Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Георгий Соловьев | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Георгий Соловьев
(1918 - 1943)
 
 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
Георгий Соловьев
 
В одном из военных архивов в картотеке по учету безвозвратных потерь рядового и сержантского состава значилось: Соловьев Георгий Матвеевич, 1918 года рождения, призван на действительную службу 1 ноября 1939 года, служил в 16-м ремонтно-восстановительном батальоне.
Из других источников известно, что Соловьев с первых месяцев войны участвовал в тяжелых оборонительных боях, а осенью 1941 года в составе воинской части прибыл в прифронтовой Краснодон. Ремонтные мастерские, где он служил, бесперебойно снабжали передовые позиции восстановленной боевой техникой.
Во второй раз он попал в наш город в августе 1942 года. «Был в окружении, бежал, больной, измученный, без документов пришел к нам, - вспоминает Елена Ивановна Тарасова. – Мы хорошо знали этого человека и раньше. Осенью 1941 года их воинская часть, стоявшая в Краснодоне, была расквартирована на нашей улице. Соловьев жил рядом у соседей, но часто приходил к своим ребятам, жившим в нашем доме. Тогда для меня это был просто веселый, умный, красивый парень (мне было 19 лет). Как брата, родственника, мы приютили Жору в период оккупации».
Приютить красноармейца было большим риском для семьи, тем более она состояла из одних женщин: Елены, ее матери, Прасковьи Ивановны, у которой их четырех сыновей – фронтовиков двое уже погибли, невестки Натальи и ее малолетней дочери Аллочки. И все же эти женщины решились: приняли, подлечили.
Ближе, роднее, чем они, в то время у Георгия Матвевевича никого не было. Его родственники остались в поселке Лисий Нос под Ленинградом, и связь с ними прервалась. Он не знал как сложилось их судьба. Впрочем, так и не узнал, что по мимо Константина, кадрового офицера, фронтовиками стали еще три брата и две сестры. На троих пришли похоронки, а на него, Георгия, извещение «пропал без вести». Умерла от голода в блокадном Ленинграде старшая сестра Ольга. И лишь младший брат Борис жил с матерью.
Мария Александровна, оставшись вдовой, вырастила и воспитала девятерых детей. Трудно было их ставить на ноги, но еще тяжелей перенести их гибель. Все военные и послевоенные годы она безвыездно находилась в родном поселке, вошедшем в последствие в черту города. За добросовестный труд период блокады награждена медалью «За оборону Ленинграда».
«У нас, ее детей, есть свои ордена и медали, полученные за участие в Великой Отечественной войне, - говорит Анна Матвеевна, сестра Георгия. – Но самой дорогой для нас является ее награда, даже единственная».
Умерла Мария Александровна в 1967 году, так и оставшись в неведении о судьбе пропавшего сына…
Елена Ивановна знала, что Георгий работал в механических мастерских. С его слов знала так же, что, как и все, он особо не утруждал себя работой, «делал санки, вилки и всякую мелочь».Однако она тогда даже и не могла предположить , что этот парень стал подпольщиком, и что его работа была более серьезной, чем обычные обязанности кузнеца, и очень опасной.
Арестовали Георгия Матвеевича 8 января в два часа ночи. Двое полицейских ворвались в дом, двое охраняли вход со двора. «Очень страшной для нас была та ночь и все последующие дни до освобождения Краснодона», - вспоминает Тарасова. Но, несмотря на пережитое, Женщины не оставили Георгия. Они ежедневно носили ему передачи, ждали весточку.
Сохранились две записи из тюрьмы: «Здравствуй, дорогая Леночка! Я очень благодарю вас за вашу заботу. Привет мамочке, Наташе и Аллочке. До свидания. Соловьев Г.М.»
«Здравствуй, дорогая Леночка! И здравствуйте мамочка, Ната и Аллочка. Поздравляю вас с Новым годом. Погадай про меня и напиши мне. До свидание» (13 января 1943г.)
Эти два крохотных листочка долгое время хранились в семье Елены Ивановны, потому что ей, «Дорогой Леночке», они и были адресованы. Просьба «погадай про меня и напиши мне» - не проявление слабости, говорит Елена Ивановна, ведь он был очень мужественным, сильным человеком. Это скорей всего таящаяся в глубине надежда на освобождения, вера в счастливую судьбу, случайную удачу. Но случайности не произошло…
Ежегодно в начале мая в музей поступают денежные переводы от Анны Матвеевны, Елены Ивановны, Людмилы Федоровны Кочиной (племянницы Георгия) с просьбой купит цветы и возложить их в День Победы у братской могилы. Это дань памяти и глубокого уважения к героям Краснодона, в числе которых и близкий им человек – Георгий Матвеевич Соловьев.
 
 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
Послесловие
 
Итак, волею судьбы будущие подпольщики оказались в Краснодоне еще за долго до его оккупации. Как все офицеры и курсанты, они вели большую работу среди населения по военной подготовке. Работали и с теми, кто должен был оставаться во вражеском тылу для организации сопротивления. Именно по этому войны - окруженцы уверенно шли в этот город, рассчитывая на надежные связи и «своих» людей. И не ошиблись.
Конечно, здесь их знали немногие: лишь те с кем работали в мастерских или чаще других встречались, на чьих квартирах жили. Но «неместных» в них узнавал каждый ибо в маленьком городке все были на виду. Да, видели, понимали, но не выдали. Войны оставили о себе добрую память.
С теплым чувством говорят о них старожилы, многое припоминая и по – новому осмысливая прожитое:
 
«В плотницкой работали два Николая. Они были хорошие добрые ребята. Бывало, я побегу домой к детям, а они вместо меня за печкой посмотрят, уголь подбросят…
Арестовали около десятка человек и поставили во дворе в ряд. Это были не краснодонские жители, а военнопленные. Я Елена Воробьева стали собирать среди рабочих кусочки хлеба для арестованных. Ведь у других есть родственники, они принесут передачу, а у этих никого нет».
А.Н. Дикова, рабочая электромеханических мастерских.
 
«От Румянцева узнали радиосводки».
А.Р. Михайлов, работавший в мастерских кочегаром.
 
«От Румянцева получила задание достать бумагу. Думаю, для листовок».
В.А. Буренко, жительница Краснодона.
 
«Я и Румянцев получили задание сделать карнизы для портьер и повесить на углу Банковской, где размещались фашисты. Швейде был недоволен нашей работой. А Лютиков сказал: «Ладно, будем ждать». Но больше о карнизах никто не вспомнил».
М.М. Климов, рабочий.
 
«Николай Талуев всегда говорил: «Выше головы держите, милые голубушки. Вот завтра, - а это вечером под 7-е ноября, - выходите пораньше смотреть наш родной праздник. Будем флаги вешать наши Советские». Да, это было незабываемое зрелище: флаги плавно по ветерку колышутся, а фашисты беснуются. Николай Григорьевич был волевой человек, с железной закалкой».
М.Т. Шутилко, краснодонка.
 
Ваш сын Румянцев Николай Николаевич был убит как партизан. Я похоронила его с почетом и честью.
Из письма П.А. Ермаковой Анне Дмитриевне Румянцевой, матери подпольщика.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz