Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 35. | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 35.
 
Среди ночи Нату разбудил тихий стук в окно. Она открыла глаза, полежала ещё немного, прислушиваясь. Стук повторился. Три коротких, отрывистых, пауза, два удара, ещё пауза – и снова три. Так стучал только Пашка Каризо, у него был свой условный сигнал для вызова друзей. Наташа подошла к окну, приоткрыла створку, шепнула в темноту:
-Тебе чего?
И тут же перед ней предстал её закадычный друг Паша Каризо. Выглядел он уставшим, но в глазах его блестел азартный огонёк, это можно было заметить даже в темноте. За время оккупации её друг здорово осунулся, похудел, скулы его заострились, зато глаза стали выглядеть ещё больше, выразительнее, светились живым, ясным светом.
-Дело есть, - шепнул он ей.
-Залазь, - она распахнула створку окна полностью. Он одним движением оказался в комнате, рядом с ней. Его нехитрая и простая одежда была изрядно поношена, в свежей грязи и земле. Обувь уже давно требовала ремонта. Но сам он был возбуждён, несмотря на серьёзность их нынешнего положения, озорство и удаль так и выплёскивались из него наружу.
-Натка, помнишь то знамя, что я тебе летом передал?
-Помню, конечно, - шёпотом ответила она.
-Сохранилось? – подался он к ней.
-Конечно, сохранилось. Куда оно от меня денется?
Он облегчённо вздохнул.
-А я уж думал, пропало куда. Молодец, Наташка. А где оно?
-Тебе зачем? – спрашивала тихо она. Он ей зашептал что-то на ухо. Она обрадовалась, бросилась одеваться, глаза её тоже начали загораться озорным огоньком.
-А где его повесим? – спрашивала она его уже на ходу.
-На старой каланче возле рынка. Я там всё днём разведал, подходы чистые, без охраны.
Они постарались как можно тише выскользнуть из дома. Но от Наташиной мамы сложно было что-то утаить. Она уже не спала и прислушивалась к тихому и быстрому шёпоту за стеной. Слышала, как еле слышно притворилась дверь. После того случая в августе она стала ещё больше беспокоиться за свою дочь. Но разве её удержишь дома, возле себя? Дочь её выросла вольной и неудержимой, как ветер в поле. Да и друзья её окружали надёжные, Виктория Павловна уже однажды убедилась в этом.
А дочь её в это время за сарайчиком раскапывала свой тайник, где хранилось красное знамя, снятое ещё в первый день оккупации со здания клуба.
-Древко у тебя уже есть? – спрашивала она Павла.
-Найдём. Давай его сюда, - он распахнул своё лёгкое пальтишко, чтоб спрятать туда полотно красной материи. В это время Ната заметила у него большую картонку.
-А это что? – шепнула она. Он развернул картонку надписью к ней. Она прочла: «Осторожно. Заминировано».
-Это ты здорово придумал, - одобрила довольная Натка.
-Конечно, - загордился он. – Пошли быстрее, а то скоро светать начнёт.
Возле калитки Помяловых он подобрал длинную палку, связку консервных банок, моток верёвки. Она понимала, что с таким грузом они смогут дойти только до первого же патруля.
-Может, в обход пойдём? – спросила она тихо.
-Там тоже патрули есть. Напрямую ближе, - ответил он.
Они старались идти возле заборов, бесшумно ступая по земле, не привлекая к себе ничьёго внимания. В небе светила полная луна, в её неброском свете были заметны тёмные облака причудливых форм. Но луной и облаками ночным спутникам было любоваться некогда, они быстро и бесшумно продвигались вперёд, к своей цели. Вдруг у Наташи под ногой хрустнула ветка. Ребятам этот звук показался громким выстрелом. Они остановились, прислушались. Всё было тихо. Пашка опять быстро зашагал вперёд, Наташа двинулась за ним.
Возле каланчи Паша остановился, повернулся к ней, шепнул:
-Жди меня здесь, я скоро вернусь.
-Я с тобой, - нерешительно шепнула она ему на ухо.
-Ты что, боишься что ли? – удивился он, разглядывая её. Вот уж никак он не подумал бы, что Натка могла чего-то бояться! А она стеснялась ему в этом признаться.
-Вот ещё, - еле слышно ответила она.
-Смотри в оба, - и он быстро удалился. А она осталась в этой кромешной темноте одна. Пожалуй, все друзья бы удивились тому, что у Натки есть свои страхи! Чертей и мертвецов она боялась больше всего на свете! Вот и сейчас ветви на деревьях шевелились и шептали о чём-то под напором ветра, а ей казалось, что это стая чертей окружила её. Задушив в себе страх, она словно приросла к месту, сжав в кулаке узелок своей косынки. Молча, затаив дыхание, следила за тем, как Пашка взбирается по лесенке каланчи на самый верх.
Вдруг в конце улицы она заметила две фигуры – видимо полицейские. Она даже им сейчас была бы рада, только бы не оставаться одной! Но полицейские остановились вдалеке, о чём-то беседуя, прикуривая, так ничего и не заподозрив. А Ната, не отрываясь, следила за своим другом, который взбирался всё выше и выше. Наблюдая за ним, она отвлекалась от мыслей о чертях. Вот он уже достиг вершины, установил древко вместе со знаменем, закрепил его верёвками и начал спускаться обратно.
Она облегчённо вздохнула только тогда, когда Пашка оказался уже возле неё. Бросилась ему на грудь, прижалась, обняла его.
-Ты чего, Натка? – опешил он. Она заметила, что тело его била еле заметная дрожь. Он тоже обнял её. – Испугалась, что ли? Чего?
-Ага. Чертей, - еле слышно вымолвила она.
-Чего? – недоумённо повторил он. – Их не существует. Пошли, давай, пока нас не заметили.
-Ага, - снова шепнула она и крепко вцепилась ему в руку, увлекаемая им в тёмные проулки. Он проводил её до дома, махнул рукой на прощание и скрылся за изгородью забора.
А она, уставшая и измотанная от переживаний, легла на кровать и сразу уснула.
Проснулась когда за окном уже высоко светило осеннее солнце, а мать её вернулась с рынка.
-Мамочка, ты видела что-нибудь на рынке? Что народ говорит? – прижалась она к матери, та нежно обняла свою дочь, задумчиво сказала:
-Видела на каланче красное знамя, полицаи его снять не могут, говорят заминировано. Боятся, сволочи. А народ говорит, что партизаны ночью в городе были, красный флаг вывесили! – Виктория Павловна отстранила от себя дочь, заглянула ей в глаза, тихо сказала:
-Это ведь ваша с Пашей работа?
Наташа молча потупилась в пол, отстранилась от матери.
-Не хитри, Наташа, врать ты не умеешь, - обеспокоено говорила женщина. – Да и я ночью слышала ваш разговор.
-Так ты не спала, мама? – посмотрела на неё девушка. Сжала кулачки, прикусила губы и уверенно сказала:
-Я не могу ничего говорить даже тебе. Понимаешь, мама?
Женщина, конечно, это понимала. Как бы она хотела помочь своей дочери! Но та замкнулась от неё. И даже слова из неё не вытянешь. Мать здорово переживала. Но уж, видимо, это такая судьба у всех матерей – переживать за своих детей!
А красный флаг на старой высокой каланче на краю рыночной площади, гордо рея на ветру, провисел почти весь день! За это время его увидел весь город! Немцы его смогли снять только к вечеру, когда из области приехали сапёры.
 
Глава 36.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz