Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Палачи из "охранной роты" | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 03:55
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Из книги «НЕОТВРАТИМОЕ ВОЗМЕЗДИЕ». ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНЫХ ПРОЦЕССОВ НАД ИЗМЕННИКАМИ РОДИНЫ, ФАШИСТСКИМИ ПАЛАЧАМИ И АГЕНТАМИ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКИХ РАЗВЕДОК
Под редакцией генерал-лейтенанта юстиции С. С. Максимова.
Составитель М. Е. К а р ы ш е в.
МОСКВА, ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО, 1987
 
А. ЛИКАС
ПАЛАЧИ ИЗ „ОХРАННОЙ РОТЫ"
 
Всякий раз, проезжая мимо деревни Пирчюпяй, я не могу не остановиться и не постоять несколько минут, склонив голову у скульптуры Матери.
Памятник открыт 24 июля 1960 года. Создателю его — скульп­тору Гедиминасу Йокубонису, лауреату Ленинской премии, уда­лось передать великую скорбь женщин-матерей, народное горе: страдание в лице, в руках, во всей фигуре... Как и всякое талантливое произведение советского монументального искусства после­военных лет, скульптура Матери отличается поразительной про­стотой.
За сутки через Пирчюпяй проходит много автобусов междуго­родных и местных линий, десятки легковых автомашин. И ни один автобус, ни одна автомашина не промчится мимо. Люди не могут равнодушно проехать мимо скульптуры Матери и гранит­ной стены с именами погибших.
Монументальный ансамбль напоминает людям о бесчеловеч­ной расправе над мирным населением деревни.
...Пирчюпяй вошел в историю своей страшной, трагической судьбой. 3 июня 1944 года фашисты сожгли дотла всю деревню и ее жителей. Палачи не щадили ни стариков, ни женщин, ни де­тей. В пламени пожара погибло 119 человек. Старшему из каз­ненных было 90 лет, младшему — 5 недель. Заживо сгорели 14 мальчиков и девочек, не достигших и пяти лет, а четверо сго­ревших — грудные младенцы.
Скульптура Матери напоминает и будет долго напоминать многим поколениям людей о чудовищных злодеяниях фашистов в годы войны в Литве.
За три с лишним года хозяйничанья на литовской земле гит­леровцы и их пособники — буржуазные националисты уничто­жили свыше 700 тысяч рабочих, крестьян, интеллигентов — почти шестую часть жителей Литвы.
В древнем Вильнюсе — городе редкостной красоты — ничто сей­час не напоминает о войне. А ведь он был фашистами разрушен и сожжен более чем на 40 процентов. В руины превратили окку­панты Шяуляй, Клайпеду — город с незамерзающим портом. Стерт с лица земли Расейняй. Сильно пострадали Лаздияй, Алитус, Юрбаркас. Разрушены были многие предприятия республи­ки. Огромный ущерб война нанесла сельскому хозяйству.
Гитлеровским убийцам усердно помогали в их черном деле главным образом буржуазные националисты. Нашлись негодяи, которые угодливо прислуживали нацистам в годы оккупации, вместе с нацистскими палачами проливали кровь народа. Во гла­ве их стоял некий Ульбинас. В своем предательском пособниче­стве он опирался на бывших сотрудников буржуазной литовской охранки Рудинскаса, Синкевичюса и других. В 1943 году буржу­азные националисты в своей газетенке писали: «Мы хотим с немцами жить в мире и сотрудничать. Мы их снабжаем продук­тами питания, одеждой, и мы не спрашиваем, что мы за это по­лучим».
Сразу же после Великой Отечественной войны в Литве про­шли судебные процессы по делам о злодеяниях гитлеровских за­хватчиков и буржуазных националистов. В первые послевоенные годы я был еще далек от судебной деятельности, поэтому о мно­гих процессах знаю из газетных отчетов. Но вот об одном судеб­ном процессе не могу не рассказать, В нем мне довелось участво­вать самому в качестве председательствующего.
В памяти хорошо сохранились подробности этого процесса. Рассказать о нем есть смысл еще и потому, что читатель полу­чит представление о других, во многом сходных судебных процес­сах над предателями Родины.
 
Судебный процесс в Рокишкисе состоялся во второй половине ноября 1965 года. Продолжался он пять дней. И все эти дни просторный зал детской спортивной школы был заполнен жите­лями Рокишкиса.
В зале, где всегда царили радость, бодрость и спортивный азарт, в эти дни была совсем другая обстановка. Многие из при­сутствующих еще помнили лето 1941 года. Теперь жители Рокиш­киса, окрестных городов и сел с глазу на глаз встретились с убий­цами. Здесь собрались свидетели событий, воспоминание о кото­рых щемило сердце. Многие из них подвергались пыткам, издевательствам, которые чинили те, кто сидел на скамье подсуди­мых.
Находились в зале и представители младшего поколения, вы­росшего после войны, знающего обо всем, происшедшем в 1941 го­ду, только по рассказам взрослых или из книг, журналов, пожел­тевших от времени газет.
Тяжело было мне, председательствующему, успокаивать зал, когда оглашались документы, заслушивались показания свидете­лей об ужасных событиях того времени в Рокишкисе.
Обвинительное заключение, допрос свидетелей, вещественные доказательства, документы раскрывали суду неимоверные стра­дания людей, их трагические судьбы.
Что же произошло в окрестностях Рокишкиса?
Там, где сейчас стоит памятник жертвам фашизма, было убито 3207 ни в чем не повинных советских людей. В тяжелые для нашей Родины дни, когда гитлеровская Германия внезапно напа­ла на Советский Союз и литовский народ вместе со всеми наро­дами страны поднялся на борьбу с захватчиками, буржуазные националисты, ушедшие год назад в подполье, выползли из своих нор. Стараясь услужить своим новым хозяевам, они всячески пособничали оккупантам.
Оставшиеся в Рокишкисе офицеры бывшей буржуазной армии И. Жукас и М. Пяткунас создали отряд убийц, так называемую «охранную роту» комендатуры уезда. В ней и служили подсуди­мые Казимирас Дагис, Стяпонас Лашас, Стасис Варнас и Пятрас Струмскис. Эти молодчики не только слепо выполняли указания гитлеровцев, но и проявляли инициативу, состязались между со­бой в садизме, стремясь любым способом угодить гитлеровцам, выслужиться перед ними и получить награды за убийства невин­ных людей.
На суде был оглашен тайный документ под грифом «Государ­ственной важности». Перед судом предстал отчет командира СД и немецкой полиции безопасности в Литве о деятельности опера­тивного отряда № 3. Подписан он штандартенфюрером СС Егером. В нем в нескольких строчках упоминается о деятельности рокишкской «охранной роты».
Егер признает: из Рокишкиса надо было вывезти для физиче­ского уничтожения 3207 человек к месту ликвидации, которое находилось на расстоянии четырех с половиной километров. Для того чтобы эту работу можно было выполнить за двадцать четыре часа, «восемьдесят бывших в нашем распоряжении литовских партизан (так именовали гитлеровцы предателей литовского на­рода) работали вместе с моими людьми».
Перед Верховным судом республики постепенно, шаг за ша­гом, раскрывалась жуткая история двух августовских дней в окрестностях Рокишкиса.
15—16 августа 1941 года в деревне Баёрай по указанию гит­леровцев каратели из рокишкской «охранной роты» расстреляли 3207 человек. Их жертвами были женщины, старики, дети. Ли­лась кровь невинных людей, окрестности оглашались криками и стонами умирающих...
За несколько дней июля и августа 1941 года в районе Рокиш­киса было убито более 4000 человек.
На Чертовой горе в Баёрае, в Антаноше бандиты устроили, как они сами выражались, «чертов пир».
И вот четверо из них предстали перед судом.
Кто они?
Стасис Варнас — в «охранную роту» вступил добровольцем. Служил в чине сержанта. Участвовал в расстрелах советских ак­тивистов. По собственному признанию, взял себе три пальто и костюм, снятые с приговоренных к смерти. Получил также пре­мию «за выполнение особых обязанностей».
В ходе судебного следствия Варнас был изобличен в том, что сопровождал к месту расстрела председателя исполкома Казлишкского сельского Совета Михаила Шороховаса, комсомольца Ионаса Пупениса и других арестованных. Во время расстрела Варнас вместе с другими стоял в оцеплении. Когда комсомолец Ионас Пупенис бросился бежать, Варнас и Лашас открыли по нему огонь. Варнас ранил Пупениса в плечо, но тому все же удалось скрыться.
И вот И. Пупенис дает свидетельские показания суду о кро­вавых делах предателей Родины.
Варнаса изобличили свидетели не только в зверствах, но и в мародерстве. Это он после расстрела срывал с убитых одежду и тащил к себе. Даже через четверть века после этих кровавых событии при обыске у Варнаса было обнаружено много чужой одежды, в том числе женской и детской.
В конце судебного следствия государственный обвинитель воз­будил перед судом ходатайство о приобщении к делу справки Государственного архива Литовской ССР и протокола допроса бывшего сотрудника полиции безопасности буржуазной Литвы Иоанаса Диделиса. Из этих документов следует, что подсудимый Стасис Варнас в 1933—1935 годах был агентом гитлеровской раз­ведки, за что получал ежемесячно денежное вознаграждение, значился под кличкой Хитрец, поддерживал связь с коммуниста­ми и выдавал их охранке.
Казимирас Дагис — в «охранную роту» вступил добровольцем. Служил в чине ефрейтора. Во время событий в Баёрае находил­ся у края ям и вместе с другими карателями стрелял в безоруж­ных людей. Во время массового убийства в Антаноше охранял место расстрела. От главарей «охранной роты» получил премию «за выполнение особых обязанностей». В судебном заседании Дагису был предъявлен документ, на котором есть его роспись о получении денег за участие в акции.
Дагис был наиболее активным сообщником гитлеровских бан­дитов. Это он пригнал к месту расстрела две группы по 50 чело­век и собственноручно расстрелял их.
Стяпонас Лашас — в «охранную роту» вступил добровольцем. Служил рядовым. Вместе с другими карателями вывел из рокишкской волостной гауптвахты 30 советских активистов, в том числе председателя исполкома Казлишкского Совета Михаила Шороховаса. Все они были расстреляны, кроме комсомольца Ионаса Пупениса, который, как отмечалось, сумел в последнюю минуту бежать.
Лашас участвовал в массовых убийствах в местечке Баёрай. За верную службу карателям получил премию «за выполнение особых обязанностей». Вместе с другими палачами доставил к месту расстрела группу обреченных, в которой было более 500 че­ловек. Он же участвовал в конвоировании другой группы из 250 человек, лично участвовал в расстреле людей.
Бывший лесник Степонского леса, участник бандитской шай­ки (осужденный по другому делу) И. Мешкаускас подтвердил в суде, что видел, как каратели из рокишкской «охранной роты» расстреливали согнанных в ямы людей. Активным участником расстрелов он назвал и Стяпонаса Лашаса.
Столь же омерзительным предстал перед судом Пятрас Струмскис. В начале войны он служил в оккупационной полиции, а за­тем перешел в отряд карателей.
В судебном заседании Струмскис отрицал свою причастность к расстрелам, утверждая, что выполнял в роте лишь обязанности повара. Однако в ходе судебного разбирательства было доказано, что он участвовал в убийствах советских активистов в Степонском лесу, расстреливал их и в Баёрае, в Антаноше.
Свидетельница Д. Шашкова показала в суде, что каратели арестовали 27 июня 1941 года ее дочь комсомолку Раису. Шаш­кова просила Струмскиса отпустить дочь, но тот нагло заявил: «Всех вас ждет такая участь!» Девушку через несколько дней расстреляли.
Струмскис сидел на скамье подсудимых, опустив глаза: он боялся взглянуть на свидетельницу.
Было установлено, что Струмскис лично участвовал в рас­стрелах около трехсот человек. В поместье Антаноше было уни­чтожено 1160 человек. Советских людей к месту расправы конвои­ровал Струмскис, а во время расстрела он стоял на краю ямы и следил за тем, чтобы ни один человек не мог спастись.
«За выполнение особых обязанностей», а иными словами, за убийства невинных людей Струмскис, как Дагис, Лашас и Варнас, получал денежное вознаграждение. Получал он и другие «премии».
В 1948 году Струмскис был арестован, но бежал. С тех пор он скрывался в Шяуляе, в Пагегяе, а затем работал столяром на конном заводе «Нямунас» Шилутского района, жил по под­ложным документам на имя Сависа. Однако укрыться от возмез­дия ему не удалось.
Суд вынес справедливый приговор четырем бандитам: смертная казнь.
На судебном процессе, о котором идет речь, часто возникал вопрос: как могло случиться, что подсудимые и их сообщники стали активными пособниками гитлеровцев?
Фашизм породил массовые убийства. Миллионы людей уни­чтожались за нежелание признать тот «новый порядок» в Евро­пе, который хотели установить захватчики.
Многие свидетели, осужденные ранее по другим делам бур­жуазных националистов, были пособниками гитлеровских окку­пантов. Почему? Постараюсь ответить на этот вопрос.
...В конце 1918 — начале 1919 года к власти в Литве пришли рабочие, безземельные и малоземельные крестьяне. Революцион­ное движение в Литве, его бурный рост и его заключительный этап произошли под влиянием Великой Октябрьской социалисти­ческой революции. Борьба литовского народа за свое социальное и национальное освобождение развивалась в условиях террора со стороны немецких оккупантов, поддерживаемых буржуазно- националистической верхушкой. Борьба эта, несмотря на сопро­тивление оккупантов и националистической буржуазии, увенча­лась успехом.
Литовская буржуазия, подстрекаемая международной реак­цией, не смирилась со своим поражением, не хотела так просто уступить власть рабочим и крестьянам. Поэтому, пользуясь во­оруженной поддержкой из-за рубежа, она активно готовила контрреволюционный переворот. Переворот этот готовился из одного центра, по единому плану. В марте 1919 года контрреволюцион­ные силы выступили против народной власти.
21 апреля 1919 года после трехдневных боев белополяки за­хватили Вильно (Вильнюс). Интервентов активно поддерживали отряды буржуазных националистов. Сплотившись вместе, внеш­няя и внутренняя контрреволюция утопила в крови молодую, еще не окрепшую Советскую власть в Литве.
В декабре 1926 года реакция, поддержанная крупной бур­жуазией, опираясь на армию, разогнала сейм (парламент) и за­хватила государственную власть. Новое правительство фашист­ского толка произвело перестройку государственного аппарата. Перестройка эта носила антиконституционный характер. Все шло к тому, чтобы укрепить новый режим. Для этого прежде всего необходимо было ликвидировать остатки буржуазного парламен­таризма, лишить граждан демократических свобод и каких-либо прав, сконцентрировать власть в руках правящей вер­хушки.
Несмотря на террор, революционное движение в Литве не­уклонно росло. Эта борьба закончилась победой трудящихся ле­том 1940 года.
3 августа 1940 года Верховный Совет СССР принял Литву в Союз Советских Социалистических Республик в качестве равнонравной республики.
Но свободная жизнь литовского народа была недолгой. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.
Литовская буржуазия не могла смириться с тем, что нацио­нализировали ее землю, промышленные предприятия, лишили возможности эксплуатировать чужой труд. Поэтому с первых же дней оккупации Литвы гитлеровцами враги народной власти ста­ли усердно помогать оккупантам в уничтожении советских акти­вистов. Среди них оказались и те, кто впоследствии предстал пе­ред судом в Рокишкисе.
Бандитские шайки буржуазных националистов своими звер­ствами нисколько не уступали гитлеровцам.
Из показаний бандитов можно было четко представить их об­раз жизни. Вот глубокий бункер в лесной чащобе. Здесь затаи­лись два десятка головорезов из шайки бывшего фашистского прислужника Ионаса Квиклиса. В лесу тишина, но нервы бан­дитов напряжены, и они вздрагивают от каждого шороха. Вокруг выставлена охрана, но и это не приносит покоя. Страх и неуверенность в душе каждого.
Основу шайки составляют те, кому нет пути к честной жизни. Когда литовский народ томился под пятой оккупантов, эти вы­родки добровольно пошли в услужение к гитлеровцам. Вместе с немецкими карателями они преследовали партизанские от­ряды в Литве, в соседней Белоруссии, безжалостно расправлялись с населением.
Когда гитлеровцы отступали с территории Литвы, вместе с ними бежали на запад многие убийцы и насильники из числа буржуазных националистов. Впоследствии они нашли приют у тех, кто мечтает покончить с советским строем.
Однако не всем фашистским прихвостням удалось бежать. Боясь заслуженной кары, они укрылись в лесах и на глухих хуторах, объединились в бандитские шайки. К ним присоедини­лись и уголовники.
Литовское крестьянство, все трудящиеся решительно боро­лись против бандитов. Даже те, кто в свое время были обмануты буржуазными националистами и втянуты в антисоветскую дея­тельность, осознав ее вред для народа, порвали с прошлым и вер­нулись на путь честной жизни.
Как смертельно раненный зверь кидается на каждого, кто попадается ему на тропе, так и литовские националисты, созна­вая безнадежность своего положения, убивали первого встречно­го. Бандиты стали особенно опасны. Учитывая это, партийные и советские органы приняли все меры, чтобы как можно быстрее их ликвидировать.
Но еще бродят по земле отщепенцы, чьи руки обагрены кро­вью советских людей. Долгие годы под чужой фамилией скры­вался Винцас Саусайтис. Он добровольно вызвался служить в фашистской полиции, а затем перешел в зондеркоманду, специ­ально созданную для уничтожения людей.
Полторы тысячи документов уголовного дела, вещественные доказательства, живые свидетели изобличили Саусайтиса не толь­ко в участии в массовых расстрелах, но и в мародерстве. Саусай­тис и его сообщники торговали вещами убитых. Об этом расска­зали в суде железнодорожник Петр Янковский и пенсионер Антанас Чибирас.
Саусайтис полностью признал свою вину. Верховный суд Ли­товской ССР, рассматривавший это дело в феврале 1978 года, приговорил фашистского палача к расстрелу.
Советский закон четко и ясно определяет: гитлеровские пре­ступники не должны избежать справедливого возмездия, где бы и как бы долго они ни скрывались от правосудия.
Закон наш полностью соответствует принципам междуна­родного права. Тем принципам, которые нашли свое отраже­ние в Уставе Международного Военного Трибунала и в ре­золюциях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.
И хотя за рубежом открыто не высказываются против этих общепризнанных международных норм, на деле же к фашистским преступникам применяют положения обычного уголовного права о сроках давности привлечения к ответственности.
Сроки давности существуют и у нас. В одном случае давность наступает через три года, в другом — лишь через пятнадцать лет. Все зависит от характера преступления и личности виновного.
В виде исключения из статьи 41 Основ уголовного законода­тельства Союза ССР и союзных республик установлено, что на­цистские преступники, виновные в тягчайших злодеяниях против мира и человечности и в военных преступлениях, граждане СССР, проводившие активную карательную деятельность, подле­жат суду и наказанию независимо от времени, истекшего после совершения преступления.
Советские люди никогда не забудут кровавых преступлений гитлеровских палачей и их сообщников — буржуазных национа­листов.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz