Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Связная | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 20:58
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Связная.
 
Сентябрь.
Из дверей клуба – одноэтажного длинного здания, украшенного аркой, узорами на ставнях и резными перилами у крыльца – вышла невысокая девушка. Одета она была в тёплую вязаную кофту, светлую юбку, ноги были обуты в старенькие ботиночки, а волосы её покрывала белая косынка. Она посмотрела на небо, прищурилась, взглянув на солнышко, приложила ладонь ко лбу, прикрывая глаза от осенних, но ярких лучей солнца. Улыбнулась, следя за полётом ласточек.
-Ната, ты далеко? – следом за ней из здания вышел среднего роста стройный паренёк. На нём был коричневый пиджак, под которым виднелась светлая косоворотка. Светлые вьющиеся волосы были ничем не прикрыты.
Девушка взглянула на парня, показывая свои ровные белые зубки, серые глаза её сверкали озорством. Он засмущался и отвёл от неё взгляд в сторону.
-Да, Толя, - ответила ему девушка. – В Новоильинское.
-Далече тебя отправили, - сказал парень, срывая с дерева пожелтевший листок. – А с тобой можно? – неуверенно спросил он.
-Пошли, конечно, - Ната даже обрадовалась его предложению. Хоть не так скучно ей будет в пути. До Новоильинского было 20 км, а ходить одной она не очень любила. Она не любила оставаться одна, ей постоянно нужна была компания. А тут ещё и повод появился прогуляться вдвоём с любимым юношей. После объяснения ей в любви и своих признаний, Толя отходил от неё редко.
 
Они шли по окрашенному в яркие осенние цвета лесу, под их ногами шелестели опавшие жёлтые и красные листья. Какое-то время Толя держал Нату за руку, но потом отпустил её – так легче было уворачиваться от попадающих на их пути веток.
Толя шёл сзади, любовался грацией и ловкостью своей подруги, её сноровкой. Как непринуждённо уворачивалась она от веток на своём пути, перешагивала через упавшие деревья! Дорогу она знала превосходно, уверенно шагала в нужном направлении. Вдруг повернулась к нему, заглянула в его задумчивое лицо, сказала непринуждённо:
-Толя, а ты чего всё молчишь? Словно воды в рот набрал.
И она озорно улыбнулась. Он сорвал листик с дерева, тоже улыбнулся ей в ответ, но стеснительно.
-А что говорить-то, Ната? Я тебе уже говорил, что ты очень симпатичная? – отвечал ей парень, не сводя с неё глаз.
-Говорил, и не один раз, - девушка отвела рукой ветку от своего лица, отвернулась и вновь зашагала вперёд. – А что-нибудь новенькое расскажи?
Парень задумался.
-Натка, а ты слышала анекдот про коменданта? Парни ночью рассказали, - изрёк он. Она мельком на него взглянула.
-Очень интересно. Нет, не слышала. Значит, вы там по ночам себя анекдотами развлекаете? А нам, девчатам, почему их не рассказываете? Нам тоже интересно!
-Ну, так вас ведь с нами нету, а днём уже не до этого, - засмущался парень.
-Это укор? – полюбопытствовала Ната, опять посмотрев на Толю уже более внимательно. – Вы же сами нас с собой не берёте.
Толя промолчал.
-А где же обещанный анекдот? – напомнила девушка. И Толя ей рассказал услышанный ночью (когда они в засаде на дороге ожидали вражескую машину) от парней анекдот про коменданта города. По лесу раздавался звонкий Наткин смех. Наконец, она успокоилась.
-Ну, вы даёте. А кто это придумал?
-Не знаю. А вот ещё про бургомистра от Васьки Беркутова услышал, - и он рассказал ей очередной анекдот.
Когда Натка закончила смеяться, она стала серьёзной, задумалась о чём-то. Подошла к дереву, разглядывая его ствол, трогая его своими нежными руками.
-Смотри, Толя, муравей, - вдруг сказала она. – Он спешит по каким-то своим делам. Смотри, как он торопится куда-то. А ведь он тоже под оккупацией фашистов находится, - говорила она, взглянув на Толю. – Вот спешит, а не знает, что его землю топчут злые и чужие сапоги! – на лице Наты вспыхнула непримиримая ненависть. Вспыхнула и погасла. Это было мимолётно, но Толя успел это заметить. Нахмурился. Здесь, в лесу, их никто не видел. Но её злость и ненависть проявлялись и в городе. Он всегда опасался, что их заметят враги. Он так боялся за неё после того случая месяц назад, когда она провела три страшных дня в тюрьме! Следы этого пребывания оставались у неё до сих пор.
-Ната, - он приблизился к ней, - нельзя так, - он притронулся к её лицу своими руками, нежно погладил по щекам.
-Как - так? - еле слышно вымолвила она, не спуская с него своих больших серых глаз.
-Вот так вот, идти напролом, - отвечал ей так же тихо парень, не отводя от неё взгляда, любуясь ею. – Наташа, я так переживаю за тебя.
Какое-то время она серьёзно и внимательно разглядывала его. Взяла его руки в свои.
-Ну что ты говоришь? – повторила она. – Пошли давай, нас ведь ждут.
Она отвела от себя его руки, отвернулась, зашагала по направлению к Новоильинскому.
-Ната, - сказал Толя уже её спине, - текст листовки у тебя?
-Да, конечно, - ответила ему девушка.
-Отдай мне его.
-Зачем? – удивилась она.
-Если нас схватят, то пусть он у меня будет. А ты как бы и ни при чём. Может, отпустят тебя? – серьёзно говорил парень.
-Дурачок, - улыбнулась ему девушка. – Кто же нас здесь схватит? Здесь же никого нет!
-Ну, мы же и в селе ещё будем, - не отступал парень. Девушка на него серьёзно посмотрела.
-Толя, всё будет хорошо, а ерунду вот эту всю свою выброси из головы. Кому мы нужны-то? - говорила она. – И вообще, первый раз, что ли? Не привыкать уже.
-Что не привыкать? – испуганно спросил парень.
-С листовками в карманах ходить, - улыбнулась ему девушка. – А ты о чём подумал?
-Да так, ни о чём.
Они вышли на опушку, перед ними лежало широкое поле.
-Вот и пришли уже, - сказала Наталья, указывая рукой куда-то вдаль. За полем виднелись постройки деревни – крыши домов местных жителей, купол церкви.
 
Наталья постучала в крайнюю избу. Дверь им открыла старушка, которая внимательно посмотрела на пришедших.
-Здравствуйте, Ефросинья Степановна, - поздоровалась непринуждённо Наташа. – А где можно увидеть Женю?
-Да дома она, - ответила старушка. – Входите, - добавила она, подозрительно оглядывая Толю.
-Это со мной, Ефросинья Степановна, наш человек, - успокоила Наталья, уловив её взгляд. – Анатолий.
Из комнаты вышла невысокая девушка, русые косы её были переплетены на голове. Узнав Нату, она заулыбалась, обрадовалась ей.
-Бабушка, посмотри, чем можно гостей накормить, - попросила она старушку, а сама пропустила пришедших к ней в свою комнату, зашла вслед за ними, прикрыла за собой дверь. Натка без приглашения села на ближайший стул. Указала Толе на другой.
-Женя, знакомься. Это Анатолий, наш человек, - ответила она на вопросительный взгляд подруги.
-Очень приятно, - пробурчал Толя, вставая с места и неловко пожав девушке руку. Та ему улыбнулась:
-Женя.
И повернулась к Нате:
-Ну что, принесла? – тихо спросила она, оглядываясь на дверь.
-Да, вот, - ответила ей Ната, доставая откуда-то изнутри своей одежды сложенный вчетверо листок бумаги, протянула его подруге. Девушка взяла его, развернула, пробежала глазами.
-Вот здорово! – обрадовалась она, заулыбалась.
-Тут ещё Антон попросил передать для Володи, - и Ната начала выгружать… радиодетали. У Толи непроизвольно открылся рот от удивления и возмущения.
-Ната, ты от меня всё это прятала? – укорил он её. – Почему не сказала?
-А ты и не спрашивал, - просто ответила она ему, пожала плечиком, внимательно посмотрела на него своими озорными глазами. – Да и потом, Толя, ну хватит меня опекать. Я не маленькая уже. Я же не бегаю за вами, когда вы заняты своими делами, - и она опять переключила своё внимание на Женю и радиодетали. – Справитесь сами или из города кого прислать? – спросила она у девушки.
-Сами, - отвечала та, разглядывая детали, лежащие на столе. – Венька хотел сделать.
-Справится? – недоверчиво спросила Натка.
-Он хоть и болтает много, но пустословом никогда не был. Раз говорит, значит сделает.
-Ну, хорошо, - успокоилась Ната.
Толя молча следил за разговором девчат, рассматривая то Женю, то Нату. Девушки говорили о радио и деталях к нему с такой же непринуждённостью и беззаботностью, как о ленточках и гребешках для волос. Тем ни менее, если бы их сейчас услышали враги, то расплата была бы неминуема, ведь радио слушать было запрещено!
-Девчата, уберите всё это отсюда, - вмешался в их разговор Толя. – Не ровен час, увидит кто.
-А кто? – искренне удивилась Женя.
-Убери, Женя, лучше подальше, - поддержала Ната Толю. – Как тут у вас? – спросила она подругу, когда та сложила в лоскут материи детали и убрала их в свой шкаф.
-В норме, без происшествий, - коротко ответила Женя. И тут же посветила гостей во все подробности сельской жизни и деятельности подпольной группы.
В дверь комнаты постучали, появилась бабушка Жени, сказала:
-Пойдёмте, картошечкой угощу. Покушаете.
Толя и девушки переместились на кухню. Она оказалась небольшой, но уютной и ухоженной, сразу чувствовалась рука хорошей хозяйки этого дома, любящей и почитающей украинские традиции.
Простая, варёная и горячая картошка казалась очень вкусной. Анатолий с большим удовольствием ел её, запивая молоком. Хозяева оказались гостеприимны и щедры.
Плотно пообедав, Ната с Толей отправились в обратный путь. Он был таким же далёким. Натка всю дорогу веселилась, пела советские песни, Толя её поддерживал. В это время они были так беззаботны! Они радовались жизни, радовались тому, что вместе, им вместе было так хорошо! В этот момент им нравилась осень, красота красно-зелёно-жёлтого леса. Они были так счастливы! И война, и оккупация отступили от них куда-то далеко-далеко! Натка беззаботно кружилась, раскинув руки в стороны и глядя вверх, на голубое небо, на белые облака, весело и звонко смеялась. Споткнулась. Толя бросился к ней, поддержал, обнял. Она устремила на него свой радостный взгляд, улыбнулась ему. Какое-то время они постояли обнявшись. Он с такой любовью смотрел на неё! Внимательно разглядывал каждую чёрточку её лица. Любовался ею. Она стеснённо посмотрела на него, порозовела, опустила взгляд.
-Ну ладно, Толя, идти надо, - пролепетала она, отстраняясь от него. Он нехотя отпустил её. Дальше они шагали, не выпуская рук друг друга.
 
В город они вернулись уже вечером. Натка только дома почувствовала, как она устала. Ноги были словно тяжёлыми, её клонило в сон. Но на душе была такая непередаваемая радость! Столько всего случилось за день! Только она прислонила голову к подушке, как сразу же уснула.
Проснулась от тихого, но настойчивого стука в окно. Открыла глаза – и в комнате, и на улице кромешная темнота. Кому она могла понадобиться в такое время? Подошла к окну, открыла его, пригляделась. В темноте разглядела Антона Деменко, его глаза сверкали в темноте.
-Сколько стучать можно? – возмущался он. – Ты чё, уснула что ли?
-Да, - не поняла она его.
-А как наша договорённость? Забыла? – с укоризной говорил он.
-Да, - спросонья ещё отвечала Натка.
-Ну, как ты могла?! Я бы уж сколько штук один-то расклеил, - обижался парень.
-Ой, Антоша, прости! – вспомнила она, что они сегодня хотели вместе идти клеить листовки. – Подожди, я сейчас, - и она скрылась в комнате. Наскоро оделась и выпрыгнула в окно легко и проворно, словно всю жизнь только этим и занималась.
-Ты чё спала-то? – спрашивал её Антон по дороге.
-Да не знаю, как-то так получилось, - отвечала она. – Слушай, а что в клубе-то было?
-Да было, - и Антон ей вкратце шёпотом рассказал о клубных делах, что произошли в её отсутствие. – А ты где была-то?
-В Новоильинском.
-Ладно, тихо. Смотри, вон патруль идёт, - указал он ей в нужном направлении. – Давай сюда, - он увлёк её за стену ближайшего здания. Они молча проследили за передвижением двух полицейских. Когда те прошли, Ната с Антоном вынырнули из своего укрытия и направились в противоположную сторону, после них на заборах, на столбах, на щитках для объявлений оставались листы из школьных тетрадей с отпечатанным на них в типографии текстом о положении на фронтах. Листовки призывали народ не падать духом.
Когда Ната вернулась домой, её мать не спала, ждала свою дочь.
-Наташенька, ты где была? – спросила она упавшим голосом. – Я так беспокоилась за тебя.
Натка обняла её, поцеловала.
-Мамочка, не надо за меня волноваться. Ничего со мной не случится, - успокаивала она свою мать. - Мама, я спать пойду, хорошо? – вопросительно посмотрела девушка на свою маму.
-Устала, доченька? – Виктория Павловна погладила свою дочь по растрепавшимся, непослушным волосам. – Иди ложись, отдыхай.
-Ты, мамочка, тоже ложись, - посоветовала девушка.
-Я посижу ещё немного.
Девушка чмокнула свою мать в щёку и направилась в свою комнату.
 
А утром её разбудили голоса на кухне. Разговаривали двое – мама и Густа.
Наташа вышла к ним.
-Ната, ты проснулась наконец-то? – посмотрела на неё сестра. – Ну, ты и соня.
-Давно ждёшь? – беззаботно поинтересовалась у неё Ната, наспех одеваясь и запихивая в рот всё, что попадётся под руку съедобного.
-Нет, - ответила Густа. – В клуб идёшь?
-Конечно, - бодро ответила ей младшая сестра, натягивая и шнуруя свои ботиночки.
А в клубе к ней подошёл Олег Дымов:
-Наташа, сегодня примешь сводку у Орлика, - говорил он. (Орлик – подпольный псевдоним Валеры Демьянова). – Завтра с утра отнесёшь её в Грумово.
-Хорошо, - беззаботно ответила она ему и отправилась разыскивать своих друзей.
 
Любовь и мужество.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz