Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 9 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:27
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 9.
 
Посыпались ей вопросы.
-Как можно взорвать эту лавочку? – внёс свою лепту и Сергей.
-Но ты уж загнул, взорвать, - посмотрел на него Георгий.
-А что? Запросто! – поддержала Тюленина Шевцова. – Я ещё раз туда смотаюсь и всё разузнаю, - серьёзно говорила она.
-Не сметь этого делать! – на весь зал раздался голос Третьякевича.
-А почему? – невинно посмотрел на него Серёжка.
-Вы о последствиях совсем не думаете! – говорил Виктор. – Да за это они полгорода расстреляют.
-Ваня, ну чего молчишь? – с надеждой посмотрела Шевцова на Земнухова.
-Пока это не реально, - ответил Земнухов, протирая свои очки носовым платком.
-Почему не реально? – возмутился Серёжка. – Всё реально!
-Надо обдумать, - ушёл от ответа Иван. – Прения по первому вопросу исчерпаны? – посмотрел он на Виктора. – Тогда переходим ко второму вопросу. А то мы так никогда не закончим, а скоро уже комендантский час начнётся.
-Второй вопрос у нас… - начал Третьякевич.
-Директор клуба, - перебил его Серёжка. – Только что его решать-то?
Виктор не обратил внимания на его реплику, повернулся к Земнухову.
-Иван, что ты узнал?
-Ничего, - ответил Ваня. – Он на контакт не идёт.
-Надо пригласить предмет разговора на заседание и открыто у него спросить, - в шутку предложила Люба.
-А на самом деле, что решать-то? – серьёзно заявил Сергей Левашов. – Время покажет, наш это человек или нет. А пока надо быть с ним осторожнее.
Так пока и решили.
 
* * *
Через несколько дней Тюленин подошёл к Земнухову:
-Узнал, что за птица директор?
-Да вроде наш, - ответил ему Иван. – Намекнул ему об организации, он собирается в неё вступить.
Серёжка с облегчением выдохнул и собрался уходить.
-Слушай, Сергей, это твои ребята вчера полицаю на спину листовку прицепили? – остановил его Иван.
Сергей недоумённо посмотрел на него, оглянулся вокруг, и вкрадчиво, доверчиво сообщил:
-Возможно.
-Так передай им, чтоб такого больше не повторялось. Полиция усилила патрули, ищет распространителей листовок по всему городу. А вы так лихачите. Это более чем не разумно, - внушал Иван Сергею.
-Понял, - подмигнул Сергей старшему товарищу и отправился по коридору, засунув руки в обширные свои карманы и напевая песню:
-Раскинулось море широко,
И волны бушуют вдали.
Товарищ, мы едем далёко,
Подальше от нашей земли…
Подойдя к залу, он широко распахнул дверь и вошёл туда. Всё и все уже были готовы к репетиции.
-Ты где ходишь, Сергей? – возмутился Третьякевич. – Только тебя ждём. Нельзя же так безответственно относиться к делу.
-Это дело? – беззаботно бросил ему Серёжка, беря свою балалайку.
-А что это ещё? – подал голос Вася Левашов.
-Не придирайся к словам, - ответил Серёжке Виктор Третьякевич.
Серёжка, проходя к своему месту, бросил взгляд в нотную тетрадь Третьякевича.
-Это что за хрень? – полюбопытствовал он.
-Это не хрень, - разъяснил ему Виктор. – Это Моцарт, серенада для струнного оркестра. Великая классика.
-Серёга, ты что, Моцарта не знаешь? – удивился Дадышев.
-Нека, - беззаботно ответил Серёжка, садясь на своё место. – А оно мне надо? Это разве классика? Вот Дунаевский – это классика.
-И ты знаешь Дунаевского? – удивился Сергей Левашов. – Что ты у него знаешь? – спросил он заинтересованно.
-Каховку, - не задумываясь ответил Тюленин.
-И это всё?
-И этого хватит, - авторитетно заявил Сергей.
-Давайте не будем отвлекаться, - постучал Третьякевич дирижёрской палочкой по пюпитру.
Все перевели на него свои взгляды.
 
В клуб принесли портрет Гитлера, чтоб повесить его на сцене на видном месте. В зале в это время собрались всё свои люди, решали репертуар предстоящего концерта. Портрет пока поставили на пол, прислонили его к сцене.
-Оригинал бы повесить, - изрёк Ваня Земнухов.
-Это мы с превеликим удовольствием, - потирая руки, поддержал его Тюленин. Женя Мошков в это время взглядом примерял, куда повесить портрет, чтоб и немцам было видно, и в глаза не бросался. Серёжка тоже внимательно изучал изображение на портрете.
-У него бороды не хватает и рогов как у чёрта, - Серёжка устремился к портрету с огрызком карандаша, изъятым из кармана. – А ещё, копыта и хвост, но их поместить здесь негде.
-Чего ты собрался делать? – перехватил его по дороге Мошков и выхватил у него из рук карандаш.
-А разве я не прав? – искренне удивился Серёжка.
-Прав, только мне за это попадёт, - объяснил ему Евгений. – Ты об этом не подумал?
-Нет, - чистосердечно признался Серёжка.
Ваня Земнухов с укором посмотрел на него.
На следующий день на двери церкви, которую всегда посещали толпы народа, был приклеен большой лист бумаги, на котором был изображён чёрт с головой Гитлера.
 
* * *
-Полюшко-поле,
Полюшко, широко поле!
Едут по полю герои,
Эх, да Красной Армии герои…
Напевал Стёпа Сафонов, когда в комнату вошёл Серёжа. Тося сидела на диване, перебирала струны гитары, Стёпа сидел возле неё и пел многими любимую песню. Витька подпевал ему, не забывая при этом делать ходы в шашках. Радик сидел напротив него и озадаченно смотрел на доску и на фигуры на ней. За их игрой с большим вниманием наблюдали Валя и Семён. Володя что-то искал на своих книжных полках, сосредоточенно что-то обдумывая. Лёни Дадышева здесь не было.
Сергей окинул всех взглядом, довольно улыбнулся. Настроение у него сегодня было приподнятое. Ведь успел уже сегодня «порадовать» немецких захватчиков и их шавок-полицейских. Засунул в карман какому-то ротозею с белой повязкой на рукаве листовку, гласящую о скором конце непрошенных завоевателей и их главаря – Гитлера. В бензобак машины, оставленной без присмотра, запихал дорожной грязи, сколько успел. Встретился с Дёмой Фоминым, который передал ему текст последней сводки Советсткого Информбюро. В общем, день у него сегодня прошёл не даром, и он остался им доволен.
Погода становилась холодной, слякотной. В Изварино и Каменск часто не набегаешься. Товарищи по подполью Сергею конечно регулярно давали текст сводок Совинформбюро, но ему самому не терпелось услышать Москву, голос Левитана. И пришёл он сейчас с мыслью попросить Стёпу и Володю собрать радиоприёмник. Чтоб у них, в их группе, был собственный приёмник.
-Можно попробовать, - оторвался от своих книг Володя Куликов и посмотрел на Сергея.
В этот раз они снова собрались дома у Куликова. Сергей перевёл взгляд на Сафонова.
-Да запросто, - ответил тот. – Надо только детали найти.
-Какие? – вопросительно-серьёзно смотрел на него предводитель их компании.
-Ну какие? Медной проволоки побольше, катушку, алюминиевые пластины… - перечислял Стёпка.
-А медные подойдут? – перебил его Витя Лукьянченко.
-Подойдут, - машинально ответил Стёпка.
-У меня они есть, - доверчиво взглянул на него Витя.
-Что ещё нужно? – смотрел на Стёпку Сергей горящими глазами.
-Радиолампы, серу, свинец…
-В общем, братва, посмотрите, что у меня можно взять. У ребят ещё поспрашиваю.
-Аккумулятор бы, - мечтательно изрёк Сафонов.
-Сега, а ведь у Володьки-то он был, - с упрёком посмотрел Витька на предводителя.
-Выбросил? – с надеждой посмотрел Тюленин на Куликова.
-Да, - кивнул тот.
-Значит придётся новый доставать, - сделал вывод Семён Остапенко.
-Как со шрифтом дела обстоят? – сменил Сергей тему разговора, садясь на табурет возле стола и расставляя шашки на игральной доске.
-Ребята говорят, что всё, что было, раскопали, - заговорил Сёма.
-Всё достали, - довольно подтвердил Юркин.
-Мешочек у меня дома, - продолжил Остапенко.
Сергей посмотрел на него вопросительно-недоверчиво.
-Надёжно спрятан, - понял Семён его взгляд.
-Надо будет Осьмухину передать, - сказал Серёжка. – Делай ход, - посмотрел он на сидевшего напротив него Лукьянченко, жестом руки указал ему на доску.
Витька, немного подумав, передвинул фигуру. Юркин навалился на стол с другой стороны, с интересом наблюдая за игрой товарищей. Стёпка с Семёном тоже наблюдали за играющими. Девушки на диване шептались о чём-то о своём.
-Я в посёлке Краснодоне был, - через некоторое время заявил Стёпка Сафонов.
-Ну и что там? – с интересом узнавал Тюленин, передвигая шашки на игральной доске.
-Общался с одним товарищем. Тоже на месте не сидят. Вредят немцам как могут, - сообщил Сафонов.
-Меня с ним познакомишь? – в упор на него посмотрел Сергей.
Степан ему кивнул.
-Всё, баста! – воскликнул довольный Лукьянченко, срубая последнюю шашку Сергея.
-Ну и радуйся, - снисходительно посмотрел на него Серёжа, вставая со своего места.
-Что-то вы погрустнели, девчонки? – обратил внимание на девушек Сергей. Подошёл к ним, взял из рук Тоси гитару, изучающее посмотрел на неё, перебрал струны. Володя Куликов с интересом наблюдал за ним.
-Что, Серёга, струн многовато? – поинтересовался он у вожака.
-Струн никогда много быть не может, - возразил Тюленин. Пристроился на краешке дивана рядом с Тосей, попытался поиграть на инструменте. Девушка весело улыбнулась, показывая свои ямочки на щеках, глядя на то, как её товарищ пытается что-то сыграть. Он взглянул на Тосю, отдал ей гитару.
-Да, трёхструнка действительно проще, - согласился он. – Сыграй что-нибудь, Антонина, - посмотрел он на девушку, встал с дивана, взял свободный табурет и устроился на нём возле Тоси. Девушка лукаво взглянула на него, опустила свой взгляд вниз, на гитару и начала выводить знакомую всем мелодию. Валя запела своим мягким, приятным голосом:
-Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой…
Некоторые ребята её поддержали.
 
* * *
Ребята расходились по домам после очередного заседания штаба. Серёжка был не очень удовлетворён всей этой говорильней. К настоящим боевым действиям организация приступать пока и не собиралась. И сколько бы Главан с Поповым и Шевцовой не убеждали ребят в том, чтобы переходить к активным действиям, Третьякевич и Земнухов были против, а Туркенич просто отмалчивался, делал вид, что его это не касается. Серёжу такое положение дел огорчало. Он всей душой был на стороне Любки и первомайских ребят. И он выступал и агитировал всех переходить к активным действиям (не зря же они оружие собирают!), но Виктор и Иван всегда находят доводы пока с этим повременить.
Вот и сейчас Серёжка огорчённый вышел из дома Третьякевичей, где в этот раз проходило собрание.
-Сергей, - остановил его Олег. Серёжка остановился, повернулся к Кошевому.
-Трудновато с ними бороться? – испытующе глядя на Тюленина своими большими карими глазами, говорил ему Олег. Смотрел на него внимательно, выжидающе, словно ждал поддержки.
-А что с ними бороться-то? – не отводил своего взгляда от Олега Серёжка. Удивился. – Бороться не с ними надо, а с гадами-фашистами и их наёмниками-полицаями, - резко ответил Сергей. – А кто как это будет делать, дело каждого, своё. Они пусть листовки клеят и агитацию разводят. Но я всю оккупацию только этим не собираюсь заниматься.
-Да, возможно ты в чём-то и прав, - отвернулся от него Олег.
-Не в чём-то, а во всём, - возразил ему Серёжка и повернулся, собираясь уходить.
-Сергей, ты до сих пор хочешь радио послушать? – остановил его Олег.
-Конечно! – Тюленин аж на месте подпрыгнул он радости, возбуждения и неожиданности, охвативших его. Повернулся к Кошевому. – А когда? – поинтересовался он.
-Я поговорил с дядей, - Олег немного помолчал. – Приходи завтра. Он не против.
-Договорились, - обрадовался Сергей.
 
В назначенное время Сергей постучал в окно дома Кошевых. Выглянула молодая женщина, жестом попросила пройти к двери.
Дом, в котором жили Кошевые, был большим, состоял из нескольких комнат. Обстановка по тем временам была хорошей, новой. Везде чистые белые салфетки, с любовью вышитые женской рукой. Серёжка засмущался. В такой обстановке он оказался впервые в жизни. И его семья, и семьи его друзей жили попроще, победнее. Олег, улыбаясь, протянул к нему руки, взял в приветствии его за руки.
-Знакомьтесь, это Серёжа Тюленин. Проходи, Серёжа, не стесняйся, - пригласил Олег, заметив его замешательство и нерешительность. Провёл его в одну из комнат, в которой находились молодой человек лет тридцати и… Толя Лопухов. Толю Сергей немного знал, хотя и учились они с ним в разных школах. Но о нём часто рассказывали его друзья, иногда он его видел вместе с Володей Куликовым. Анатолий был среднего роста, светленький, круглолиций, любил пошутить, посмеяться. Его многие любили и уважали.
Дядя Коля, как Олег представил Серёжке молодого человека, предложил всем спуститься в подпол.
-Сами понимаете, такую аппаратуру в доме держать нельзя, - пояснил он.
-У нас немцы – частые гости, - смущаясь и розовея, пояснил Олег.
-И как вы их только терпите? – не понимал Сергей.
-Приходится. А что делать? – развёл руками Олег.
Подпол у Кошевых был тоже, как и дом, большой и просторный. Пока Серёжка его осматривал, дядя Коля настроил приёмник, достал наушники и пригласил всех поближе к нему. Серёжка с любопытством взял один из наушников, покрутил его в руках. Олег приготовил бумагу и карандаш, чтоб записать сводку.
-От Советского Информбюро, - раздался из наушника торжественный голос Левитана. – Вечернее сообщение 30 октября 1942 года. В течении 30 октября наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и в районе Нальчика, - Тюленин взглянул на присутствующих. Толя, затаив дыхание, внимательно слушал голос диктора. Олег, привычным движением приспособив свой наушник между ухом и плечом, записывал сводку. Делал он это быстро, не пропуская ни одного слова. – На других участках никаких изменений не произошло. Северо-восточнее Туапсе наши части, преодолевая упорное сопротивление противника, медленно продвигались вперёд. В районе одной высоты гитлеровцы после безуспешных многодневных атак перешли к обороне. За два дня боевых действий на этом участке уничтожено до восьмисот немецких солдат и офицеров. На другом участке подразделение людской пехоты отбило атаку противника и уничтожило до двухсот гитлеровцев.
Левитан закончил читать свою речь. Надо будет дома её переписать и передать друзьям для размножения и распространения.
 
* * *
-Смотрите-ка, получается уже у него, - Куликов кивнул приятелям в сторону сцены, на которой торжественно восседал на стуле Серёжка и уверенно выводил на гитаре мелодию романса.
-Тюленин всегда своего добьётся, - ответил ему Остапенко.
И правда, одной из черт характера Сергея было упрямство и настойчивость. И если он задавался какой-нибудь цели, то обязательно шёл до конца, преодолевая все трудности на пути, достигал этой цели. Последнее время он задался целью научиться играть на гитаре, и всё свободное время не выпускал её из рук, терзал струны. Его верными учителями в этом были Валя Борц и Люба Шевцова.
Сейчас он весьма прилично играл на гитаре Любин любимый романс, а она, находясь возле него, пела и подтанцовывала в такт песне:
-Мой костёр в тумане светит,
Искры гаснут на ветру.
Ночью нас никто не встретит,
Мы простимся на мосту…
-Браво, браво, - раздался на весь зал голос Земнухова, он захлопал в ладоши.
Все находившиеся в зале ребята повернулись в сторону двери. В зал вошли Ваня Земнухов и Женя Мошков.
-Женя, а что если этот номер Любы и Серёжи включить в программу концерта? – обратился Земнухов к Мошкову.
-Можно, - коротко ответил тот. – Сергей, Люба, мы как раз вас ищем, - обратился он к тем, кто был на сцене.
-Вы тут песенки распеваете, а вас там серьёзные люди ждут, - передразнил Мошкова Стёпка Сафонов.
Евгений метнулся к Стёпке и легко огрел его по загривку.
-А мы чем не серьёзные? – скорчила серьёзную гримасу Любка Шевцова.
Все улыбнулись, глядя на неё.
-Надо так надо, - ответил Серёжка, легко соскочил со своего места и сунул гитару в руки находившейся рядом Шевцовой.
-Ребята, не до шуток, - наблюдая за всем этим, сказал Ваня Земнухов.
-А от нас какие секреты? – обиженно посмотрел на Земнухова Остапенко.
-А и правда, какие от ребят секреты? – выразительно посмотрела Любка на Женю Мошкова, который распахнул перед ней дверь из зала. Она была уже возле двери и выходила из зала, кокетливо заигрывая с Мошковым, пропускающим её вперёд.
Серёжка, проходя мимо друзей, похлопал Остапенко по плечу.
-Потом, ребя, - серьёзно сказал он им.
-Вечно у них секреты, - услышал он ропот друзей, выходя из зала.
 
Собрались члены штаба в кабинете директора клуба.
-А вы не думаете, что в клубе полно народа, и люди могут заподозрить, что мы тут собрались? – недовольно пробурчал Серёжка. Ему было неприятно, что обидели его друзей, пригласили его на заседание штаба при них.
-А какое может быть подозрение? – возразил Виктор Третьякевич. – Мы решаем репертуар наших кружков, обсуждаем их работу.
В кабинете директора кроме стола самого директора, появился ещё один стол – длинный, выструганный из досок и ничем не обшитый. Вдоль него с обоих сторон стояли разнокалиберные и разномастные стулья и табуретки. Виктор сидел за этим длинным столом возле стола Евгения.
Когда вошли в кабинет Серёжка, Люба, Ваня и Евгений, все остальные действительно были уже в сборе. Здесь присутствовали даже Олег и Туркенич (в работе клуба они участия не принимали. Туркенич работал в клубе Ленина, а где работал Олег, и работал ли он вообще, Сергей не знал). Любка, Сергей и Ваня устроились на свободных местах, Женя прошёл за свой стол.
-На повестке дня у нас сегодня, - вставая, взял слово Третьякевич.
-Работа клуба, - перебил его Мошков, подвинул к себе тетрадь, взял в руки карандаш. – И выступающим не обязательно вставать с места. Мы решаем репертуар программы, а это можно делать и сидя, - он с укором посмотрел на Виктора. Тот, не отводя взгляда от Мошкова, сел на своё место.
-Товарищи, скоро будет 25-ая годовщина Великого Октября, - вполголоса заговорил Третьякевич, оглядывая всех присутствующих своим прямым взглядом. – Надо отметить это событие.
-Правильно! – поддержала его Любка, соскакивая со своего места и взмахнув в воздухе своим кулачком. – Да так отметить, чтоб эти чёртовы псы запомнили наш праздник!
-Люба, говори потише, - сразу раздалось несколько голосов.
-Что вы предлагаете? – спокойно спросил Туркенич, даже не взглянув на присутствующих.
-Листовок надо выпустить как можно больше и везде их расклеить, - предложил Вася Левашов.
-А ещё лучше отпечатать их! – поддержал его Ваня Земнухов. – Володя, как у нас с типографией? – посмотрел он на Осьмухина.
-Станок почти готов, - отрапортовал Володя Осьмухин. – Остались последние штрихи.
-Как со шрифтом? – повернулся к нему Третьякевич.
-Шрифт есть, но его мало, - ответил Виктору Владимир.
-Ты скажи, каких букв не хватает, мы с Ваней их вырежем, - предложил Арутюнянц и взглянул на Ваню Земнухова. – Правда, Ваня?
-Да, - подтвердил тот. – Надо искать шрифт везде.
-В типографии его больше нет, ребята весь раскопали, - подал свой голос Сергей.
-Надо ещё научиться им пользоваться, - вставил слово Ваня Земнухов, сидя на своём месте и теребя в руках очки.
-А мы будем учиться! – возбуждённо воскликнул Георгий, поднимаясь со своего места. – У меня можно собраться. Немцы у нас почти не бывают, с родными всё улажу.
Третьякевич посмотрел на Осьмухина:
-Станок перенесёте к Георгию.
Володя согласно пожал плечами.
-Но ведь, ребята, одних листовок мало! Надо ещё что-нибудь. Чтоб запомнился этот день и народу, и этим сволочам!
-Управу спалить! – внёс предложение Сергей.
-Ну это ты загнул. Так сразу и спалить, - возразил Олег.
-И не что-нибудь, а именно Управу, - покачал головой Ваня.
-Ну и аппетит у тебя, Серёжа, - смущённо посмотрел на него Толя Попов.
-А что, и верно! – поддержала Сергея Любка. – Вот будет запоминающееся зрелище!
-А что с народом будет, вы подумали? – подала тихий спокойный голос Ульяна.
-А что будет с народом? – воспылал негодованием Серёжка, обратил к Ульяне свой пылающий взгляд.
-А то, что перевешают каждого второго, - смотрела на него Громова своими большими, тёмными, выразительными глазами. И он чувствовал, какое успокаивающее действие на него производят эти её глаза и её взгляд. Он начал понимать, что она права, и Управу спалить – это уже слишком.
-Ну а что делать тогда? – уже спокойнее спросил он, обращаясь ко сем.
-Ребята, мы ведь всегда этот праздник встречали с красными флагами! – воскликнула Любка. – Так зачем же нарушать традицию? – она сияющими глазами смотрела на всех присутствующих.
-И то верно! – поддержал её Ваня Земнухов.
-Но ведь их тут же сорвут, - подал голос Вася Левашов.
-А мы их заминируем! – вдруг предложил Володя Осьмухин. И посмотрел на Сергея Левашова:
-Правда, Сергей?
-Можно, - кивнул тот головой.
-И пусть хоть один гад сунется! – продолжил Володя.
-Это вы здорово придумали. Молодцы! – восхищался Олег.
-А кто вывешивать их будет? – интересовалась Любка. – Я тоже хочу.
-Это мы потом решим.
Когда все выходили из кабинета, Женя Мошков остановил Сергея. Подождал, когда все выйдут, подошёл к нему.
-Я ведь сразу понял, что это вы ту записку мне подложили. Ты и твои ребята, - говорил Евгений, пристально глядя на Серёжку.
-Откуда? – удивился Тюленин.
-Маскироваться надо лучше. Разведчики из вас никудышные, - выговаривал директор Сергею.
Серёжка смутился, потупился, разглядывая свои ботинки.
-Ну ладно, дело не в этом, - смягчился Мошков, обнял Сергея за плечи, приблизился к его уху. – Тебе привет от Филиппа Петровича.
Серёжка поднял взгляд на Мошкова.
-Так значит ты… - начал он, но Евгений приблизил палец к своим губам.
-Об этом никто не должен знать.
-Понял, - кивнул ему Серёжка.
-Филипп Петрович просил тебе передать, что нужна карта города. Сможешь её достать? – внимательно и изучающе смотрел Мошков на своего младшего товарища.
-Да где ж её сейчас достать-то? – сетовал Серёжка, тщательно обдумывая разные варианты поиска карты города. Наконец ему пришло в голову:
-Разве только самим нарисовать? – он вопросительно посмотрел на Женю.
-Нужна точная и подробная карта, - внимательно смотрел на него директор клуба своими светлыми, серо-голубыми глазами.
-Ребята сделают так, что от настоящей не отличишь, - кивнул Серёжка.
-От этого будет зависеть успех всей операции, - предупредил его Мошков.
-Что за операция? – заинтересовался Серёжка, подался к Мошкову.
-Это тайна.
-Понял, - обиженно произнёс Сергей.
-Не горюй, придёт время и ты узнаешь, - потрепал его по плечу Евгений, поняв, что Тюленин разочаровался.
-На нас, на мою группу и на меня, можете полностью рассчитывать, - уверенно произнёс Сергей.
-Ясно, - кивнул ему Евгений. – Старшим это передам.
 
Володю Осьмухина Сергей разыскал в коридоре второго этажа. Отвёл его в сторону.
-Слушай, Володька, выручай, - обратился он к нему. – Позарез нужны медная проволока и радиолампы.
-Зачем они тебе? – удивился Осьмухин.
-Не делай вид, что не знаешь, - смотрел на него Серёжка.
Володя долго соображал, молчал. Наклонился к уху Серёжки.
-Приёмник собрался делать?
Серёжка кивнул ему головой.
-Это тебе, брат, не ко мне надо обращаться.
-А к кому? – с надеждой спросил Тюленин.
-Пошли, - Володя кивнул Серёжке в сторону.
Они догнали Сергея Левашова.
-Вот, Серёжка, знакомься со своим тёзкой, - улыбнулся Володя и повёл рукой в сторону Левашова. Шепнул на ухо Тюленину:
-Этот товарищ приёмник сам смастерил, так что все вопросы к нему.
Володя повернулся к Сергею Левашову, сказал ему, оглянувшись по сторонам:
-Наш боевой друг радио заинтересовался, ты уж помоги ему в этом. И в деталях, какие попросит, не отказывай, - добавил он.
Сергей Левашов мельком взглянул на Тюленина:
-Что там у тебя?
-Достать надо кое-что.
Левашов, внимательно разглядывая Тюленина, кивнул головой:
-Сделаем.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz