Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 9 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:26
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 9
 
Продолжение книги "ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ"
Авторы Н.И.Пахомов, Н.И.Дорофеенко, Н.В.Дорофеенко.
 
...Летом 1942 года в художественной мастерской Б. С. Шарендо появился немецким солдат и попросил нарисовать картину. Позже, когда они ближе познакомились, oн назвался «геноссе Яном» из Вены и сказал, что любит свой народ, свой город Вену и ненавидит Гитлера и войну, которая отняла у него двух сыновей. За нарисованные картины Ян приносил подпольщикам медикаменты и индивидуальные пакеты. Завоевав их доверие, он все чаще стал приходить к Шарендо и члену группы В. Т. Романову, предупреждал, когда будет облава или проверка документов в городе, а од­нажды явился без предупреждения к руководителю группы на квартиру и принес четыре гранаты и сотню патронов. Заметив испуг на лицах домочадцев, он заявил: «Если вам это не надо, то передайте лесным комрадам».
Несколько позже «геноссе Ян» познакомил подпольщиков с двумя своими товарищами, простыми рабочими из Берлина Эрнстом и Максом. Первый работал кладовщиком в лагере военнопленных, другой, как и Ян, в охране лагеря. Все трое охотно приобщились к подпольной работе. Эрнст доставал одежду и готовил к побегу военнопленных, а охранники Ян и Макс обеспечивали уход из лагеря. Через них подиольщики добывали ценные сведения.
Чтобы ослабить воздействие большевистской пропаганды, фашистская газета «Новый путь» периодически публиковала статьи под рубрикой «Большевистские листовки», объявляя их лживыми. Но здесь же гитлеровцы вынуждены были признать, что «пропаганда большевиков занимает видное место в работе в тылу немецких войск, панические слухи проникают кое-куда, мешая нормальному течению жизни». Всем жителям предлагалось сдавать найденные советские листовки в полицию, иначе – наказание вплодь до расстрела. Однако и после такого грозного предупреждения патриоты города не прекратили политической работы среди вражеских солдат.
Большой победой витебских подпольщиков явился переход на стороиу партизан 825-го волго-татарского батальона. Национальные формирования из военнопленных татар, башкир и других народов Поволжья стали создаваться фашистской Германией вскоре после поражения немецких войск под Москвой. Тотальная мобилизация не помогла, дивизии таяли, гитлеровское командование усиленно искало резервы для укреплении своей пошатнувшейся военной мощи. Вербовка в легион «Идель-Урал» (Идель — по-татарски Волга) начала проводиться в 1942 году по всем лагерям военнопленных. Люди шли в легион под угрозой смерти. Ценой огромных усилий фашистам удалось создать несколько национальных батальонов, в том числе и 825-й, который должен был первым выступить с оружием в руках против своей Ро­дины. Но гитлеровцы просчитались. К моменту отправки из г. Радома на Восточный фронт, благодаря усилиям патриотов-татар во главе с поэтом Мусой Джалилем, в батальоне была создана крепкая подпольная антифашистская организация. Члены ее дали клятву, что волжские татары не выпустят ни одной пули против партизан или Советской Армии.
После соответствующей военной подготовки и идеологической обработки батальон был обмундирован, хорошо воооружен и 14 февраля 1943 года специальным эшелоном отправлен на восток. Гитлеровское командование возлагало на него большие надежды. Он направлялся на помощь не­мецкой дивизии, которая в это время участвовала в кара­тельной экспедиции против витебских партизан.
Прибыв в Витебск в ночь на 19 февраля 1943 года, батальон был срочно разгружен и с ходу двинулся по Суражскому шоссе в район Бабинич и Белынович. В эту же ночь подпольщики сообщили партизанам подробнейшие данные о наименовании, составе, целях и задачах батальона. К исходу 20 февраля он разместился в деревнях Сеньково, Сувори и Гралево Бабиничского сельсовета. На противоположном берегу Западной Двины в это время держала оборону 1-я Витебская партизанская бригада под командованием М. Ф. Бирюлина. Их разделяла теперь только скованная льдом Западная Двина.
Понимая, что с часу на час батальон может быть брошен в бой против партизан, руководители подпольной группы батальона сразу же стали искать связи с партизанами. Инициативу перехода к ним взяли на себя батальонный врач Григорий Жуков, ветеринарный врач Анатолий Муталло, адъютант командира баталюна немецкого майора Зекса - Таджнев, командиры взводов Юсупов. Л. З. Галеев, Александр Трубкин, В. X. Лутфуллин, командир штабной роты X. С. Мухамедов, помощник командира штабной роты Латыпов, Рахимов из хозяйственной части и другие.
В деревне Сеньково Григорий Жуков, Анатолий Муталло и Рахимов встретили восьмилетнего Толю Прохоренко и попросили его показать им девушку, которая не дружит с нем­цами. Толя привел их в дом Нины Буйниченко, Мальчик, конечно, не знал, что комсомолка Нина Буйниченко являлась разведчицей партизанского отряда Г. И. Сысоева, но какое-то подсознательное чувство привело его именно к ней, Нина приняла деятельное участие в судьбе батальона. Она помогла патриотам связаться с комиссаром партизанского отряда И. Г. Григорьевым и начальником разведки отряда Игорем Тимощенко. В качестве пропуска дала им свою крас­ную косынку и записку. Жуков передал подпольщице пачку каких-то документов, которые она переправила в отряд.
Восстание батальона и его переход на сторону партизан произошли спустя несколько дней. Вот как описывает это со­бытие партизан А. Н. Немыкин, который был его очевидцем. «Настало утро 22 февраля 1943 года. День ясный, слегка морозный. Я. Старанцов и Матюшевский-младший, маскируясь, шли по берегу Западной Двины. Около поселка Руба с противоположного берега навстречу нам направились три человека. Они представились и попросили разрешения дать белую ракету-сигнал, означавшую, что связались с партизанами. В ответ, получили ракету — сигнал принят.
Они заявили, что ночью батальон должен перейти на сторону партизан, ибо завтра будет поздно — начнется кара­тельная экспедиция. Вскоре прибыли заместитель командира партизанской бригады Анащенко, командир отряда Сысоев и комиссар Григорьев. Договорились, что переход начнётся в 0 часов 30 минут по сигналу красного фонарика».
В 24.00 на левом берегу Двины раздались взрывы гранат и автоматные очереди – татары и башкиры уничтожали гитлеровский командный состав. Через полчаса всё затихло. К восьми утра в 1-ю Витебскую партизанскую бригаду влилось около шестисот воинов-татарсо всей техникой, боеприпасами, продовольствием, снаряжением и лошадьми. Это произошло в день 25-й годовщины Советской Армии. Радовались партизаны, радовались братья-татары, у многих на глазах были слёзы. Здесь же состоялся волнующий митинг.
Но не всем патриотам суждено было расплатиться с фашистами за свои муки и унижения. Предупреждённый шофёром, майор Зекс успел вызвать помощь. Гитлеровцы срочно направили из Витебска в деревню Сеньково группу карателей. Налетев внезапно, они арестовали Григория Жукова, Таджиева, Рахимова и многих других, которые должны были уходить последними. Анатолий Муталло погиб при попытке перерезать связь с городом. Очевидцы рассказывают, что фашисты зверски расправились с патриотами-татарами.
Перешедшие на сторону партизан воины-татары и башкиры были распределены по бригадам Витебской зоны и мужественно боролись против фашистских захватчиков. Так, уже 28 февраля партизанский отряд Г.И.Сысоева, в котором осталась основная группа татар, прорвал кольцо окружения карателей в щелбовских лесах и нанёс им сокрушительный удар с тыла. Через некоторое время в районе деревни Поповичи отряд уничтожил шесть фашистских танков, автомашину и захватил в плен несколько гитлеровских солдат. В этой операции особенно отличились партизаны Тимощенко, Сергиенко, Хафизов, Юсупов и Сейфутдинов. Высокий героизм проиявили боец Гарнаев и комсорг созданного из татар истребительного батальона Ахмет Зиятдинович Галеев. Комсомольская организация отряда возбудила ходатайство перед Суражским подпольным райкомом комсомола о даче ему рекомендации для вступления в партию. Грозой для гитлеровцев была партизанская рота под командованием Латыпова, состоявшая из татар. На витебской земле крепло и закалялось в битвах с врагом братство белорусского и татарского народов.
Мусса Джалиль и его товарищи по подполью в Германии, получив известие о восстании и переходе на сторону витебских партизан 825-го батальона, были безмерно счастливы. Их усилия не пропали даром. Очевидно, именно это вдохновило Мусу Джалиля написать в октябре 1943 года своё проникновенное поэтическое обращение «К Двине». Исследователи Моабитского циклы Мусы Джалиля не дают прямого ответа, что побудило поэта написать это стихотворение, почему он обращается к реке, на берегах которой никогда не был. История 825-го батальона разъясняет эту загадку. Вспомним, о чём мечтает Муса Джалиль:
 
Двина! Где взять мне силы, чтобы вспять
Твоё теченье плавное погнать?
Чтоб я, твоей окутанный волной,
Был унесён на родину, домой?
 
На гребень бурь всегда стремился я,
Плечом раздвинуть грозовой простор.
Зачем же в рабстве гаснет жизнь моя?
И вынесу ли я такой позор?
 
О, если бы не только твой поток,
Но жизнь мою поворотить я мог, -
Я б, не колеблясь, повернул её,
Чтоб снова петь отечество моё.
 
Нет! Я бы там не только песни пел.
Нет! Я бы там пловцом отважным был,
Все трудности бы я перетерпел,
Отдав труду ума и сердца пыл.
 
На родине и смерть была б легка:
Своя земля укрыла бы, как мать,
И мой народ любовь мою поймёт,
Осталась бы как памятник стоять.
 
Душа моя не мирится с ярмом.
Одна лишь дума голову гнетёт:
«Возьми меня, неси меня, Двина,
В объятиях быстробегущих вод!»
 
Быть может, утешенье я найду,
Качаясь на седух твоих волнах,
И мой народ любовь мою поймёт,
Увидев возвращающийся прах…
 
Двина! Двина!
О, если б только вспять
Твоё теченье гордое погнать, -
Ты принесла б на родину мою
Меня и песнь свободную мою.
 
Западная Двина течёт с востока на запад. Поэтому вполне логично желание поэта повернуть её течение вспять, чтобы, избавившись от горечи фашистского плена, вернуться на Родину и отдать ей «ума и сердца пыл».
Восстание 825-го батальона, в котором деятельное участие приняли витебские подпольщики, было первой ласточкой полного краха организаторов и вдохновителей «Идель-Урала». Как известно, его примеру последовали и остальные батальоны легиона, показав, что советские люди остаются верными Родине до конца. Бредовая идея германского фашизма заставить советских людей воевать против своего народа с терском провалилась.
Наша партия через своих представителей в тылу врага проделала огромную работу по сплочению советских людей на борьбу против немецко-фашистских захватчиков. Формы и методы этой работы менялись и совершенствовались применительно к конкретной обстановке. Политическая пропа­ганда, проводившаяся партизанами и подпольщиками на временно оккупированной гитлеровскими войсками совет­ской территории, разъясняла населению, что для его спасе­ния есть только один путь — всем до единого подняться на всенародную партизанскую войну. И советские люди встали на этот путь.
 
РАЗВЕДЧИКИ ДЕЙСТВУЮТ
 
Витебские подпольщики оказывали действенную помощь советским разведчикам. Выше уже говорилось, что 29 и 31 марта 1942 года командование Советский Армии забро­сило в город разведывательные группы М. М. Стаховича («Макса») и В. А. Медведева («Исполина») с радиостанциями. Спустя две недели в эфир полетели первые позывные: «Я — «Исполин»! Я — «Исполин»! Почти пять месяцев в оккупированном немецко-фашистскими захватчиками Ви­тебске, по Верхне-Набережной, 75, работала советская радио­станция. В условленные дни и часы на Большую землю ле­тели шифрованные радиограммы, содержавшие информацию о состоянии вражеского гарнизона, полицейских мероприятиях в городе, о переброске войск и грузов противника через Витебск.
Все члены группы В. А. Медведева в короткий срок легализовались. Двое (в том числе и руководитель группы) устроились на работу в городскую управу, а двое — на железную дорогу. Это стало возможным благодаря помощи патриотов города. Решающую роль в легализации группы и обеспечении успеха её работы сыграла семья заместителя командира группы витеблянина А. К. Горбатова: мать разведчика А.П.Лукашенко и его сестра А. К. Гребенькова, возглавлявшая одну из подпольных групп. Она окружила советских разведчиков заботой и вниманием. Квартира А.П.Лукашенко на первых порах стала убежищем для всей группы вместе с рацией, а затем патриоты подобрали членам группы надёжные квартиры, помогали продуктами питания и главное - обеспечили безопасную работу радиостанции.
Для сбора разведывательных данных А. К. Гребенькова подключила всю свою подпольную группу, в том числе сына пионера Эдуарда, сестру Е. К. Лукашенко, брата Ивана. Боевыми помощниками разведчиков стали К. С. Гребеньков и его сын Дементий.
Провал произошел неожиданно. Он явился результатом слабой конспирации. 27 августа 1942 года начались аресты. Были схвачены не только члены групп «Макса» и «Исполи­на», но и почти вся подпольная группа Гребеньковых — Лукашенко, всего более двадцати человек.
Гитлеровцы подвергали арестованных ужасным пыткам. Как вспоминают сестры Мария и Зинаида Солодухины, си­девшие в СД по обвинению в связях с партизанами, особенно измывались фашисты над комсомольцами Фрузой Лукашен­ко и ее братом Иваном. Допросы велись почти ежедневно. На Фрузе и Ване живого места не было. У Вани заплыли гла­за, все лицо было синим: палачи методически били его по лицу плетью.
Но комсомольцы держались мужественно. После войны в каземате СД-9 на Успенке на стене была обнаружена над­пись: «Эдуард Гребеньков. 27.II.43 г. расстрелян». Как герои погибли А. К. Гребенькова, Е. К. Лукашенко, И. К. Лукашен­ко, К. С. Гребеньков, Д. К. Гребеньков. Чудом уцелела лишь А. П. Лукашенко. Она случайно избежала ареста. А. П. Лукашенко и сейчас живет в Витебске. Она персональная пен­сионерка. С болью в сердце и вместе с тем с законной гор­достью рассказывает Анна Петровна о подвиге своих четве­рых детей и внука, отдавших жизнь за Родину, героически сражаясь с врагом в рядах витебского подполья.
Пятнадцать месяцев успешно вела работу вблизи Витебска и в самом городе группа разведчиков Советской Армии, которой руководил студент Московского авиационного технологического института имени Серго Орджоникидзе Юрий Рудаков («Жорж», «Егор»). Группа прибыла под Витебск 20 апреля 1942 года. Через три дня к ней присоединился Николай Шпаков - студент того же института, уроженец д. Старое Село Витебского района, заброшенный в тыл врага ещё в 1941 году.
Благодаря широким связям своего отца А.И.Шпакова, работавшего старостой старосельской общины, Николай получил документы, наладил связи со многими довоенными знакомыми и стал ближайшим помощником Ю. С. Рудакова. Перед группой стояла задача — передавать информацию о военных перевозках врага по транспортным магистралям области и в первую очередь по железной дороге Витебск -Полоцк, являвшейся важной артерией, питавшей центральную группировку противника. Советское командование интересовали также изменения в составе немецких гарнизонов в Витебске и окружающей его зоне.
Для выполнения задания разведчикам требовались на­дежные помощники. Обладая незаурядными организаторскими способностями и имея специальную подготовку. Ю. С. Рудаков и Н. А. Шпаков в короткий срок сумели уста­новить контакт с подпольными группами, действовавшими в городе и его окрестностях. Они смело вовлекали в работу патриотов, создавали новые подпольные группы.
На первых порах Н.А. Шпаков возглавил подпольную группу в Старом Селе, в которую вошла вся его семья, а так­же учитель П. К. Ляховский, сестры Мария и Ольга Гонча­ровы, Станислав Рамицан, Зина Богданова, ее отец, работав­ший переводчиком в немецкой комендатуре на станции Старое Село, Яков Голубовский и Петр Бобровский. К сбору разведывательных данных была привлечена подпольная группа, действовавшая на станции Летцы, которую возглав­ляли Е. В. Михайловская и Р. М. Гиро. В состав ее входили Тоня и Наталья Скуратовы, Рая Туманович, Надежда Барченко и другие.
Подпольные группы на станциях Старое Село и Летцы начали действовать еще в 1941 году. Ко времени прибытия Ю. С. Рудакова они уже собрали много оружия, всячески саботировали мероприятия оккупантов, слушали советские радиопередачи на квартире П. Бобровского и вели политиче­скую работу среди населения. Теперь же они получили конк­ретное задание и с честью его выполняли. Наблюдение за железной дорогой велось круглосуточно. Командование Советской Армии получало исчерпывающую информацию. Летчанская группа вела также наблюдение за домом отдыха «Летцы», где часто останавливались штабы немецких воинских частей, держала в поле зрения ближайший вражеский аэродром.
Закрепившись на ближних подступах к Витебску, Н. А. Шпаков и Ю. С. Рудаков начали готовить почву для работы в самом городе. С этой целью Николай Шпаков переехал в Витебск, устроился в оружейную мастерскую склада утвари 59-го немецкого армейского корпуса, размещавшуюся в 18-й средней школе, и стал старшим резидентом группы Рудакова в городе. Он создал широкую сеть paзведчиков-информаторов, установил тесный контакт с действующими и формировал новые подпольные группы. По совету Николая на курсы переводчиков при белорусском народном доме (БНД) поступила его сестра Нина. В подпольной работе активно участвовал отец, имевший, как староста, лошадь и право свободного посещения Витебска в любое время. Мать Николая Александра Ильинична была членом партии. Ей сын доверял все свои тайны. Она была для него не только матерью, но и большим другом, помощником по подполью. Николай привлек себе в помощники Никиту Панкова и Ива­на Бекишева, с которыми еще в 1941 году намеревался соз­дать партизанский отряд. Бывший старшина Советской Армии, попавший в окружение, коммунист И. А. Бекишев создал самостоятельную подпольную группу. Она обеспечивала армейских разведчиков информацией с такого важного военного объекта, как аэродром.
Ответственные поручения выполнял Никита Панков — комсомолец, бывший чекист. Он слыл неплохим часовым мастером, и поэтому его общение с людьми не вызывало подозрений. Но не знали фашисты о других способностях «часового ремесленника». Н. А. Панков был искусным гравером, изготовлял штампы и всевозможные печати, так необходимые в подполье.
В мае 1942 года Николай Шпаков через Панкова приобрел себе незаменимого помощника в лице Элеоноры Бара­новской («Гуго». «Зоя»). Она в свою очередь привлекла к работе мать, сестру Викторию и тетю Марию Николаевну. Патриотки посменно вели наблюдение за железной дорогой Витебск - Смоленск. Эта дорога хорошо просматривалась из их квартиры, находившейся рядом с железнодорожным мостом по улице Стеклянной, 2. К тому же Элеонора хорошо владела немецким языком.
Вдумчивый и наблюдательный разведчик, Н.А.Шпаков быстро и безошибочно находил нужных ему людей, смело вовлекал их в подпольную роботу, искал и постоянно совершенствовал формы и методы сбора разведывательных данных. Он много внимания уделил старшим подпольных групп, помогал им. Отдельным подпольщикам давал план города для нанесения важнейших военных объектов врага. Но эта работа оказалась трудоемкой, сложной. Пришлось искать более простые и эффективные формы сбора необходимой информации.
В сентябре 1942 года Н. А. Шпаков вынужден был покинуть Витебск в связи с тем, что его личностью заинтересовалось СД. Вводить в город нового резидента не было необходимости. Подпольные группы, на которые опирались армейские разведчики, окрепли, закалились, накопили богатый опыт работы и могли действовать самостоятельно через систему связных.
Так, группа коммуниста И. А. Бекишева («Андрея») к этому времени насчитывала до 20 человек. В нее входили А. И. Богданова, её сестра Е. И. Матошина, медсестра Варя Турок (Старовойтова), Никита Панков, комсомолки Нюра Яроновская и Катя Семенова, Д. Я. Семенов и его жена А. Г. Клюбко, сестра «Андрея» А. А. Бекишева и его мать Феодосия Емельяновна, К. И. Слимборский и другие под­польщики. Связь с Ю. С. Рудаковым группа поддерживала через самого «Андрея», Нину Шпакову, пионера Леню Быко­ва («Петьку»), Якова Голубовского — старосту д. Новое Житье Старосельской волости — и комсомолку Дусю Спиридонову (ныне Пирожкову), которая до войны работала на чулочно-трикотажной фабрике «КИМ». Наличие такого ко­личества связных позволяло пересылать собранные сведения в спецгруппу Рудакова почти ежедневно. Каждая группа имела свой шифр. В группе И. А. Бекишева, например, информация зашифровывалась в обычной тетради ученика 5-го класса по арифметике. Этот способ пересылки разведы­вательных данных успешно выдержал проверку на практике.
В 1942 году группа «Андрея» больше всего занималась разведкой, вела политическую работу среди населения. Позже, в 1943 году, она начала осуществлять диверсии.
И. А. Бекишев работал электриком на аэродроме. Чтобы добыть необходимые сведения, он часто в штабной землянке портил электролинию. Гитлеровцы вызывали его для устра­нения неисправности. Получалось, что подпольщик Бекишев портил электропроводку, а электрик Бекишев чинил её. Во время ремонта электросети офицер штаба иногда выходил из землянки. На столе оставалась раскрытая карта, оперативные бумаги. Иван Андреевич успевал запомнить важнейшие условные обозначения, цифры, даты. Это были очень ценные и достоверные сведения, как говорят, сведения из первых рук.
Гитлеровцы решили дезориентировать советских летчи­ков, прилетавших бомбить их военные объекты. Они тайно начали оборудовать ложный аэродром севернее Витебска. Для устройства там электросигнализации направили И. А. Бекишева и Г. Ф. Коноплева. В тот же день «Андрей» сообщил в спецгруппу об этой уловке врага. Советская авиация по-прежнему наносили безошибочные удары по настоя­щему аэродрому.
Активным членом группы была жена Бекишева Анна Ильинична Богданова, врач-гинеколог. Она добывала меди­каменты, перевязочный материал и инструменты, наблюдала за движением ВОЙСК на проходившей рядом шоссейной доро­ге Витебск — Сураж. Под видом приема больных на дому Анна Ильинична поддерживала связь с членами группы, не вызывая особых подозрений. Очень много сделала А. И. Бог­данова для спасения молодежи от угона в немецкое рабство, выдавая фиктивные справки о болезнях или вызывая времен­ные заболевания. Вместе с медсестрой Варей Турок (Старо­войтовой) она отправляла военнопленных в партизанские отряды. Почти ежедневно после рабочего дня, Богданова сообщала мужу о том, что завтра смогут уйти в лес два-три человека, и требовала проводника. Богданова и Турок вели разведку и добывали оружие. Перед уходом в партизанский отряд в октябре 1943 года А. И. Богданова забрала личное оружие у своего главного шефа на заводе.
Активно действовала и другая подпольная группа, связанная со Шпаковым, которую возглавлял коммунист Т. А. Морудов («Федя»). В нее входила вся семья Морудовых: жена Валерия Петровна, мать Мария Иосифовна, Л. П. Цыганова, а также вся семья патриотов Барановских, в том числе и Элеонора Барановская.
Большую работу в составе группы Морудова, а затем самостоятельно проводил коммунист Г.Н.Озеров-Стройков - человек большой души и несгибаемой воли. Его подпольная деятельность - наглядное свидетельство стойкости и мужества коммуниста. До войны Геннадии Николаевич Озеров работал в Москве в системе «Союзпечать». В первые дни воины он вступил в народное ополчение. В боях под Вязьмой попал в плен и очутился в лагере военнопленных в Витебске. Как и многих других, его спасла простая советская женщина, работница чулочно-трикотажной фабрики «КИМ» Наталья Федоровна Лынченко. Документы оформили на имя ее родственника Стройкова.
Вступив в подпольную группу Т. Л. Морудова, Г.Н. Озеров-Стройков по ее заданию устроился работать стрелочником на железную дорогу, а дома сапожничал. Пароль для связи с ним был установлен такой: «У вас галоши поклеить можно?» При правильном вопросе следовал ответ: «Посиди­те минуточку, сапожник сейчас придет». По рекомендации Озерова в подпольную группу были вовлечены А. П. Скуман, Андрей и Татьяна Словасы.
Домик, в котором проживали Н. Ф. Лынченко с тремя детьми и Г. Н. Озеров, стоял неподалеку от железнодорожной ветки на Смоленск. По улице почти непрерывно двигались вражеские автомашины на Марковщину и в центр города. За этими двумя транспортными магистралями Г. Н. Озеров-Стройков вел постоянное наблюдение. Находясь на работе, он и А. Словас собирали данные о железнодорожном узле. Их информация, по оценке командира армейской разведгруппы Ю. С. Рудакова, всегда была ценной и достоверной.
 
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz