Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 61. | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 06:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 61.
 
Она сразу, ещё во время ареста, потеряла самообладание, у неё отнялись руки и ноги, стали словно ватные, не слушались её. По телу полз липкий противный пот. Язык онемел. Но будущее её не страшило, она не боялась плетей и боли. Просто в самой внешности полицаев было что-то ужасающее. Но в ней оставалась ещё малюсенькая капля достоинства, мысль о том, чтоб случайно не назвать хоть одну фамилию, хоть что-нибудь, пульсировала в ней. И чтоб не совершить случайного предательства, Нина Моздок решила молчать, не раскрывать рот ни при каких вопросах и разговорах. Она слышала, что начальник жандармерии Зюгель любит поговорить, пофилософствовать, загоняя пленных в ловушку. Именно этого Нина и боялась.
Когда её вызвали на допрос, её подруга Маша Спивакова успела сжать ей руку, шепнула: «Помни слова нашей Клятвы». И Нина их помнила, они постоянно были в её голове, в её сознании, буравили её душу. Она не слышала, что ей говорил Зюгель, что от неё требовали, она не поняла и не помнила, как скинули с неё одежду, бросили на скамью, не почувствовала, как двое немцев набросились с плетьми на её тело…
Пришла в себя уже в камере, среди подруг. Тело её мелко дрожало, её колотил озноб откуда-то изнутри. «Неужели выдержала?» - пронеслось у неё в голове. А тем временем в камеру открылась дверь и раздался окрик:
-Валесова!
Лиля встала, обвела всех спокойным уверенным взглядом и решительно направилась в сторону двери. Дверь за ней закрылась.
 
Олю Леопольдову задержали во дворе её дома, когда она возвращалась из города. Сразу же набросились, скрутили, ничего не объясняя, привели в тюрьму. Записав в коридоре у дежурного, ввели в камеру – маленькую комнатку, где находилось уже много девушек, в основном всё её подруги по подполью и по клубу: Голубкина, Кравцова, Помялова, Моздок, Валесова и другие. Были и незнакомые ей девушки. Лиля Валесова что-то вдохновенно рассказывала, остальные девушки внимательно слушали её, затаив дыхание. Заметив вошедшую Олю, Лиля прервала свой рассказ, устремила взгляд на подругу.
-И тебя тоже взяли? Вот сволочи!
-Да ладно, - отвечала Оля. – Как тут у вас? – узнавала она, устраиваясь на свободном месте.
-Лютуют, - вздохнула Люда Кравцова, которая уже и сидеть-то не могла.
-Парней здорово мучают, жалко их очень, - сказала одна из незнакомых Оле девушек с длинными тёмными волосами. И как бы в подтверждение её слов за стеной послышался страшный крик. Нина заткнула уши руками.
-Не могу больше этого слышать, - говорила она.
-Девочки, хватит вам раскисать-то! Они от нас только этого и ждут! – говорила Лиля. – Давайте лучше споём! – предложила она.
-До песен ли? – возразила одна из девушек. Но Лиля уже запела бодрым голосом:
-Смело, друзья! Не теряйте
Бодрость в неравном бою…
Её поддержали другие девушки:
-Родину-мать защищайте,
Честь и свободу свою!..
Девушки услышали, как к ним присоединились мужские голоса из соседней камеры:
-Если погибнуть придётся
В тюрьмах и шахтах сырых, -
Дело, друзья, отзовётся
На поколеньях живых…
И вскоре уже по всему зданию неслось:
-Стонет и тяжко вздыхает
Бедный, забитый народ…
В коридоре забегали полицаи, в камеры хлопали двери. Распахнулась дверь и в их камеру:
-Вы что, с ума сошли? А ну молчать! – орали им. Но девушки не слушали. Тогда взбешённые полицаи ворвались в камеру. Один из них взмахнул плетью, девушки прижались к стене, но Машка Спивакова успела перехватить плеть в воздухе, дёрнула её на себя. Полицай от неожиданности пошатнулся.
-Ах ты, стерва! – заорал он, надвигаясь на неё. Но девушка встряхнула своими светлыми кудряшками, открыто посмотрела на него своими красивыми зелёными глазами.
-Да что ты мне можешь сделать?! Прихвостень немецкий! – и плюнула ему в лицо.
-Ах ты, зараза, - он схватил девушку за руку и утащил за собой.
-Молчать! – приказал другой полицейский, обводя взглядом девушек в камере и захлопывая за собой дверь.
-Ох, Машка, что с нею будет? – сетовала Ната Помялова.
-А молодец девчонка! – восхищалась одна из незнакомых Оле девушек.
В камеру открылась дверь:
-Леопольдова, выходи!
Оля поднялась, направилась к двери. И в это время все услышали, как громко, призывно по коридору пронеслось:
-Ванича!
-Ильюшенька, - простонала Лена Голубкина, и слёзы покатились из её глаз. К ней подошла Густа Цаплина, обняла её, но ничего не сказала. А что было говорить? Как утешить?
 
Глава 62.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz