Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 2 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Любовь Шевцова
Страница 2.
 
Фотографии из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона Луганской области:
 
 
 
 
Фотографии из книги "Огонь памяти", авторы Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г., Луганск 2008 год:
 
 
Любовь Шевцова (первая слева) с друзьями, 4 сентября 1941 года.
 

 
 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
РАДИСТКА «ГРИГОРЬЕВА»
 
Начало июля было особенно напряженным. Мощное наступление врага остановить не удавалось. Отход советских войск казался неизбежным. Шла срочная эвакуация людей, предприятия вывозили наиболее ценное оборудование и документацию. Распоряжение покинуть город получила и спецшкола. Она направлялась в Сталинград, затем в Саратов. Друзья уезжали. Люба оставалась в Луганске.
Как выпускница школы она характеризовалась следующим образом: «Шевцова Любовь Григорьевна, подпольная кличка Григорьева, окончила курсы радистов в спецшколе с оценкой «хорошо». Обладает всеми необходимыми качествами для работы в тылу, а именно: сообразительна, находчива, может выйти из затруднительного положения».
Еще один документ, предназначенный для руководителя группы: «Для поддержания связи с центром вам придается коротковолновая радиостанция и радист Григорьева - т.Шевцова Л.Г., которая нами дополнительно проинструктирована. Все добытые вами материалы, интересующие нас, и о проделанной работе будете передавать по рации».
До оккупации города оставалось совсем мало времени, а сделать предстояло еще многое: устроиться с жильем, официально прописав­шись, надежно спрятать аппаратуру, присмотреться к соседям, полу­чить первые инструкции.
К своим новым обязанностям Люба отнеслась со всей серьезностью и уже через неделю после оккупации начала передавать сведения. Однако наши войска, отступая, все больше удалялись от мест действий партизан. Связь с Центром ухудшалась, затем оборвалась. Как свидетельствовал И.Г.Кирилюк, на главной рации слушали эфир в течение двух месяцев, но позывные группы принять не удалось. Предположение о том, что радиоустановке просто не хватило мощности для передач на большие расстояния, оказалось достоверным. Но здесь имели место и другие факторы.
Явочная квартира оказалась под подозрением местной полиции, пришлось менять адрес. В связи с провалом возникла опасность ареста Шевцовой. Оставался один выход - возвратиться в Краснодон, а затем решать, как действовать дальше.
В родном городе вновь встретились бывшие курсанты-радисты. Василий Левашов спросил, желает ли она продолжать то дело, которое начали на курсах. Люба ответила утвердительно. «А сохранилась ли радиостанция?» - «Да, в Ворошиловграде». Она пообещала доставить ее в Краснодон.
И ранее она неоднократно приезжала в Луганск, надеясь встретиться с руководителем группы. А вот теперь ей предстояло выполнить намеченное во что бы то ни стало, хотя каждое новое появление в областном центре становилось все опаснее. Но мужества Любе не занимать. Так и хочется вслед за Александром Фадеевым, оставившим эту реплику прямо на полях документа о Шевцовой, воскликнуть: «Милая! Прелесть моя!»
В конце августа Люба в очередной раз попыталась возобновить связь. Результат тот же. Тогда на клочке нотной бумаги она написала записку: «Я была у вас, но вас дома нет. Что у вас, плохое положение? Но всё должно быть так, как положено - цело и сохранено. Если будет плохо вам жить, то попытайтесь пробраться ко мне, у нас насчет харчей гораздо лучше. Может быть, я должна скоро быть здесь, пока не договорюсь, как быть. А до моего разрешения ничего не делайте. Я, может быть, увезу или унесу по одиночке все свое приданое. Если ко мне приедете, то мой адрес: г.Краснодон, улица Чкалова».
Для разведчика такого ранга, как ее руководитель, в записке было все ясно. Но встречи так и не произошло. Из архивных документов известно, что, опасаясь разоблачения, он уничтожил рацию и скрылся...
А Любовь Шевцова, братья Левашовы, Владимир Загоруйко су­мели во благо использовать приобретенные знания и бесценный опыт, передав его и своим боевым товарищам.
 

 
Фото из книги Е.Н.Кошевой "Повесть о сыне"
 
 
 
Из архива Дмитриевой Т.В.
 
Мои воспоминания о Любе Шевцовой
А.Колотович
 
В 1937 году я поступила в школу-новостройку Сорокинского рудника. Я была классным руководителем 5-в класса. В классе преобладали мальчики и только небольшое количество девочек сиротливо жались в уголку.
Трудно было в такой массе (42 человека) что-нибудь рассмотреть, учитывая условия, в которых мы работали.
Заметила я Любу (вернее, отметила её после драки с Евлановым). Разбирая этот случай, я выявила, что будучи дежурной, она не позволила Евланову поставить за стол учителя поломанный стул. Рассерженный здоровяк пустил в ход кулаки, но Любу это не пугало. Она, рассказывая случившееся, упирала на то, что он не имел права так делать в «чужое» дежурство. «А в своё?» - подала я реплику.
Люба как будто пришла в себя, чуть подумав, ответила: «Да и в своё». Вот после этого случая я стала присматриваться к ней. Отметила я, что она «верховодит» девочками, а вернее не даёт их в обиду. Не один озорник получал «сдачу», если проходя мимо девочек, позволял «невинную шутку» (дёрнуть косичку, погрозить кулаком). Не обойдётся тут без вмешательства Любы. Случалось мне не раз участвовать в разборе таких дел.
Такая принципиальная частность, мужество, беззаветная храбрость, способность постоять за себя мне нравились в девочке, и мне захотелось познакомиться с этой средой, в которой она жила.
Я не только учила Любу (привлекая учительницу начальных классов), но и подружилась с её матерью Ефросиньей Мироновной.
В семье Люба росла балованным ребёнком (она появилась поздно у своих уже не молодых родителей). Слово Любы в семье было «законом».
Оценивая обстановку, я старалась воздействовать так на Любу, а также и на её семью, чтобы закрепить то положительное, что намечалось у девочки, и «подавить» пакостное, ненужное для формирования полноценного человека.
Так и росла девочка, которая впоследствии обессмертила своё имя.
Мечтала Люба стать артисткой (в более поздние годы учёбы). Об этом знали сверстники и часто в шутку называли её этим именем.
Училась Люба хорошо, но за месяц до экзаменов в 7 классе она уехала к дяде не Урал. Грянула Великая Отечественная война. Ежать было трудно. Люба с дороги вернулась. Устроилась на работу на шахту 1-бис (об окончании 7 классов ей, как хорошей ученице, выдали справку).
Вспоминает Люда Малютина о Любе так: «Я была ученицей 3 класса, Люба была у нас вожатой. С каким нетерпением мы ждали её на сбор. Она приходила с новой песней, с танцами, и сборы у нас проходили очень весело».
В Луганске организовали курсы секретарей, комсомольских пропагандистов, радистов и т.д. Люба со своей подругой Шурой Панченко стали членами этих курсов, а когда курсы перевели в Саратов, Любу оставили радисткой по месту жительства. Выдавая себя за артистку, Люба и одевалась соответствующим образом, особенно тогда, когда приходилось появляться перед немецкими офицерами.
Являясь членом «Молодой гвардии», она давала ценные сведения для наших войск.
Предатель назвал её фамилию, и Любу арестовали, а затем и казнили. Говорят, что в фашистском застенке, зная, что её ждёт, она подбадривала товарищей, не давая им впадать в уныние. С губной гармошкой не расставалась она, пока не потеряла сознание.
Умерла моя девочка, как героиня, не выдав тайны, презирая смерть.
Похоронена в Ровеньках вместе с товарищами по борьбе.
 
1967 год 15 апреля
 
(Большая благодарность Татьяне Васильевне Дмитриевой!)
 
 
Надпись на стене камеры в г.Ровеньки, в которой находилась Люба в последние свои дни перед казнью
 
 

 
Из экспозиции музея «Молодая гвардия» школы № 152 г.Челябинска
 
 
Биография, составленная Лапиным А.А.
 
Шевцова Любовь Григорьевна.
 
Родилась 8 сентября 1924 года в посёлке Изварино Краснодонского района на Ворошиловградчине. В 1927 году семья Шевцовых переехала в город Краснодон. Люба училась в школе имени Ворошилова. В 1940 году закончила 7 классов. Она увлекалась художественной самодеятельностью, была неизменной участницей школьной агитбригады, мечтала стать артисткой.
В феврале 1942 года Любовь Шевцова вступила в члены ВЛКСМ, а в апреле по рекомендации райкома комсомола стала курсантом Ворошиловградской школы подготовки партизан и подпольщиков. Здесь она получила специальность радистки. После окончания этой школы её оставили для работы на оккупированной территории. В обязанности Шевцовой входило осуществление связи с одной из подпольных групп Ворошиловграда и передача в Центр разведданных. В середине августа в связи с провалом явочной квартиры возникла опасность ареста Шевцовой. После безуспешных попыток наладить связь с руководителем группы она вынуждена была уйти в Краснодон, где связывается с молодёжным подпольем, становится участницей организации «Молодая гвардия», а затем и членом её штаба. Любовь Шевцова распространяла листовки, добывала медикаменты, в ночь на 7 ноября вывешивала в городе красные флаги. Вместе с Сергеем Тюлениным и Виктором Лукьянченко участвовала в поджоге биржи труда. По заданию штаба Люба неоднократно ездила в оккупированный Ворошиловград, Каменск и другие населённые пункты Ростовской области, осуществляла связь с партизанами.
8 января 1943 года Любовь Шевцову арестовала краснодонская полиция. Фашисты давно её разыскивали как советскую радистку. Любу вместе с Дмитрием Огурцовым, Семёном Остапенко и Виктором Субботиным под усиленным конвоем доставили в ровеньковскую жандармерию. После пыток и издевательств её расстреляли 9 февраля 1943 года в Гремучем лесу. Похоронена Любовь Шевцова в братской могиле молодогвардейцев в городе Ровеньках.
Удостоена звания Героя Советского Союза (от 13 сентября 1943 года). Награждена медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (от 21 сентября 1943 года) (посмертно).
 

 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz