, в фашистских учреждениях!
И они с честью выполняли эту работу. Особенно активно действовали подпольщики и партизаны на железнодорожных линиях. "Деятельность бандитов (подпольщиков и партизан.- В. Б.) в районе железных дорог всюду усилилась,- писал в своем отчете после инспекционной поездки фашистский генерал-майор Ноймаер.- Уже на расстоянии 5-7 километров от железной дороги господствуют бандиты... Только под охраной сильных истребительных отрядов можно доставить скот и зерно"
Организатор подпольной группы А. Асоскало из села Хочин, соратник М. Мисюры, к концу 1943 года имел на своем счету 20 пущенных под откос фашистских эшелонов, а всего отряд Мисюры уничтожил 35 вражеских поездов. Подрывники отряда П. Т. Талаха сожгли 11 воинских эшелонов, убили 900 гитлеровцев. От них не отставали подрывники Чеченя, Сидоренко, Радько, Егоров, Бричевский. Между подрывниками шло соревнование за большее количество уничтоженных вражеских эшелонов.
Работа подрывников была настолько интенсивной, чю порой не хватало доставлявшейся с Большой земли взрывчатки и приходилось выплавлять тол из неразорвавшихся бомб противника.
С большим трудом продвигались вражеские эшелоны по железным дорогам. Многие летели под откос тут же, в Ровенской области Огромную работу проделали и славные подрывники соединений Ковпака, Сабурова, Федорова, Брянского, Каплуна, оперировавших на востоке и западе от Ровенщины. Фактически коммуникации гитлеровцев в районе действий партизанских соединений были парализованы.
Надо еще учесть, что каждая диверсионная операция - это не только взрыв, а ожесточенный бой с вражеской охраной. Приходилось уничтожать вражеские дзоты, проволочные заграждения, пробиваться через минные поля.
И здесь было бы невозможно перечислить имена героев этих диверсий. А были они не только среди партизан и подпольщиков. Не один местный житель, как на обычную работу, выезжал со своей повозкой на железную дорогу и под огнем врага вместе с партизанами разбирал рельсы, если не хватало взрывчатки.
 
ГЕРОИ СЛАВНОЙ ЭПОПЕИ

Герой не только тот, кому присвоено высокое звание Героя Советского Союза. Бесстрашных, самоотверженных людей среди подпольщиков и партизан Ровенщины были сотни, тысячи. В этом была наша сила. И если бы меня спросили, кто проявил наибольший героизм, я бы ответил одним словом: комсомол!
Читатель уже встречался в этой статье с Т. Беляковым, секретарем подпольного обкома комсомола, который вместе с партизанским разведчиком Кабановым вел переговоры с группой бывших полицаев. Месяц спустя после этого Беляков стал проситься, чтобы его послали комиссаром группы разведчиков, получивших задание пройти на юг области и связаться там с местными партизанами и подпольщиками.
- На твоей, Тихон, ответственности обком комсомола, десятки таких групп и отрядов, - возразил было я.
- Путь далекий и опасный. С этой группой мне и идти. А в обкоме и без меня справятся, - говорил настойчивый комсомольский вожак.
Пришлось согласиться с его доводами. Беляков взял пачку свежих газет, листовок и вместе с командиром Сеймовым повел взвод разведчиков выполнять задание. В пути взвод наткнулся на численно превосходящий отряд фашистов. Разгорелся жаркий, ожесточенный, неравный бой. Сайков дал команду беречь патроны, бить только по цели, наверняка. Несколько часов отбивались разведчики от врагов, окруживших их. Во время одной из атак Беляков был ранен в правую руку. Тогда он левой рукой взял гранату и бросил ее в напиравших фашистов. Но в то же мгновение очередь из немецкого автомата пробила ему левую руку. Тихон присел, застонал. Руки висели у него, как подрубленные ветки, из них сочилась кровь. Какой из него боец без обеих рук? Но у Тихона есть еще голос. И он крикнул:
- Хлопцы! Держитесь крепко! Скоро вечер. Мы выстоим! Вы слышите меня, товарищи?
- Слышим! - последовал ответ.
И новая атака фашистов захлебнулась. В это время с фланга по гитлеровцам неожиданно ударили бойцы Героя Советского Союза Бринского - дяди Пети. Они также шли на задание, но, увидев, в какую беду попал отряд Санкова, поспешили на помощь. Враг бежал. Группа Санкова могла продолжать путь.
- Тихон, - обратился Санков к раненому комиссару, - тебя положат на плащ-палатку и понесут.
- Нет! Плащ-палатку должны нести самое малое два человека. А ведь каждый боец на учете. Несите тех, кто от ран на ногах не стоит. А я сам пойду.
Наутро он умер.
А вот подвиг десятиклассницы из Сумской области М. Плющик. Была она пулеметчицей. Во время одного из боев она стреляла до последней возможности. Но врагов было много, и партизанская рота отошла в лес.
- Где Маруся? - спросил командир.
- Она стреляла рядом со мной, - ответил один из бойцов.
- Но ведь там уже каратели.
И вдруг голос:
- Где вы, чертяки?
Это была Маруся. Она на плечах тащила пулемет "максим", и, когда подошла ближе, все увидели, что идет она по снегу в одних носках, без сапог.
- Чтобы легче было, сбросила я сапоги. Не то пришлось бы бросать станкач. Без сапог быстро бежала. Не сумели меня догнать фашисты.
...Однажды, когда закладывать мины на железнодорожных путях стало особенно сложно, потому что гитлеровцы усилили охрану, белорусский паренек Ваня Пикулик решил взорвать поезд, не маскируя мины. Через подпольщиков было установлено, что на рассвете должен пойти поезд с важным грузом. Враг предпринял особые меры предосторожности. Сначала на железнодорожном пути появились шесть патрульных солдат с собаками. Следом за патрулем по полотну прогнали толпу крестьян. Затем пронеслась сторожевая дрезина, за ней медленно прошел контрольный паровоз, толкая впереди себя платформу, груженную песком. Все как будто в порядке, мин нет.
И только после всего этого со станции наконец вышел военный состав, тот самый, которого с таким нетерпением ожидали подрывники.
В. Пикулик поднялся и просто сказал товарищам:
- Я пошел.
Низко пригибаясь к траве, перебегая от пня к пню, от бугорка к бугорку, он быстро подобрался к железнодорожному полотну. Поезд тем временем набирал скорость. Ваня выбегает на полотно и быстрым, натренированным движением ставит мину. Немецкая охрана открывает стрельбу. Но поздно! Поезда уже не остановить. Он неудержимо мчится навстречу своей гибели на глазах у охраны. Взрыв - и обломки вагонов, вдребезги разбитые, летят во все стороны. Стукнуло чем-то и в убегавшего Ваню. Но он свое дело сделал. Товарищи подхватили его, раненого, и унесли в лес.
Можно без конца продолжать рассказ о мужестве и самоотверженности молодых героев - подпольщиков и партизан. Вот комсомолец В. Цыганок. Во время перехода его группы через железнодорожное полотно около станции Белая он остался один на прикрытии. Фашисты его ранили, пытались взять в плен. Когда они приблизились, Цыганок выдернул кольцо лимонки и взорвал себя вместе с вражескими солдатами.
Еще один пример. Владимировецкие подпольщицы В. Лесникович и Г. Поплавская вдвоем пошли на диверсию. Они подложили под вагон с толом маломагнитную мину, и вагон взорвался по прибытии на станцию Сарны. Враг получил чувствительный удар: 60 солдат было убито, 100 ранено, 7 вагонов уничтожено.
А сколько героизма проявили комсомольцы-партизаны из отряда "За Родину", которым руководил И. Ф. Федотов! Комсомолец Е. Ермаков со своими разведчиками встретил как-то на лесной дороге карательный отряд в несколько сот человек. Евгений послал своих товарищей предупредить командира партизанского отряда об опасности, с сам вступил в бой. Сначала дал очередь из автомата по офицерам, сидевшим на санях, потом стал бить по голове колонны.
Гитлеровцы не знали, сколько бойцов действует против них, и заняли оборону.
Неравный бой продолжался, пока у Ермакова были патроны и он не был ранен в ногу, руку и живот. Евгений упал на снег. К нему подошел немецкий офицер. Гитлеровец опешил, увидев одного, истекающего кровью советского солдата. Он несколько раз недоуменно повторял:
- Один и тысяча... Один и тысяча...
Но вот взгляды Евгения и офицера встретились. Гитлеровец навел на раненого пистолет. Выстрелил. Но в сердце не попал.
Брошенный в лесу, Евгений нашел в себе силы доползти до стога сена. Там он пролежал три дня, утоляя жажду снегом. Полуживого, его нашли крестьяне и привезли в партизанскую санчасть, Ермакова вылечили и отправили на Большую землю. Однако он долго в тылу не задержался и вскоре ушел на фронт. Евгений снова был ранен под Берлином. Вот какая сила духа была у молодого подпольщика, комсомольца из Перми Е. Ермакова!
Говоря о подвигах бесстрашных людей - подпольщиках и партизанах, нельзя не сказать о легендарном герое, отважном разведчике Н. Кузнецове, чьи боевые дела обессмертили его имя. Образ Николая Ивановича навсегда запечатлен в бронзе на главной улице Ровно как символ подвига, беззаветной преданности Родине. Украинский народ полюбил его как родного сына. Он свято чтит память русского разведчика, отдавшего свою жизнь за свободу и счастье Советской Украины, всей нашей Советской страны.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz