Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 3 | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 20:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Пламя над Крымом
Е. Н. Шамко
(Страница 3)
 
 
Важным направлением деятельности подполья являлось вызволение советских воинов из плена и переправка их к партизанам. Вот, например, как работали по освобождению военнопленных феодосийские подпольщики. По инициативе руководителя подполья Н. М. Листовничей в феодосийском лагере для военнопленных была создана подпольная группа. Она выявляла наиболее стойких воинов и совместно с городскими подпольщиками организовывала их побеги. С конца 1942 года, после установления связи с областным подпольным комитетом, феодосийские подпольщики усилили эту работу. Освобождавшиеся военнопленные направлялись в лес, где из них был создан партизанский отряд. В одной из докладных записок областному подпольному комитету Н. М. Листовничая писала: "...Мы приступили к освобождению людей из фашистского плена и, одевая их во все то, что могли достать, отправляли в лес с целью организации отряда. Таким образом, из лагеря военнопленных освобождено и послано в отряд 55 человек лучших людей. Кроме этого, 3 человека отправлены на катере на Большую землю. Таким образом, партизанский отряд организован и функционирует. В данное время проводится работа по созданию диверсионных групп. Работа по освобождению людей проводится... Отряд, находящийся в лесу, снабжается за счет личных средств подпольщиков. Вам послана карта города с обозначением на ней огневых точек и всевозможных укреплений".
В начале февраля 1943 года для оказания практической помощи подпольщикам областной подпольный комитет послал в Феодосию начальника разведки партизанского отряда Э. Я. Сизаса. В течение двух недель он находился в городе, где встретился со многими подпольщиками, поставил перед ними задачи на ближайшее время, обратив особое внимание на необходимость усиления работы по освобождению военнопленных. За все время своей деятельности подпольщики Феодосии освободили из плена 650 советских воинов.
Так же активно занимались освобождением военнопленных и многие другие подпольные организации. В Севастополе подпольщики вызволили из лагеря военнопленных 110 солдат и матросов. Энергично действовала симферопольская подпольная комсомольско-молодежная организация. Иногда ей приходилось совершать вооруженные нападения на госпитали, где находились раненые советские воины. Так, 25 января 1944 года комсомольцы В. И. Бабий, А. Н. Косухин, В. И. Енджеяк, Б. А. Еригов, В. М. Алтухов и В. В. Ланский совершили налет на госпиталь и освободили восемь офицеров и солдат. Участвовавшая в подготовке операции А. И. Иванова впоследствии рассказала: "По правде говоря, я почему-то думала, что на такое дело должны быть посланы здоровые, сильные люди, косая сажень в плечах, с кулачищами, как гири, и орлиными глазищами. Передо мной же стоял худенький, зеленоглазый юноша.
Я сначала прямо перепугалась. Что могут сделать дети? Но вспомнила прочитанный мною перед этим рассказ о героях Краснодона, поговорила с Толей и сразу уверовала в успех" (Бабичев. Поколение отважных, стр. 151-152.).
И действительно, операция прошла успешно. Через В. М. Алтухова, служившего по заданию организации в полиции, подпольщики узнали пароль. Ночью, одетые в немецкую форму, отважные юноши подошли к госпиталю, сняли часовых, открыли условное окно и освободили военнопленных. Все они были направлены к партизанам.
Значительно усилилась диверсионная деятельность подпольщиков. Они устраивали диверсии на железных дорогах, взрывали склады горючего и боеприпасов, портили инструменты и материалы, выводили из строя электродвигатели на предприятиях. Особенно доставалось оккупантам от членов симферопольской организации Дяди Володи (руководитель А. Дагджи). Работая на различных предприятиях, они систематически совершали диверсии, организовывали саботаж. Так, подпольная группа, действовавшая на консервном заводе им. 1 Мая, неоднократно на продолжительное время выводила его из строя. В результате много скоропортящейся продукции выбрасывалось. Несколько раз подпольщики выводили из строя работавшую на немецкую армию макаронную фабрику, похищали с ее складов большое количество муки и других продуктов.
Областной подпольный комитет высоко оценивал работу организации Дяди Володи. В письме к А. Дагджи члены комитета писали: "Ваше письмо, краткий отчет о проделанной работе и разведывательные данные получили. От всей души благодарим Вас и Ваших товарищей за работу. Надеемся, что дела каждого из вас пойдут все лучше и лучше и гитлеровцы почувствуют на своей шкуре еще более сильные удары советских патриотов непокоренного Крыма".
 Смелые диверсии проводила комсомольская группа В. И. Бабия. Член этой группы Д. И. Скляров, работая на мельнице, много раз выводил из строя дизель. В результате мельница (она использовалась для нужд оккупантов) почти постоянно бездействовала. В авторемонтной мастерской В. И. Бабий и А. А. Басе похищали детали, без которых нельзя было собирать машины, разбили шлифовальный камень, чем привели в негодность ценный станок для шлифовки коленчатых валов. В. Бабий устроил диверсию на железной дороге, в результате чего сошел с рельсов паровоз.
Большое место диверсии и саботаж занимали в работе севастопольских подпольщиков. Следуя их призывам, рабочие всячески саботировали строительство укреплений, срывали переброску грузов по железной дороге, восстановительные работы в порту, дезорганизовывали деятельность промышленных предприятий. Для организации диверсий руководитель КПОВТН В. Д. Ревякин давал задания членам организации устраиваться на работу в учреждения оккупантов. На бирже труда работала М. С. Гаврильченко, на электростанции - группа Н. И. Терещенко (В группу Н. Терещенко входило 60 человек, 45 из них погибли в схватках с гестаповцами.). Наиболее активно действовала группа на железной дороге. В нее входили железнодорожники В. Я. Кочегаров и его сын Виктор, М. Шанько, Д. Орлов, А. Кузьменко, Л. Осипова, моряки Н. Акимушкин, К. Куликов, В. Горлов и другие. Подпольщики засыпали песком буксы вагонов, заливали их водой, разбирали железнодорожное полотно. Вследствие всех этих действий постоянно задерживалась отправка срочных военных грузов, происходили аварии поездов. Члены группы, работавшие в депо, затягивали ремонт паровозов. Однажды они открыли краны и выпустили горючее из шести железнодорожных бензоцистерн. На станции Севастополь подпольщики взорвали три эшелона с боеприпасами. Под руководством В. Горлова был разобран путь в одном из туннелей у Инкермана, в результате чего произошло крушение воинского эшелона.
 Подпольщики развернули активный террор против оккупантов и их пособников. Вот одно из свидетельств этой будничной работы патриотов - запись в дневнике В. Д. Ревякина: "Всю ночь работали. В шести местах обстреляли патрули и машины. Захватили трофеи - восемь автоматов и три пистолета. Из наших один убит, двое ранены. Укрыли в больнице. На сердце много радости и горя".
Деятельность подпольных организаций постоянно находилась в центре внимания обкома партии. 24 августа 1943 года состоялось заседание бюро обкома, которое приняло решение о работе подпольного центра в Крыму. В нем отмечалось что, "несмотря на дикий произвол и издевательства, чинимые немецкими оккупантами на протяжении 22 месяцев, население Крыма не покорилось фашистским поработителям. С каждым днем растет его сопротивление и лютая ненависть к гитлеровским захватчикам... Советские патриоты ведут активную борьбу с немецкими поработителями, срывают и саботируют все их мероприятия".
Бюро обязало подпольный центр "создавать в городах и районах подпольные партийные организации" и осудило, "как недопустимое и гибельное для дела", имевшие место в работе областного центра и ряда подпольных организаций "беспечность и пренебрежение к конспирации". Оно потребовало от областного подпольного центра: "всемерно активизировать боевую работу подпольных патриотических групп путем организации диверсий и других вредительских актов на военных предприятиях, коммуникациях врага, складах, базах и других объектах. Создавать для этой цели боевые диверсионные группы из наиболее отважных и смелых патриотов, обеспечивая их взрывчаткой, посылая в эти группы из партизанских отрядов инструкторов подрывного дела".
На этом же заседании бюро обкома партии был утвержден новый состав областного подпольного комитета. В него вошли П. Р. Ямпольский (секретарь), Н. Д. Луговой, Е. П. Колодяжный, Е. П. Степанов и другие.
Выполняя решения бюро обкома, областной партийный комитет направил в города и районы Крыма инструкторов подрывного дела, наладил снабжение подпольщиков минами и другими подрывными средствами. Так, членов Симферопольской подпольной комсомольской организации (СПО) подрывному делу учил уполномоченный областного подпольного центра Г. Е. Гузий, подпольщиков Нижнегорского района - подрывники Я. М. Сакович и Н.М. Плетнев, членов подпольной организации деревни Пролом - партизан Л. А. Уваров.
 Областной подпольный комитет нацеливал подпольщиков на проведение диверсий на наиболее важных для врага объектах. В одном из писем к руководителю СПО А. Н. Косухину секретарь областного подпольного комитета П. Р. Ямпольский написал: "В диверсионной работе возьмите крен на уничтожение горючего. Это очень больное место у противника. Завозить в Крым горючее он лишен возможности, а лишив его имеющегося горючего, тем самым парализуем его авиацию, транспорт..." Выполняя это указание, комсомольцы-подпольщики решили уничтожить большой склад с горючим, находившийся на четвертом километре Евпаторийского шоссе. Ночью 5 октября 1943 года А. Н. Косухин, В. И. Бабий, Э. В. Стауэр и Е. Г. Семняков, миновав посты и заставы, незаметно подошли к складу и заложили мины замедленного действия. Взрывом и пожаром было уничтожено 10 тонн бензина, 6 тонн мазута, две грузовые автомашины.
Затем последовал ряд других смелых диверсий. На станции Симферополь была взорвана цистерна, на станции Джанкой - состав с горючим и боеприпасами. На станции Севастополь взорван состав с горючим и продовольствием. 14 октября подпольщик Г. М. Бражников подложил мину в один из вагонов воинского эшелона. Взрыв уничтожил три вагона с бензином и военным имуществом. 17 октября между станциями Элеваторная и Остряково в результате взрыва мины произошло крушение воинского эшелона. Было уничтожено большое количество вражеских солдат и офицеров, разбито несколько вагонов и паровоз.
Смело действовали севастопольские подпольщики. Диверсионная группа во главе с коммунистом П. Д. Сильниковым провела несколько взрывов важных объектов на судоверфи. В группу входили Г. Я. Максюк, его сын Андрей, рабочие порта Н. Г. Матвеев, К. Федоров, А. С. Мякота и другие. Подпольщики портили станки и ценные материалы, саботировали подъем затонувших судов, уничтожали плавсредства. В Южной бухте они сожгли судно "Орион". А. Г. Максюк поджег в судоподъемных мастерских склад и две казармы. Подпольщики В. Горлов и М. Балашов, устроившись по заданию КПОВТН рабочими в порт, подложили на разгружавшуюся баржу самовоспламеняющееся вещество. Баржа вышла из строя, а на берегу сгорело 200 тюков вынесенных из нее грузов. Крупную диверсию совершил Н. И. Терещенко. Он взорвал котлы на электростанции в Северном доке - срочные работы по ремонту судов из-за отсутствия электроэнергии были сорваны.
 Подпольщики Первомайского района уничтожали линии связи. Они несколько раз вырезали кабель между Ишунью и Воронцовкой, бромзаводом и селом Абрикосово. Подпольная группа, действовавшая в селе Абрикосово и селе Пшеничное, портила сельскохозяйственный инвентарь. Несколько членов этой группы работали в мастерских бывшей МТС. Они прятали дефицитные детали и так "ремонтировали" тракторы и другие машины, что они вскоре надолго выходили из строя.
Еще более широкий размах приобрела политическая работа подпольщиков среди населения. По указанию обкома партии в распоряжение партизанских отрядов была доставлена портативная типография, и с августа 1943 года в районе дислокации Северного соединения крымских партизан начала издаваться газета "За Советский Крым". Ее редактировал направленный в тыл врага Е. П. Степанов. Не хватало бумаги, красок. Типографии постоянно приходилось перемещаться с места на место. Крайне трудным делом был сбор информации. Но небольшой коллектив редакции - сам редактор, художник Э. М. Грабовецкий и наборщик С. X. Лаганбашев работали с энтузиазмом. Они знали, что каждый номер газеты - это разящий удар по врагу, что ее с нетерпением ждут в городах и селах. Как вспоминают очевидцы, газета "За Советский Крым" зачитывалась до дыр, но и на этом она не прекращала своего существования: ее материалы передавались из уст в уста, подпольщики составляли на их основе листовки.
 
 
Боевые газеты и листовки выпускали и сами подпольщики. В Севастополе издавалась газета "За Родину". Так, в номере от 28 сентября 1943 года была помещена статья "Антифашистские силы растут" и обзор сообщений Совинформбюро, в котором давался анализ наступательных действий советских войск на Кубани, Днепропетровском, Кременчугском, Киевском, Гомельском, Могилевском и Витебском направлениях. Номер от 26 ноября 1943 года был посвящен задачам подпольщиков в борьбе за освобождение Крыма. В номере от 4 января 1944 года была напечатана статья "Отомстим гитлеровским палачам за зверства над русским народом". Всего севастопольские подпольщики выпустили 25 номеров. Последний номер газеты "За Родину" вышел 8 марта 1944 года. Гитлеровцы сбились с ног в поисках подпольной типографии. Они обещали 50 тысяч рублей и выезд в Германию, чтобы спастись от возмездия, тому, кто укажет ее нахождение. Но никто не польстился на фашистскую приманку.
В Симферополе подпольная комсомольская организация (СПО) увеличила выпуск листовок "Вести с Родины". Они стали разнообразнее по содержанию. В каждой листовке помещались сообщения Совинформбюро, информации о делах на фронте и в партизанских отрядах. К 25-летию комсомола молодые подпольщики выпустили листовку "К молодежи Крыма". В ней говорилось: "Товарищ! В дни, когда решается судьба Крыма, Родина приказывает тебе: за муки и страдания нашего народа, за сожженные города и села, за слезы матерей наших - бей фашистов! Бей повсюду, где только можешь. Бей жестоко и беспощадно... Включайся в активную борьбу за свободу Родины..."
Типография находилась на квартире А.Н.Косухина, потом В.С.Долетова. Шрифт из немецкой типографии по частям вынес Иван Нечипас. Листовки набирали и печатали Борис Хохлов, Анатолий Косухин, Виктор Долетов, Яков Морозов и другие.
Подпольщики Ялты выпускали газету "Крымская правда", пользовавшуюся большим авторитетом среди населения. Она указывала, как нужно бороться с врагом, призывала не сдавать оккупантам продукты питания, одежду, всячески вредить на предприятиях и в учреждениях. Почти в каждом номере печатались сводки Совинформбюро. 15 сентября 1943 года в обращении "К народам Крыма" газета писала: "Товарищи! Еще раз весь мир убеждается в могуществе нашей Красной Армии... Близок тот день, когда фашистские псы будут изгнаны из пределов Крыма..."
Далее газета призывала: "Товарищи! Уничтожайте главарей фашистской армии и их подпевал. Пускайте под откос воинские эшелоны, не сдавайте урожай фашистским оккупантам, сжигайте их склады с боеприпасами и продовольствием, саботируйте на производствах..."
В дни советских праздников выходили специальные выпуски газеты: в честь 26-й годовщины Октября, 26-й годовщины Красной Армии и т. д.
Большое количество газет и листовок направлял в тыл врага обком партии. Только в августе 1943 года подпольные организации распространили 13 номеров газеты "Красный Крым" общим количеством 200 тысяч экземпляров, 9 тысяч экземпляров 12-ти специальных выпусков этой газеты, 240 тысяч листовок 12-ти наименований. А всего за период оккупации подпольщиками и партизанами распространено 213 газет и листовок, изданных центральными издательствами, Крымским обкомом и подпольщиками, тиражом более 3 миллионов экземпляров. Кроме того, для населения оккупированного Крыма обком партии организовал передачи через радиостанцию "Севастополь", находившуюся в Сочи.
Активную агитационную работу вели подпольщики в войсках противника. Главным ее средством были листовки, издававшиеся обкомом партии и областным подпольным комитетом на немецком, румынском, словацком и других языках. Они находили отклик у многих солдат оккупационной армии, особенно у словаков, которые поодиночке и целыми подразделениями начали с оружием в руках переходить к партизанам. Из словаков был создан самостоятельный партизанский отряд, вписавший немало ярких страниц в боевую летопись крымских партизан. Особенно отличились в боях словаки Виктор Хренко, Юрай Жак, Якобчик Войтех, Дионис Слобода, Климент Медо, Ян Фус, Иозеф Белко, Александр Гира, Михаил Земко, Александр Пухер, Владимир Ульбрихт, Тони Ланчарич, Цирилл Фериенчик и многие другие.
Под влиянием политической работы подпольщиков усилились антифашистские настроения среди использовавшихся в гитлеровской армии поляков, в частях румынской армии. Отважными бойцами-партизанами были румыны Виталий Караман, Козьма Костыка, Сешан Ион, Муцоя Михаил, Михаил Михайлеску, Г. Тримбитаж, Г. Меречиняну, Димитри, поляк Щербицкий и другие солдаты и офицеры вражеской армии, перешедшие на сторону партизан.
Славные победы Красной Армии летом 1943 года коренным образом изменили положение оккупантов в Крыму. В ходе наступления войсками 4-го Украинского фронта был захвачен плацдарм у Перекопа и Сиваша. Войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией форсировали Керченский пролив и закрепились на восточном побережье Керченского полуострова. Гитлеровцы оказались блокированными в Крыму с суши.
С изменением обстановки перед подпольщиками стал ряд важных задач. Нужно было мобилизовать население на дальнейшее усиление борьбы с захватчиками, на активизацию саботажа вражеских мероприятий. Патриоты выводили из строя заводское оборудование, телефонные линии, срывали военные перевозки. Одним из видов саботажа в это время стал массовый невыход на работу. Рабочие, колхозники, служащие массами уходили в партизаны. Только за последние три месяца 1943 года в ряды партизан влилось 5632 человека.
Усилилось проникновение подпольщиков в оккупационный аппарат, где им удавалось добывать документы и важные сведения о противнике. Так, работавшая на севастопольской бирже труда подпольщица М. Гаврильченко составила списки предателей - сотрудников СД, полиции и жандармерии. Она доставала различные документы и пропуска, узнавала пароли. Подпольщики Симферополя устроили на работу в полицию комсомольца В. М. Алтухова. Теперь им стал известен пароль для хождения по городу в ночное время, что давало возможность проникать на вражеские объекты и совершать там диверсии. Переводчицей у начальника симферопольского вокзала работала подпольщица Н. С. Усова. Она собирала сведения о движении воинских поездов через Симферополь. Советские лётчики не раз бомбили скопления вражеских эшелонов на станции, используя сообщения Н.С.Усовой.
Обком партии и областной подпольный центр ориентировали подпольщиков, особенно симферопольских, на усиление диверсий на железной дороге. Подпольщики всячески срывали переброску резервов и снабжение вражеских войск, выводили из строя подвижной состав, оборудование станций, депо, разрушали системы станционного водоснабжения и связи. Особенно активно действовала диверсионная группа на станции Симферополь под руководством В. К. Ефремова. В группу входили В. Э. Лавриненко, И. Г. Левицкий, А. А. Браер и Н. Я. Соколов. В ноябре они совершили несколько крупных диверсий. Один из заминированных ими составов с боеприпасами взорвался на станции Битумная (Каракият). Рвавшиеся авиабомбы произвели на станции огромные разрушения. Движение на дороге приостановилось на сутки. Эта же группа подорвала на станции Симферополь вагон с оборудованием, а также склад с горючим и боеприпасами. В ноябре и декабре 1943 года на железной дороге в Симферополе было совершено 22 крупные диверсии, в результате которых было уничтожено много паровозов, вагонов, горючего, боеприпасов и военной техники.
В связи со значительным увеличением количества подпольных организаций в Симферополе и усилением их борьбы областной подпольный комитет в ноябре 1943 года создал подпольный горком партии. В него вошли И. А. Козлов (секретарь), Е. Л. Лазарева (помощник секретаря по организационно-массовой работе) и А. Н. Косухин (помощник секретаря по боевой работе). Горком объединил 42 подпольные организации и группы, в которые входило 320 человек. Кроме того, около 60 подпольщиков работали самостоятельно, выполняя специальные задания горкома. Они были разведчиками, связными, хозяевами конспиративных квартир и т. д. Характеризуя состав городского подполья, И. А. Козлов в одном из писем секретарю подпольного центра П. Р. Ямпольскому писал: "Ты говоришь, что доволен разворотом нашей работы. Я тоже доволен. И высшим моим удовлетворением и наградой является то, что обком доверил мне такую сложную и ответственную работу. И я вместе с Костей (Костя - подпольная кличка А. Н. Косухина) и Ниной (Нина - подпольная кличка Е. Л. Лазаревой) и сотнями патриотов нашей Родины, которых мне удалось объединить вокруг комитета, оказываем помощь вам и Красной Армии в борьбе с врагом. А какие замечательные партийные и беспартийные люди объединились вокруг комитета, ничто их не страшит, идут сами на любое, самое опасное задание! И никто не думает оставаться в стороне, наоборот - проявляют инициативу, лишь бы побольше навредить, уничтожить врагов..."
Создание подпольного горкома партии имело большое значение для развертывания дальнейшей борьбы против оккупантов в Симферополе. Немалую роль в этом играли и личные качества секретаря подпольного горкома И. А. Козлова. Свой большой опыт работы в подполье во времена царизма и в гражданскую войну он умножил, работая секретарем Крымского подпольного обкома партии в начальный период фашистской оккупации. Когда началась Отечественная война, И. А. Козлову шел 54-й год. Он был болен. Один его глаз почти не видел. Несмотря на это, испытанный солдат большевистской гвардии сразу же включился в борьбу. И вот теперь он был поставлен во главе подпольной работы в Симферополе. И. А. Козлов сумел объединить действовавшие в городе подпольные группы в одну мощную организацию. У И. А. Козлова были хорошие помощники. Замечательный педагог Е. Л. Лазарева оказалась способным организатором политической работы подпольщиков. Молодой коммунист организатор молодежи А. Н. Косухин приобрел большой опыт подпольной борьбы с оккупантами и теперь энергично руководил боевой деятельностью симферопольских подпольщиков.
Для оперативной связи с руководителями подпольных групп горком ввел назначаемых им ответственных организаторов. Ими были утверждены С. Ф. Бокун, П. П. Топалов, С. А. Шевченко, А. А. Волошинова, С. В. Урадов, С. Е. Козлов, В. Д. Сергеев и В. Г. Григорьев. Связной горкома была утверждена О. Ф. Шевченко. Секретарь горкома партии регулярно, раз в неделю, встречался с каждым из ответственных организаторов, получал от них информацию и через них давал задания руководителям групп. В свою очередь, ответственные организаторы проводили аналогичную работу с руководителями закрепленных за ними подпольных групп, снабжали их литературой, минами и другими боевыми средствами. У каждого из них было для связи до 10 таких групп.
Под руководством подпольного горкома партии подпольные организации Симферополя значительно усилили политическую работу среди населения, а также среди солдат и офицеров вражеской армии. В распоряжении подпольщиков было четыре радиоприемника. Это позволило регулярно принимать сводки Совинформбюро, которые тут же размножались и распространялись в городе. Возрос тираж листовок "Вести с Родины". С июля 1943 года по апрель 1944 года было выпущено 19 листовок тиражом 13 тысяч экземпляров. За этот же период в большом количестве были отпечатаны и распространены три прокламации: "К молодежи Крыма" (к 25-летию ВЛКСМ), "С Новым годом, товарищи" и третья - о зверствах захватчиков в деревнях Крыма. Наряду с листовками своего производства подпольщики только с ноября 1943 года по март 1944 года распространили около 30 тысяч различных газет и листовок на русском, татарском, румынском и немецком языках, полученных от областного подпольного партийного комитета, в том числе 2128 экземпляров "Правды", "Известий" и "Комсомольской правды", 6246 экземпляров "Красного Крыма", 1024 экземпляра газеты "Кызыл Крым" (на татарском языке). Одновременно было распространено 6622 экземпляра листовок на румынском и 4568 на - немецком языках.
Значительно усилилась и боевая деятельность симферопольских подпольщиков. Смелые диверсии на железной дороге совершали в Симферополе подпольная группа В. К. Ефремова, в Сарабузе - группа Н. П. Шевченко, на аэродроме - группа В. А. Массунова и другие. Действовавшая в депо станции Симферополь подпольная группа во главе с Т. В. Маликом заложила мину в пульмановский вагон с бочками горючего. Взрыв разнес вагон, горючее было уничтожено. 16 февраля 1944 года группа В. К. Ефремова взорвала железнодорожный состав, уничтожив цистерну с бензином и 36 вагонов с различными грузами. В Сарабузе подпольщики взорвали целый состав с боеприпасами. При этом было уничтожено 10 вагонов и разрушено полотно железной дороги, движение по которой прекратилось на сутки. Члены этой же организации Н. П. Шевченко, А. П. Каминский и другие с ноября 1943 года по апрель 1944 года засыпали стеклянным порошком буксы у 207 вагонов.
Что ни день - неуловимые диверсанты выводили из строя подвижной состав, следовавший через Симферополь. Чаще всего это делалось посредством засыпки в смазочные отверстия наждачной пыли со стальными опилками - подшипники плавились, и вагонные буксы быстро выходили из строя. Под носом у настороженного врага диверсанты обрывали и ломали маслопроводы и воздухопроводные трубы, выводя таким образом из строя паровозы.
Постоянным объектом диверсий была электростанция, обслуживавшая мастерские и различные ремонтные базы гитлеровцев. Подпольщики систематически перерезали на электростанции приводные ремни. И каждый раз на ремонт уходили многие часы. Дерзкую операцию по подрыву водокачки на станции Симферополь совершили В. И. Бабий, В. И. Енджеяк, В. В. Ланский и Б. А. Еригов. Заметив, что на станции скопилось много шедших к фронту эшелонов, они решили их задержать. Днем, в обеденный перерыв, подпольщики зашли в машинное отделение водокачки, заложили там взрывчатку, подожгли бикфордов шнур и быстро разошлись. Через несколько минут последовал взрыв. Была разбита вся аппаратура, мотор водокачки вышел из строя. Гитлеровцам потребовалось много часов, чтобы обеспечить водой скопившиеся на станции эшелоны.
В. И. Енджеяк и Б. А. Еригов взорвали склад снарядов и авиабомб, находившийся в совхозе "Красный". Темной ночью они незаметно обошли охрану и минировали склад. "Мины мы заложили замедленного действия, - пишет в своих воспоминаниях В. И. Енджеяк. - Сработали они на следующий вечер. Грохот поднялся страшный. Снаряды и мины рвались так, что осколки летели вокруг на сотни метров. Симферопольцы думали, что в этом районе высадился десант".
По далеко не полным данным, за период своей деятельности подпольщики Симферополя совершили 63 крупные диверсии и вооруженных нападения на вражеские объекты. Они взорвали 11 воинских эшелонов, из которых 7 - с боеприпасами, 4 цистерны и 4 вагона с горючим, 28 вагонов с различными воинскими грузами, 2 паровоза и 3 дрезины, уничтожили свыше 250 тонн горючего.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz