Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сталинградцы в бою и труде. Страница 10. | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 22:07
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Сталинградцы в бою и труде.
Страница 10.
 
Несмотря на войну, необходимо было выполнять не только сельскохозяйственные работы, но и планы поставок.
В самый разгар военных действий на полях начался период уборки зерновых, овощей картофеля, сена, характеризующийся отсутствием достаточного количества техники и рабочих рук. В Дубовском райо­не Сталинградской области было убрано 11 % урожая зерновых, в Комсомольском районе — 9,3%, в Даниловском районе уборка еще не началась.
Вся вина за невыполнение сроков уборки и планов была возложена на директоров совхозов и колхозов. Работа политработников хозяйства оценивалась как неудовлетворительная.
Кроме причин, связанных с войной, на урожайность влияли естественные причины, связанные с поражением сельскохозяйственных угодий и растений Сталинградской области болезнями и вредителями — саранчой, мышами, сусликами, вредной черепашкой. Заражены были зерновые, горчица, люцерна, сахарная свек­ла, капуста, подсолнечник, бахчевые в Логовском, Иловлинском, Фроловском, Камышинском, Даниловском, Ольховском, Руднян-ском, Среднеахтубинском, Ленинском, Николаевском. Из обследуемых 174 687 гектаров, например, 52 510 гектаров было заражено мышами, особе6нно в Иловатском, Нижнедобринском и Сиротинском районах[1]. Не было ни сил, ни средств для борьбы с ними. Однако эти условия не учитывались теми, кто занимался планированием. [1]ГАВО, ф. Р-2801, оп. 1, д. 23, л. 1—3, 8.
Посевная кампания 1942 г. велась в условиях отсутствия семян, техники и под постоянным давлением со стороны партийного ру­ководства, требующего выполнения планов. По Сталинградской области засеянная площадь составляла 75—92% от необходимой площади.
Данные о посевах в сравнении с 1941 г., тыс. га. Сельскохозяйственные культуры1941 г. и 1942 г.
Озимые1052,7; 761,4
Яровые1786,9; 1322,7
Технические363,2; 245,5
Овощебахчевые77,2; 40,9
Кормовые280,9; 215,2
ГАВО, ф. Р-2801, д. 457, л. 8—10.
Из этих данных видно, что все посевы были сокращены, преобладание сохранялось за яровыми, требующими меньшего ухода и затрат, менее распространены были овощебахчевые, требующие ручного труда, а людей не хватало. Что касается животноводства, то и здесь картина была удручающая в связи с незаконченным размещением эвакуированного скота и большими потерями скота из-за перегона его на большие расстояния.
Большой урон животноводству нанес период оккупации, в ре­зультате которого было потеряно огромное количество поголовья скота.
Потери поголовья скота в Сталинградской области в 1942—1943 гг.
Оккупированный район Крупнорогатый скот Свиньи Козы, овцы

1942 г. 1943 г. 1942 г. 1943 г. 1942 г. 1943 г.
Верхнекурмоярский 9754 — 2304 — 17 206 —
Ворошиловски 8787; 174; 2842 — 39 425; 30
Городищенский 10 550 — 1132 — 16 540 —
Кагановичский 9636; 11; 2331; 5; 16 973; 2
Калачевский 1028; 15; 2921 — 21 177 —
Клетский 7556; 247; 3056; 2; 15 986 —
Котельниковский 6144; 213; 1154 — 29 786 —
Красноармейский 6788; 727; 674 — 23 620; 859
Нижнечирский 11 199; 102; 3398 — 29 895; 4
Перелазовский 5457; 94; 2478 — 6198 —
Серафимовичский 5730; 155; 1806; 2; 9395; 6
Сиротинский 7429; 24; 785 — 28 527 —
Тормосиновский 6259; 42; 1334 — 12 634; 4
Чернышковский 4530; 10; 2309 — 10 822 —
Анализируя данные таблицы, можно сделать вывод о больших потерях свиней, овец и коз, в результате чего мясные и шерстяные поставки этих лет были очень ничтожны.
Тем не менее в этот период колхозы и совхозы Сталинградской области только прифронтового Черноярского района сдали Сталинградскому фронту 240 тысяч пудов зерна, 75 тысяч пудов овощей, 46 тысяч пудов мяса, 3400 пудов масла и более 40 тысяч пудов сена; трудящиеся Кайсацкого района отправили бойцам 64-й армии генерала М. С. Шумилова тысячу пудов мяса, 2500 штук битой птицы, около тысячи пудов свиного сала, 120 пудов сливочно­го масла и другие продукты.
Сталинградская область в годы войны дала 23,6 миллиона пудов хлеба, 58 тысяч тонн мяса, 60 тысяч тонн молока, 30 миллионов яиц, 51 тысяч тонн овощей и картофеля.
Последний период в истории сельского хозяйства Сталинградской области военного времени приходился на весну 1943 — весну 1945 г. Это время восстановления хозяйства и налаживания сельскохозяйственного производства для нашего края.
Оккупация оставила тяжелый след в сельском хозяйстве облас­ти. Были разрушены сельскохозяйственные помещения, угнан и порезан скот, забраны зерновые и семенные запасы, продукты животноводства.
После изгнания оккупантов вопрос о восстановлении разрушенного войной сельского хозяйства области стал еще острее.
Данные за 1943 г. об ущербе, причиненном немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками колхозам Сталинградской области.
На территории Сталинградской области многие поля были заминированы, поэтому занятие сельским хозяйством во многих районах было опасным делом. Разминирование велось в Серафимовичском, Иловлинском, Кагановичском, Клетском, Красноармейс­ком районах. Только в 1944 г. были разминированы территории Ворошиловского, Городищенского, Калачевского, Котовского, Красноармейского, Малодербентского, Нижнечирского, Сарпинского, Тормосиновского, Чернышковского районов. (ГАВО, ф. Р-2129, оп. 1, д. 75, л. 42, 69.)
 За годы войны нарушились нормальные севообороты. Отсутствие достаточного количества людских ресурсов и семенного фонда уг­рожало срывом посевной кампании. Выход из положения осуще­ствлялся за счет государственных ссуд, экономии, сокращения норм сева.
Очень популярным в 1944 г. было движение за получение стопудовых урожаев. Звено М. Рогожиной из Новоаннинского райо­на собрало на площади 65 гектаров урожай яровой пшеницы по 22 центнера с гектара, т. Коробейникова — с 14 гектаров по 26, т. Ивановой из Кругловского района — по 27 центнеров с гектара, т. Суховой из Киквидзенского района — проса по 27 центнеров с площади 118 гектаров. (Храмков Л. В. Указ. соч. С. 137.)
 Снижение количества обрабатываемых площадей в 1944 г. в два раза в связи с оккупацией не способствовало повышению плано­вых показателей и поставок сельскохозяйственной продукции государству. Кроме того, и в 1945 г. на территории 17 сельских районов Сталинградской области продолжались работы по разминированию.
Мобилизация всех сил области на восстановление сельского хозяйства позволила увеличить урожайность сельскохозяйственных культур. (ГАВО, ф. Р-2801, оп. 1, д. 457, л. 12.)
В 1944—1945 гг. основные усилия партийного и государственного руководства были направлены на повышение урожайности зерновых культур и продуктивности животноводства. Снабжать продовольствием нужно было не только армию и тыл промышленных районов, но и население освобожденных районов.
В связи с недосевом, оккупацией, низкой урожайностью сельскохозяйственных культур в 1943 г. заготовки сельхозпродукции были неудовлетворительными. В Нехаевском районе, например, сдали хлеба в 2,5 раза больше, чем в 1942 г., однако план хлебозаготовок все равно не был выполнен. Такое положение было следствием за­тянувшегося сева, не проведенных своевременно агромелиоратив­ные работ, отсутствием должного ухода за посевами. В Урюпинском районе урожай также был неудовлетворительным: не хватало рабо­чих, плохо была отремонтирована техника и т. п. (Там же, ф. Р-1641, оп. 1, д. 235, л. 15.)
Политика правительства в области сельского хозяйства не дава­ла ожидаемых результатов. В докладе председателя Еланского районного Совета депутатов трудящихся Брыкина были озвучены следующие причины неудовлетворительного сельскохозяйственного производства: «несерьезное отношение к ремонту техники, необеспеченность кадрами, неиспользование рабочего тягла, невнимание к очистке семян, непридание значения агромероприятиями». (ГАВО, ф. Р-897, оп. 1, д. 210, л. 11—14.)
Таким образом, за кризис в сельском хозяйстве руководство страны возлагало вину на местные органы власти, а последние, в свою очередь, на колхозников.
В качестве подтверждения этого тезиса может служить решение XIII сессии Сталинградского облсовета в апреле 1944 г. о неудовлетворительном руководстве и беспечности руководителей в отношении развития сельскохозяйственного производства. (Там же, ф. Р-2115, оп. 1, д. 24, л. 287.)
Последствия неурожая отразились и на животноводстве. скот был лишен хороших кормов. Следовательно, он был средней и низкой упитанности, увеличился падеж скота. Заготовки кож производи­лись за счет убоя 1942 г., шерсть была низкого качества из-за бес­кормицы и эпидемий, заготовки меха производились за счет шку­рок кошек и собак. (Там же, ф. Р-686, оп. 22, д. 58, л. 100—109.)
Показатели 1943 г. были значительно ниже показателей 1942 г., что связывалось с эпидемиями, бескормицей, перегоном крупнорогатого скота в период эвакуации и реэвакуации.
В Старополтавском районе, например, поставки по мясу были выполнены, а по молоку и шерсти — нет. Общий процент выполнения плана животноводства — 58,6 %. (ГАВО, ф. Р-26665, оп. 1, д. 171, л. 24.)
В условиях военного времени стопроцентное выполнение плана поставок по всем отраслям оказалось невозможным.
Неудовлетворительные показатели имели место и в 1945 г. Кризис производства продукции сельскохозяйственного значения продолжал углубляться. Тем не менее в 1945 г. страна получила ржи — 14 590 центнеров, пшеницы — 12 874, ячменя — 11 417, проса — 18 066, гречихи — 128, гороха — 39, кукурузы — 3169, подсолнечника — 9984, горчицы — 2536 центнеров.
Предоставление льгот 65 районам области не могли вывести из тяжелого состояния ни одну из отраслей сельского хозяйства Сталинградской области. Вся продукция, производимая районами области, требовала огромных затрат труда и хорошего материально-технического обеспечения, что было нереальным в условиях военного времени и послевоенной разрухи.
Несвоевременный вывоз за Волгу сельскохозяйственной техники, тяглового и продуктивного скота, средств переработки сельхозпродукции, оккупация области немецкими захватчиками нанесли Сталинградской области непоправимый урон.
Тем не менее Сталинградская область внесла немалую долю в снабжение армии, промышленности и населения продукцией сельского хозяйства, а также людскими и материально-техническими ресурсами. Только благодаря героическому труду колхозников, и прежде всего женщин, стариков и подростков, сельское хозяйство в последующие 2—3 года было восстановлено до уровня 1941 г.

ВСЕ ДЛЯ ФРОНТА
М. Т. Поляков
 
Как и для всего советского народа, для николаевцев Великая Отечественная война вилась суровым испытанием. С первых же дней нападение гитлеровской Германии на нашу Родину район жил по законам военного времени.
Нет, в поселке Николаевском не было жарких боев. За все вре­мя войны на территории района упало лишь несколько бомб и сна­рядов. Заволжская земля не испытала на себе кованного сапога фа­шистских оккупантов. И этому в немалой степени способствовало то, что николаевцы, как и вся страна, дружно встали на защиту своей Отчизны. Уже в июне 1941 г. на фронт ушли 960 жителей, 700 из них коммунисты и комсомольцы, и в первую очередь работники райкома партии и ВЛКСМ, руководители колхозов и МТС, более 30 руководителей партийных организаций.
Тысячи мужчин ушли на фронт. Остановились тракторы и комбайны, станки ремонтных мастерских. Стало некому на них работать. В районе остро ощущалась нехватка опытных руководителей хозяйств и предприятий местной промышленности, сельских Советов, партийных и комсомольских организаций.
Летом 1942 г., когда гитлеровская военная машина, как смертоносная чума стала приближаться к Сталинграду, николаевцы направили на строительство оборонительных сооружений 3 тысячи рабочих и колхозников и 1300 подвод. По указанию Сталинградского комитета обороны в срочном порядке, за двое суток, нужно было подобрать 90 человек добровольцев для организации борьбы в тылу врага.
— Мне казалось, что за такое время мы не успеем подобрать столько надежных людей. Но мои опасения оказались напрасными. В первую же ночь добровольцами записались 103 человека, в том числе три работника милиции и секретарь райкома комсомола Ри­та Гаевская. А люди все шли, просили послать их во вражеский тыл... — вспоминал впоследствии бывший первый секретарь Николаевского райкома партии Трофим Васильевич Ушаков.
Лозунг «Все для фронта, все для победы!», как и всюду в стра­не, стал теперь главным лозунгом труда и жизни николаевцев. Уборочную страду 1942 г. николаевцы провели по-военному организованно, быстро. Хлеб был собран сполна и так же организованно отправлялся для нужд фронта. За это комитет обороны Сталингра­да объявил николаевским земледельцам благодарность. Много было отправлено защитникам Сталинграда овощей и бахчевой продук­ции, мяса, вязаных изделий из шерсти.
Сентябрь 1942 г. Враг у стен Сталинграда. Защитники города ведут героические бои и в центральной части города. Областной комитет партии призвал трудящихся города и воинов Красной Армии от­стоять Сталинград. Одновременно городской комитет обороны при­нял постановление о строительстве дополнительных оборонитель­ных укреплений, чтобы остановить продвижение противника.
В этих труднейших для защитников города условиях бюро обкома партии и исполком облсовета, базировавшиеся в то время в поселке Николаевском, принимает постановление «Об обеспече­нии мукой и крупой воинских частей и населения г. Сталинграда». Перед николаевской парторганизацией, в частности, была постав­лена задача: ежесуточно перерабатывать на своей мельнице 100 тонн зерна и начиная с 10 сентября отгружать защитникам Сталинграда не менее 90 тонн муки крупы в сутки.
Это задание директор мельницы Наум Голедаев, старший мельник И. Я. Гуренко, вальцовщицы А. Нарижная и О. Новикова, все работники восприняли как боевое задание фронта и совершили поистине трудовой подвиг: мельница бесперебойно работала круглосуточно. Днем и ночью защитники и жители Сталинграда получали от николаевцев муку и крупу. За каждые сутки 90 — 95 тонн.
В это же время, в сентябре 1942 г., на собрании партийного актива шла речь о снабжении хлебом воинских частей и населения Сталинграда. Было решено использовать для выпечки хлеба пекар­ни райцентра, а также колхозов и совхозов с таким расчетом, что­бы поставлять воинским подразделениям не только муку, но и го­товый хлеб. Впрочем, возможности для этого у николаевцев были весьма незначительные.
На сентябрьском собрании партактива районной парторганизации присутствовал писатель М. А. Шолохов, так как в это время семья его жила в поселке Николаевском. Перед участниками собрания Михаил Александрович выступил с речью. Гневно говорил о фашистских захватчиках, об огромной опасности, нависшей над нашей Родиной, о задачах тружеников сельского хозяйства.
— Слушая Шолохова, мы как бы забывали л том, что перед нами писатель, — вспоминал потом бывший первый секретарь рай­кома партии Т. В. Ушаков. — Мы видели в нем прежде всего комму­ниста, политического деятеля. Многие из присутствующих на партак­тиве знали, что незадолго до этого во время бомбежки у писателя погибла мать. Он был немного взволнован, но рассказом своим увлекал нас умело, поднимал в нас дух патриотизма и любви к своей великой Родине.
В заключение своего выступления М. А. Шолохов сказал: «Пусть знают кровожадные фашистские палачи: за все злодеяния и истязания, за убийства мирного населения — за все это мы найдем их в собственной берлоге — Берлине и по советским законам будем беспощадно судить...»
 
* * *
Трудящиеся района очень активно участвовали в сборе для фронта теплой одежды, обуви, вносили деньги на строительство тан­ков, самолетов. Так, колхозники колхозов «Тракторист», «Боль­шевик», «Комсомолец», «Путь красного колхозника» перечислили для нужд фронта 900 тысяч рублей, колхозники сельхозартелей «Красная звезда», им. Тельмана, «Красное Знамя», им. Молотова — 3 миллиона рублей. Председатель колхоза им. Карла Либкнехта П. Л. Перепелица и чабан колхоза им. Тельмана И. И. Бережной в Фонд обороны страны из личных сбережений внесли по 50 тысяч рублей каждый, председатель колхоза «Комсомолец» И. Ф. Орлян-ский внес 25 тысяч рублей, много средств собрали учителя и уча­щиеся средней школы № 1 и восьмилетней школы № 3.
В телеграмме Верховного Главнокомандующего Красной Армии И. В. Сталина на имя директоров этих школ и Николаевского РК ВЛКСМ говорилось:
«Прошу передать учителям и учащимся школы № 1, собравшим 21 305 рублей на строительство авиаэскадрилии «Героический Сталинград», и школы № 3, собравшим 28 350 рублей деньгами и 25 780 рублей облигациями государственных займов в Фонд оборо­ны СССР, мой горячий привет и благодарность Красной Армии».
Всего в годы войны в Фонд обороны страны николаевцы собра­ли более 15 миллионов рублей, 20 тысяч фуфаек, полушубков, много шапок, шерстяных носков и варежек. Колхозы и совхозы района бесперебойно обеспечивали воинские подразделения хлебом, мя­сом, жирами, в том числе и гусиным.
За образцовую организацию сбора для нужд обороны средств и теплых вещей приказом по войскам, защищавшим Сталинград, райкому партии, исполкому райсовета, всем трудящимся Николаевского района была объявлена благодарность.
В ответ на заботу тружеников сельского хозяйства района о нуж­дах Красной Армии фронтовики писали своим землякам:
«Здравствуйте, дорогие колхозники и колхозницы! Для вас наступило время напряженного труда. Вы не покладая рук трудитесь за перевыполнение производственных планов. Пашите и сейте как можно больше, ибо каждый засеянный гектар — это удар по врагу. От наших непрерывных ударов фашистской немчуре нет покоя ни днем ни ночью.
Писымо подписали Г. Я. Сышненко и П. И. Рыбалыченко, бойцы Южного фронта».
А вот что писали николаевцам защитники Кавказа: «Мы, бойцы кавказской части, клянемся вам, товарищи земля­ки, — не допустить, чтобы на шею нам сели немецкие бароны и помещики, не будем рабами. Будем бить их, проклятых, везде и всюду.
Бойцы А. А. Квитко, И. С. Черепок и другие».
 
*   *   *
В самом начале войны добровольцами ушли на фронт и мужественно защищали Родину комсомольцы Николай Харченко, Иван Ушаков, Николай Мельников, Анатолий Шаповалов, Василий Христенко и многие другие. Зимой 1942 г. 50 девушек-комсомолок добровольцами ушли в зенитные войска. Среди них — Рая Шейко, Валя Нешпор, Надя Величко и другие. Только на защиту Сталинграда добровольно ушли 350 комсомольцев, многие прямо со школьной скамьи.
...Шел третий месяц ожесточенных боев у стен Сталинграда. Ноябрь 1942 г. выдался холодным и снежным. Ударили крепкие морозы. Небо то и дело крошилось снегом, сухим и колючим, ког­да в Николаевке собрался пленум обкома комсомола. Многие при­были на пленум прямо с передовых позиций, у некоторых бинтами перехвачены кровоточащие раны.
Обсуждался вопрос о защите Сталинграда. Как клятва звучат голоса комсомольцев. Ненависть к фашистским оккупантам, решимость отстоять, не дать врагу родной Сталинград слышится в каждом выступлении. Лидия Пластикова, секретарь Тракторозаводского райкома комсомола, в частности, сказала:
— Тракторный завод я приехала строить по путевке комсомола, а теперь он рушится от разрывов фашистских бомб. Нет и не будет в душе моей ничего, кроме ненависти, к гитлеровским варварам. Не отдадим врагу родного города!
Участники пленума со слезами на глазах рассказывали о том, как фашистские стервятники расстреливали с самолетов женщин и детей, которых сталинградские комсомольцы переправляли за Волгу.
Пленум обкома ВЛКСМ призвал комсомольцев области встать на защиту Сталинграда. И через несколько дней сотни юных бой­цов записались добровольцами на фронт. В Камышине они влились в сводный отряд из 2200 комсомольцев-добровольцев и 17 ноября в городском парке культуры дали клятву. В ней были такие слова:
«...Вступая добровольцами в ряды защитников родного Сталин­града, мы приносим нашей матери-Родине, нашей великой боль­шевистской партии торжественную клятву.
Клянемся драться за каждый вершок сталинградской земли, не щадя жизни и крови своей. Стоять перед врагом насмерть. Бить врага всюду... »
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz