Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 14 | Регистрация | Вход
 
Вторник, 17.10.2017, 10:48
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 14
 
Продолжение книги "ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ"
Авторы Н.И.Пахомов, Н.И.Дорофеенко, Н.В.Дорофеенко.
 
 
УДАР В СПИНУ
 
К 1943 году подпольщики Витебска накопили богатый опыт борьбы с врагом. Широкий размах получила диверсионная работа. Сдерживал её лишь недостаток диверсионной техники. Доставка её становилась делом всё более сложным и трудным. Для оккупантов не являлось секретом, что мины и взрывчатка проникали в город из ближайших партизанских бригад и отрядов. Поэтому каждый человек, входивший и въезжавший в Витебск, подвергался тщательному обыску и осмотру. Все улицы и дороги были перекрыты полицейскими кордонами. Обмануть, обойти, перехитрить врага – от этого зависел успех дела, и подпольщики с честью справлялись с этой задачей. Мины и взрывчатка доставлялись в город вместе с продуктами питания, в специально устроенных тайниках в повозках, на велосипедах или санях.
О размахе работы подпольщиков по доставке в город диверсионного материала свидетельствуют многие отчёты ГФП-703 за 1943 год. Например, в отчёте за ноябрь говорилось, что за два месяца в городе было конфисковано семь винтовок, один пулемёт, два пистолета, четыре гранаты, 50 килограммов взрывчатки, 18 мин. В городе имелось несколько тайных складов оружия, мин и взрывчатки, которые постоянно пополнялись: в доме А.К.Свечкина в пос.Кочерги, в доме № 1 по ул. 17-я Городокская, во дворе дома Е.И.Тычининой по ул. 17-я Городокская, 6, в доме А.М.Козловой по ул. 1-я Украинская, 5 и т.д.
Неутомимым экспедитором мин и тола являлась А.С.Якимова («Бойкая»). Десятки раз она обходила полицейские посты и проносила в город взрывчатку. В январе 1943 года П.С.Смирнов, И.Е.Якимов и А.С.Якимова получили в партизанской бригаде тол для своей группы. Замаскировав в мешке с картофелем, они повезли его в город на салазках. Везла Якимова. В городе её задержал старший полицейский Орехов и при осмотре мешка обнаружил тол. Подпольщицу арестовали. Назавтра были схвачены руководитель группы П.С.Смирнов и подпольщица Ирина Никитина. Весной 1943 года они были расстреляны.
Неудача не обескуражила подпольщиков. Они ни перед чем не останавливались для достижения поставленной цели, настойчиво продолжали дело павших товарищей. Через несколько дней после ареста Якимовой и Смирнова в город из партизанской зоны возвращались с запасом диверсионной техники подпольщики Н.Я.Нагибов, Т.С.Щукина и И.Е.Якимов, избежавший ареста в прошлый раз. На улице Суражское шоссе, вблизи контрольного поста, их остановил тот же старший полицейский Орехов, награждённый гитлеровцами крестом за холуйскую службу. Он потребовал предъявить документы. Нагибов не растерялся и выстрелом из пистолета убил предателя. Остальные полицейские, бросив задержанных граждан, разбежались с криком: «Партизаны наступают!» Тройка смельчаков скрылась в городе.
В феврале-марте 1943 года, во время наступления карателей на партизан, доставка взрывчатки подпольщикам временно прекратилась. Но их боевая деятельность не ослабла. В это время патриоты сожгли склад военного имущества на территории щетинно-щеточного комбината, устроили пожар на хлебозаводе № 1 и на несколько дней вывели его из строя.
Летом 1943 года диверсионную работу вели подпольные группы И.А.Бекишева («Андрея») и В.Н.Орловского («Джона»). Вместе со своим братом Геннадием Орловский взорвал кинотеатр в бывшем клубе лётчиков по улице Винчевской (ныне проспект Черняховского). Получив и И.А.Бекишева 32 противопехотные мины, заминировал выход из кинотеатра и дорожку, ведущую в бомбоубежище. Когда вечером наши самолёты появились над городом, гитлеровцы бросились из кинотеатра в бомбоубежище. В это время у них под ногами начали рваться мины. Было убито и ранено несколько солдат и офицеров. Орловский осуществил ряд крупных диверсий на аэродроме. Он заминировал два немецких самолёта в ангаре. Один из них взорвался в воздухе над деревней Шевардино, другой тоже не возвратился на аэродром. Комсомолец Орловский добывал ценные разведывательные данные. В частности, он передал в партизанскую бригаду «Алексея» фотокарточки нескольких агентов Абвергруппы-318.
Орловский работал кочегаром на аэродроме. Однажды приехали немецкие танкисты и приказали ему вымыть горячей водой два бронетранспортёра, а сами ушли в баню. Подпольщик добросовестно выполнил приказ и заодно подложил под каждый бронетранспортёр по магнитной мине. Как видно из сообщения подпольного горкома партии, в августе 1943 года подпольщиками была «взорвана печь и повреждён один самолёт в ангаре на аэродроме».
Патриоты использовали любую возможность, чтобы нанести урон врагу. В июне 1943 года военнопленный И.И.Оноприенко («Лисицын»), работавший у немцев шофёром, преднамеренно разбил грузовую автомашину. Получив новую, он пустил и её в кювет, заявив, что вынужден был так поступить ввиду неизбежного столкновения со встречной автомашиной.
Подпольщики, работавшие в немецких воинских частях по ремонту автомашин, всеми доступными мерами выводили из строя автотранспортные средства: некачественно производили ремонт двигателей, засыпали в них металлические опилки. После такого «ремонта» автомашины, пройдя сорок-пятьдесят километров, снова попадали в мастерские. Только подпольной группой Ф.К.Мехова менее чем за месяц было выведено из строя двадцать автомашин и два бронетранспортёра.
Оккупанты восстановили Витебский фанерный завод для производства телег и саней. Согнали туда большое количество военнопленных и жителей города, привлекли к работе довоенных специалистов. Вскоре на заводе возникла подпольная организация, которую возглавили Г.И.Пушкарев и В.Т.Шафранский. Патриоты поставили перед собой задачу – парализовать работу завода. В течение лета и осени 1943 года они трижды устраивали пожары. В августе подожгли один из цехов и организовали побег к партизанам 57 военнопленных. 8 сентября – снова пожар на заводе и массовый побег рабочих. На этот раз к партизанам ушли 32 военнопленных, 8 немцев, чехов и поляков. Не успели гитлеровцы ликвидировать последствия этой диверсии, завезти из Германии и смонтировать новое оборудование, как 3 октября завод вновь охватило пламя пожара. Оккупанты отказались от дальнейших попыток возобновить его работу. Это была большая победа подпольщиков.
Дерзкую операцию в июле 1943 года провели комсомольцы поселка Сосновка Аркадий Макеенко, Аркадий и Люба Голиковы, Ирина Томашева и другие. Сформировав группу из 15 человек, они вооружились винтовками и автоматами, прихватили у гитлеровцев пять тысяч патронов, шесть лошадей и прибыли в партизанский отряд № 8 бригады «Алексея». И это несмотря на то, что в Сосновке стоял штаб 3-й танковой армии врага с крупным военным гарнизоном, с многочисленными фашистскими карательными органами.
Убедившись в высоком патриотическом духе населения, огромной популярности партизанского движения и невоз­можности разгромить подполье путем массового террора, гитлеровцы прибегли к коварным методам провокаций. В феврале 1943 года из-под Вязьмы в составе ГФП-703, в строжайшей тайне, в Витебск и Сосновку прибыла большая группа провокаторов во главе с унтер-офицером и перевод­чиком П. И. Печенкиным. Когда-то этот подонок бежал за границу и жил до войны в Германии. Под его руководством позорную роль провокаторов, или. как их называли гитле­ровцы, «ловцов партизан», выполняли Владимир Сухов (он же Суховенко), Василий Ермолаев, Павел Марков, Кирилл Бодюлл («Николай»), Константин Ананьев, Иван Беляев, Александр Зайцев, Александр Богуненко, Михаил Брюсов, Лев Кулагин, Михаил Гусев, Алексей Бутаков, Владимир Жуков и другие. Все они после войны были разоблачены советскими чекистами и получили по заслугам.
Изменив Родине, эти презренные выродки перешли на службу к гитлеровцам в качестве шпионов, а прибыв в Витебск, приступили к выполнению подлой роли «ловцов партизан». Их цели и задачи так определялись в отчётах ГФП-703: «Агенты группы, которые с февраля 1943 года работают в Витебске в качестве осведомителей, за истекший период установили связь с определенным количеством лиц, которые проводят враждебную немцам пропаганду, занимаются шпионажем, хранят при себе оружие и боеприпасы, вербуют людей для партизан, а также поддерживают шпионов и партизан».
Методы проникновения провокаторов в витебское подполье были самыми разнообразными. Но чаще всего они использовали высокий патриотизм советских людей, их горя­чее стремление помочь Родине. Понимая это, провокаторы рядились в тогу представителей партизанских отрядов, при­сланных в город добывать оружие, организовывать диверсии, проводить молодежь в партизанские отряды. В других слу­чаях они выдавали себя за военнопленных, желающих уйти в партизаны. Пользуясь неопытностью и доверчивостью от­дельных патриотов, они постепенно нащупывали подпольные организации и проникали в них. Когда их встречали с недо­вернем, провокаторы организовывали ложные партизанские отряды и таким образом усыпляли бдительность подпольщиков, радовавшихся любой возможности связаться с партизанами. Фашистские шпионы выявляли и уничтожали целые подпольные организации, нанося массовому патриотическо­му движению тяжелый урон. Провокаторская деятельность ГФП-703 в Витебске явилась огромным препятствием и тор­мозом в работе подпольного горкома партии, ослабляла его связи с городом, ставила патриотов под угрозу провала, вы­рывала из рядов подполья его лучших, испытанных в борьбе с врагом руководителей.
Первыми жертвами провокаторов оказались подпольные группы В. А. Вербицкого и А. Е. Белохвостикова. В апреле 1943 года ГФП-703 сообщало в штаб 3-й танковой армии, что «основное внимание в своей работе штаб группы (имеется в виду группа «ловцов партизан». — Лег.) уделял и уделяет расследованию и оценке «Витебского дела», по которому до сих пор было арестовано 29 человек, из них два сотрудника НКВД». Дальше разъяснялось, чем занимались эти 29 пат­риотов: «Речь идет в данном случае о шпионах, вербовав­ших людей для партизанских отрядов, занимавшихся воров­ством оружия и боеприпасов... Эти враждебно настроенные немцам люди проводили убийства, а также участвовали в подрыве важных объектов».
Кто же они, эти двадцать девять гвардейцев подпольного фронта в городе над Двиной? Это были подпольщики груп­пы коммуниста Василия Вербицкого. Именно отсюда нача­лось проникновение «ловцов партизан» в витебское подполье. Сотрудники НКВД, которые упоминаются в отчётах полиции, были В.А.Вербицкий и С.П.Бурлаков – пламенные советские патриоты, которые в незнакомом им до этого городе создали обширную и боевую подпольную организацию, которая совершила немало боевых операций.
Весной 1942 г. Вербицкий установил контакт с оперчекистской группой «Неуловимые». С тех пор она регулярно получала разведданные, которые доставляла туда связная, проживавшая в районе Песковатика. К сожалению, до сих пор не удалось установить фамилию этой патриотки. А.М.Козлова («Сергеева»), выполнявшая многие поручения Вербицкого, помнит, что это была пожилая женщина, с которой летом 1942 года она вместе носила в пос. Пудать донесения для спецгруппы «Неуловимые».
Большинство членов подпольной группы В. А. Вербицко­го, в том числе комсомолец Николай Винокуров, бежавший из фашистского плена, комсомолка Лидия Щеглова, комму­нист Василий Лукьяненко, А. Т. Окунев, П. Ф. Иванов. Ми­хаил Лопунов, Нестер Филлиповский работали на складе трофейного оружия 59-го немецкого армейского корпуса. Склад находился в центре Марковщины, в районе нынешней Витебской ТЭЦ. Подпольщики организовали массовое хище­ние оружия и запасных частей к нему, ящиками вывозили со склада патроны и все это переправляли партизанам. Осо­бенно много оружия и боеприпасов добыли Николай Вино­куров, П. Ф. Иванов, Василий Лукьяненко и Лидия Щеглова. Это были смелые, мужественные люди.
Докладывая вышестоящему начальству об аресте В. А. Вербицкого, гитлеровцы писали, что он «прятал в своем доме ящик со взрывчатыми материалами, пистолет и 7 руч­ных гранат». «Петр Иванов, — сообщало ГФП-703, — работал на складе трофейного оружия и похищал оттуда оружие и боеприпасы. Как он сам признался, в мае или июне 1942 го­да он обзавелся пистолетом с патронами, который потом передал одному русскому, убежавшему в банду». О Николае Винокурове фашисты сообщали, что «он непрерывно посылал русских в банды, а из трофейного склада в Витебске похищал оружие и боеприпасы». Коммунист Василий Лукьяненко, по их утверждению, из трофейного склада в Витебске «похищал для бандитов оружие и боеприпасы. В прошлом году (имеется в виду 1942 год. - Авт.) установил контакт с одной из банд, действовавшей в 21 километре к востоку от Витебска, и пытался доставить похищенное. 20 апреля 1943 года пытался уйти в банду и имел при себе револьвер «наган» с патронами».
По подсчетам самих гитлеровцев, всего со склада трофейного оружия подпольщиками было вынесено за два месяца около 4 тысяч патронов, 20 ручных гранат, 6 килограммов взрывчатки, пулемет, несколько пистолетов и два пистолета-пулемета. Все это было передано партизанам. Но это далеко не точные данные. Установлено, что только Петр Иванов вынес по частям сам и с помощью жены Татьяны Ивановны и собрал дома 7 автоматов.
Эти свидетельства врага красноречивее всего характеризуют размах деятельности витебских подпольщиков, в част­ности группы коммуниста В. А. Вербицкого, Они говорят о мужестве, непоколебимой вере в победу советских людей, которые под носом у гитлеровцев совершали дерзкие и сме­лые операции.
В начале 1943 года группа В. А. Вербицкого, как и мно­гие другие, временно потеряла связь с разведчиками и партизанами. В поисках связей патриоты и наткнулись на «лов­цов партизан», в частности на В. Сухова, Произошло это сле­дующим образом.
Прибыв в Витебск, провокаторы на группы Печенкина стали заводить знакомства с местными жителями, преимущественно с молодежью, и особенно с девушками, рассчиты­вая через них проникнуть в подполье. Вскоре Сухов позна­комился с Зинаидой Орловой и «по секрету» сказал ей, что имеет задание от партизан собирать оружие и готовить для них пополнение из города. Зинаида Орлова была членом подпольной группы В. А. Вербицкого. Зная, что группа временно лишилась связей, она пренебрегла конспирацией, привела Сухова к себе на квартиру и представила его руководителю группы В. А. Вербицкому, С. П. Бурлакову и другим подпольщикам. Так провокатор проник в организацию. Для большей убедительности он показал Вербицкому орден Крас­ной Звезды, которым якобы был награжден за партизанскую деятельность.
Стремясь во что бы то ни стало восстановить нарушенные связи, В. А. Вербицкий решил воспользоваться услугами Сухова и попал в хитро расставленные сети. Сухов предложил ему встретиться с командованием партизанского отряда. В.А.Вербицкий согласился. Но вместо партизан его встретили каратели из ГФП-703 и увезли в д. Городняны под Сосновкой.
В одном из отчетов ГФП-703 говорилось: «Агенты группы установили контакт с Вербицким и Бурлаковым и сказали им, что могут провести людей в партизанский отряд, а потом, по заранее условленному с группой тайной полевой полиции плану, передали их в условленном месте в руки полиции». В отчёте сказано, что «Вербицкий и Бурлаков были расстреляны».
Возвратившись в город, Сухов заявил подпольщикам, что Вербицкий благополучно добрался к партизанам,но вынужден задержаться в связи с выполнением какого-то спецзадания. Замещать руководителя группы на период его отсы­лки поручено якобы ему, Сухову. Таким образом провокатор постепенно выявил почти всех членов группы и многих дру­гих патриотически настроенных людей и передал их в кро­вавые лапы ГФП-703.
Много дней палачи истязали, а затем расстреляли у дер. Городняны близ Сосновки наиболее активных членов этой многочисленной И разветвленной группы: Николая Винокурова, Петра Иванова, Василия Лукьяненко, Нестера Филипповского, братьев Скоробогатовых и Бондарь, Ольгу Самусену, Владимира Заборанкова, Антона Юшкевича, Александру Михайловскую, Лидию Щеглову и многих других. Особенно опасным казался для них комсомолец Николай Винокуров. Его даже на расстрел вели закованным в железные наручники. Не были расстреляны лишь сестры Анна и Мария Старовойтовы. Работали они в аптеке на Марковщине, были связаны с Вербицким И членом группы Алексеем Разумовским, неоднократно передавали им медикаменты. Спасло сестер то, что Марию провокатор никогда не видел в лицо, Анна же работала в аптеке всего лишь техничкой. Их отправили в каторжный лагерь СД на Осинторфе, откуда им удалось бежать.
Провокаторы проникли и в подпольную группу А.Е.Белохвостикова. После ухода в феврале 1943 года Л.И.Хрипача в партизаны Александр Белохвостиков возглавил часть и его группы. Теперь он руководил многочисленной, широко разветвлённой подпольной организацией. Гитлеровцы назвали её «центральным отрядом, которым руководили Белохвостиков и Хрипач». "" В феврале 1943 года во время карательных экспедиций против витебских партизан группа Белохвостикова также лишилась всех связей. Только в середине апреля ой удалось установить контакт с заместителем командира 1-й Витебской партизанской бригады по разведке Яковом Анащенко. Но связь продолжалась недолго. Спустя две недели, 5 мая, коммунист А. Е. Белохвостиков был схвачен гитлеровцами. По этому поводу ГФП-703 сообщало: «Выслежен шпион Белохвостиков, который с помощью большого числа помощников собирал в Витебске информацию и передавал ее в банду Щербакова, входящую в бригаду «Алексея». И дальше: «Арестованы были Белохвостиков и четыре его соучастника. Четыре были расстреляны, одна из шпионок нужна для дальнейшего следствия».
Вместе с А. Е. Белохвостиковым была арестована и расстреляна его сестра Мария Ефимовна — ближайшая помощ­ница руководителя группы. Она была в курсе всех дел брата и могла всегда заменить его. В отчете полиции подчеркивалось, что Мария Белохвостикова «знала, чем занимается ее брат, и выполняла его дела во время отсутствия брата». Гитлеровцы расстреляли также активного помощника А. Бе­лохвостикова по разведке Сергея Шалаева, работавшего до войны бухгалтером треста городской очистки. Товарища успели сообщить С. Шалаеву об аресте Александра и Марии Белохвостиковых, но уйти он не смог: в тот день Шалаев хо­ронил жену, оставившую троих маленьких детей.
Проникновение провокаторов в организацию, которой ру­ководил А. Е. Белохвостиков, началось одновременно с про­валом подпольной группы В. А. Вербицкого. Дело в том, что вместе с Вербицким на железной дороге работали некоторые члены группы Белохвостикова. Провокаторы проверяли всех людей, окружавших Вербицкого по службе, стремились уста­новить, имеют ли они какие-либо связи с ним, и напали на след группы Белохвостикова. В ход был пущен предатель Кирилл Бодюлл, который под видом партизана первым во­шел в контакт с А. Е. Белохвостиковым. Постепенно в подпольную группу втерлись провокаторы В. Сухов. М. Мутьян, М. Брюсов и другие.
Арест А. Е. Белохвостикова насторожил подпольщиков. Особое беспокойство проявляла А. П. Пахомова. Она опаса­лась за сына и предложила ему немедленно уйти в партиза­ны. Но Валентин категорически заявил:
— Никуда я, мама, не пойду. Мое место здесь. В Александра я верю, как в себя. Такой не выдаст, каким бы пыткам его ни подвергали.
Валентин по-прежнему ходил на работу в жестяночную мастерскую. Шли дни. Всё было спокойно. Казалось, что арест А.Е.Белохвостикова – частный случай. Но подпольщики ошибались, агенты ГФП-703 уже давно вели за ними наблюдение. С арестом не торопились, стараясь выследить все связи. 19 мая 1943 года в шесть часов утра в дом Пахомовых тихо постучали. На стук вышла Александра Павловна. В дверях показался незнакомый человек в поношенном пиджаке и синей полинявший рубашке.
— Здравствуйте! Здесь живет Пахомов Валентин? – спросил он.
- Здесь живёт Пахомов Валентин. Это мой сын, - отве­тила мать. - Зачем он вам? Не случилось ли что на работе?
- Не волнуйтесь, мамаша, ничего не случилось. Мне нужно лично переговорить с вашим сыном.
Александра Павловна проводила незнакомца в комнату. Валентин сидел за столом и завтракал. Гостя пригласили к столу, но он отказался. Закурил и, извиняясь за ранний визит, обратился к Валентину:
— Ты на работу? У меня к тебе сугубо доверительное дело. Пойдем вместе. По дороге обо всем переговорим и дого­воримся.
...Моросил дождь. Город только что просыпался. Александра Павловна старалась не упустить из виду сына и не­знакомца, следуя за ними на значительном расстоянии. Ее не покидало тяжелое предчувствие. На площади Свободы Валентин и его спутник остановились. Мать подошла к ним и спросила пришельца:
— Меня очень беспокоит, почему вы так привязались к сыну. Может, его хотят послать на окопы? Сказали бы сразу, чтобы можно было приготовиться. А то точно так же недавно пришли в наш поселок, забрали всех мальчишек на окопы в чём те стоили.
— Не волнуйтесь, мамаша, я пришел узнать об Альдемаре. 
- Это кто же такой? - удивилась А. П. Пахомова. – Я впервые слышу это имя.
— Знаете ли вы что-либо о Белохвостикове Адександре?
- Белохвостикова я знала, но никогда не слышала, чтобы его называли Альдемаром. Слышала, что его арестовали. За что – не знаю. Говорят, что у него и сестры документы были не в порядке.
- Вот и Валентин говорит точно так же. Значит, неправильно информировали, что вы знаете все подробности, — с наигранным сожалением ответил незнакомец. Распрощались. Валентин пошел в мастерскую, а он дальше по Ленинской. Александра Павловна постояла немного, но пошел сильный дождь, и она отправилась домой. Через несколько минут вернулся и Валентин, сказал, что мастерскую залило, протекает потолок, работать нельзя.
— Сынок, скажи, что это за человек? Что он тебе говорил? — с нескрываемой тревогой спросила мать.
— Это подозрительный человек, мама. Он назвал клич­ки Александра, мою и других товарищей. Надо уходить, - ответил Валентин. — Но куда? Партизаны ушли из своей зоны. Не могла бы ты сходить в разведку?
На следующий день неутомимая связная А. П. Пахомова, выполняя волю сына, ушла на поиски партизан. В деревне Скуловичи её арестовала полиция за нарушение установленного режима передвижения. Продержали два дня в Бабиничах, дали двадцать палок и отправили на две недели в трудовой лагерь на «Зеркалке» в Витебске. Начались дни, полные ужаса и кошмара. Терзала неизвестность о сыне. К этому прибавлялись ежедневные унижения и побои. За малейшую провинность — палки. За песню «Три танкиста», которую однажды запели девушки, всем узникам лагеря до­бавили по две недели, из них восемь дней муштры. В эти дни после тяжелой работы заключенных заставляли бегать из одного конца двора в другой до полного изнеможения. Затем наказуемых ставили на четвереньки и приказывали лаять по-собачьи или стоять на одной ноге и петь петухом.
30 мая Николаю Григорьевичу Пахомову удалось передать жене записку, в которой он сообщал, что вчера сын ушел на работу и не вернулся, исчезла Вера Александрова. Словно в тумане, шла Александра Павловна по коридору на построение, сердце матери чувствовало что-то неладное. Она шла, а надо было бежать. Это не понравилось унтер-офицеру, и он избил женщину. Две недели провела в лагерном околотке А.П.Пахомова и лишь 19 июня 1943 года, по ходотайству врача Шубиной, была отпущена домой.
Сразу же связалась с Полиной Шляковой, возглавлявшей подпольную группу после ареста А. Е. Белохвостикова.
- Что с Валентином и Верой?
- Вроде всё благополучно, Павловна, - оветила Полина. - Человек, с которым они ушли, отрекомендовался сНовиковым Владимиром Васильевичем. Показывал партбилет и орден Красной Звезды. Сказал, что прислан партизанами. Валентина и Веру он отправил в отряд. Им в городе нельзя было больше оставаться. Новиков говорил, что пытался пробраться на «Зеркалку», чтобы сообщить вам обо всём, но его не пустили. Поправитесь, и я познакомлю вас с ним.
Александра Павловна немного успокоилась. Свидание сстоялось через неделю, в воскресенье, на обрывистом берегу Витьбы, заросшем ивняком и ольхой. Не успели они с Полиной прийти на условленное место, как появился Новиков. Одет он был так же, как и 19 мая, во время их первой, встречи.
- Я к вам прямо с корабля на бал, - заявил он. - Был на задании. Торопился, чтобы не подвести вас. Ноги сильно натер. Привет вам, мамаша, от Валентина. Можете гордиться — он сейчас возглавляет группу подрывников под Бешенковичами. Как только выздоровеете — сведу к нему, а пока постараюсь принести записочку.
В его голосе звучала уверенность осведомленного чело­века. Не знали тогда Пахомова и Шлякова, что перед ними подлый провокатор Сухов, что Валентин и Вера отданы им в липы карателей из ГФП-703 и 10 июня 1943 года расстре­ляны в Городнянах. Но фашистский холуй так отрепетировал свою роль, что ему поверили.
Придя на следующую встречу, Сухов заявил, что записки от Валентина не принес, так как он находится на задании в другом районе. Пообещал в ближайшее время устроить встречу Пахомовой с сыном.
Теперь новый знакомый стал заходить к Полине Савельевне Шляковой почти каждый день. Интересовался её работой, упрекал в пассивности. Говорил, что Советская Армия уже близко, надо поднимать людей на борьбу, а не сидеть сложа руки, оплакивая друзей. Они, мол, выполнили свой долг, и Родина их не забудет, а с живых спросят, что они сделали для приближения победы.
П. С. Шлякова слушала его, иногда соглашалась, что да, действительно, надо помогать Родине, но о деятельности своей группы ничего не говорила. А она работала, как и прежде. Дело, начатое коммунистом А. Е.Белохвостиковым, достойно продолжала теперь коммунистки Полина Савельевна Шлякова.
От Валентина и Веры по-прежнему не поступало никаких сведений. Это все больше беспокоило подпольщиков. Сухов придумывал каждый раз новую версию: то партизаны переменили место дислокации, то почему-то не явились связные, то Валентин собирается на учебу в Москву. Подозрения усиливались. Полина Савельевна Шлякова в категорической форме потребовала от Сухова устроить ей встречу с командованием партизанского отряда, от имени которого он действует. Сухов пообещал это сделать.
Через несколько дней он предложил Полине Савельевне собираться в дорогу. 16 августа 1943 г. в лесу под м. Островно состоялась первая встреча Шляковой с «партизанским отрядом» провокатора Печенкина. Всё было обставлено так, будто она действительно находилась в партизанском лагере.
Группа П. С. Шляковой, поверившая, что им, наконец, удалось наладить потерянные связи, с новой силой развернула работу. Самоотверженно действовали коммунист Михаил Романенко, А. П. Пахомова, Иван Безбогин, Клавдия Щупликова, семья патриотов Свечкиных, Д. А. Сазонов, В. Ф. Петров, Бронислав Халимонович, А. К. Хрипач и многие другие. Они добывали оружие, боеприпасы, взрывчатку. Тол приносили военнопленные, мать разведчика Дмитрия Сазонова. Патриоты вели антифашистскую агитацию среди населения, сплачивали силы и ждали сигнала, чтобы вместе с партизанами и частями Советской Армии участвовать в освобождении родного города.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz