Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 15 | Регистрация | Вход
 
Среда, 26.07.2017, 15:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 15
 
Продолжение книги "ВИТЕБСКОЕ ПОДПОЛЬЕ"
Авторы Н.И.Пахомов, Н.И.Дорофеенко, Н.В.Дорофеенко.
 
 
Долгое время провокаторы мало кого знали из подпольщиков. Контакт с Суховым поддерживала только Полина Савельевна. В одном из отчетов фашистских карателей из ГФП-703 говорится, что она «уверенно и ловко продолжала в Витебске работу Белохвостикова». Каратели торопились. Можно было арестовать Шлякову, Пахомову, но группа останется. А Советская Армия уже вступила на территорию обла­сти. Город слышал ее победную поступь, готовился к решительной схватке с оккупантами.
Сухов от имени «командования отряда» требует от руководителя подпольной группы выводить людей в лес. Мелкими группами, с оружием патриоты покидают город и попадают в руки тайной полевой полиции.
В конце октября 1943 года Сухов заявил Шляковой:
- Срочно нужны мины. Где бы их достать?
Ничего не подозревая, Полина сказала, что мины есть у Муси Свечкиной. Они хранятся в посёлке Кочерги у её брата Анатолия. Так провокатор напал на след подпольной группы Свечкиных.
4 ноябри 1943 года Сухов сообщил Шляковой, что её вызывает командир партизанского отряда для доклада. А Пахомовой он сказал, что Валентин уже уехал в Москву, в бронетанковое училище. Вечером у Полины собрались A. П. Пахомова, Клавдия Щупликова, Мария Ткачёва. Неожиданно в дом ввалились провокаторы Брюсов и Мутьян - Михаил-большой и Михаил-маленький (так называли их подпольщики). Михаил-большой был пьян. Зайдя в комнату он начал кричать:
- Дайте мне Владимира. Что он со мной сделал? Завтра…
Михаил-маленький выхватил револьвер и заорал:
- Ты что, с ума спятил? Замолчи, иначе я тебя пристрелю!
Неожиданный инцидент ошеломил всех. Что подумать? Что хотел сказать Михаил-большой? Почему так рассвирепел Михаил-маленький? Видимо, лишнего хлебнул и потерял контроль над собой. Так думали все. Настроение было испор­чено, начали расходиться.
На другой день утром провожали Полину, Клавдию 1Цупликову и Марию Ткачеву в «партизанский отряд». Александ­ра Павловна отдала Сухову шерстяные носки, купленные для сына на базаре, 25 марок и пол-литра бензина. Он поблаго­дарил и предложил готовиться в партизаны всем остальным.
7 ноября А. П. Пахомова с мужем на квартире у Михаила Романенко отметили праздник Великого Октября. Вдоволь наговорились о прошлом, о счастливой жизни до войны, помечтали о будущем, которое наступит после победы над фашизмом.
Назавтра Софья Романенко сообщила Пахомовым, что Михаил Романенко арестован. Как теперь установлено, в тот же день он был расстрелян в Городнянах. В последующие дни Сухов «перевёл в партизаны» А.К.Хрипач, Д.А.Сазонова, B. Ф. Петрова, Б. Я. Халимоновича. Все они по пути были переданы карателям из ГФП-703 и вместе с П.С.Шляковой расстреляны в Городнянах 12 ноября 1943 года. 16 ноября такая же участь постигла патриотов из группы Свечкиных, а немного раньше - Александра Украинского, привлечённого к подпольной роботе Верой Александровой, которого гитлеровцы характеризовали как «опасного антинемецкого пропагандиста», столяра Владимира Чимерикина, похотившего на трофейном складе полцентнера тола, слесаря Старостенко и плотника Андрея Бухарина, Веру Загадскую и других.
Лишь 21 ноября 1943 года А. П. Пахомова узнала о предательстве Сухова и его кровавой компании, о гибели Волентина, Полины и других товарищей по подполью. Они боролись и погибли, как солдаты, в бою.
В апреле 1943 года, за два месяца до казни, пионер-подпольщик Валентин Пахомов, обращаясь к оккупантам — этому «проклятому дикому племени», писал:
 
Мы горды и сильны!
Мы здесь, мы там,
Мы стоим у тебя за спиной,
Готовые по первому знаку пойти
В последний, решительный бой.
 
Патриот глубоко верил в торжество нашей победы. «Довольно, — восклицал он, — песенка спета твоя! Скоро во всем мире взойдет новой жизни заря!»
В сентябре 1943 года потерпела провал группа М. Н. Коптеловой. В начале 1942 года коммунист М. Н. Коптелова сплотила группу надежных патриотов, в которую вошли 3. Ф. Беззубенко, М. А. Зеленцова, Е. П. Агеева, П. П. Колуханова, Н. А. Корочкина, М. А. Соколова и другие. Они собирали разведывательные данные, медикаменты, оружие, боеприпасы и переправляли все это партизанам бригады «Алексея».
28 сентября 1943 года по указанию штаба партизанской бригады подпольщики должны были выйти из города. Собрались на квартире у М. Н. Коптеловой, но были выданы провокатором А. И. Княжище, которому удалось проникнуть в группу и выведать ее планы.
Гитлеровцы схватили сразу десять человек. При аресте у М.Н. Коптеловой были найдены автомат и граната. Во вре­мя допросов ее подвергали нечеловеческим пыткам. Но ничто не сломило волю коммунистки. М. Н. Коптелова, 3. Ф. Беззубенко (Богданова), М.А.3еленцова (Шухто), Е. П. Агеева и М. А. Соколова были отправлены в Освенцим. За участие в работе подпольной организации лагеря М. Н. Коптелова была уничтожена гитлеровцами. Оставшиеся в живых члены группы с большим уважением вспоминают своего партийного вожака.
 
 
Бывшая узница Освенцима Мария Ткачёва часто повторяет слова песни, которую напевали советские девушки в концлагере:
 
Верю я, прилетит ясный сокол…
Снимет платье в полоску с плечей
И залечит тяжёлые раны,
Вытрет слёзы с горячих очей.
 
В результате проникновения провокаторов в подпольные организации было арестовано 138 патриотов, 72 из них расстреляно в Городнянах, 45 отправлено в концлагеря. У них было изъято 7 винтовок, 1 автомат, 2 пистолета, 4 ручные гранаты, 50 кг взрывчатых веществ. Витебскому подполью был нанесен тяжелейший удар.
Немногие из тех, кто работал вместе с А.Е.Белохвостиковым и П.С.Шляковой, остались в живых. А. П. Пахомова ныне персональная пенсионерка. На швейной фабрике «Знамя индустриализации» работает М.Ф.Ткачёва. Живы Н.С.Бобров, Л.А.Сникевич-Петрашкевич, С.Г.Романенко, Н.Г.Пахомов, А.Д.Шапуров.
Советские люди непоколебимо верили в грядущую победу над кровавым фашизмом, и таких людей не могла сломить никакая сила.
Когда в декабре 1967 года на суде военного трибунала в Витебске по делу группы карателей ГФП-703 у бывших провокаторов Гусева, Бутакова, Колодько и других спрашивали, как вели себя витебские подпольщики, когда их расстреливали, они отвечали: «Гордо!», «Достойно!», «Мужественно!», «Как подобает советским патриотам!». Да, герои витебского подполья не просили пощады у врага. Умирая, они оставались непокоренными.
 
НОВЫЕ БОЙЦЫ СТАНОВЯТСЯ В СТРОЙ
 
В связи с провалами горком партии развернул работу по восстановлению подпольной сети, созданию новых организаций и групп, особенно среди военнопленных, работавших во вражеских воинских частях по ремонту автомашин, дорог, в санитарных ротах и т. д. Упор на эту категорию людей делался в то время не случайно. Немцы усилили репрессии против населения. Пройти в город и выйти из него гражданским лицам стало совершенно невозможно. Военнопленные же, привлеченные к работе оккупантами, носили обмундирование солдат гитлеровской армии, имели соответствующие документы. Они пока не привлекали столь пристального внимания карательных органов. Это обстоятельств учитывал подпольный горком.
В городе было создано 10 новых подпольных групп исключительно из военнопленных. Их возглавляли коммунисты В.Т.Омельченко («Максим»), И.И.Оноприенко («Лисицын»), А. П. Бородин, И. С. Ермаков («Мартынов»), А. Г. Крюков, А. Ф. Гамаюнов, В. Г. Кутняк, комсомолец Г.С.Писаревский («Можайский»), И.М.Чайка, Г.Русских.
Под руководством подпольного горкома партии патриоты активно включились в борьбу с врагом. Позже по указанию горкома они в большинстве своем перешли в 1-ю Витебскую партизанскую бригаду, где храбро сражались против гитлеровцев. Многие из них отдали жизнь за Родину.
Коммунист И. И. Оноприенко в первый год войны командовал полковой батареей 724-го стрелкового полка 233-й стрелковой дивизии. Вскоре ему довелось познать горечь фашистского плена. Двадцатилетний лейтенант Советской Армии скрыл от гитлеровцев, что он офицер, и значился среди военнопленных под именем рядового Ивана Павловича Онохриева. В 1943 г. он и его товарищ по плену И. М. Кузнецов были направлены в Витебск для работы в немецкой воинской части по ремонту автомашин.
Связавшись с подпольным горкомом партии, они стали регулярно посылать ему ценные разведывательные данные, совершали диверсионные акты. В письме горкому КП(б)Б 21 августа 1943 г. И. И. Оноприенко писал: «Желая остаться верным сыном своего народа и Советской власти, хочу активно помогать Родине, советскому народу и Советской власти в их борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Обя­зуюсь честно и аккуратно выполнить задания партийных органов и партизан по уничтожению немецко-фашистских захватчиков и их техники... Мне дан пароль: «Вы не бывали в лагерях в Полоцке?» Я отвечу: «Не был». Затем меня сно­ва спросят: «А ваша фамилии не Лисицын?» Я отвечу: «Нет, но одного Лисицына я знаю».
2 сентября 1943 года И. И. Оноприенко и И. М. Кузнецов доставили в город мины. На ночлег остановились у одной знакомой по Суражскому шоссе и были преданы ею. Рано утром дом окружили жандармы. Патриоты смело вступили в неравный бой. Они забрасывали фашистов гранатами и отстреливались до последнего патрона. Истекавших кровью подпольщиков гитлеровцы передали палачам из Абвергруппы-318. В тот же день, то есть 3 сентября 1943 г., они были заключены в городскую тюрьму, а на следующий день на до­прос был взят один Оноприенко. Надо полагать, что Кузнецов скончался от ран и полученных в тюрьме побоев. Дальше о нем никаких упоминаний в документах гитлеровцев не об­наружено. Не вернулся из Абвсргруппы-318 и Оноприенко.
Подпольный горком партии особое внимание уделял разведывательной работе. Если раньше информация из города поступала разрозненно, то в 1943 году этот вопрос был более-менее упорядочен. Широкая сеть подпольных партийных и комсомольских организаций позволяла вести разведку систематически, оперативно. Карта Витебска была разбита более чем на 800 мелких квадратов. Подпольщики детально изучили каждый квадрат, вплоть до отдельных комнат немецких штабов и учреждений. на основании этих данных было составлено описание квадратов.
Вот как, к примеру, был описан квадрат 531: «Восточнее новой больницы на высоте 180 окопы и пулемётные точки (бункера) с обстрелом юго-восточной и северо-восточной стороны. К западу от окопов - командный пункт. На территории бывшего 80 СП размещены части «РОА» - количество их переменно, бывает до 600- 700 человек, там же они обучаются». Из описаний квадрата 479 можно узнать, что в саду имени Ленина был большой склад бензина. В квадрате 486 в здании бывшей столовой по улице Ленина, 2 размещался штаб немецкой воинской части по ремонту автомашин, именовавшийся ХКП-620. «В первом этаже (над столовой), — сообщали подпольщики, — общежитие немцев на 25 человек, в двух комнатах. Во втором этаже (над столовой) вход с ули­цы : 1 -я дверь налево — комната-кухня, 2-я дверь — хозчасть штаба, 3-я дверь строевая часть штаба, 4-я дверь — каби­нет шефа части (обер-лейтенанта), 5-я дверь — общежитие немцев на 12 человек. Прямо по коридору — портняжная и сапожная мастерские».
Планы города имелись в подпольном горкоме партии, обкоме КП(б)Б, оперативном и разведывательном отделах 4-й Ударной армии и в штабе партизанского движения. О малейших изменениях в любом квадрате немедленно сообщалось во все указанные инстанции. Руководствуясь разведыватель­ными данными витебских подпольщиков, советская авиация наносила точные бомбовые удары по наиболее важным объектам противника в городе.
Несмотря на непродолжительность существования (с апреля по октябрь 1943 года), Витебский подпольный горком партии сыграл положительную роль, особенно на заключительном этапе борьбы. К концу лета 1943 года горкому удалось в значительной мере централизовать руководство организационно-пропагандистской, диверсионно-боевой и разведывательной деятельностью подпольных организаций. горком КП(б)Б поддерживал подпольщиков материально, оказывал им разностороннюю помощь.
Витебское партийно-патриотическое подполье было способно выполнять самые сложные и ответственные задачи по организации борьбы патриотов города против немецко-фашистских захватчиков.
Осенью 1943 года Советская Армия начала освобождение Белоруссии. Это явилось крупным военно-политическим со­бытием в жизни нашего народа. Два с лишним года сыны и дочери Белоруссии вели героическую борьбу с врагом. Они верили и знали, что господство фашистских оккупантов недолговечно, враг будет разгромлен. Народные мстители беспощадно громили оккупантов на белорусской земле. Теперь партизанам и подпольщикам представились возможность принять непосредственное участие в освобождении родной земли от фашистской нечисти.
С большим подъемом встретили трудящиеся Витебщины обращение воинов-белорусов к партизанам и партизанкам, ко всему белорусскому народу, их призыв усилить борьбу с немецко-фашистскими захватчиками, начать освобождение своей республики. Через подпольную печать и листовки это обращение проникло во все уголки оккупированной Белоруссии. Из уст в уста передавалась клятва воинов-белорусов: «Вместе с братьями своими, русскими и украинцами, вместе с воинами всех народов Советского Союза мы принесем осво­бождение родной земле, возвратим свободу и радость родно­му и многострадальному нашему белорусскому народу...
Вперед же, братья, в решающий бой!»
В те грозные дни, полные волнении и надежд, мысли и стремления молодых патриотов Витебска нашли свое отражение в стихах неизвестного автора:
 
От хозяев избавим непрошеных
Белорусский родной наш народ,
Вновь над Витебском, Минском и Оршею
Солнце юности нашей взойдёт!
 
С приближением Советской Армии подпольщики усилили свою деятельность. В то время как партизаны громили транспортные коммуникации врага, патриоты Витебска наносили удары по вражеским обетам в городе. В сентябре 1943 года подпольщики из группы И. А. Бекишева заложили мину на аэродроме. В это же время Евгением Матылевым («Компрессор») была выведена из строя водонапорная башня на аэродроме. Мины ему доставила В. С. Кулагина. Взрывы ошеломили гитлеровцев. Они усилили охрану объектов, но диверсии продолжались. Горела земля под ногами оккупантов. Только в сентябре подпольщики совершили 15 диверсионных актов, в том числе в редакциях газет «Новый путь» и «Панцер фауст», на складе немецкой воинской части № 607. 22 сентябри они организовали побег к партизанам более 30 немцев, чехов и поляков и 50 военнопленных, прибывших в Витебск из Брянска в составе железнодорожного строительного батальона.
На поиски подпольщиков гитлеровцы мобилизовали крупные силы жандармерии и полиции. Они хватали людей по малейшему подозрению, подвергали их самым изощрённым пыткам и шантажу. Но патриоты до конца оставались верными своему долгу перед Родиной. В сентябре 1943 года гитлеровцы задержали подпольщицу Диденкову и потребовали выдать партизан. Она категорически отказалась разговаривать с ними. Тогда фашисты повели ее на расстрел и еще раз попытались выведать ее связи. Но и под угрозой смерти Диденкова не выдала товарищей по борьбе. В бешеной злобе фашист выстрелил в нее. Пуля прошла шею и вышла в щеку. Полагая, что Диденкова мертва, немцы ушли. Придя в соз­нание, патриотка добралась до партизан и рассказала о случившемся.
В октябре 1943 года, когда советские войска вступили на территорию Суражского, Лиозненского, Городокского и Меховского районов Витебской области, подпольщики наносят ряд ударов по железной дороге и другим военным объектам врага, активизируют свою деятельность по выводу из города военнопленных и других патриотов для пополнения парти­занских отрядов и частей Советской Армии. Об этом повествуют многочисленные документы того времени. Из них, в частности, видно, что в октябре 1943 года витебские под­польщики Н. Я. Нагибов, Виктор Иванов и Стась Воронов взорвали мост на шоссейной дороге в районе станции Залучье и тем самым прервали на время переброску подкреплении врага на Невельское направление. Бекишева и Кулагина передали подпольщику Ф. И. Анисимову («Пчела»), работавшему на железной дороге, десять маломагнитных мин. Одной миной он подорвал паровоз, находившийся в дело на осмотре, а остальные прикрепил к уходящим поездам. Подпольщики Николай Жигунов, Евгении Лозовский, Виктор Иванов и Анна Жаврид из группы Н. А. Ляховского прикрепили к шести поездам, отправлявшимся со станции Витебск, одиннадцать маломагнитных мин с усиленными толовыми зарядами. В последних числах октября Виктор Иванов положил миму в вагон, груженный осветительными ракетами. Взрыв произошел на станции Витебск. Возник пожар.
Неоднократно доставляла мины в подпольную группу М. И. Евдокимовых связная горкома партии Н. С. Сельчикова. В октябре 1943 года мина была заложена в кабинете крупного немецкого офицера СД. Она сработала точно. Офицер был увит. В это же время Стась Воронов подорвал легко­вую автомашину немецкого майора, возглавлявшего воинскую часть по ремонту автомашин на бывшей очковой фабрике. Военнопленные Петр Жуков и Владимир Ануфриев с помощью подпольщиков из группы Журинских бежали к партизанам, предварительно выведя из строя несколько автомашин.
В связи с массовыми побегами военнопленных гитлеров­цы вынуждены были отвлекать на их охрану значительные силы. Но и эта мера не всегда оказывалась надежной. Так, в октябре 1943 года из города совершили побег семь военнопленных, убив при этом четырех немецких солдат. Выходив­шие из города советские патриоты сразу же включались в вооруженную борьбу с оккупантами. Вышедшие 12 октября из города с помощью подпольщиков военнопленные Г. М. Салеев, И. М. Чайка, Королёв, Г. С. Писаревский около деревни Тетерки уничтожили немецкую легковую автома­шину вместе с находившимися в ней капитаном и унтер-офицером. Операцией руководил партизан В. А. Загорский. Несколько дней спустя Г. М. Салеев, А. И. Сосновский, И. М. Чайка, Королев, И. С. Ермаков, Г. С. Писаревский, Е. С. Кругликов, К. Н. Юденцов, А. И. Иванов и А. Е. Крюков подорвали на шоссейной дороге восемь автомашин с гит­леровцами.
По далеко не полным данным, только в октябре 1943 года подпольщиками Витебска было совершено 32 диверсионных акта. Боевая деятельность патриотов поднимала дух населе­ния, вселяла веру в скорую победу.
 
ПОБЕДЕ НАВСТРЕЧУ
 
Летом и осенью 1943 года советские войска освободили часть территории области и закрепились на ближних подсту­пах к Витебску. В течение зимней кампании 1943/44 г. они предприняли ряд наступательных операций на Витеб­ском направлении, чем значительно улучшили свое стратеги­ческое положение и основательно прощупали оборону 3-й танковой армии противника, на которую гитлеровское командование возложило оборону стыка центральной и прибалтийской армейских группировок. На этот участок были брошены лучшие части вермахта. По данным противника, по состоянию на 6 сентября 1943 г. 3-я танковая армия имела 230 тысяч солдат и офицеров.
В связи с перемещением фронта на линию Витебск — Полоцк фашистские войска оказались у основных районов дислокации партизанских сил. Наступил завершающий наиболее напряженный этап борьбы витебских партизан и подпольщиков с немецко-фашистскими захватчиками.
По мере наращивания мощи Советской Армии на Витебском направлении и усиления концентрации партизанских сил командование фашистской 3-й танковой армии проявляло все большую нервозность. Куда девалась былая спесь гитлеровских генералов! Теперь им и 230-тысячной, вооружённой до зубов армии оказывается недостаточно на сравнительно небольшом участке фронта перед Витебском. 0ни обеспокоены действиями партизан. В августе 1943 года штаб 3-й танковой армии сокрушался: «Недостаточная численность армии мешает проведению крупной операции по лик­видации партизанского района. Командование армии крайне обеспокоено существованием партизанского района и тем ущербом, который партизаны могут нанести нам при возобновлении крупных боевых действий на фронте». Дальше го­ворилось, что только в течение четырех дней августа партизанами в тылу армии было произведено 3229 подрывов же­лезнодорожных путей.
Примечательным для характеристики патриотического подъема населения оккупированной фашистами Витебщины является и следующее признание врага: «Из-за приближаю­щегося фронта русское население становится ненадежным. Оно или проявляет абсолютное равнодушие к нашим распоряжениям, или оказывает прямое сопротивление».
Через два месяца командование 3-й танковой армии уже более категорически заявляет, что обстановка в районе мо­жет иметь катастрофическое воздействие на ход боевых дей­ствий ближайшего времени. Когда же 6 октября 1943 года советские войска перешли в наступление у г. Невеля, гитле­ровцы не на шутку потревожились. Они поняли, что если наши войска прорвутся в Россонский партизанский район, в котором «действует до 10 тысяч партизан», то «окажутся там вне контроля, соединятся с партизанскими отрядами и используют их для прорыва на Полоцк».
В связи с этим командующий 3-й танковой армией гене­рал-полковник Рейнгардт докладывал командующему груп­пой армий «Центр» фельдмаршалу Бушу: «Мы находимся в ужасном положении потому, что мы вынуждены подчи­няться приказу свыше, а его выполнение превышает все чело­веческие возможности вообще и возможности войск в част­ности». Он просит подкреплений, выдвигая в обоснование своей просьбы следующий аргумент: «...Противнику будет оказана большая помощь со стороны партизанских отрядов, расположенных за линией фронта. Помощь этих отрядов вой­скам Красной Армии обеспечит возможность без боя занять область, расположенную непосредственно перед Двинском».
Выход Советской Армии в район Витебска создавал серь­езную угрозу для северной и центральной группировок гитлеровских войск. Немецко-фашистское командование хорошо понимало это и делало все для укрепления обороны в этом районе.
«Тяжелые бои в районе Невеля, - писал в декабре 1943 года начальник штаба 3-й танковой армии Гейдкемпер, — отодвигают на задний план бои, которые ведутся на остальных участках Восточного фронта». Предчувствуя час расплаты, оккупанты заговорили о своей судьбе: «Дело идет о спасении Германии!», «Витебск — это наша судьба», «Витебск приобрел для всех особое значение», «Район Витебска является теперь самым опасным участком Восточного фронта».
В течение долгого времени враг строил и совершенство­вал здесь свои укрепления, состоявшие из двух основных оборонительных рубежей, опоясывавших город с севера, востока и юга. Первый рубеж шел вдоль линии фронта в 12—15 километрах от Витебска. Второй — представлял внутренний витебский обвод и проходил в непосредственной близости от города. Система инженерных сооружений дополнялась зна­чительным количеством артиллерийских средств.
13 мая 1944 года командующий 3-й танковой армией ге­нерал-полковник Рейнгардт получил приказ Гитлера, кото­рым город Витебск объявлялся крепостью. Комендант крепости должен был поклясться командующему группы армий «Центр» честью солдата в том, что «до последней возможно­сти и до последнего солдата будет оборонять крепость». Через два дня комендантом крепости Витебск был назначен командир 53-го армейского корпуса генерал Гольвитцер. Мо­тивируя принятие такого решения, фельдмаршал Буш заявил Рсйпгпрдту: «Тут замешан также престиж. Витебск является единственным городом на всем Восточном фронте, при поте­ре которого насторожится весь мир».
Но надежды гитлеровцев удержать витебский укрепленный район были обречены на провал. С фронта на 3-ю немецкую танковую армию с каждым днём всё сильнее нажимали войска Советской Армии, а с тыла — партизаны. К этому времени на стыке центральной и северной группировок гитлеровских войск образовалась обширная партизанская зона, охватывавшая треугольник Витебск — Лепель — Полоцк. Здесь сконцентрировались основные силы витебских партизан, накопивших огромный опыт открытых боев с врагом. На 15 января 1944 года в Полоцко-Лепельской зоне дислоцировалось 16 партизанских бригад, насчитывавших свыше 17 тысяч хорошо вооруженных бойцов и командиров. Непосредственное руководство и координацию действии этого партизанского соединения осуществляла военно-оперативная группа Белорусского штаба партизанского движении во главе с Героем Советского Союза В. Е. Лобанком - командиром партизанской бригады, секретарем Лепельского подпольного райкома партии. Взаимодействуя с крупным соединением Борисовско-Бегомльской партизанской зоны, витебские партизаны создали для вражеской танковой армии невыносимую обстановку, нанося непрерывные удары по ее тылам.
Партизаны Витебской области представляли собой грозную силу. Вот почему, лихорадочно укрепляя Витебск, командование 3-й танковой армии старалось обезопасить свой тыл, оттеснить партизан Полоцко-Лепельской зоны, а при возможности — уничтожить их. С этой целью весной 1944 года гитлеровцы проводят одну за другой крупные карательные экспедиции против партизан под цветистыми наименованиями: «Ливень», «Весенний праздник», «Полёт троицы» и другие.
Но праздновать победу оккупантам не пришлось. Дорого обходился им каждый день наступления на партизан Полоц­ко-Лепельской зоны. За два первых месяца боев они потеряли более 6 тысяч солдат и офицеров, 3 танка, 4 самолета, 11 тан­кеток, 61 автомашину. Однако самое крупное наступление на партизан Полоцко-Лепельской зоны началось 11 апреля 1944 года, когда гитлеровцы бросили против 17 тысяч партизан 6 дивизий регулярных войск, 15 эсесовских и полицей­ских полков общей численностью более 60 тысяч человек, которых поддерживали 137 танков, 235 орудий, до 75 само­летов. Возглавлял эту операцию командующий 3-й танковой армией генерал-полковник Рейнгардт.
В ходе 27-дневных ожесточенных боев с превосходящими силами противника партизаны прорвали кольцо окружений, вывели с собой более 15 тысяч мирных жителей и о неослабевающей силой продолжали наносить удары по врагу.
Со второй половины мая 1944 года немецко-фашистское командование предпринимает новые попытки уничтожить партизан Полоцко-Лепельской, Освейской, Сенненской и Борисовско-Бегомльской зон. На этот раз против них были брошены главные силы 95, 337 и 262-й пехотных дивизий, увеличено число артиллерии и авиации. Тем не менее гитлеровцам не удалось разгромить партизан. Наоборот, силы партизан умножились: только в пределах Витебской области к 1 июня 1944 года действовало более 20 партизанских бригад, насчитывавших около 30 тысяч бойцов и командиров. При этом следует иметь в виду, что часть партизан уже соединилась с действующей Советской Армией.
Июнь 1944 года был завершающим этапом почти трёхлетней борьбы партизан и подпольщиков Витебской области с гитлеровскими захватчиками. Своей героической борьбой они внесли большой вклад в дело освобождения своей родной земли от немецко-фашистских оккупантов.
В связи с приближением линии фронта среди оккупантов в Витебске началась паника. В марте 1943 г. В спешном порядке из города выезжают фельдкомендатура и ортскомендатура. Эвакуируются госпитали с тяжелоранеными, склады боеприпасов, тыловые и хозяйственные части, семьи немецких железнодорожников и фольксдойч. В конце декабря 1943 года выезжает СД. Одновременно гитлеровцы устраива­ют одну за другой массовые облавы на жителей города и насильственно отправляют их на каторжные работы в Гер­манию. К началу 1944 года в городе осталось всего около 10 тысяч человек. В феврале 1944 года оккупанты провели поголовную облаву. В результате свыше 12 тысяч человек, почти исключительно женщины, старики и дети, были загнаны в рабочие лагеря (территория бывшего 5-го железнодо­рожного полка, на фабрике «ЗИ», в Лучесе). Больше полови­ны людей содержалось в февральскую стужу под открытым небом. Город полностью обезлюдел, если не считать сотни человек, прятавшихся в подвалах, водосточных трубах, ко­лодцах и других тайниках.
В этих условиях большинство партийных и комсомольских подпольных групп вынуждено было покинуть город, влиться в партизанские отряды и с оружием в руках бить немецко-фашистских захватчиков. В 1-ю Белорусскую партизанскую бригаду ушли подпольные группы И. А. Бекишева и В. С. Кулагиной, 1-ю Витебскую бригаду – группы Н. Я. Нагибова, Н. А. Ляховского, в бригаду «Алексея» - подпольщики из групп В. Д. Шелухо, сестёр Солодухиных, Галины Кристиной, в бригаду «За Советскую Белоруссию» - А. П. Скуман и М. К. Корбан. В составе партизанской бригады Кириллова сражались с врагом все члены подпольной группы Б. С. Шарендо. Шарендо был командиром взвода, а член группы Романов — командиром роты. Подпольщица Т.М. Широченко возглавила партизанский госпиталь в бригаде «Алексея», а руководитель подпольной группы Г. М. Леонченко стал комиссаром партизанского отряда бригады имени Ленина. От начальника агентурной разведки до командира партизанского отряда бригады «Алексея» вырос руководитель подпольной группы В. И. Кириленко.
Отдельные хорошо вооруженные подпольные группы вступали в прямое взаимодействие с наступающими частями Советской Армии, оказывали им серьезную помощь. В этом отношении показательна деятельность диверсионно-разведы­вательной группы Н. Я. Нагибова («Смелого»). Вот что гово­рится о ней в одном из сообщений подпольного горкома партии: «Когда группа «Смелого» в составе 28 человек вышла из немецкого тыла, она по указанию командования 41-й и 70-й танковых бригад держала оборону в течение 16 дней (с 18 ноября по 4 декабря 1943 года) на участке Цыганы - Малые Стайки Городокского района. За это время члены группы убили 13 и взяли в плен 2 гитлеровцев, убыли 8 и взя­ли в плен 17 полицейских. Пленных передали частям РККА. Проводили бойцов РККА в немецкий тыл, вместе с ними взорвали два моста на шоссейной дороге в районе деревни Лосвида. Подрывали железнодорожное полотно, участвовали в разрушении стрелок на станции Лосвида».
Многие вышедшие из города подпольщики оказывали большую помощь воинам Советской Армии в период подго­товки к разгрому витебской группировки врага. Они сопро­вождали армейских разведчиков в тыл противника, сами участвовали в разведке. Отличным разведчиком 334-й стрел­ковой дивизии зарекомендовал себя юный витебский под­польщик Саша Залецкий. В подпольную борьбу против не­мецко-фашистских захватчиков пионер Саша включился еще осенью 1941 года, когда ему было всего 12 лет. Он вхо­дил в комсомольско-молодежную группу Н. А. Ляховского. Юный патриот участвовал в сборе оружия, в изготовлении угольных мин, в диверсиях на железной дороге и линиях связи противника, распространял листовки, собирал разведы­вательные данные. В январе 1943 года Саша перешел линию фронта и стал разведчиком 334-й стрелковой дивизии.
В первой декаде апреля 1944 года командование 43-й армии приняло решение произвести тщательную разведку обо­роны противника под Витебском. Выполнение этой задачи было поручено заместителю начальника разведки 334-й стрелковой дивизии капитану В.А.Стаховскому, Сержанту Сергею Вахнееву и витебскому подпольщику Саше Залецкому. Переодевшись в форму солдат власовского танкового батальона «ОСТ», они перешли линию фронта в районе д.Савченки и 4 апреля 1944 года прибыли в Витебск. В городе разведчики посетили две явочные квартиры – одну на Песковатике, другую – по улице Инженерной, 43, в которой жили знакомые Залецкого по подполью патриоты Куряковы. На второй день подпольщица, работавшая в немецком казино, привела на явочную квартиру гитлеровского офицера. Ему здесь же учинили допрос. Получив необходимые сведения, гитлеровца уничтожили. Саша Залецкий и Сергей Вахнеев произвели разведку района Марковщины. Затем Саша вывел разведчиков на запасной немецкий оборонительный рубеж Орша-Синно-Соржища-Задорожье-Западная Двина. В течение недели укрепрайон тщательно изучался. Разведчики благополучно возвратились в свою дивизию и передали командованию ценнейшие сведения.
До соединения с частями Советской Армии не прекращали своей деятельности подпольные группы И.А.Сидоренко-Побудея, Н.А.Ляховского, В.С.Кулагиной, А.М.Голенького.
На протяжении всего 1942 года и по октябрь 1943 года Голенький возглавлял разведывательную группу в м.Яновичи, а когда приблизился фронт – перебрался в Витебск. Рискуя каждый день быть разоблачённым (в городе в это время каждый человек был на виду), А.М.Голенький вёл разведку, подобрал боевых товарищей и готовился поддержать наступление советских войск на Витебск ударом по врагу внутри города. Как показал на суде провокатор А.Беличиц, весной 1944 года на квартире по Первой Краснобригадной он арестовал Александра Голенького, у которого был обнаружен пистолет. На этой явке они находились вдвоём с каким-то Петровым. Последнему удалось скрыться, а Голенький был схвачен с фашистами и расстрелян.
Крупную диверсию весной 1944 года совершили подпольщики из группы В.Н.Денисова, среди которых был учитель-коммунист П.С.Шавров. Им удалось поджечь немецкий корпусный военный склад в здании довоенной школы № 18. В результате было уничтожено большое количество баллонов с отравляющим газом, 12 тысяч противогазовых масок, более 500 автоматов, 1800 винтовок, ярусы колесных катков.
На этом, по существу, завершилась деятельность витебских подпольщиков, героически боровшихся с врагом до последней возможности, поддерживавших веру трудящихся оккупированного Витебска в неизбежность краха гитлеровского «нового порядка», всеми силами содействовавших вращению родной Советской власти. И когда 26 июня 1944 года над городом вновь засияло солнце с свободы, в этом была доля ратного подвига патриотов-подпольщиков.
Месяц спустя после освобождения Витебска на Сенной площади состоялся парад партизан и митинг жителей, вернувшихся в город. В числе тех, кто победно шагал под овеян­ными боевой славой партизанскими знамёнами, были и герои витебского подполья.
На собрании в городе Витебске, посвященном 25-летню 1-й Белорусской партизанской бригады, 14 апреля 1967 года бывший начальник Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко, оценивая деятельность витебских партизан, заявил: «Каждая область, каждая республика гордится своим вкладом в войну, и, конечно, часто перед другими она старается стать немножко повыше. Ничего в этом плохого нет... Мне одинаково дороги и витебские, и барановичские, и минские, и гомельские партизаны. Я всех их вспоминаю с уважением и любовью. Но все-таки должен ска­зать (это единственное место, где и могу сказать эти слова), что не было области ни в Белоруссии, ни в Советском Союзе, в которой бы борьба протекала в таких невероятно тяжелых условиях, как в Витебской области. И я вам сейчас докажу, что это не юбилейная фраза. Дело в том, что борьба партизан Витебской области протекала почти непосредственно в бое­вых порядках войск противника, в его ближайшем тылу, наи­более насыщенном силами и учреждениями противника».
Подтверждая сказанное конкретными цифровыми данны­ми. П. К. Пономаренко, в частности, подчеркнул, что если в целом по стране число погибших в партизанском движении составляет 11,5 процента, то потери партизан Витебской об­ласти (только убитыми) - 32 процента.
Это в полной мере относится и к деятельности витебского партийного, патриотического подполья. В жестоких схватках с врагом почти каждый третий участник городского подполья отдал свою жизнь за Советскую Родину.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz