Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 2 | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 13:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Киевская область.
Страница 2.
 
Продолжение статьи "Солдаты киевского подполья", автор П.Т.Тронько. Из книги "Герои подполья".
 
 
Крупной боевой ячейкой была подпольная организация на заводе "Арсенал", славном своими замечательными революционными традициями. Еще в ноябре 1941 года кадровые рабочие завода - участники Январского восстания арсенальцев против белогвардейцев в 1918 году Д. Я. Нестеровский и Н. И. Гайцан по заданию горкома партии создали подпольную партийную организацию "Арсеналец". Вначале она состояла из 3 человек, в феврале 1942 года насчитывала 8, а к середине 1943 года - 38 человек. Она распространила свое влияние во многих учреждениях оккупантов в Киеве, а также среди населения Дымерского, Иванковского, Чернобыльского районов Киевской области и Носовского района Черниговской области. С декабря 1941 год под руководством "Арсенальца" действовали четыре под польные группы в Лосиновской МТС Носовского района Черниговской области, на строительстве моста через реку Ирпень в селе Демидово Дымерского района, на строительстве моста через реку Тетерев в селе Грини Чернобыльского района Киевской области и в Мануильском лесничестве Дымерского района. В строительную фирму "Карл Берле" по заданию организации устроился подпольщик инженер-строитель В. С. Гуреев. Под его руководством на строительстве указанных мостов проводились диверсии разными способами срывались работы.
 
 
Стремясь поставить себе на службу промышленности города и обеспечить предприятия в Германии квалифицированной и бесплатной рабочей силой, оккупанты обязывали все трудоспособное население регистрироваться на бирже труда. Отказ от регистрации и работы грозил расстрелом. Комендант охранной полиции Киева вызывал каждого рабочего повесткой, в которой указывалось: "Вам надлежит явиться с собственными инструментами в Богдановский район полиции (Пушкинская, 38) в понедельник 1 декабря в 7 часов утра. В случае неявки будете наказаны" И все же в результате работы подпольщиков, в частности арсенальцев, регистрация на бирже труда срывалась. Сотни людей, в том числе учителя, врачи, инженеры, ушли в села, уклоняясь от отправки на каторгу в Германию. Многие из них по заданию "Арсенальца" вели политическую работу среди колхозников.
Арсенальцы имели радиоприемник, пишущую машинку и стеклограф, что дало возможность организовать широкий выпуск листовок. За полтора года подпольщики-арсенальцы выпустили и распространили в Киеве и Киевской области несколько тысяч листовок "Советский голос" и сводок Совинформбюро.
В октябре 1941 года по инициативе инженеров-железнодорожников Р. И. Синегубова и В. М. Запорожца была создана подпольная организация из работников железнодорожного транспорта. Вначале в ее составе было 17 человек. Развернув борьбу, она довольно быстро объединила вокруг себя многих патриотов и увеличилась в январе 1942 года до 32, а к началу 1943 года - до 67 человек.
Для проведения агитационной и диверсионной работы многие члены организации устроились на предприятия и учреждения оккупантов: Г. А. Тоичкин - в депо Киев-Московский электриком, Г. А. Шубин - агентом снабжения в трамвайный трест, П. А. Остроушко - шофером в автогараж дезинфекционной фирмы, М. И. Солох - заведующим складом в корчеватском "Газгольдстрое". Подпольщики имели своих людей на строительстве железнодорожной ветки Пуща Водица - Буча - Попельня, где всячески срывали работы. Вскоре там, куда определились "работать" члены организации,- среди ремонтных железнодорожных рабочих, в трамвайном тресте, в "Газгольдстрое", в автогараже дезинфекционной фирмы - и на других объектах возникли подпольные группы. Раздобыв пять радиоприемников и четыре пишущие машинки, подпольная организация ежедневно выпускала около 100 экземпляров листовок и сводок Совинформбюро. Организация вела широкую политическую работу среди населения Киевской области. Так, врач С. А. Белоновский, устроившись агентом артели "Фотопортретист", систематически бывал в Мотовиловке, Лубянке, Гавриловке, Пархомовке, Володарке, Озерном и в других селах области, где распространял листовки, сводки Совинформбюро и, когда позволяли условия, проводил беседы с колхозниками.
В течение 1942 года было выпущено 16 брошюр по 250 экземпляров каждая. Брошюры и листовки печатались на шапирографе и па пишущей машинке. Активно помогал А. С. Пироговскому старый большевик В. Д. Шишкин. За все время оккупации члены его семьи (жена Любовь Власовна, дочь комсомолка Вита и сын пионер Игорь) выполняли обязанности связных Железнодорожного райкома партии и подпольных партийных организаций.
 
 
По поручению Железнодорожного райкома партии В. Д. Шишкин в конце 1941 года создал на Чоколовке подпольную организацию "Киевский рабочий", которую позже возглавил кандидат в члены партии С. Г. Самовольский. Организация систематически выпускала массовым тиражом листовку "Советская Украина". Ответственным за выпуск листовок являлся комсомолец В. Е. Токарев. Он был инвалид (потерял обе ноги), но стойко переносил лишения. Мужественному подпольщику активно помогал его отец Е. П. Токарев, работавший до войны истопником в Киевском институте пищевой промышленности.
Подпольная организация "Киевский рабочий" выпустила тысячи экземпляров листовок и сводок Совинформбюро. В подпольные группы они часто доставлялись одиннадцатилетним пионером-связным Е. Вихровичем. Подпольщики распространяли листовки на заводах "Большевик" и "Ленинская кузница", в селах Княжичи, Жуляны, на железнодорожных станциях Тарасовка, Ворзель, Боярка, Белая Церковь, Мироновка, Городище, Попельня, Казатин.
Сильную подпольную организацию создал в Киеве коммунист А. Н. Тимощук. Во время комплектования подполья он был утвержден членом Дарницкого подпольного райкома. Однако А. Н. Тимощук вынужден был выехать в село Журавка Яготинского района, где при его непосредственном участии была создана подпольная организация во главе с коммунистом И Остропыкиным. В январе 1942 года Тимощук возвратился в Киев и устроился на работу не в Дарницком, а в Московском районе, где его не знали. Вскоре под его руководством возникла подпольная организация в депо Киев-Московский. Через некоторое время коммунисту удалось связаться с подпольным горкомом партии.
Подпольная организация А. Н. Тимощука использовала материально-техническую базу, оставленную для Дарницкого подпольного райкома партии: два радиоприемника, пишущую машинку и шапирограф, оружие и взрывчатку. В начале 1942 года организация выпустила свою первую листовку "Обращение к железнодорожникам", в которой призывала работников транспорта срывать перевозки противника. В дальнейшем подпольщики-железнодорожники ежедневно выпускали около 200 экземпляров листовок и сводок Совинформбюро. Листовки распространялись среди киевлян и населения Яготинского района Киевской области. К началу 1943 года подпольная организация депо Киев-Московский выросла до 31 человека. В ее составе было четыре подпольные группы: две - в депо Киев-Московский, одна - в депо станции Дарница и одна - в селе Журавка Яготинского района Полтавской области (ныне Киевская область).
В начале 1942 года коммунист Л. Н. Воробьев при помощи А. Н. Тимощука создал на Дарницком вагоноремонтном заводе подпольную партийную организацию из шести человек. К концу года она увеличилась до 39 человек, объединенных в семь подпольных групп, и действовала в тесном контакте с подпольной организацией депо Киев-Московский.
Весной 1942 года Киевский горком партии установил, связь с самостоятельно возникшей подпольной организацией под руководством Н. С. Короля. В руководящее ядро ее, называвшееся пятеркой, были введены представитель подпольного горкома КП(б)У Д. И. Лисовец, руководитель боевой группы С. П. Маленко и другие. Эта организация, выросшая со временем до 34 человек, имела своих уполномоченных в Дымере, Борисполе, Шполе. Она создала ряд боевых групп на территории Житомирской области.
Совершая смелые диверсии и развертывая активную агитационную работу, подпольщики в то же самое время заботились о подготовке резерва для партизанских отрядов, действующих близ Киева. Ими были направлены в партизанские отряды Розважевского, Макаровского и Дымерского районов около 100 человек, 180 винтовок, 30 гранат, 10 тысяч патронов.
Особенно большую работу по созданию подпольных организаций провел Железнодорожный подпольный райком партии во главе с А. С. Пироговским. Бывший рабочий лесозавода имени Первого мая А. С. Пироговский был избран секретарем заводской партийной организации, а накануне войны стал директором завода. Он принимал активное участие в обороне Киева. В самый тяжелый, начальный период фашистской оккупации Железнодорожный райком партии был правой рукой подпольного горкома в создании новых организаций и развертывании политической работы среди населения Киева. Так, в начале 1942 года по заданию Железнодорожного райкома партии коммунист Н. Ф. Грищенко, работавший до войны инструктором Дрогобычского обкома партии, создал подпольную организацию на Чоколовском лесозаводе. Организация издавала листовки и антифашистские брошюры, написанные учителем истории Н. Е. Могильным.
Большую помощь Железнодорожному райкому оказала хозяйка конспиративной квартиры Е. Н. Ярая. Скромная беспартийная труженица, она взяла в аренду дом № 7 по Садовой улице, на Чоколовке, который стал штабом подпольщиков. Здесь был установлен радиоприемник, пряталось оружие. В доме имелся подвал с тайным выходом в сад.
Продолжая работу по расширению подпольной сети, Железнодорожный райком создал две подпольные группы на станции Киев-Товарный, три - на станции Киев-Пассажирский, три - в депо и подпольную партийную организацию во главе с П. И. Щербаковым в Печерском районе. Райком находил и брал под свое руководство самостоятельно возникшие подпольные организации, имел свои подпольные группы на Днепровской спасательной станции (руководитель Е. И. Тимченко), в Киевской конторе центрального отопления (руководитель А. М. Борисов), в управлении зерновых предприятий (руководитель Н. К. Шайдюк).
Верными помощниками коммунистов были комсомольцы После того как в октябре 1941 года в результате массовых арестов прекратили свою деятельность подпольные райкомы комсомола, Киевский горком партии создал восемь новых райкомов ЛКСМУ, которые развернули большую работу по созданию подпольных комсомольско-молодежных организаций. Нередко такие организации возникали по инициативе самих комсомольцев. Особенно успешно работал Советский райком ЛКСМУ во главе с Г. Я. Синициным. К февралю 1942 года он создал подпольные молодежные группы в городском управлении водопроводной сети из 5 человек, на полиграфической фабрике - из 7 человек, на теплоэлектроцентрали - из 11 человек. Подпольная группа на полиграфической фабрике занималась изготовлением подложных документов для бежавших из плена советских воинов, обеспечивала бланками паспортов подпольщиков. Группа на теплоэлектроцентрали распространяла листовки, организовывала диверсии.
Особое внимание уделял Советский райком комсомола созданию подпольных молодежных групп в учебных заведениях.
Закрыв большую часть вузов, оккупанты вместе с тем, заигрывая с населением, некоторые из них оставили. Райком комсомола создал подпольные группы в медицинском институте (в составе 3 человек) и в гидромелиоративном (из 8 человек). По заданию райкома комсомола руководитель подпольной группы в мединституте 3. Почтарь создала из студентов дружину, члены которой впрыскивали молодым людям разные сыворотки, вызывавшие видимость болезни, составляли фиктивные справки о нетрудоспособности, заверявшиеся печатью, изготовленной И. Стегней. Подпольщики мединститута спасли от угона в Германию около тысячи юношей и девушек.
Группа студентов в количестве 40 человек собирала в городе медикаменты и через А. В. Подласова-второго секретаря Советского подпольного райкома комсомола - передавала их в партизанский отряд имени Ленина.
В суровой борьбе закалялось и росло киевское подполье. К лету 1942 года в Киеве вели работу 40 подпольных организаций, объединявших в своих рядах 250 коммунистов, 119 комсомольцев и 377 беспартийных патриотов. Они значительно усилили срыв мероприятий оккупационных властей, диверсионную и разведывательную деятельность. Так, еще в январе 1942 года группа рабочих во главе с подпольщиками В. В. Удовиченко, М. А. Козыревичем, П. М. Романенко, В. В. Балышевым совершила диверсию на подготовленном гитлеровцами к пуску хлебозаводе № 3. В результате завод не работал в течение всей оккупации. Подпольная группа при конторе лесосплава под руководством К. Д. Станиславова скрепила около 38 тысяч кубометров древесины так, что вся она была унесена весенним паводком. Эта древесина предназначалась оккупантами для строительства переправ через Днепр. Значительную диверсионную работу проводили киевские железнодорожники. Подпольщики Н. А. Тацков, А. И. Лебедев и Б. Г. Лукьянов с помощью рабочих уничтожили построенное захватчиками и подготовленное к пуску в эксплуатацию деревянное депо на станции Дарница. При этом сгорели два исправных паровоза. В начале ноября 1942 года подпольщик Г. А. Тоичкин пустил паровоз на разведенный поворотный, круг депо Киев-Московский, в результате чего депо было выведено из строя на несколько месяцев. Подпольная группа во главе с Д. К. Бурковым организовала ремонтников-железнодорожников на массовый срыв работ. Больше половины рабочих систематически не. выходили на работу, умышленно простаивали, портили или прятали инструмент и материалы. На участке Караваевы Дачи бригада ремонтников под руководством Г. М. Петрова так "отремонтировала" железнодорожный путь, что по нему прекратилось движение поездов. Гитлеровцы вынуждены были перебросить батальон солдат для восстановления пути.
Широкую работу по организации массового срыва мероприятий оккупантов вели подпольщики Киева в деревнях и селах Киевской области. Они организовали колхозное крестьянство на срыв заготовок сырья для предприятий и продовольствия для вражеской армии. Гитлеровские служаки вынуждены были признавать, что население срывает их мероприятия. Так, шеф Дымерского района Блюшке в своем распоряжении старостам сельских управ от 12 мая 1942 года указывал не наличие "большого саботажа сдачи государству (то есть оккупантам.-Ред.) картофеля, в то время как во многих селах картофель есть в большом количестве". Он отмечал также, что срываются поставки молока, яиц и других продуктов. Фашистский бандит требовал жестоко карать тех, кто не выполняет заданий по сдаче сельско-хозяйственной продукции.
Значительное место в деятельности киевских подпольщиков занимала разведывательная работа. Они следили за расположением вражеских войск, передвижением воинских эшелонов, собирали сведения о военных объектах противника. Важно было не только собрать данные о враге, но и своевременно передать их советскому командованию. Вскоре эта трудность в значительной мере была преодолена. В начале 1942 года секретарь Печерского подпольного райкома партии Б. А. Байда установил связь с действовавшей в Киеве разведчицей М. Стешиной. При помощи райкома она создала разведывательную группу, в которую вошли подпольщики Л. И. Высочанский, Г. Е. Норейко, П. А. Болутенко, М. И. Крикуненко, Г. С. Леончук. Кроме разведывательной работы в Киеве эта группа поддерживала связи с подпольщиками Кировограда и Днепродзержинска. Данные, ею добывавшиеся до марта 1943 года, регулярно передавались по радио командованию частей Красной Армии.
Еще в начале августа 1941 года в Киеве была создана для разведывательно-диверсионной работы в тылу противника группа патриотов под руководством И. Д. Кудри, имевшего подпольную кличку Максим. Для нее заблаговременно были подготовлены помощники, радисты, курьеры, заложены радиостанции, тайники с оружием, бланки различных документов, шифры и т. д. Максиму надлежало скрываться на конспиративной квартире М. И. Груздовой. Но случилось непоправимое. 24 сентября был взорван дом, в подвале которого хранились предназначенные для группы Максима бланки паспортов и других документов, деньги, оружие, шифры, адреса нужных людей. Погибло все, без чего, казалось, почти невозможно было вести подпольную работу. Пришлось все начинать заново. Опираясь на своих помощников, Максим стал искать возможности для развертывания диверсионной и разведывательной деятельности. Чтобы легализоваться, он стал студентом медицинского института.
Однажды Максим встретил человека, который мог его разоблачить. Им оказался бывший петлюровец, который хорошо знал Максима перед войной. Теперь он работал в гестапо. Но Максим сумел построить с ним отношения так, что петлюровец стал "нашим человеком". От него Максим узнал о строительстве особого секретного военного объекта в районе Винницы и другие данные. В ноябре 1941 года Максиму посчастливилось установить связь с группой чекистов, которая, выполнив задание, попала в окружение. Руководитель группы Елизаров помог Максиму установить связь с замечательными патриотками Евгенией Бремер и Раисой Окипной. Они познакомили Максима с другими патриотами. К их числу принадлежала М. В. Сушко, хранившая впоследствии у себя наиболее секретные документы Максима.
Так стала складываться новая диверсионно-разведывательная группа Максима. Она имела своих людей в железнодорожных мастерских и в гараже оккупационных властей, что давало ей возможность собирать некоторые данные о вражеских перевозках. Окипной удалось войти в доверие к высшим чинам полиции и офицерам армии, а Бремер - к офицерам железнодорожного управления. Группа стала получать важную информацию. Фактический заместитель Максима Дмитрий Соболев (он же Сухоруков) по заданию Максима выезжал для сбора сведений в Ровно, где находилась резиденция рейхскомиссара Украины Коха. Способной разведчицей проявила себя М. И. Груздова. Ей удалось войти в доверие к начальнику фашистского разведывательного пункта майору Майеру (он же Мильевский Антон Иванович). Подпольщица получила близ этого пункта квартиру, что давало возможность выявлять агентуру Майера, готовившуюся для заброски в тыл Красной Армии, а также используемую в Киеве. Отдельные участники группы Максима вели активную террористическую деятельность. Среди них особо выделялся неуловимый и бесстрашный Дудкин.
Группа Максима вела и политическую работу среди населения, наладив регулярный выпуск листовок. Бремер записывала передаваемые по радио материалы. На их основе Максим составлял листовки, Тристан их размножала.
Со временем группа Максима собрала значительные сведения о противнике, но передать их по назначению оказалось делом очень сложным. Радиосвязь с Большой землей установить не удалось. Максим решил перейти линию фронта, с тем чтобы передать собранные сведения и возвратиться в Киев. В начале апреля он вместе с Г. Дудкиным благополучно перешел Днепр по льду. А через несколько дней к М. И. Груздевой пришел мальчик с запиской: "Я задержан. Ты, как жена, можешь меня выручить". Мальчик сообщил, что Максим был задержан гитлеровцами где-то в 80 километрах от Киева и помещен в Дарницкий лагерь военнопленных в специальном отделении полевого гестапо. Раздобыв характеристики на Максима от знакомых ей пособников оккупантов, подпольщица отправилась в лагерь. Характеристики, а главное, вовремя предложенная гестаповцу "на память" золотая монета сделали свое дело - "муж" был освобожден. Таким же путем Е. Бремер освободила Г. Дудкина, задержанного полевой жандармерией.
Наконец в начале мая 1942 года к Максиму прибыли из Москвы курьеры А. Трусов и Л. Росновская. Через них Максим отправил в Москву важные сведения о противнике и отчет о своей деятельности. В отчете указывалось, что группой Максима создано семь диверсионных групп, одна из которых 1 Мая совершила крушение вражеского воинского эшелона с боеприпасами и войсками на линии Киев-Жмеринка, вторая - крупное железнодорожное крушение в Дарнице, третья - спустила под уклон с большой скоростью трамвайные вагоны, переполненные фашистскими офицерами. Максим сообщил также об организованном подпольщиками учете фашистской агентуры и предателей, представил данные об оккупационном аппарате, штабах и политико-экономическом положении в оккупированных районах Украины, доложил о политической работе его групп среди населения.
Группа Максима действовала активно, но осторожно. Тем не менее гестапо все же удалось заслать в нее своего агента Н. Грюнвальд. В июле 1942 года Максим, Р. Окипная, Е. Бремер и ее мать были арестованы.
После ареста Максима и его ближайших помощников группу возглавил Д. Соболев. Но 4 февраля 1943 года во время проведения одной из боевых операций он погиб.
Собранные Максимом сведения, в том числе о провокаторах и изменниках, хранила М. В. Сушко. Когда был освобожден Киев, тетрадь с этими сведениями попала в органы государственной безопасности. На первой ее странице рукой Максима было написано: "Прошу советских патриотов хранить эти записи и, в случае моей гибели от рук врагов моей Родины - немецких фашистов, с приходом Красной Армии передать эти записи соответствующим органам, за что я и наша Родина будут вам благодарны".
После гибели Д. Соболева группу Максима возглавил А. Печенев. По разработанному еще до ареста Максима плану он поступил на работу в гараж штадткомиссариата. Вскоре он сжег гараж с 30 автомашинами. Под его руководством был совершен взрыв в депо станции Киев-1. Во время подготовки крупной диверсии на Киевской тепло-электроцентрали Печенев и возглавляемая им группа попали в засаду: многие подпольщики были убиты, а сам Печенев после тяжелого ранения скрывался на одной, из конспиративных квартир. Здесь его пытались захватить гестаповцы. Подпольщик долго отстреливался. Последней пулей он застрелил себя.
Активный член группы Максима М. И. Груздова в декабре 1942 года добралась до соединения черниговских партизан Н. Н. Попудренко, а оттуда была доставлена в Москву. Сейчас она и некоторые другие члены группы - Е. М. Линкевич, К. В. Ритво, А. Трусов -живут в Киеве.
Достоверно неизвестны обстоятельства казни И. И. Кудри (Максима), Р. Окипной и Е. Бремер. Но оставшиеся в живых патриоты, содержавшиеся с ними в застенках гестапо, свидетельствуют об исключительном мужестве бесстрашных подпольщиков. "...Меня посадили в 53-ю камеру тюрьмы гестапо,- пишет в своих воспоминаниях В. И. Самойленко. - В десятых числах августа гестаповец в гражданской одежде втолкнул к нам в камеру еще одну заключенную. Сначала новенькая молчала. Но вскоре не было во всей камере, да, наверное, и во всем гестаповском аду человека жизнерадостнее Жени Бремер. Для каждого из нас она находила теплое, задушевное слово, подбадривала унывающих... Узнав о причинах моего заключения, Женя уверила меня, что беда у меня не очень страшная, и я обязательно попаду на волю. "Если выйдешь отсюда, а это так и будет,- говорила она,- обязательно передай нашим, кто нас предал". И она назвала фамилию и имя предательницы.
...С допроса Женя возвращалась все более измученной. А однажды ее буквально приволокли и бросили на пол камеры. После одного из таких допросов она стала просить нас разрешить ей покончить с собой. Но это не было проявлением слабости. Она боялась, чтобы во время допросов в беспамятстве не проговориться. Держалась Женя героически. Мы никогда не видели ее слез.
Рая-артистка была брошена в 55-ю камеру, где сидела моя мать. Как родная дочь, отнеслась она к матери, уговаривала ее не волноваться...
К сожалению, я не была до конца с Женей Бремер. В конце августа меня после допроса избили, посадили в одиночную камеру - "мешок" и оттуда отправили в Германию. В дороге я бежала..."
А вот что рассказала бывшая узница киевского гестапо К. А. Бурдеина: "Ввели в здание и на втором этаже открыли камеру № 53, сильно толкнули в спину, и с грохотом закрыли. И вот я стою у порога в камере, не знаю, что со мною творится. В камере - пять заключенных женщин, и одна из них, высокая, светловолосая, средних лет женщина, сразу же обратилась ко мне. Ну, так расскажите нам, за что вы сюда попали? Садитесь на койку и рассказывайте..." Заключенной, говорившей со мной, была Евгения Бремер. Рядом, недалеко от нашей камеры, в камере № 47, находилась в одиночном заключении Раиса Окипная.
Раису Окипную гестаповцы почему-то особенно истязали, брали часто на допросы и страшно избивали...
...На расстрел выводил из камеры только начальник гестапо. Он был какой-то дикий и свирепый. Три раза в неделю брал заключенных на расстрел: в понедельник, среду и пятницу. Он с грохотом открывал дверь и, выпучив глаза, диким голосом кричал: "Шнель!"
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz