Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Одесская область | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Одесская область
 
Из книги «ГЕРОИ ПОДПОЛЬЯ».
Составитель В.Е.Быстров, редактор Л.Ф.Филатова.
Издательство политической литературы.
Москва, 1970
 
В ОДЕССКИХ КАТАКОМБАХ
С. А. Вольский
доцент
 
В славную летопись Великой Отечественной войны Совет­ского Союза против гитлеровской Германии и ее сателлитов Одесса вписала одну из самых ярких страниц. Изумив­шая весь мир героическая оборона города навсегда сохра­нится в народной памяти как пример беззаветного мужест­ва, стойкости советских людей в борьбе за честь и незави­симость своей социалистической Отчизны.
Плечом к плечу с войсками Красной Армии и моряками Черноморского флота Одессу обороняло все ее население, возглавлявшееся коммунистами. В рядах защитников города сражались 14 тысяч членов одесской партийной организа­ции, более 30 тысяч народных ополченцев. 100 тысяч одес­ситов под непрерывным артиллерийским обстрелом и бом­бардировками с воздуха строили оборонительные сооруже­ния, 18 тысяч стали донорами, отдавая свою кровь для спасе­ния раненых воинов.
Преодолевая неимоверные трудности, связанные с не­посредственной близостью фронта, недостатком сырья и топ­лива, промышленные предприятия города производили 134 вида военной продукция, в том числе танки, бронепоезда, минометы, огнеметы, взрывчатку. С исключительным муже­ством работали одесские портовики, разгружая суда с бое­припасами и продовольствием в условиях постоянных воз­душных и артиллерийских налетов противника.
Несмотря на пятикратное превосходство в живой силе и технике, трехсоттысячная армия врага вынуждена была в течение 73 дней топтаться у стен города, что сорвало многие планы «молниеносных» операций гитлеровского командования. Около 160 тысяч захватчиков нашли гибель на полях сражения под Одессой. Город-герой стоял насмерть. Врагу так и не удалось овладеть им. Только в связи с изменением общей обстановки Советское Верховное Главнокомандова­ние 30 сентября 1941 года отдало приказ об эвакуации войск из Одессы. Тщательно организованная эвакуация была за­вершена на рассвете 16 октября.
Перед оставлением города обком партии и облисполком выпустили воззвание «Ко всем гражданам Одессы и Одес­ской области». В нем говорилось: «Областной комитет пар­тии и исполком областного Совета депутатов трудящихся призывают вас не складывать ни на минуту оружия в борьбе против немецких оккупантов. Беспощадно расправляйтесь с немецко-фашистскими захватчиками, бейте их на каждом шагу, преследуйте по пятам, уничтожайте их как подлых псов. Пусть в каждом доме, на каждом дворе и улице, на больших и малых дорогах врага подстерегает смерть... Будем биться до тех пор, пока враг не будет окончательно уничто­жен и стерт с лица земли. Вперед за нашу победу! За Ро­дину!»
После отхода советских войск гитлеровцы не сразу реши­лись вступить в Одессу, боясь встречи с населением, кото­рое с таким мужеством защищало город. Только к вечеру 16 октября первые вражеские подразделения появились на одесских улицах.
Вместе с территорией между Южным Бугом и Днестром Одесса была отдана Гитлером на разграбление румынским захватчикам. Оккупанты образовали на этой территории губернаторство Транснистрия (Заднестровье) с центром в Одессе. Губернатором Транснистрии был назначен фашист­ский палач Алексяну. Определяя программу своей деятель­ности, Алексяну, прибыв в Одессу, заявил: «Мы будем дей­ствовать с особенной жестокостью». И действительно, окку­панты установили в городе режим разнузданного террора и насилия над советскими людьми. Озлобленные героиче­ской обороной города, они на следующий же день после вступления в Одессу учинили дикую расправу над ее насе­лением. Врываясь в квартиры, они грабили и убивали жителей, не щадя стариков, женщин и детей. На площадях и ули­цах были расставлены виселицы. Трупы повешенных для устрашения населения не снимались по нескольку дней. Только в течение последней декады октября 1941 года за­хватчики уничтожили около 25 тысяч жителей города.
Выместив свою ярость на беззащитном населении, окку­панты затем стали вводить террор в «законные» рамки. Из­данный ими приказ запрещал «всякого рода собрания, про­цессии, группировки политического характера и всякие другие ассоциации». Этим приказом воспрещалось хождение и остановка на улицах частных лиц в количестве свыше трех человек, появление населения на улицах позже 10 часов ве­чера. Кара за нарушение какого-либо из этих правил одна — расстрел. Было объявлено также, что за каждый случай нападения на немецких или румынских солдат будет рас­стреливаться 500 жителей.
С первых же дней вражеской оккупации в Одессе появи­лись органы румынской тайной полиции — сигуранцы и не­мецкого гестапо. Она повсеместно насаждали свою агенту­ру, установили слежку за всеми казавшимися им подозри­тельными людьми.
В этой чрезвычайно тяжелой обстановке разнузданного фашистского террора трудящиеся Одессы во главе с комму­нистами развернули борьбу против оккупантов и их при­служников. Еще в ходе обороны города областной и город­ской комитеты партии, выполняя указание ЦК ВКП(б) и ЦК КЛ(б)У, приступили к организации партийного подполья. Для подпольной работы в Одессе и ее окрестностях было отобрано 118 коммунистов, которые объединялись 29 пер­вичными организациями и далее, по территориальному прин­ципу, шестью подпольными райкомами партии: Ленинским, Воднотранспортным, Ильичевским, Приморским, Централь­ным и Пригородным. Подпольный горком партии не был со­здан, так как руководство деятельностью партийного под­полье в городе и области возлагалось на подпольный обком партии. Обком партии был утвержден в составе двух секре­тарей и пяти связных.
Деятельность подполья началась с изучения условий ра­боты и разъяснения населению сущности оккупационного режима. Областной и районные комитеты партии распространили в городе листовки, разоблачавшие фашистских за­хватчиков, призывали трудящихся срывать все мероприятия оккупантов, создавать для врагов невыносимые условия.
Подпольные организации не успели еще должным обра­зом сориентироваться в новой обстановке, расставить свои силы, как, на них стали обрушиваться удары фашистской охранки. В конце октября 1941 года был арестован первый секретарь подпольного обкома партии А. П. Петровский.
Тогда же сигуранца разгромила Ленинский и Приморский райкомы партии. В начале 1942 года было арестовано боль­шинство членов подпольной партийной организации Ильичевского, а через некоторое время и Центрального районов.
Следует отметить, что отдельные подпольщики попадали в расставленные вражеской контрразведкой сети не только в результате доносов полицейских агентов, но и по своей неопытности, из-за неумения вести конспиративную работу.
Подпольный обком партии после первых провалов принимал меры к воссозданию райкомов и подбору новых бойцов подполья. Однако эта важная работа была прервана новыми арестами. Агенты сигуранцы выследили и начали преследо­вание второго секретаря обкома партии С. С. Сухарева. Стремясь избежать провала, в феврале 1942 года он выехал в Тилигуло-Березанский район Николаевской области, отку­да вплоть до ареста поддерживал связь с отдельными под­польными группами в Одессе.
В результате массовых облав и арестов в фашистские застенки попало большинство оставшихся в городе комму­нистов. Уцелевшие от провала организации и отдельные коммунисты утратили связи с партийными органами и друг с другом. Все это очень усложнило деятельность подпольщиков. Однако оставшиеся на свободе коммунисты не пали ду­хом. Борьбу с врагом в городе и его окрестностях возгла­вили Пригородный райком, разведывательно-диверсионный отряд В. А. Молодцова (подпольный псевдоним Бадаев), избежавшие ареста коммунисты и беспартийные активисты.
В отличие от северных районов страны, где имеются зна­чительные лесные массивы и где при необходимости могли укрываться подпольщики и партизаны, вокруг степного города Одессы не было таких укрытий. Но одесские подпольщики нашли выход. Главной базой развертывания их деятельности стали знаменитые одесские катакомбы.
Известно, что Одесса в основном построена из мягкого, серистого камня—ракушечника. Этот строительный мате­риал добывался из множества шахт и каменоломен в окрест­ностях и под самым городом. Постепенно в районе Одессы под землей образовались пустоты — целые лабиринты, рас­положенные совершенно бессистемно. Это и есть прославленные одесские катакомбы, ставшие традиционным местом пребывания подпольщиков. Еще в дни революции 1905 года в катакомбах собирались рабочие и здесь храни­лось оружие. В 1918—1919 годах, отражая австро-немецкое, а затем англо-французское нашествие, одесские большевики использовали катакомбы как базу для формирования парти­занских отрядов и накапливания оружия. И теперь в 1941 году, когда Одесса оказалась в руках фашистских оккупан­тов, катакомбы вновь стали боевым лагерем. Немецко-ру­мынские власти сразу же поняли огромную опасность ка­такомб. 5 ноября 1941 года был опубликован приказ коман­дующего оккупационными войсками Одессы, в котором населению предлагалось в течение 24 часов сообщить обо всех известных ему выходах из катакомб. В приказе говори­лось: «Караются смертной казнью жители тех домов, где по истечения указанного срока будут обнаружены входы и выходы из катакомб, о которых не было сообщено вла­стям».
Однако угрозы фашистов оказалась тщетными. Им так и не удалось собрать необходимые сведения. В одесских ката­комбах возник единственный в своем роде подземный партизанский край. Здесь обосновался подпольный Пригородный райком партии в составе 13 коммунистов. Возглавил его Семен Федорович Лазарев — член партии с 1919 года. Он прошел суровую школу гражданской войны, накопил солидный опыт руководящей партийной и советской работы, в 1939 году был избран первым секретарем Пригородного райкома партии. Как секретарь райкома, Семен Федорович принимал деятель­ное участие в организации обороны Одессы и, несмотря на плохое здоровье, остался для продолжения борьбы во вра­жеском тылу. «Так подумал: я старый член партия, участник гражданской войны, если я не останусь, кому могу сказать, чтобы он остался на подпольной работе, — пишет в своих воспоминаниях С. Ф. Лазарев.— Решил остаться и подобрать товарищей, которых я знаю и с которыми можно вести под­польную работу».
 
 
В числе таких людей были Н. А. Крылевский и Л. Ф. Гор­бель, которые вошли в состав подпольного райкома и в последствии стали его секретарями. 14 октября, за два дня до эвакуация Одессы, семь коммунистов из состава райкома во главе с С. Ф. Лазаревым вошли в Усатовские катаком­бы (в районе сала Усатово). Оставшиеся на поверхности шесть коммунистов выполняли обязанности связных райко­ма. Вместе с Пригородным райкомом в катакомбы спусти­лись первый секретарь Овидиопольского райкома И. Г. Илю­хин и три члена этого райкома, которые не смогли про­браться на территорию своего района.
К этому времени было доставлено в подземный лагерь 10 винтовок, 5 тысяч патронов, 200 гранат, 50 килограммов взрывчатки, шанцевый инструмент, керосинки, примусы, годовой запас продуктов питания и горючего, одежда, ра­диоприемник, пишущая машинка, бумага для печатания ли­стовок.
Райком партии сразу же развернул широкую политиче­скую работу среди населения города и окрестных сел. Глав­ным средством ее проведения был выпуск и распростране­ние листовок. В них опровергалась ложь фашистской про­паганды о разгроме Красной Армии, давалась информация о действительном положении на фронте, разъяснялась сущ­ность фашистского режима. В одной из листовок говори­лось: «Рабочие, крестьяне и служащие! Кровавый Гитлер и его холуй Антонеску продолжают топтать грязными фашистскими сапогами нашу священную землю... Что же фашисты принесли в оккупированные области Украины? Виселицу, расстрелы, шомполы, нагайки, мордобой и в каждом уезде организовали тюрьмы».
Листовки призывали население всеми способами сры­вать мероприятия оккупантов, вступать в ряды партизан, уничтожать фашистских извергов и их наймитов—украинских буржуазных националистов.
Райком обращался со специальными воззваниями к различным слоям трудящихся. Такие листовки-обращения адресовались к агрономам, врачам, учителям, железнодо­рожникам. Так, листовка, распространенная среди железнодорожников, призывала: «Саботируйте приказы немецких вампиров, срывайте перевозки, уничтожайте паровозы, ва­гоны, пускайте составы под откос. Не мазутом, а песком засыпайте буксы, поджигайте эшелоны, цистерны с бензи­ном, создавайте пробки на станциях, всеми средствами сры­вайте транспорт ненавистных оккупантов».
Особенно много внимания райком уделял информации о битве под Москвой. Его листовки сообщили населению ра­достную весть о разгроме фашистских войск на полях Под­московья, вдохновившую патриотов на усиление борьбы с оккупантами.
Листовки выпускались почта ежедневно. Только в тече­ние первых трех месяцев вражеской оккупации подпольщи­ками было напечатано и распространено среди населения свыше 7 тысяч листовок и призывов.
Большую работу проводил райком по установлению свя­зей с беспартийными патриотами и привлечению их к активной подпольной деятельности. Вскоре вокруг него сплоти­лось 25 беспартийных активистов. Они распространяли лис­товки, были связными, собирали разведывательные данные. Среди них бесстрашно действовала замечательная совет­ская патриотка, мать пяти коммунистов П. Я. Горбель. Двое ее сыновей сражались на фронте, а сын Леонид, дочери Ан­на и Клавдия стали активными участниками одесского под­полья. Несмотря на шестидесятипятилетний возраст, Горбель аккуратно выполняла задания райкома партии. В те­чение двух с половиной лет, умело маскируясь, она заготов­ляла и доставляла в катакомбы продукты питания, выносила оттуда листовки, распространяла их в городе, собирала све­дения о противнике.
С такой же самоотверженностью помогали подпольщи­кам беспартийная работница Л. А. Крылевская — сестра второго секретаря подпольного райкома партии, колхозница села Алтестово А. П. Щерба и многие другие.
Первостепенное значение, особенно в начале вражеской оккупации, подпольщики придавали политической работе среди населения. Она не только укрепляла веру населения в победу над немецко-румынскими захватчиками, но и поднимала его на активную борьбу против оккупантов, помогала патриотам находить свое место в общей борьбе. Трудящиеся Одессы живо откликались на призывы подпольщиков. Вско­ре в документах оккупантов наряду со словом «партизан» появилось не менее страшное для них слово «саботаж». Так называли захватчики борьбу населения за срыв их меро­приятий. Одесские портовики, рабочие заводов имени Дзер­жинского, «Красной гвардии», Январского восстания, Ок­тябрьской революции и других предприятий срывали восстановление порта, заводов и фабрик. Колхозники приго­родных сел резко сократили посев озимых культур, унич­тожили скот, прятали продукты, уклонялись от внесения налогов. Срыв мероприятий оккупантов стал одной из важ­нейших форм борьбы населения Одессы и ее пригородов.
Политическая работа Пригородного райкома партии сли­валась с ударами по оккупантам отряда под командованием В. А. Молодцова. Это был человек исключительной смело­сти и непоколебимой верности Коммунистической партии. Еще в юношеские годы В. А. Молодцов записал в своем дневнике: «Борьба — вот основа жизни. Как хорошо бороть­ся и побеждать!! Это что-то высокое!» Он всегда был ве­рен этому девизу: и в забое подмосковных шахт, и на руко­водящей Комсомольской работе, и на боевом посту в орга­нах государственной безопасности.
 
 
Осенью 1941 года по заданию МВД СССР и решению Одесского обкома партии коммунист В. А. Молодцов возгла­вил разведывательно-диверсионный отряд, состоявший из 28 человек, выросший затем до 65 бойцов. Большинство из них были жителями Одессы и ее окрестностей. Среди бойцов отряда были старые коммунисты — участники партийного подполья в Одессе в годы гражданской войны И. Н. Кли­менко и И. А. Кужель, комсомольцы Яков Гордиенко и Иван Неизвестный, семидесятидвухлетний рабочий-горняк И. Г. Гаркуша и тринадцатилетний пионер Коля Медерер, колхозник К. Н. Зелинский и работник совхоза Я. Ф. Васин, моряк-механик торгового флота И. И. Иванов и военнослужащий И. Н. Петренко, партийный работник Т. У. Межегурская и учительница Т. И. Шестакова, председатель сельсове­та И. Н. Медерер и домохозяйка Г. П. Марцишек. Это были люди резных возрастов и профессий. Всех их объединила священная ненависть к врагу и неудержимое стремление отстоять свободу и независимость своей социалистической Родины.
Отряд В. А. Молодцова размещался в катакомбах на глу­бине 25—30 метров под пригородными селами Куяльницкого лимана. Подземный лагерь имел вид буквы «Т», соединенной обводными дорогами — штреками с главной штоль­ней Нерубайское — Усатово. Здесь были оборудованы поме­щения для штаба и отдыха бойцов, кухня, склады оружия и продовольствия. Между штабом отряда и постами у выхо­дов из катакомб подпольщики установили телефонную связь. В лагерь было доставлено 100 винтовок, 4 пулемета, 40 ты­сяч патронов, 300 гранат, около тонны тола, различный шланцевый инструмент и полугодовой запас муки, крупы, сахара, картофеля и других продуктов.
Условия жизни в лагере были тяжелыми. Циркуляция воздуха была плохой, сырость пронизывала людей, вещи и продукты быстро покрывались плесенью. Подпольщикам нужно было экономить горючее. Поэтому им приходилось жить в полутьме, а иногда и вовсе отказываться от пользова­ния керосиновыми лампами и примитивными светильниками, Все эти трудности они переносили мужественно. Ведь нахо­дясь в катакомбах, патриоты имели возможность вести борьбу с ненавистным врагом. А это было главным.
 
 
Перед оставлением советскими войсками Одессы, в ночь с 15 на 16 октября, под землей состоялось собрание бойцов отряда. В. А. Молодцов в своем выступлении сказал: «Наша задача — уничтожать фашистов, срывать их мероприя­тия, тем самым помогать Красной Армии, советскому народу в его борьбе против захватчиков». Со страстным обраще­нием к товарищам по борьбе обратился секретарь партийной организации К. Н. Зелинский, закончивший свое выступле­ние словами: «Мы должны выполнить призыв партии и Роди­ны: бить врага на каждом шагу... Я уверен, что в этой борь­бе коммунисты нашего отряда будут, как всегда, в авангар­де». В конце собрания у развернутого знамени подпольщики дали клятву, не щадя жизни, защищать свою Родину до полной победы над врагом.
Цементирующим ядром отряда была партийная организа­ция, состоящая из девяти коммунистов. Ее возглавлял бывший председатель пригородного колхоза, активный участник обороны Одессы К. Н. Зелинский. В отряде регулярно проводились партийные собрания, на которых обсуждались формы и методы борьбы с оккупантами, подводились итоги диверсий. Большое внимание уделяла партийная органи­зация отряда политической работе среди населения, разоб­лачению лживых выступлений в прессе изменников Родины и хвастливых заявлений оккупантов о разгроме Красной Армии.
Смелостью, мужеством, боевой инициативой отличалась комсомольская организация отряда во главе с комсоргом И. Неизвестным. Она объединяла более 20 юношей и деву­шек.
Отряд В. А. Молодцова делился на подземную и назем­ную группы. Примерно две трети бойцов находилось в ка­такомбах, совершая оттуда боевые вылазки на поверх­ность. Остальные бойцы действовали в городе и его окрест­ностях, вели разведку и готовили операции основных сил отряда. В задачу отряда входило: сбор и передача по радио в Москву сведений разведывательного характера, проведение диверсионных актов, разоблачение фашистского режи­ма, распространение среди населения Одессы сводок Совинформбюро.
В результате эвакуации советских войск Одесса сразу же оказалась в относительно глубоком тылу противника. На­воднившие ее фашисты тешили себя надеждой спокойно от­сидеться в «тыловом» городе. Но они жестоко просчитались.
Уже 16 октября, в первый день вражеской оккупации Одессы, бойцы подземной группы обстреляли крупный отряд неприятельских войск в районе села Нерубайское. Были уби­ты румынские офицер и несколько автоматчиков. Эта вылазка имела большое моральное значение. Население увиде­ло, что борьба продолжается, что врага можно бить и в усло­виях оккупации.
Огромную энергию, волю и мужество в борьбе с врагом проявлял командир отряда В. А. Молодцов. Его связная Г. П. Марцишек, имевшая возможность часто наблюдать за работой командира, в своих воспоминаниях писала, что в от­ряде мало кто мог видеть В. А. Молодцова спящим или отдыхающим. Он все время разрабатывал планы диверсий, руководил боевыми операциями, выходил в город для связи с подпольщиками, шифровал радиограммы в Москву. Дни и ночи В. А. Молодцов вместе со своим заместителем Я. Ф. Васиным и секретарём парторганизации К.Н.Зеленским изучали тактику врага, блокировавшего катакомбы. Под его руководством бойцы прокладывали новые ходы в город, разбирали завалы, пилами прорезывали щели из одной выработки в другую.
Личный пример руководителей воодушевлял бойцов отра­да. Они с готовностью выполняли самые опасные и самые ответственные задания. Смело и дерзко действовал связ­ной В. А. Молодцова комсомолец Я. Гордиенко. Он распро­странял среди населения листовки, презирая опасность, собирал сведения о планах и действиях фашистов. В середине ноября 1941 года, то есть к исходу первого месяца оккупации города, он разведал о готовящейся встрече поезда специального назначения, следовавшего из Бухареста в Одессу. Подпольщики решили, как выразился В. А. Молод­цов, «поздравить» фашистов.
На боевое задание в район станции Застава, где должен был проходить поезд, вышли подпольщики Д. Г. Митников, Т. У. Межегурская, Т. И. Шестакова, X. А. Лебенсон. Сильный штормовой ветер сбивал их с ног, на каждом шагу подстерегала смертельная опасность. Но патриоты пришли к намеченной цели, и специальный поезд оккупантов полетел под откос. Как выяснилось на другой день, в нем ехали в Одессу 300 крупных фашистских чиновников — проводников «нового порядка», назначенных на различные должности в учреждениях оккупантов на Одесщине».
Я. Гордиенко не только собирал разведывательные сведе­ния, но и уничтожал провокаторов и изменников Родины, выводил из строя телефонную и телеграфную связь против­ника, неоднократно участвовал в подрывах железнодорожного полотна, в налетах на вражеские автомашины.
Однажды поздней осенью 1941 года два конвоира вели группу измученных и избитых советских военнопленных. Я. Гордиенко находился в это время по заданию в горо­де. Выждав удобный момент, он камнем убил одного конво­ира, а на другого набросились пленные, обезоружили его и скрылись в развалинах домов. Спаслось около 50 советских воинов, обреченных на смерть.
В конце декабря 1941 года разведчики отряда В. А. Мо­лодцова установили, что в Одессу должен прибыть эшелон с солдатами и офицерами, направлявшимися под Севастополь. Темной ненастной ночью К. Н. Зелинский, И. И. Иванов и П. А. Пустомельников скрытно подошли к железнодорожному полотну на перегоне станций Дачная — Застава. Перегон усиленно охранялся конными патрулями. Все же И. И. Иванов сумел заложить под рельсы мину. Она разо­рвалась под четвертым вагоном поезда. А в пятом оказались снаряды, взрывы которых усилили катастрофу. Охваченные пламенем, один за другим вагоны свалились с насыпи. Под их обломками нашли смерть фашистские солдаты и офице­ры. Подпольщики без потерь вернулись в катакомбы.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz