Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 8 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 22:10
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 8.
 
* * *
Сергею ещё несколько раз приносили повестки из биржи труда для регистрации, но либо он их рвал, либо квартальный писал, что его нет дома, либо его действительно дома не оказывалось. Тогда к нему решили применить другие меры воздействия.
-Там арестовывать тебя идут, - вбежала в дом запыхавшаяся Даша.
-Откуда знаешь? – метнулся к ней Сергей.
-Там толпа полицаев, тебя спрашивали, сюда направляются, - отвечала девушка.
Серёжка не стал долго раздумывать. Схватил со стула пиджак и выскочил в окно. Выглянул из-за угла дома во двор. Пять или шесть полицаев входили в калитку. Прячась за углом дома, он наблюдал, пока они ни вошли в дом, один из них остался на улице. Серёжка окольными путями, через огород, вышел на улицу и направился к Лёне Дадышеву. Надо предупредить друзей на всякий случай, чтоб были готовы к этому, ведь никто из них так и не искал себе работу и всячески избегал регистрации на бирже.
 
Вечером Серёжка вернулся к своему дому, пробрался к окну, но заглянуть вовнутрь не успел. Услышал за спиной шорох. Обернулся. Перед ним стояла Надя.
-Домой тебе нельзя, там засада. Тебя ищут, - сообщила она брату. – Что дальше делать будешь? Спросила она. – Может уйдёшь из города?
-Мне некуда уходить, - ответил он ей.
Послышался шум открывающейся двери. Надя пошла к дому, а Серёжка, прячась, направился на улицу. Куда идти? К ребятам из своей группы нельзя – там тоже может быть засада. И решение само пришло к нему. Уж у Володи Осьмухина его точно никто искать не будет! Он направился к дому Осьмухина.
-Володька, у тебя можно пожить? – просунул он свою голову товарищу в окно.
-А что так? – заинтересованно спросил Владимир.
-Обложили со всех сторон, домой мне нельзя.
-Ну пока ещё не со всех, - усмехнулся Володя.
Сергей разочарованно развернулся, собравшись уходить.
-Постой, - остановил его Володя. – Поживи. Только не разбирай ничего.
-Так я ничего и не разбираю, - обиженно отозвался Серёжка, залезая в окно к товарищу.
-А через дверь зайти нельзя было? – осудил его Володя.
-Нет, - удивлённо осматриваясь по сторонам, сообщил Серёжка.
 
* * *
Володя пришёл с работы, принёс с собой какую-то жидкость.
-Это для чего тебе? – заинтересовался Тюленин.
-Краска для типографии будет.
-Это ты с работы принёс, да?
-Да.
-А я и не знал, что в мехцехе краску изготавливают.
-Её там не изготавливают, но можно найти необходимые для неё растворы.
-Ты их смешиваешь, да?
-Да, - Осьмухин посмотрел на Сергея как на надоедливую муху. – Не много ли вопросов ты задаёшь?
-Нет, не много. Только то, что интересно.
Володя достал баночку с чернилами и стал их смешивать с принесённой жидкостью.
-Ну ты химик, - почесал затылок, Серёжка, внимательно наблюдая за действиями друга.
-Сегодня Толя Орлов придёт, - через некоторое время сообщил Осьмухин. – Типографский станок будем делать, чтоб листовки набирать.
-Круто! – восхитился Сергей. – А с нами ими поделитесь?
-Листовками?
Серёжка кивнул, внимательно наблюдая за действиями Володи.
-Конечно. Только заработать надо, - пошутил Осьмухин.
-Как? – не понял шутки Тюленин, подался вперёд.
-Понимаешь ли, станок без шрифта бесполезен в деле. Шрифт к нему нужен.
-Достанем, - уверенно сказал Сергей.
Володя закончил своё дело, закрыл банку, спрятал её.
-Володька, а тебе родные ничего не говорят?
-А что они должны говорить?
-На счёт всего вот этого, - Серёжка кивнул на место, куда Володя спрятал банку с краской. – Что по ночам дома не сидишь и вообще.
-Нет. А что они должны говорить? – удивился Володя.
-Да так, ничего.
 
К вечеру пришёл Толя Орлов. Они с Володей достали чемодан.
-Сколько тут всего, оказывается, интересного! Володька, почему ты мне раньше это богатство не показал? – восхитился Тюленин, роясь в содержимом чемодана, который был наполнен разными деталями, запчастями к часам, фотоаппарату, другой технике, пружинками, проволокой, гайками, болтами и другими нужными для любого мальчишки деталями. У Тюленина разбежались глаза от увиденного, от зависти. Необходимые для себя детали он рассовывал по карманам своих широких штанов.
Толя с Володей между делом наблюдали за ним. Володя усмехнулся:
-Вот поэтому и не показывал. Всё-то не забирай! – возмутился он в конце-концов.
-И куда это всё у тебя влезает? – удивился Толя.
-А это что за жидкость? – Серёжка изъял из внутренностей чемодана пузырёк с вязким содержимым.
-Столярный клей, - пояснил Осьмухин, прилаживая к деревянной пластине очередную реечку.
-Отлить можно? – поинтересовался Тюленин.
-Будто ты спрашиваешь, - отозвался Володя.
Сергей поискал глазами нужный предмет, отлил в него немного клея. Достал из своего кармана носовой платок, серый и изрядно затасканный. Аккуратно завернул в него пузырёк с клеем и отправил его обратно в карман. Толя между делом следил за его действиями.
-Слушай, Серёжка, ты бы кончал бузить и приходил к нам в цех, - предложил Анатолий.
-Вот делать мне больше нечего как на немцев пахать, - отозвался Тюленин.
-Зря ты так. Они же от тебя всё равно не отстанут, - говорил Володя.
-Отстанут, - снисходительно заявил Серёжка.
Наблюдать за однообразными действиями друзей ему быстро надоело, и он перешёл к книжной полке Володи.
-Что за муру ты читаешь? – недоумённо спросил он, перебирая технические журналы.
-Это не мура, а очень нужные и полезные вещи, - ответил Володя. – Если они тебе не нравятся, то лучше нам помоги.
Серёжка бросил обратно журнал, который перелистывал, подскочил к ребятам.
-В чём? – с готовностью заявил он.
-Подержи вот эту реечку, - показал ему Володя.
Серёжка исполнил просьбу.
-Да что ты делаешь? Смотри как искривил, - возмутился Толя.
-А какая разница, где держать? – искренне не понимал Серёжка.
-Листовки криво отпечатаны будут, - пояснил ему Толя.
Володя взглянул на действия Серёжи.
-Иди-ка ты дальше журналы изучай. Без тебя здесь разберёмся, - прогнал его Осьмухин от будущего типографского станка.
-Они ж не интересные, - буркнул Сергей, отходя от стола, на котором работали ребята.
-Слушай, Серёга, ты же хороший парень, а вот чего-то в тебе не хватает, - задумавшись, сказал Володя.
-Будто в тебе всё хватает, - обиженно буркнул Сергей.
Толя улыбнулся, посмотрел на Осьмухина.
-Получил? – спросил он.
Володя недовольно взглянул на Тюленина, который заинтересовался одним из журналов, внимательно изучал одну из статей в нём.
-Что ты там нашёл? – поинтересовался Осьмухин.
-Устройство голубятни, - не отрываясь, сообщил Серёжка. – Можно взять этот журнал?
-Забирай, - махнул рукой Володя.
 
*   *   *
Через несколько дней к Володе Осьмухину зашёл Ваня Земнухов. Хитро взглянул на Тюленина.
-Домой не собираешься?
-Собрался бы, только там эти псы сидят, караулят, - ответил ему Сергей.
-А на легальное положение переходить не собираешься? – в упор смотрел на него Ваня через свои очки с толстыми стёклами.
-Как это? – заинтересовался Серёжка.
-Устраиваться на работу.
-Никогда в жизни при этих! – разочаровался Серёжка.
-Да ты дослушай до конца, - остановил его Иван.
Серёжка отвернулся от него, что-то мастерил за столом.
-Немцы разрешили открыть клуб Горького. Сейчас создали кружки, набирают в них ребят.
-И девчат? – заинтересованно взглянул на него Тюленин.
-И девчат, - подтвердил Ваня.
-А что нужно будет делать? Какие кружки?
-Разные. Ну и концерты ставить.
-Перед немцами? – не отрываясь от своего дела, интересовался Тюленин.
-Перед ними, - подтвердил Ваня.
-Нет! – отрезал Серёжка.
Ваня с Володей переглянулись.
-Да подожди ты, Сергей, - ответил Ваня. – Да, концерты – это обязательное условие работы клуба. Но в кружки записываются наши ребята. Мы там сможем встречаться все вместе, ни от кого не прячась, и не скрываясь. Там можно будет вполне легально проводить заседания штаба.
-Как это легально? – не понял Серёжка. – А руководство что скажет?
Ваня посмотрел на Володю.
-Так я тебе самого главного не сказал! Руководство – это наши люди. Меня избрали администратором, - скромно добавил Ваня.
-А директор кто? – заинтересованно и почти сдавшись, спросил Серёжка.
-Женя Мошков, новый человек, но, думаю, его тоже можно будет втянуть в нашу организацию со временем. Да и тебе домой надо перебираться. Не до конца же оккупации ты будешь у Осьмухиных жить.
Серёжка бросил взгляд на Володю, глаза его заблестели.
-Мешаю, да? – обиженно спросил он.
-Нет, что ты, - поспешил заверить его Володя. – Просто действительно хватит скрываться от властей. Достанут, худо будет.
-Да и всем участникам кружков выдают рабочие карточки, по которым будут выдавать продукты. И в Германию уже не угонят.
-Правда? – обрадовался Сергей.
-Правда, - облегчённо вздохнул Ваня. Ну и трудно же Тюленина в чём-то убедить!
-Тогда я согласен.
-Евгений будет ждать тебя завтра в клубе.
-Хорошо, я приду. И ребят примут? – посмотрел он на Земнухова.
-И ребят примут, - кивнул Ваня.
-И вот ещё что, Сергей, - через некоторое время повернулся Иван к Тюленину. – Полицаи дополнительный набор к себе объявили, патрули усилили. С ног сбились, ищут распространителей листовок. Ты передай своим ребятам, чтоб были осторожнее.
-Передам, - кивнул Серёжка.
 
Володя, расправляя кровать, мельком взглянул на Сергея, который за столом, в темноте, что-то сосредоточенно выводил на бумаге.
-Что ты там пишешь? – шёпотом спросил Владимир.
-Записку для этих гадов, - так же шёпотом ответил Сергей.
-Какую записку? – удивился Володя.
-А чтоб хозяевами тут себя не чувствовали.
-Покажи.
Сергей встал со своего места, подошёл к Володе и протянул лист бумаги. Володя взял в руки коптилку и приблизил её к записке, чтоб лучше разглядеть её.
-«Зря стараетесь, фашистские прихвостни! Листовки как появлялись, так и будут появляться!» - прочёл он. – И что ты с этим будешь делать? - спросил Володя у Серёжки, возвращая ему листок и гася коптилку.
-Не знаю ещё. Завтра куда-нибудь приляпаю, - беззаботно ответил ему Тюленин.
-Не злил бы ты их лишний раз. Попадёшься ведь однажды, - предупредил его Володя.
-Не попадусь, - заверил его Сергей.
-Ладно, давай спать, а то вставать рано, - сказал Володя, подходя к кровати.
-Давай, - согласился Серёжка и лёг рядом с Володей.
 
* * *
Сергей жил в рабочем районе города – Шанхае, где небольшие мазанки шахтёров ютились друг к другу. И незнающий этого района человек, мог запросто здесь заблудиться. Тюленины жили недалеко от рынка, поэтому все дороги у Серёжки вели через рынок. Сейчас же он находился у Осьмухина, на Банковской улице, которая одним концом своим упиралась в центр города, а другим – выходила за город, в степь.
Серёжка, беззаботно насвистывая, направлялся к центру города. Мимо проехала немецкая легковушка, разбрызгивая лужи грязи в разные стороны. Сергею пришлось уступить ей дорогу, отскочил в сторону. Взгляд его остановился на Управе. Вот куда следовало записку им прицепить! Но возле входа толпились полицаи. Незаметно это не сделать. Серёжка перевёл взгляд на Дирекцион, здание бывшей школы имени Горького, где он когда-то учился в младших классах и оттуда его выгнали из-за поведения. Ну подумаешь, выпрыгнул из окна второго этажа. И что здесь такого? В клубе Горького его ждал директор – Евгений Мошков. Но Сергей сперва должен выполнить задуманное. Он обвёл улицу своим взглядом, заметил раззяву-полицейского, который читал листовку, висевшую рядом с немецким плакатом. Незаметно подошёл к нему сзади.
-Савелий, - хлопнул он его по спине, какое-то время не убирая руки.
Полицай обернулся.
-А, Тюленин. Опять прохлаждаешься? Почему на работу не идёшь?
-Уже иду, - подмигнул ему Серёжка. – Чё тут пишут? – он кивком головы указал на плакат и на листовку, висевшие на щитке с объявлениями.
-Призывают молодёжь добровольно ехать в Германию. Ты же знаешь, - добродушно говорил полицай.
-А рядом? – полюбопытствовал Серёжка.
-А рядом опять партизаны постарались, - полицай одним движением руки сорвал листок со стенда. – Приказано ловить всех подозрительных людей. Совсем партизаны распоясались. Столько наших людей против них выставлено и всё не можем их поймать. Неуловимые они какие-то, - говорил полицай Серёжке.
-Безобразие, - сочувственно отозвался Сергей. И направился к клубу Горького.
Евгений Мошков оказался приятным молодым человеком с обычной, но в то же время чем-то запоминающейся внешностью. На вид ему было лет двадцать, среднего роста, крепкого сложения, его мускулы были заметны даже сквозь рубаху. Голос его был тоже приятный, бархатистый.
-С чем ты к нам пришёл, Сергей Тюленин? – не сводил с него внимательного взгляда своих серо-голубых глаз Евгений.
Серёжка под его взглядом почему-то стушевался, растерялся. Опустил вниз свой взгляд. «Ботинки совсем прохудились, - думал в это время Серёжка. – Может попробовать Володькин столярный клей?». Разговор проходил в кабинете директора, где находились только письменный стол и стул, на котором сидел сам Евгений. Директор долго и терпеливо ждал Серёжкиного ответа, перебирая в руке зажигалку, играя ею. Серёжка не знал, что и как ответить.
-На работу пришёл устраиваться, - наконец нашёлся он и прямо посмотрел на Мошкова.
-Что ты умеешь? – всё таким же спокойным и несколько равнодушным голосов спрашивал директор.
-На балалайке играть, - выпалил Серёжка.
-На балалайке играть, - повторил за ним директор и взял в руки тетрадь и перо, обмакнул его в чернильницу, открыл тетрадь на нужной странице и приготовился записывать.
-А без записи нельзя? – поторопился остановить его Серёжка.
-Без записи нельзя, - Мошков посмотрел прямо в его глаза. – В Германию хочешь? – безапелляционно спросил он.
-Нет, - ответил Сергей.
-Тогда помалкивай, - ответил ему Мошков и внёс его имя в тетрадь. – Будешь в струнном кружке у Третьякевича. Знаешь такого? – Мошков снова посмотрел на Тюленина.
-Как не знать? – буркнул тот.
-Занятия у вас по вторникам и четвергам. Не опаздывай и не пропускай. С этим очень строго. Всё под контролем, - и он указал пером, которое до сих пор держал в руке, на потолок, туда же бросил мимолётный взгляд.
-У кого под контролем? – не понял Серёжка.
-Ладно, иди, - махнул ему рукой Мошков.
В коридоре Серёжка встретил Земнухова, отвёл его в сторону.
-Слушай, этот ваш-неваш директор странный какой-то, - сказал он Ивану.
-В чём это проявляется? – серьёзно заинтересовался Иван, поправляя очки.
Серёжка вкратце пересказал ему разговор с Мошковым. Но тут Земнухова окликнули.
-Ладно, потом разберёмся, - сказал Ваня и поспешил на зов.
Серёжка пожал плечами и направился домой.
 
* * *
-Сега, а что наш директор за птица? Какого полёта? – заинтересованно узнавал Стёпка у своего старшего товарища.
-Не знаю, - пожал плечами Серёжка.
-Давай проверим.
-Как? – подключился к разговору Володя Куликов.
-Очень просто, - беззаботно отозвался Стёпка, взял лист бумаги, оторвал от него маленький клочок и что-то написал на нём.
-Что ты там изобразил? – выхватил у него из рук бумажку Тюленин. – «Смерть фашистам, - начал читать он во весь голос, замолчал, оглянулся по сторонам и продолжил пониженным тоном: - и их прихвостням». И куда ты с этим?
Стёпка забрал у него обратно записку.
-Пошли директора искать, умники, - обратился он к друзьям. – Эй, Димка, где директор? – спросил он у первого попавшегося парнишки.
-Да там, - указал тот рукой в нужном направлении.
Стёпка направился туда, куда указал парень. Друзья пошли за ним. Мошков находился в зале, что-то объяснял артистам драмкружка.
-Отвлеките его, - шепнул Стёпка товарищам.
-Евгений, можно тебя на минуточку? – окликнул директора Серёжка.
Мошков обернулся к вошедшим в зал ребятам.
-Что тебе, Тюленин? – недовольно спросил он.
-Выйди на минуточку, - настаивал Серёжка.
Мошков обернулся к артистам драмкружка:
-Я сейчас, - и вышел вслед за Серёжкой и его товарищами.
-Чего вам? – оглядел он ребят.
-Мы не помним, когда у нас занятия. Пришли, а никого нет, - виновато посмотрел на него Серёжка. Стёпка тем временем незаметно в карман Мошкова подложил записку.
-В вестибюле висит расписание всех кружков, - недовольно заявил директор. – Посмотрите там. Стоило из-за этого отвлекать, - возмутился он и вошёл обратно в зал.
Стёпка подмигнул товарищам:
-Ловкость рук и никакого мошенства.
-Радька, теперь неотступно следи за ним, не на секунду не выпускай из виду, - повернулся Тюленин к Юркину. – Иди в зал за ним, - кивнул он Радику на дверь, куда скрылся Мошков.
-Ну а мы, надо полагать, должны готовиться к непрошенным гостям в виде полицейских, - заявил Куликов.
-Не боись, здесь полно народа. Записку мог подсунуть кто угодно, - похлопал по плечу товарища Стёпка.
-Я и не боюсь, - пожал плечами Володя.
 
Через два часа ребят разыскал Юркин с вестью: директор записку сжёг. Однако полиция в клубе так и не появилась.
 
* * *
-Над землёй богатою,
Над родною хатою
С бандою проклятою
Выступаем в бой…
Пел на сцене Володя Осьмухин.
-И за волю вольную,
За страну раздольную
Вышел в степь донецкую
Парень молодой…
Поддержал его из зала Серёжа Тюленин. В зал влетел Третьякевич.
-Ребята, что вы тут поёте? Люди ведь кругом! Услышат, - возмутился он.
-Ну так пусть послушают, - озорно и беззаботно отозвался Тюленин.
-А разве ребята что-то не так делают? – смущённо поинтересовался у Третьякевича Ваня Земнухов.
-Здесь полно постороннего народа. И тебе, как администратору клуба и ответственному за конспирацию в организации, неплохо бы самому следить за этой конспирацией, - сделал Виктор выговор Ивану.
Ваня виновато опустил взгляд, отвернулся от Виктора.
Третьякевич обвёл взглядом своих стальных глаз собравшихся в зале ребят.
-Все собрались? Можно начинать? – спросил он. Бросил взгляд на Осьмухина, который до сих пор был на сцене. – Что ты там делаешь? Иди сюда, - сказал он ему.
Володя нехотя спустился в зал. В это время из коридора донёсся озорной, звонкий, девичий голос:
-Идём, идём, весёлые подруги,
Страна как мать, зовёт и любит нас!
Везде нужны заботливые руки
И наш хозяйский, тёплый женский глаз…
В зал впорхнула Любка Шевцова.
-Люба, ну почему опаздываешь? – с укором посмотрел на неё Третьякевич.
-Девушкам по закону полагается опаздывать, - весело и беззаботно просветила она Виктора, даже не взглянув в его сторону. Подсела к Тюленину, который машинально в руках играл зажигалкой. Она подтолкнула его в плечо своим плечом, глянула на него своими небесными глазами, в которых в это время плясали чёртики.
-Покажь зажигалку, - горячо зашептала она ему в ухо.
-Зачем она тебе? – удивился Серёжка.
-Ну покажь, - она выхватила у него из рук зажигалку, попробовала её. Зажигалка оказалась в рабочем состоянии.
-Подари на время, а? – обратилась она к Серёжке.
-Зачем? – взглянул он на неё. – Играть с огнём не женское дело.
Он попытался забрать зажигалку обратно, она её не отдавала. Между ними возникла возня.
-Я этого гада Молдаванова подожгу! – выпалила Любка.
-Совсем с ума сошла, - отозвался Тюленин. – Я и сам это с удовольствием сделаю.
На них все обратили внимание.
-Ну так ведь нельзя! – возмутился Третьякевич. – Давайте соблюдать тишину! У нас на повестке решаются важные вопросы, - он с укором посмотрел на Шевцову и Тюленина.
-Ну так и начинай уже говорить, а то ждать невозможно, - весело парировала ему Любка.
-Люба, на самом деле, давай посерьёзнее к делу относиться, - поддержал Третьякевича Земнухов.
-Есть, командир! – Любка соскочила с места и шутливо отдала честь. Сергей, не сдержавшись глядя на неё, улыбнулся. Третьякевич болезненно поморщился, но ничего не сказал. Ему неприятно было видеть, что командиром признают кого-то другого, не его.
-На повестке дня сегодня два вопроса, - начал Виктор. – Первое – это типография. Второй вопрос – наш директор Евгений Мошков.
-А что с директором не так? – подал голос Вася Левашов.
-Наш он или не наш, - пояснил ему Арутюнянц.
-Ребята, давайте начнём с первого вопроса, - предложил Третьякевич. – Володя, тебе слово, - посмотрел он на Осьмухина.
Володя встал со своего места, вышел в первый ряд и повернулся к залу. Ребята все сидели на 2-3 рядах. Поэтому Володя начал свою речь вполголоса.
-Станок делается, на месте не сидим, - коротко выступил он и направился на своё место.
-И это всё что ли? – разочаровалась Любка.
-А что ты ещё хотела услышать? – посмотрел на неё Володя.
-Она хотела узнать полное производство этого дела, - шутя уточнил Георгий.
-Вот ещё, - Любка надула свои губки.
-Когда он будет готов? – спросил Виктор у Володи.
-Не знаю, - коротко ответил тот.
-Как у нас со шрифтом? – взглянул Третьякевич на Тюленина, но тот его не замечал, внимательно слушал Любку, которая ему нашёптывала на ухо:
-А этот Молдаванов говорит: «Дамочка, что вам тут надо?». Это я-то дамочка, представляешь? – с воодушевлением рассказывала Любка Сергею. Он улыбнулся, пытался сдержаться от смеха, но это у него не получилось. Может она и не говорила ничего особенного, но рассказывать она умела, и серьёзным при её рассказах оставаться было не возможно.
-Это не возможно! – возмутился Третьякевич, осуждающе глядя на эту парочку. – Вас невозможно выносить, когда вы рядом!
Все посмотрели в их сторону.
-Чего не возможно-то? – обиженно посмотрел на всех Серёжка.
-Люба, пересядь куда-нибудь в другое место, и подальше от Сергея, - попросил Третьякевич.
Любка фыркнула, демонстративно встала и перешла в другой конец ряда. А Серёжке вдруг захотелось узнать, чем же закончились Любкины похождения в Управу и её разговор с Молдавановым. Он попытался сосредоточиться на том, что говорил Третьякевич.
-Сергей, как со шрифтом? – смотрел он на Тюленина.
-А как со шрифтом? – переспросил у него Серёжка, изо всех сил стараясь быть серьёзным. Бросил взгляд на Любку. Она что-то возбуждённо шептала на ухо Арутюнянцу, глаза её горели озорным огоньком.
-Вы его достали? – не спускал взгляда с Тюленина Третьякевич.
-Нет ещё, - ответил Сергей. Они с ребятами были в сгоревшей типографии, остатки шрифта там можно было найти. Но это был долгий и кропотливый труд. Его товарищи туда делают регулярные рейсы, пополняют мешочек, куда Сергей собирает весь найденный ребятами шрифт. Дело ещё не законченное и насколько оно продлится – не известно. Потом он собирался находку передать Володе Осьмухину и Толе Орлову, ну или Ване Земнухову. Поэтому сейчас решил Третьяквича в это не посвящать.
-Когда будет? – требовательно спрашивал Виктор.
Пока Серёжка обдумывал свой ответ, со стороны, где сидели Арутюнянц и Шевцова, раздался взрыв смеха. Серёжка бросил туда взгляд. Арутюнянц хохотал до слёз, сидевший рядом с ними Осьмухин улыбался, из последних сил сдерживая смех, но Любка оставалась серьёзной и с таким видом, словно не понимала, над чем смеются её товарищи.
-Это уже не в какие рамки не лезет! – возмущался Третьякевич.
-А по-моему, это никогда не закончится, если Люба не выскажется и не расскажет всем свою историю, - встал со своего места Ваня Земнухов. – Предлагаю дать ей слово. В конце-концов, мы тоже хотим это услышать, - закончил свою речь Иван.
-Кто за то, чтоб дать Шевцовой слово? – спросил у собравшихся Виктор.
Все тут же подняли свои руки.
-Хотя это и перечит правилам проведения заседаний, но большинство «за», - нехотя подвёл итог Третьякевич. – Тебе слово, Люба, - он указал ей рукой рядом с собой.
-Да я ничего, я и здесь расскажу, - с готовностью она воскликнула со своего места. Все начали перебиратья со своих мест к ней поближе. Рассказывала она во всех красках и тонах о том, как «случайно» забрела в Управу и о своих похождениях там, пока Молдаванов её оттуда не выставил.
-Что там видела?
-Что там находится?
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz