Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сталинградцы в бою и труде. Страница 13. | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:32
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Сталинградцы в бою и труде.
Страница 13.
 
1941—2942 гг. прошли в напряженном труде, крайней занятости как преподавателей, так и студентов. Кроме курсов медсестер, во­енная обстановка требовала усилить помощь колхозам и совхозам области, заменить ушедших на фронт мужчин-механизаторов. Мно­гие студенты окончили курсы механизаторов сельского хозяйства. 60 человек занимались на двухгодичных курсах иностранных язы­ков, готовились к работе военными переводчиками.
Летом 1942 г. после окончания первого учебного года в услови­ях войны, когда уже развертывались бои на подступах к Сталингра­ду, институт направил в Городищенский район на сооружение оборонительных рубежей 715 студентов и преподавателей. Возглав­лял коллектив строителей секретарь партийного бюро института В. В. Лухменский. Они находились там до 20 августа, после чего вернулись в Сталинград и сразу же включились в работу по эваку­ации раненых за Волгу.
Когда 23 августа 1942 г. началась массированная бомбардировка и гитлеровцы прорвались к Волге севернее тракторного завода, многие студенты и преподаватели института вместе с жителями города находились на строительстве оборонительных рубежей. Здесь погибли две студентки: Нина Никитина и Мария Круглянская. Это событие потрясло всех. Студенты нашего института до последней возможности под руководством Шуры Агеенковой спасали детей в горящем городе.
Большую работу проделал институт, готовясь к эвакуации: было упаковано и свезено на берег Волги все имущество, оборудование кабинетов и музеев, книги. 23 августа все это было уничтожено в результате бомбардировки.
В те трагические дни были разрушены все три учебных корпуса института, 4 студенческих общежития, хозяйственные постройки и частично — дом научных работников.
В сентябре 1942 г. институт временно прекратил свое существо­вание. Многие преподаватели ушли в армию, некоторые были эва­куированы в город Бирск, другие выехали в различные районы города и страны, в том числе в Саратов, где часть студентов была принята в Саратовский педагогический институт, а некоторые — в университет.
11 сентября 1943 г. директор института И. А. Фурсенко прибыл в г. Урюпинск, а 25 сентября вышло постановление исполкома Сталинградского облсовета депутатов трудящихся и обкома ВКП(б) о переводе института в г. Камышин. В связи с этим всем работникам предложили письменно заявить о своем согласии или несогласии на переезд.
Были разосланы обучавшимся объявления о том, что институт возобновил занятия в октябре 1943 г. в г. Камышине.
Были оформлены все документы. В г. Камышине было выделено несколько зданий — бывшие дворцы графов и дома купцов. Предо­ставили и здание горисполкома с 30 кабинетами. Администрацией города было выделено помещение для профессорско-преподава­тельского состава на 15 квартир. Из 30 выделенных комнат пять были заняты местными властями, одна комната была отведена под магазин, другая — под кладовую кафедры военной и физической подготовки, пять комнат были такие маленькие, что учебные группы в них с трудом размещались. Число академических групп было боль­ше, чем количество комнат. При институте еще занимались 100 че­ловек на курсах подготовки учителей. Институт вел занятия в две смены (с 8.30 до 21.40).
В общежитии на 200 мест проживало 315 человек. В 1943 г. в институт педагогический был принят 281 студент, в учительский — 175 студентов.
В 1943 г. состояния обучения и проживания в г. Камышине было удовлетворительным, но уже с 1944 г. положение резко изменилось. Не хватало оборудования в кабинетах, мебели в общежитии. В тече­нии двух месяцев не работала баня. Не было достаточно электриче­ства. Антисанитарное состояние привело к очагам чесотки. Боль­шие трудности были с научно-педагогическими кадрами. В пер­вых числах октября 1943 г. в институте было 6 научных работников, к 15 ноября — 20, к концу семестра — 35 человек штатных сотруд­ников и 3 преподавателя с почасовой оплатой. Работали тогда про­фессора И. П. Гиляровский, Н. Б. Мельников, А. С. Турчанинов, В. С. Потапов, 9 доцентов, 21 старший преподаватель и 10 ассистентов. Для чтения лекций приезжали на некоторое время преподаватели из других вузов страны. В 1944 г. на стационаре обучалось 351 чело­век, в учительском институте — 629, на заочном отделении — 977 че­ловек.
Из 14 кафедр были укомплектованы преподавателя кафедры педагогики, математики, иностранного языка, зоологии, ботани­ки, и недостаточно укомплектованными были кафедры основ мар­ксизма-ленинизма, истории, литературы, химии.
Зима в том году выдалась на редкость суровая. Помещения отапливались плохо, так как не хватало дров. Из 113 кубометров торфа, ввезенного и оплаченного средствами института, выдали сотруд­никам 40 кубометров за наличный расчет, а 73 кубометра передали эвакогоспиталю, который находился на ул. Чапаева, 20, где сту­денты помогали персоналу, дежурили ночами в палатах. Дрова за­готавливали преподаватели и студенты. Бригады по 10—15 человек выезжали за Волгу. Получали на несколько дней не очень сытный паек, брали топоры, пилы и отправлялись на 3—4 дня. Затем их сменяли другие студенты.
Не хватало одежды, обуви, продуктов. Но институт действовал. Душой коллектива был директор института Иван Андреевич Фурсенко. Он всегда был рядом со студентами: на занятиях, на заготовке дров, во время дежурства в госпиталях, в студенческом общежитии. Помогал ему в работе по хозяйственной части А. Е. Бобров.
Военное положение требовало от каждого строгой дисциплины. В июне 1944 г. вышло постановление СНК СССР о порядке исполь­зования летних каникул студентами вузов и техникумов. По этому постановлению студенты в августе работали в подсобном хозяй­стве, на ремонте зданий и общежитий, на заготовке топлива, на сельскохозяйственных и других работах. Сентябрь был отведен для отдыха студентов. Запрещены были самовольные выезды без разре­шения администрации. Те студенты, которые не являлись на рабо­ту, привлекались к ответственности как лица, уклоняющиеся от мобилизационных работ.
Несмотря на неимоверные трудности, институт продолжал жить, готовить стране высококвалифицированные кадры.
Первый учебный год в Камышине закончился выпуском 32 учи­телей. 200 человек закончили курсы повышения квалификации учи­телей. Дипломы с отличием получили 3 выпускника. На летнюю экзаменационную сессию студентов-заочников прибыло 382 чело­века.
Лучшими факультетами по успеваемости, дисциплине, обще­ственной работе были признаны физико-математический факуль­тет, педагогическое и историко-литературное отделения учительс­кого института.
Дирекция института провела большую подготовительную, массово-агитационную работу по набору студентов на 1944/45 учеб­ный год. Но план приема не был выполнен. Вместо 390 человек в педагогический и учительский институты поступили только 294 человека. В октябре был организован дополнительный прием, од­нако он ничего не дал. Тут сказались и условия военного времени и географическое размещение районов. Из 65 районов области толь­ко 18 были связаны с Камышином удобным железнодорожным и водным путем.
Несмотря на указанные трудности, второй год жизни института в Камышине прошел в более благоприятных условиях, чем пер­вый.
Усложняло жизнь еще одно обстоятельство: в соответствии с постановлением правительства о платности обучения в школах и вузах было введено платное обучение и в институте с 22 декабря 1943 г. Плата в размере 300 рублей вносилась 2 раза в год. Освобож­дены были от платы инвалиды Отечественной войны, дети и жены рядового и младшего начсостава, пенсионеры и дети пенсионе­ров, для которых пенсия являлась единственным источником су­ществования, нуждающиеся стипендиаты.
Жизнь шла своим чередом. 7 февраля 194 г. в корпусе общежития по Пролетарской улице для студентов института ввели физза­рядку, которую проводили ежедневно перед занятиями в течение 15 минут. Явка всех студентов была обязательной.
16 февраля 1944 г. был проведен 25-километровый военизиро­ванный поход, посвященный 26-летию Красной Армии. Принима­ли участие все студенты и преподаватели. Сдавали нормы на значок «Будь готов к ПВХО». Озеленяли участки при институте. Ездили в командировки в Новониколаевский район за картофелем для сту­денческой столовой.
Студенты-отличники получали стипендию, увеличенную на 25 % от обычной. Работали в подсобном хозяйстве, получая заработную плату. Посылали по очереди со всех факультетов, это давало воз­можность облегчить жизнь.
Культурная жизнь студентов и преподавателей была активной. Каждую субботу проводились вечера с докладами на различные темы, политинформации, выпускались стенгазеты. Часто выступал студенческий ансамбль песни и пляски под руководством работни­ков Театра музыкальной комедии г. Камышина.
Несмотря на все трудности, преподаватели вели занятия, чита­ли публичные лекции. Над диссертациями, докторскими и канди­датскими работали 19 человек.
К 1945 г. педагогический институт вырос и окреп. Пополнились оборудованием кабинеты и лаборатории. Были улучшены бытовые условия студентов и преподавателей, заготовлены на зиму дрова. Но главное — преподавательский состав пополнился высококвалифицированными специалистами: возвратились из эвакуации зав. кафедрой математики профессор А. С. Турчанинов, зав. кафедрой иностранных языков М. Н. Волошина. С ленинградского фронта при­ехал доктор физико-математических наук профессор В. С. Потапов. Демобилизовались из армии зав. кафедрой русской и зарубежной литературы П. А. Бобров и зав. кафедрой русского языка Л. И. Родин.
Все это позволило организационно провести второй учебный год в г. Камышине. В 1945 г. институт выпустил 158 учителей. По распоряжению облоно все они были направлены в школы нашей области.
Преподаватели одновременно работали в школах города. В год окончания войны десятиклассники сдавали экзамены на аттестат зрелости (он был введен впервые), а принимали экзамены препо­даватели института. По воспоминаниям Нелли Павловны Орловой, выпускницы вуза, это были взыскательные, но справедливые эк­заменаторы. И хотя была война, обучение в школах велось на высо­ком уровне.
Налаживая учебный процесс и быт в Камышине, руководство института готовилось к возвращению в родной город. Вопрос о пе­реводе института в Сталинград был решен предварительно выше­стоящими органами власти в январе 1945 г., а в марте появилось решение областного комитета партии, обязывающее Главсталинг-радстрой в кратчайшие сроки восстановить здание школы № 93 в Елыпанке для размещения там Сталинградского государственного педагогического института.
 
* * *
Многие студенты, преподаватели и сотрудники Сталинградс­кого механического института, имевшие отсрочку от призыва или броню, требовали отправки на фронт. В числе первых доброволь­цев, влившихся в ряды Красной Армии, была группа студентов-отличников учебы и активных общественников в составе: Е. А. Гри­горьева, В. Н. Попова, Е. Васильева, Г. Софинского, Б. Бабчен-ко, А. Бакумова, В. Трофимова, Неустроева, И. Белоусова и А. Фо­кина. Ее возглавлял заведующий кафедрой Н. В. Мищенко. Они были зачислены в полк, формировавшийся в Сталинграде, командиром которого являлся преподаватель института участник Гражданской войны Т. Я. Волков.
Всего в первые дни войны ушли на фронт более 500 студентов, 25 преподавателей и аспирантов. Многие из них пали смертью храб­рых в боях за свободу и независимость нашей Родины.
В конце июня 1941 г. значительная часть студентов была направле­на на учебу в бронетанковую и артиллерийскую академии РККА. Часть студентов ушла на предприятия тяжелой промышленности, продолжая учебу без отрыва от производства.
В связи с созданием Наркомата танковой промышленности СССР Сталинградский механический институт был переведен в ведение Главного управления учебных заведений этого наркомата. Вплоть до начала 1942 г. он являлся единственным вузом в этом управле­нии, и потому на него ложилась главная тяжесть подготовки спе­циалистов для производства танков и артиллерийских орудий. С этой целью в институте были организованы танковый и артиллерийс­кий факультеты. В механических лабораториях института было ре­шено наладить ремонт стрелкового орудия, а затем был организо­ван целый завод по производству автоматов.
Большого напряжения сил потребовала от коллектива замена преподавателей и сотрудников, ушедших на фронт, а также сроч­ная работа по переоборудованию старых и созданию ряда новых учебных кабинетов и лабораторий в связи с организацией новых факультетов и специальностей.
Весной 1942 г. состоялся первый военный выпуск молодых специалистов. Всего за годы войны институт подготовил 294 инженера. На предприятии Наркомата танковой промышленности за время войны было направлено 268 выпускников института.
Каждый преподаватель, студент и сотрудник стремился сделать для фронта, для победы все что мог. С целью подготовки резерва действующей армии были открыты курсы радистов, телефонис­тов, трактористов. За годы войны на них было подготовлено более 1000 танкистов, 500 артиллеристов, 300 радистов и 45 телефонис­тов. Кроме того, преподаватели, сотрудники, студенты активно участвовали в сборе средств на нужды обороны, на фронт посыла­лись теплые вещи. Всего в военные годы вузом было собрано и передано в Фонд обороны свыше 300 тысяч рублей, отправлено бойцам около тысячи различных теплых вещей.
С начала июля по 23 августа 1942 г. свыше 300 студентов, преподавателей и сотрудников института самоотверженно трудились на строительстве оборонительных рубежей на ближних подступах к городу в районе поселка Рынок и речки Сухая Мечетка. Последний день, 23 августа, студенты и преподаватели работали под обстре­лом артиллерии и прорвавшихся танков противника, под бомбеж­кой вражеской авиации. В этот день во время вывода студентов и преподавателей из-под обстрела врага погиб заместитель декана механико-сборочного факультета Д. А. Полунин.
Преподаватели и сотрудники принимали участие в боях во вре­мя осады города фашистами. Так, заведующий кафедрой военной подготовки Б. Б. Панченко являлся начальником штаба истреби­тельного батальона Тракторозаводского района. Командиром од­ной из рот батальона был старший преподаватель кафедры физики К. Д. Блюмкин. Его бойцы первыми приняли бой с прорвавшимися немецкими танками и автоматчиками в районе поселков Рынок и Латошинка и держались до подхода регулярных частей.
Директор института А. В. Ловягин участвовал в формировании и военной подготовке двух пулеметных рот рабочего ополчения на тракторном заводе.
Около 70 преподавателей и студентов были награждены меда­лью «За оборону Сталинграда», а некоторые были награждены ор­денами.
23 августа 1942 г. линия фронта вплотную подошла к стенам института. В результате ожесточенных вражеских бомбежек и артобстрелов все здания: главный учебный корпус, три учебно-лабораторных корпуса, студенческое общежитие и дом, в котором жили семьи профессоров и преподавателей, были разрушены до основа­ния. Под обломками погибло оборудование всех учебных кабинетов и лабораторий, книжный фонд библиотеки, хозяйственный и бы­товой инвентарь. Общая стоимость погибшего имущества составила 8656 тысяч рублей.
С 24 по 26 августа 1942 г. по распоряжению Наркома танковой промышленности институт был эвакуирован в Челябинск. Эвакуа­ция проходила в труднейших условиях — под обстрелом и бомбеж­кой. Тем не менее удалось собрать и вывести из пылающего города основной костяк профессорско-преподавательского состава. На Урал была отправлена и часть студентов (80 человек).
Несмотря на трудности, которые пришлось встретить в Челя­бинске, коллектив энергично взялся за дело на новом месте. Был объявлен конкурс и успешно проведен прием студентов на первый курс.
Всего в 1942/43 учебном году, первом году работы в Челябин­ске, в институте обучалось на всех курсах около 400 студентов, в том числе 90 вечерников. Весной 1943 г. институт произвел второй военный выпуск молодых специалистов в количестве 40 человек. В начале следующего, 1943/44 учебного года, в институте числи­лось уже около 660 студентов и 20 аспирантов.
Быстрый рост численности студентов потребовал решения про­блемы кадров преподавателей, обострившейся вследствие ухода части из них во время эвакуации. В короткий срок удалось привлечь на работу в институт специалистов из других эвакуированных вузов и промышленных предприятий, находившихся в Челябинске, а так же большую группу заводских инженеров.
Первая защита кандидатской диссертации состоялась еще в Сталинграде 22 августа 1942 г., в канун боев с прорвавшимися к горо­ду врагом. После переезда института в Челябинск ученый совет во­зобновил свою работу, защищались кандидатские диссертации.
Научно-исследовательская работа в институте в годы войны была полностью подчинены интересам фронта. Готовились докторские и кандидатские диссертации, выполнялись оборонительные заказы предприятий.
Научную деятельность коллектива возглавлял проректор по учеб­ной и научной работе, заведующий кафедрой деталей машин про­фессор В. А. Добровольский. Под его непосредственным руковод­ством группа преподавателей осуществила ряд специальных теоре­тических и экспериментальных исследований, имеющих важное практическое значение.
В 1944 г. преподавателями института был подготовлен для печа­ти «Сборник трудов кафедр СМИ», в которых излагались результа­ты основных исследований коллектива института в годы войны.
За большой вклад в укрепление боеспособности Красной Ар­мии 16 преподавателей и сотрудников были награждены ордена­ми и медалями. В их числе А. Н. Рабинович, А. П. Чудин, А. М. Кош­кин, С. Н. Медведицков, А. Н. Синявин и другие. 40 человек были удостоены медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов». Среди них ветераны СМИ Н. Ф. Бори-севич, В. П. Баранников, Ф. С. Власкин, А. Н. Байбакова, Ф. В. Бай­баков, Н. А. Пелихов, Н. Д. Подобед, Н. Д. Соловьев, Е. Т. Цымлова, А. А. Чикова, Г. М. Чукавин и другие.
Победа Красной Армии под Сталинградом положила начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны. Фронт уходил все дальше и дальше на запад. Перед коллективом институ­та встал вопрос о возвращении в родной город.
19 мая 1943 г. бюро обкома КПСС приняло постановление «О восстановлении Сталинградского механического института в г. Сталинграде». Было решено временно разместить его в трех сохранившихся зданиях поселка Сарепта, близ судоверфи. Под учебный корпус отводился дом ремесленного училища № 4 (ныне индустриальный техникум), кирпичный сорокаквартирный дом № 11 — под жилье профессорско-преподавательского состава и дом — под общежитие студентов. Эти здания во время боев пострадали, и директору судоверфи было дано указание срочно отремонтировать их и приспособить к нуждам института.
Первая группа преподавателей и сотрудников во главе с дирек­тором А. В. Ловягиным 15 ноября 1943 г. выехала из Челябинска в Сталинград, чтобы подготовить помещение и организовать прием студентов на первый курс на новом месте. В труднейших условиях этой группе удалось с 1 декабря развернуть работу по приему аби­туриентов. На первый курс было принято 150 студентов, а также 113 человек — на подготовительное отделение. С 15 февраля 1944 г. начались регулярные занятия с этими студентами в Сарепте.
Вторая группа преподавателей и сотрудников во главе с замес­тителем директора института профессором В. А. Добровольским должна была завершить первый учебный семестр, провести зим­нюю экзаменационную сессию в Челябинске и к 10 февраля вые­хать в Сталинград, чтобы организованно начать второй семестр на новом месте. Однако эвакуация затянулась из-за несвоевременной подачи вагонов, вплоть до конца апреля 1944 г. Поэтому занятия эта группа в Сталинграда начала только 1 мая 1944 г.
Третья группа во главе с доцентом П. А. Гришиным осталась в Челябинске. Она стала костяком вновь созданного Челябинского механико-машиностроительного института.
В исключительно тяжелых условиях были сделаны первые шаги в создании учебных кабинетов и лабораторий. Силами студентов и преподавателей готовились наглядные пособия, схемы, диаграм­мы, картограммы. В приспособленных помещениях были размеще­ны два учебных кабинета — физики и химии, две лаборатории — резания металлов и колесно-гусеничных машин. Однако для нор­мальной работы этого было страшно мало. Требовалось дополни­тельно организовать 10—12 учебных лабораторий и кабинетов, чтобы полностью обеспечить учебный процесс и создать условия для на­учных исследований преподавателей и аспирантов.
К началу 1944/45 учебного года в институте была сформирована 31 студенческая группа, а аудиторий имелось лишь 12. Расширение аудиторного фонда сдерживалось трудностями ремонта зданий института из-за отсутствия строительных материалов и нехватки строительных рабочих.
Восстановление института было проведено без остановки учеб­ного процесса и выпуска молодых специалистов. Всего 12 месяцев потребовалось коллективу вуза, чтобы добиться показателей 1942 г. как по количественному составу преподавателей и студентов, так и по уровню развития учебно-материальной базы.
Однако отсутствие специализированных помещений и резерва аудиторного фонда в Сарепте, а также большая территориальная отдаленность от своей главной производственной базы — СТЗ препятствовали этому. Назрела необходимость перебазирования инсти­тута на старое место в Тракторозаводском районе.
 
* * *
Сталинградский медицинский институт был организован и от­крыт в 1935 г. Функционировал один — лечебный факультет. Ста­новление института еще не закончилось, когда началась Великая Отечественная война. В 1941 г. состоялся ускоренный впуск врачей, который ушли на фронт. Многие сотрудники и выпускники препо­давали на курсах медсестер, работали в тыловых госпиталях. С 1940 по 1942 г. ректоров мединститута был Арнольд Иосифович Бернш-тейн.
1 февраля 1943 г. ректором был назначен Эзрий Израилович Иоффе. Сразу же после освобождения Сталинграда в июле 1943 г. институт возобновил свою работу. С 1944 по 1951 г. институт воз­главлял В. Ф. Широкий.
 
УЧРЕЖДЕНИЯ КУЛЬТУРЫ И ВОЙНА
 
Истории Великой Отечественной войны уделялось огромное внимание на протяжении второй половины XX века, а особенно — в 80—90-е гг., когда многие сведения были рассекречены и сняты идеологические барьеры. Период пересмотра истории не завершил­ся и по сей день. Особенно сильное идеологическое давление ис­пытывала культура. Достаточно полного и систематического анали­за по этому направлению в российской, а тем более, западной историографии не проводилось. Военная история всегда стояла на первом месте, а деятельности культурных учреждений внимание практически не уделялось.
К началу войны в Сталинградской области насчитывалось:
— 7 театров (в Сталинграде 4: областной Драматический им. М. Горького, Музыкальной комедии, Юного зрителя, Кукольный и 3 совхозно-колхозных: в Камышине, Михайловке и Урюпинске);
— 3 музея;
— 1044 библиотеки (в т. ч. в Сталинграде — 70), фонд которых составлял 1941,7 тысячи экземпляров;
— 1301 клубное учреждение (в Сталинграде — 38);
-329 киноустановок (в Сталинграде — 33).
Весь этот потенциал с началом Великой Отечественной войны был направлен на поддержание морального духа советских людей, обеспечение оперативной информацией о событиях на фронте и в стране, агитационную работу.
Артисты областного Драматического театра им. М. Горького (Е. Мязина, Е. Евгеньева, Г. Сальников и другие) на страницах «Сталинградской правды» обратились к работникам искусства с призывом «помочь горячо любимой Красной Армии». 26 человек из труп­пы театра музыкальной комедии ушли добровольцами на фронт.
В первые месяцы войны по предложению 1-го секретаря Сталинградского обкома ВКП(б) А. С. Чуянова из ведущих работников культуры была создана художественно-творческая бригада, артис­ты которой выступали перед воинскими частями и тружениками тыла.
В театрах города и области срочно менялся репертуар, в кото­ром на первый план выходили спектакли патриотического харак­тера.
Областная библиотека работала с читателями вплоть до ужас­ной бомбардировки 23 августа 1942 г., когда прямым попаданием бомбы было уничтожено ее здание. Из всего фонда уцелело чуть более 250 журналов.
На Сталинградской железной дороге был сформирован куль­турно-санитарный поезд, в составе которого помимо лазарета, нахо­дился вагон-клуб, где железнодорожники смотрели кинохронику.
На предприятиях и в сельских клубах работали формирования художественной самодеятельности. Ежедневные политинформации, выпуск стенгазет и боевых листков, концерты самодеятельности — все это было направлено, в первую очередь, на пропаганду героиз­ма советского народа. В период с июня 1941 по август 1942 г. работ­ники искусств в мобилизационных пунктах, воинских частях и гос­питалях дали 3510 концертов, им не уступали коллективы художе­ственной самодеятельности — более 2000 концертов.
Несмотря на бомбардировки, с июля по август 1942 г. в Драматическом театре прошли спектакли «Ночь ошибок», «Родина», «Последняя жертва», «Чапаев», «Парень из нашего города», в Те­атре музыкальной комедии — «Сильва», «Год спустя», «Свадьба в Малиновке», «Ночь в июне», «Соловьиный сад», в ТЮЗе — «Фронт», «Тимур и его команда», в городском саду — эстрадные концерты. Все сборы перечислялись в Фонд обороны страны.
По заданию Главного политического управления Красной Ар­мии в Сталинград прибыли военные художники студии им. М. Гре­кова: С. Годына, Е. Комаров, П. Кирпичев, И. Лукомский, Г. Про-копинский, которые карандашом и кистью вели летопись героиз­ма советских воинов.
В период ожесточенных боев в Сталинграде работали агитаци­онно-культурные бригады, переезжавшие с позиции на позицию. Вызывает восхищение мужество этих людей, в короткие передыш­ки между перестрелками, под пулями и грохотом канонад они под­нимали моральный дух солдат.
Историческую битву на Волге запечатлели на кинопленке 15 операторов, снимавших непосредственно «атаки и наступления, бое­вые действия авиации, уличные бои в населенных пунктах». Многочисленные кадры свидетельствуют о беззаветном мужестве и героизме советских воинов и сталинградских рабочих. Документаль­ная кинокартина «Сталинград» (режиссер Л. Варламов), удостоен­ная Государственной премии I премии, обошла кинотеатры всей страны.
Во время Сталинградской битвы учреждениям культуры был нанесен огромный урон: во время эвакуации сгорело оборудование и реквизит Драматического театра и Театра музыкальной комедии, погибла коллекция Сталинградской картинной галереи, от попа­дания бомбы в пароход, перевозивший экспонаты Краеведческого музея, погибли многие предметы, представляющие большую цен­ность. Серьезный урон был нанесен библиотечному фонду, систе­ме кинообслуживания населения.
После окончания Сталинградской битвы первоочередной зада­чей стало восполнение утраченного. XI пленум обкома ВКП(б) принимает Постановление о задачах областной партийной органи­зации по восстановлению народного хозяйства. В числе первооче­редных задач признается возобновление работы всех политпросве-тучреждений, особенно изб-читален, политкабинетов, клубов, библиотек, восстановление школ, радиоузлов, киноустановок и других культурных учреждений.
12 февраля 1943 г. бюро обкома ВКП(б) принимает постановле­ние о реорганизации Музея обороны Царицына в Музей обороны Царицына — Сталинграда, а в апреле — постановления «О мерах по улучшению кинообслуживания населения области» и «Об орга­низации постоянно действующей выставки о героической обороне Сталинграда».
Сталинград с концертами посещают творческие группы из Моск­вы, Ленинграда, Саратова и Астрахани.
Несмотря на тяжелый урон, который был причинен Сталин­градской области, работа по культурному обслуживанию населе­ния возродилась с новой силой и еще большим размахом.
1943—1945 гг. — период восстановления народного хозяйства и налаживания мирной жизни в Сталинграде.
К середине 1943 г. в области насчитывалось 28 культурных учреждений: 11 театров, 4 музыкальных и художественных училища, 3 детские музыкальные школы, 2 картинные галереи и др.
Осенью 1943 г. возобновил работу Дом народного творчества, осуществляющий методическое руководство районными домами культуры, клубами, драматическими, хореографическими, музыкальными, рукодельными кружками и кружками изобразительно­го искусства заводов, учреждений и предприятий области.
 
Окончание
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz