Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Лысенко Александр | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 21.08.2017, 03:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Лысенко Александр
 
 
ПРОПАВШИЙ БЕЗ ВЕСТИ
Газета «Комсомолец», 27 октября 1978 год.
 
В начале нынешнего года в Ростовском книжном издательстве вышла повесть А.Агафонова
"Боец ополчения". В одной из ее глав рассказывалось о "взводе семнадцатилетних" - сражавшихся в полку народного ополчения комсомольцах - добровольцах из Ростовского пожарного техникума.
Один из них Александр Лысенко, бывший в военизированном техникуме командиром взвода и ставший отличным солдатом, считался пропавшим без вести…
 
Постаревший Дионисий Исидорович Казьминин перебирал передо мною бумаги - свои многочисленные запросы в разные адреса и безнадежные, в большинстве ответы. В войну, он был командиром взвода семнадцатилетних, а после нее долгие годы разыскивал своих бойцов чуть ли не по всей стране.
Когда зимой 1941 года они вышли на небольшую передышку из боев за Ростов, в полк пришла разнарядка - выделить в школу младших командиров несколько человек. Дионисий Исидорович рекомендовал в нее Александра Лысенко.
- Верил я в него, - Вспоминал он, показывая фотографию - Вот, каким он тогда был.
Солдат на фотографии был очень уж молод, с лицом едва ли знавшим бритву, с глазами, уже успевшими повидать войну и смерть, но все еще остававшимися мальчишескими.
А Дионисий Исидорович уверял, что был уже тогда Александр надёжным солдатом.
- Я проводил его уверенным, что и командиром он может стать хорошим. А тут немцы опять двинулись в наступление, началась такая заваруха... Не знаю, успел ли Александр закончить школу или воевал при нашем наступлении рядовым. Только дошли слухи, что он попал в плен. Я допускал, что это могло случиться, но не хотел верить, что такой парень, комсомолец, сломился в фашистском плену и умер безвольным, безымянным. Поэтому так настойчиво и вел его поиски.
- И вот, - торжественно выложил на стол новые документы Дионисий Исидорович. - Давайте посмотрим их вместе. Здесь письма найденной мною матери Саши, его младшего брата, боевых товарищей, материалы поисков молдавских журналистов. Почему молдавских?.. Потому, что они нашли секретаря Тираспольского района партии Алексея Николаевича Сенина и вместе с ним ездили в Краснодон. Алексей Николаевич был в Краснодонской группе Лысенко...
 
Он шел уже третьи сутки подряд, обходя большаки дорог, по которым двигались немецкие части. Он знал – постучись в любую русскую или украинскую хату на пути – и тебя накормят, напоят, а если надо будет, спрячут в подвале, на сеновале или ещё в каком-нибудь укромном месте. Но знал и другое. Если тебя найдут, то расстреляют хозяев. Такой был фашистский приказ.
Небольшим будто был раньше их шахтерский Краснодон. А теперь при осторожном обходе кажется размером с Ростов. Но вон, наконец, и его окраина - Первомайка.
- Гля! Ты откуда такой свалился? - заствляет вздрогнуть звонкий мальчишеский голос. - Да ты что, меня не узнаешь?
- Лешка! Рыжик, что ли?
- Он самый, - хлопает себя по бокам мальчишка и отвечает на осторожные вопросы.
- Были немцы и все вышли. В Краснодоне харчуются. Но полицаи остались. А ты откуда такой явился?
- Наши дома?
- Куда ж они денутся? Кольку вашего только что видел! И мать твою - тетю Марфу…
Мать, как увидела его, на груди повисла, только вымолвила сквозь плач: "Сашенька, сынок мой! Вернулся!"
Младший брат Колька вместе с Сашей пошел в сарай. Там они вытащили из-под стены камень и спрятали в сделанный тайник пистолет, комсомольский билет и армейскую книжку Саши. На расспросы матери, что было с ним, Саша отвечал неохотно. При отступлении их часть попала в окружение, некоторых бойцов взяли в плен, а ему с ребятами удалось бежать.
- Что же ты теперь желать будешь? - спрашивал Колька.
Саша на первых порах отмалчивался, вел себя скрытно. Потом как будто подружился с Иваном Боковым - бывшим колхозным ездовым. Третьим в их компании стал настырный Лешка. Вечерами они собирались вместе и, как в старые школьные времена, что-то писали под Сашину диктовку. А утром хуторяне читали приклеенные то тут, то там листовки, полные ненависти к фашистам и веры в нашу победу.
Потом Колька заметил новую гостью - Наташу Чихонину с Первомайки. А позже - еще одну, Нину Герасимову, тоже с Первомайки, с ней ещё учились Уля Громова, Майя Пегливанова.
Наташа Чихонина один раз пришла к ним под 7-е ноября и вместо вечеринки исписала с ребятами несколько разорванных на листки тетрадей. Когда они все уходили, то взяли с собой еще кусок кумача.
Наутро, как раз на 7 ноября, там, куда ушли они, на копре старой чурилинской шахты заполыхал под ветром красный флаг. Лёшка Сенин не выдержал и рассказал Кольке «под честное пионерское», что флаг на копре прикрепил Саша, а они стояли «на стрёме».
После этого по хутору носились как угорелые полицаи и отбирали у всех в домах красную материю. Саша с Иваном куда-то исчезли. Мать волновалась. Колька сходил в сарай и увидел, что тайник пустой.
Вернулся Саша через несколько дней, как в первый раз - грязный, оборванный. Иван был таким же. «Приставале» Кольке Саша в конце-концов сказал: «Хотели с Иваном перейти через фронт к нашим. Но фрицы на Донце столько понастроили – мышь не проскочит». Потом он ходил к фронту ещё раз один и вернулся таким – не подступись.
Когда после этого у них появилась Нина Герасимова и быстро ушла, к Саше пристал Лешка.
- Что она приходит? Может, у них там, в Краснодоне, есть такие, как мы?..
- Много будешь знать – состаришься, - ответил Саша. - Вы должны знать меня и выполнять то, что я скажу. Как в армии. Понял?
- А сейчас, слушайте меня. Знаете, где за колхозом дорога к мосту сворачивает? Когда стемнеет, собираемся там с оружием. Девчата передали, что немцы ночью по ней наших военнопленных будут перегонять. Что дальше будем делать, решим на месте.
... Лежать у дороги пришлось долго, а мороз был сильным. Ребята закоченели, пока появилась колонна. Иван поторопился - выстрелил первым. Саша с Лешей его поддержали. Немцы сначала опешили, но потом повели сильный ответный огонь, а колонну повернули к стоящим недалеко скотным сараям. На помощь немцам подоспели полицаи. И всё же части пленных они не досчитались.
В начале нового года на хутор пришла взволнованная Наташа. После ее ухода Саша сказал:
- В Краснодоне немцы зверствуют, ведут повальные аресты. Схватили Нину Герасимову.
Нина держалась на допросах так же мужественно, как все её товарищи молодогвардейцы, и была сброшена немецкими палачами в шурф шахты.
Группу Саши Лысенко спасло наступление и приход в хутор Красной Армии.
Дионисий Исидорович вздохнул, перебирая материалы.
- В 1966 году о Сашиной группе опубликовала информацию "На волне Краснодона" "Комсомольская правда". А я продолжал поиски. Много времени спустя нашел и получил от Сашиной матери - Марфы Семеновны - письмо. Саша ушел на фронт вместе с наступавшими через хутор нашими частями. А через несколько дней был привезен в Краснодон тяжелораненым.
Вот, что написала его мать Дионисию Исидоровичу, благодаря за память о сыне.
" ...Вы еще раз всколыхнули материнское горе. Многие русские матери испили горькую чашу потери своих сыновей, а я одна из них. Время может притушить, но не убрать боль сердца и память. Перед моими глазами проходят все дни жизни сына от первого дня рождения до последнего вздоха. Ведь он умер в госпитале у меня на руках. Возможно, в жизни моего сына не было ничего особенно героического. Он прожил мало, но прожил честно, сделав все, что мог сделать..."
 
А.Агафонов.
 
(Благодарим за эту статью Елену Романову!)
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz