Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 5 | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
В.Минаев. "Молодая гвардия": опять предательство?
Страница 5.
 
* * *
<...> Через Днепропетровск я возвратился на Донбасс, несколько раз был в Мариуполе — пользуясь униформой.
Мне надо было поместить где-то тех кубанских каза­ков, которые остались со мной. И мы телегой и парой коней поехали на Ясиноватую, где была подпольная груп­па — фотограф, квартира которого была явочной, дирек­тор школы-десятилетки (именно он и организовал ясиноватских ребят и того фотографа). Мы квартировали у та­тар, которые нас хорошо принимали, кормили кониной, а мясо тогда было большой редкостью. А потом я своих казаков завез в совхоз, в котором директором был болга­рин — также член нашего подполья. Здесь должен ска­зать, что с теми казаками мы набрались хлопот, так как они везде ходили вооруженные, с наганами, носили гражданские пиджаки, но военные штаны, сапоги. В совхозе несколько раз крали баранов на шашлыки. Директор на них нарекал, и я должен был их оттуда забрать — отослал в Днепропетровск, чтобы шли на Волынь, в УПА. Такая судьба остатков того батальона. Но они мне делали доб­рую работу. Я их посылал в Макеевку, где на заводе раз­брасывали листовки, проводили пропаганду среди рабо­чих. Некоторые из них остались ждать красных, я с ними разговаривал, но не убедил, и боюсь, что дальнейшая их судьба была довольно печальная, так как Сталин никому ничего не прощал.
Работа наша продолжалась, мы привлекали все боль­ше людей, в Рудченково уже имели целую группу русско­язычных рабочих — собственно, мы не спрашивали, какой они национальности, между ними были и русские, и укра­инцы.
1 января 1943 года я привез из Днепропетровска на Донбасс Михаила Кривошапку. Он, кажется, работал где-то в районной управе в Кривом Роге, был членом ОУН. Убежал от гестапо. Было ему 40 с гаком, имел жену, доч­ку. Прекрасный оратор, организатор. Когда мы ехали по­ездом, то там, где собиралось много народа, он устраивал митинги против немецкого террора, оккупационной по­литики — превратить Украину в колонию.
Кривошапка стал моим заместителем. Я показал ему весь Донбасс, познакомил с нашими людьми. Он был хо­рошо ознакомлен с нашей новой политикой демократи­ческого направления, добавлял свои замечания к нашей новой программе, был автором нескольких листовок, ко­торые мы распространяли на Южной Украине. Это был человек, отданный украинскому делу, опытный подполь­щик, чрезвычайно активный, трудолюбивый, честный че­ловек.
 
* * *
Так вот возвращаемся к событиям на Донбассе. Я убе­жал из Сталино, из Мариуполя, меня искали в Горловке, потому я больше бывал на шахте «Мария» или аж в Кра­маторске. Еще раз ездил в Крым — где-то в августе,— где руководила Екатерина Мешко. Привез им новые инструк­ции, новые задания, литературу. Возможности опериро­вать на Донбассе стали ограничены, за меня остался Кри­вошапка, но уже ненадолго, так как 8 сентября Сталино отбила Красная Армия. И можно сказать, что я руководил подпольем на Донбассе до прихода большевиков — они пришли через неделю-две. Я уже тогда был в Днепропет­ровске и работал в самом городе.
Как оказалось потом, это был последний месяц моего пребывания в Украине. Вплоть до 21 сентября мы с Гра­бом, последние два члена ОУН, которые еще оставались в Днепропетровске, его покинули.
<...> Большевики захватили Донбасс 8 сентября и бы­стрыми темпами двинулись к Днепру. Немцы убегали. Ду­маю, уже 15-17 сентября началась эвакуация. Дали при­каз населению оставить город на протяжении пяти дней.
(с. 105-107, 115-118, 135-137, 156, 167)
 
* * *
«Мемуары господина Стахива «Сквозь тюрьмы, подполье и гра­ницы. Повесть моей жизни» были опубликованы в Киеве в 1995 го­ду и, как утверждает Станислав Кульчицкий, очень объективные и точные. В частности, в части, касающейся отношения местных жителей к оуновцам…
– Говорят, что это все были «западенцы». Но таких, как я, из Львова, который в сентябре 1941 года отправился в Горловку Донецкой области формировать походный отряд, было пять-шесть человек на весь Донбасс. Остальные – местное население, – со слеза­ми на глазах вспоминает Евге­ний Стахив. – В наши ряды пошла молодежь – бывшие комсомольцы… Также были бывшие петлюровцы. Ник­то из населения нам не отказывал, когда нужно было где-то переночевать, хотя как только я заходил к кому-то в хату, говорил: «Если меня у вас поймают, застрелят и меня, и вас..». Особенно хорошо нас воспринимали в гре­ческих и татарских селах Дон­басса: даже лучше, чем львовяне. Люди нам тогда говорили, что верят, что мы завоюем Украину» (Оксана Миколюк, «День», 17.09.2008).
 
 
Распоряжения и воззвания оккупационных властей.
 
ДО ВСІХ ПРАЦЕЗДАТНИХ ЧОЛОВІКІВ!
ДО ВАС СПРЯМОВАНИЙ СЬОГОДНІ ЗАКЛИК!
Гірниче виробництво в Сталінській області набагато про­дуктивніше, ніж у Вас!
Тому для Вас виникає можливість зараз же одержати ро­боту і хліб і цим достатньо забезпечити ваші родини.
Тому закликаємо Вас працювати на шахтах Сталінської области. Там Ви одержите плату за відповідним тарифом. Крім того, за важ­ку працю Ви одержите додаткову і достатню плату.
Всі піклування, які уділяє Німецька Держава своїм гірникам, поширювати­муться і для Вас!
Ваші сім'ї Ви зможете брати з собою, Вас забезпечать гарними кватирами, Ви не будете піклуватись про харчування. Вас буде всим забезпечено.
Не думайте, що Ви зможете прохарчуватись в колгоспах, або якимсь іншим способом, крім працею за своєю спеціяльністю.
Всім шахтарям заборонено працювати в колгоспах. Керівникам колгоспів СУВОРО ЗАБОРОНЕНО приймати.
(Гос. архив Луганской обл., Ф. Р-1717, оп.1, д.1, л.5)
 
 
К местным жительницам, которые едут в Германию!
 
Для создания Новой Европы вождь Адольф Гитлер нуждается в каждой рабочей силе. Новое строительство требует от каждого европейца, в том числе от вас, жертв и готовности к услугам. Поэтому, на вас пал выбор, как на представительниц Вашего народа, дабы и вы участвовали в общем деле, как это вполне естественно делает каждая немецкая девушка в Германии. Я знаю, что для молодой девушки неожиданное расставание с родителями и с родиной не легко. Но разлука будет для вас легче, если перед вашим мысленным взором будет стоять та высокая задача, ради которой ваш народ сотрудничает – для созданья Новой Европы.
Я уверяю в том, что потом вместе с нами будете с гордостью вспоминать то время, когда вы были призваны для выполнения службы в Германии. Поэтому выполняйте эту обязанность охотно и с доброй волей. Прочтите внимательно об'явления на Бирже Труда или у старост и соблюдайте его точно.
Одежда и пропитание обеспечивается вам в рамках условий военных обстоятельств.
Ваша поездка в Германию является почетом и лучшей для вас школой.
Местный Комендант
(Гос. архив Луганской обл., Ф. Р-1717, оп.1, д.2, л.12)
 
 
Распоряжение старшего полевого коменданта Донецкого военного округа от 3 декабря 1942 года.
 
1. Все граждане, проживающие в полосе Донецкого Военного округа, в возрасте от 14 лет подлежат обязательной регистрации на Биржах труда и использованию на работах на условиях трудповинности.
2. На основании обязательной трудовой повинности каждый житель обязан:
Беспрекословно выполнять требования Биржи труда в отношении посылки на работу в независимости от рода выполняемой работы равно и места работы.
3. Каждый работник обязан точно в установленное время являться на свое рабочее место, честно и добросовестно выполнять порученную работу. В случае необходимости трудящиеся обязаны выезжать и в другие местности, согласно указаниям Биржи труда.
 
Старший Полевой Комендант
Генерал-майор фон Глеер
 
 
Гражданское население!
Слышал ты уже, что большевики приближаются к твоей деревне?
Как думаешь ты поступить? Хочешь ты остаться дома, или уйти, чтобы не попасть к большевикам?
Знаешь ли ты, как поступают большевики с населением занятых ими городов и селений?
Знаешь ли ты, что тебя ожидает?
В Миллерово они мобилизовали 2500 мужчин, сунули им в руки винтовки и без обмундирования необученных послали как пополнение на фронт.
Знаешь ли ты, сколько из них уже погибло?
В Морозовской и во всех остальных станциях и поселениях они согнали все мужское население, мальчиков и стариков и погнали на фронт против германских орудий, пулеметов и минометов.
Хочешь ли ты, чтобы тебя постигла та же участь? .
Нет! Но что-же мне делать? Как поступить?
Очень просто! Уйди с германской армией от грозящей тебе со стороны большевиков опасности!
Оставь на короткий срок свое родное селение!
Оставайся под защитой германской армии!
 
(Гос. архив Луганской обл., Ф. Р-1717, оп.1, д.5, л.1)
 
 
Легальное подполье
Беседа третья
 
Из мемуаров Стахива мы узнали, что он и Билык хо­дили и в немецкой униформе, и в гражданской одежде. Переодевались в швейной мастерской у портного, кото­рый был членом их организации.
Военная форма Билыка не вызывает сомнений — он служил в гестапо. Но как удавалось Стахиву ходить в униформе? Это очень похоже на легендарного разведчика Николая Кузнецова, действовавшего под именем немец­кого офицера Пауля Зиберта.
Луганский историк В.Семистяга сказал, что оуновская подпольная организация ставила задачу «объединять вокруг себя сознательных украинцев, чтобы они с оружи­ем в руках могли выступить за независимость Украины». С каким оружием и против кого выступали оуновцы, воз­главляемые Е.Стахивом?
Е.Стахив: Как-то вечером пришли к нему (портному) за униформой — я думаю, это было в последние дни авгу­ста или первые дни сентября 1943. Наши ребята должны были ликвидировать одного предателя полицая, который делал вид, что работает на нас, а фактически помогал немцам. Мы с Билыком шли для подстраховки — на слу­чай, если произойдет что-то непредвиденное. Просим хо­зяина дать лопату. Портной кричит жене: «Маруся! Ребя­там нужна лопата».— «А зачем им лопата?» А он: «Слу­шай, Маруся, не спрашивай, дай! Видно, наши ребята идут кого-то выручать». Мы смеялись с Билыком: идут кого-то выручать с лопатой.
А еще было такое. 25 августа мы казнили двух поли­цаев, которые застрелили из револьвера нашего подполь­щика. Мы напечатали листовки и расклеили их возле полицейских участков и везде, где живут полицаи,— приблизительно такого содержания: ОУН 25 августа казнила двоих (фамилии) за то, что они убили члена ОУН и помо­гали гестапо преследовать членов подполья. Каждому по­лицаю будет такая смерть. Смерть палачам! Смерть Гитлеру! Смерть Сталину! [11].
В.М.: А при чем здесь «Смерть Сталину!»? Полицаи ведь были работниками немецких карательных органов. В истории и памяти народа хранится множество фактов, когда оуновцы служили в полиции, жандармерии и других ка­рательных органах оккупационного режима. Они были надзирателями в концлагерях и лагерях военнопленных; разрабатывали и осуществляли «пляні акцій по боротьбі з большевицькою партизанкою» и внедрялись в советское подполье как провокаторы.
Е.Стахив: ...Они (советские авторы книги «Народна боротьба» — В.М.) не могут бесконечно высасывать факты из пальца. И одновременно не могут сказать правду о том, каким было подлинное подполье украинских патриотов, как боролось население Днепропетровска, Кривого Рога, Одессы, Николаева, Симферополя и Донбасса, как одина­ково ненавидело оно фашистов и большевиков. Разве нужно говорить, какая это была тяжелая борьба — мы постоянно пребывали между двух огней [8].
В.М.: Вместо убедительных фактов «пребывания между двух огней» — надуманные обстоятельства и ту­манные события. Но если один «огонь» обозначен хоть назойливыми утверждениями «гестапо искало», «гестапо расправилось», то второй — только «большевистским аген­том» Шаповалом.
В.Бондаренко: Днепропетровские бандеровцы плечом к плечу с коммунистами боролись против оккупантов.
Пути обоих подполий иногда пересекались: так в одном из домов в центре города (ул. Полевая, 14) распо­лагались конспиративные квартиры ОУН... и комсомоль­цев [24].
В.М.: Даже такой нелепостью сегодня примазывают бандеровцев к подвигу советского народа. Противореча и Е.Стахиву о «двух огнях», и узловой директиве о главных врагах бандеровцев — коммунистах.
И обратите внимание на странную память Стахива, которая полвека хранит точную дату рядового «боевого» эпизода (убийства двух полицаев), и которая потеряла историческое событие — битву за Донбасс. Именно в те дни советские войска наступали на Миусский оборони­тельный рубеж немцев и в результате 23 августа 1943 года освободили Амвросиевку, 30 августа в Горловку прорва­лись советские разведчики, а 5 сентября она была очище­на от гитлеровцев; 6 сентября освобождены Славянск, Краматорск и Константиновка, 8 сентября — г. Сталино (Донецк).
Конечно, оуновцам и полицаям было не до стычек с применением лопат — гитлеровские приспешники всегда бежали от Красной Армии впереди немцев.
Е.Стахив: Лемиш приказал мне оставаться в подполье и в случае прихода Советской Армии. Я не был от этого в восторге, так как знал, что под большевиками — не лег­ко и скорее всего я буду выявлен, однако приказ есть приказ [16].
В.М.: Почему в жертву принесен именно Стахив? Под­полье было многочисленное?
Е.Стахив: Что касается численности оуновского осво­бодительного подполья, то ее из-за конспирации невоз­можно было точно определить. Конечно, большинство подпольщиков не стали ждать, что с ними сделают боль­шевики [15].
В.М.: Значит, уходили с теми, с кем заодно. И Стахив, вопреки приказу, драпал вместе с гитлеровцами.
А что выяснил луганский ученый?
В.Семистяга: После освобождения Украины от наци­стов органами советской контрразведки часть оуновского подполья была разыскана и по приговорам военных три­буналов расстреляна или приговорена к многолетним срокам тюремного заключения. Другие, не желая погибать в ру­ках тоталитарного режима, покончили с собой.
И лишь незначительная часть, эмигрировав, оказалась недосягаемой для существующего режима [19].
B.M.: Заявление «ученого» подтверждает, что оуновцы были осуждены именно за преступления, совершенные против советского народа во время оккупации, так как осуществить замыслы под лозунгом «Смерть Сталину!» на освобожденной территории у них не было ни времени, ни возможностей.
Героизация оуновцев, якобы покончивших с собой, беспочвенна. Ведь приверженцы украинского национализма не обладали тем духом и той силой воли, которые нужны для самопожертвования и тем более для самоубийства. Это подтверждают характеры многих известных «борцов за свободную Украину». В их ряд можно поставить и пор­трет луганского руководителя оуновского «подполья» М.И.Бернацкого, нарисованный В.Семистягой в газете «Ки­евские ведомости»...
И все же, какую работу выполняла группа Стахива?
Е.Стахив: Мы имели листовки, свои журнальчики под­польные, бюллетени. Старались распространять среди многих людей, искали наибольших сторонников, хотя и не все могли работать в подполье, были готовы для него. Но мы не хотели обмануть людей.
Ю.Семиволос: А коммунистическое подполье?
Е.Стахив: Большевистское? Не было его. То брехня, выдуманная после войны! Нигде не было ни одного его знака. Зеро! Какого-то коммунистического движения, ка­кой-то коммунистической пропаганды — не было. Мы бы натолкнулись на какие-то следы... Подполье — это идей­ное, это люди, молодежь добровольно шли на работу. Мы такую имели — украинскую работу. А коммунисты ее из­бегали. Их я не заметил нигде [18].
За два года немецкой оккупации мы на Донбассе во­обще не встретили ни одного сторонника Сталина. Вместо этого были наши листовки и остались документы гестапо (и это наверняка!), которые свидетельствовали, что там активно действовало националистическое подполье. И на­селение знало о нас — мы разбрасывали и развешивали листовки, гестапо арестовывало и уничтожало наших вои­нов [11].
B.M.: Что за люди были в оуновском подполье?
Е.Стахив: Почти все они — бывшие комсомольцы, ак­тивисты. Эти люди пересмотрели свои взгляды, стали в наши ряды. Хорошо помню... Володю Нофенко с Винничины, который имел псевдоним Весло. Бывший детдомо­вец, чрезвычайно способный парень. Рисовал прекрасные карикатуры, писал стихи. Мы назначили его редактором нашей подпольной газеты. Потом он погиб где-то на Во­лыни в рядах УПА.
Они становились пропагандистами, как тот же Воло­дя Нофенко. Он как-то пошел в одно село. Через неделю мне пришлось побывать там. Я был поражен. После его разговоров с тамошними людьми почти все они стали оуновцами по духу. Вот что такое наша пропагандистская и воспитательная работа [8].
В.М.: Складывается впечатление, что такими «под­робностями», фамилиями, кличками делается попытка при­дать достоверность рассказам и, заметьте, не говорить ни­чего фактического.
В то время как оуновским духом наполняли лишь одно мнимое село, партизанам и подпольщикам Сталинской (Донецкой) области уже за первую половину 1942 года удалось уничтожить сотни реальных гитлеровцев, разру­шить 75 километров средств связи, 19 мостов, 3 склада с боеприпасами. В мае-сентябре 1943 года в Донбассе дей­ствовали 43 отряда партизан и подпольщиков, которые пустили под откос 18 воинских эшелонов, уничтожили 12 танков, взорвали железнодорожный мост. В Горловке, где распространял свой дух сам Стахив, коммунист А.Г.Сер­геев в районе ртутного комбината создал из подпольщи­ков боевую дружину, которая уничтожала отступающих фашистов. Целые тома документов освещают реальную борьбу советских подпольщиков и партизан на Украине.
Заявляя о широкой «подпольной сети», Е.Стахив не привел убедительных фактов конкретных действий оуновцев, их численности, не доказал своего руководящего вли­яния, не объяснил, почему они решили поднять восстание на Черкащине, а не в Донбассе. Ведь за полтора года можно было подготовить выступление, как сказал В.Семистяга, «с оружием в руках». Для подготовки «сознательных украинцев» у них и способности были «исключительные». Как у В.Нофенко.
Теперь давайте выясним: почему именно из Кракова доставлялись пропагандистские материалы и почему меж­ду ним и Триестом «вращался» Стахив?
Альфред Бизанц (сотрудник абвера, резидент герман­ской разведки в Галичине, который, по его выражению, «руководил «пятой колонной» в Западной Украине»): Ког­да я прибыл в Краков (в сентябре 1939 г.— В.М.), мне предложили работу в Абверштелле (АСТ)-Краков, ведше­го подрывную работу против СССР... К этому времени Главный провод ОУН также перебазировался из Берлина в Краков и занимался созданием Украинского Централь­ного Комитета (УЦК), а также его так называемых «допомоговых комитетов» (ДК) в восточных районах оккупи­рованной Польши. Были также созданы лагеря, где сосре­дотачивались националисты, бежавшие из Западной Ук­раины. УЦК, ДК и лагеря находились полностью в руках немецкой разведки.
<...> Бандера, захвативший со своими сторонниками руководство в Главном проводе ОУН, находился в Крако­ве, и с ним работал сотрудник абвера Ейкерн.
<...> По указанию руководства абвера примерно в марте 1941 года я отобрал несколько десятков молодых украин­цев, объединившихся вокруг УЦК, для использования их в качестве переводчиков, пропагандистов и советников по украинским делам. Все они после соответствую­щей подготовки были прикомандированы к частям немец­кой армии и принимали участие в походе на Советский Союз [25].
В.М.: Можно предположить: студент Львовского уни­верситета, переводчик одной из войсковых частей О.Городисский и студент Черновицкого университета, перевод­чик отдела пропаганды госуправы В.Якубович, принятые в Луганскую ячейку, могли быть агентами А.Бизанца. Но почему такая мысль не посетила исследователя В.Семистягу? Может быть, он сознательно назвал подпольной ле­гальную организацию, которая распространяла приказы оккупантов, восхваляла «новый порядок» в Европе? По­тому что кроме такого определения нечего сказать о про­тиводействии гитлеровцам. При знакомстве же с докумен­тами о деятельности бандеровцев кровь стынет от ужаса. Значит, поэтому и переписывают историю... Но как при­митивно! В широкой кампании героизации «националис­тического освободительного подполья на Украине» все делается на одну колодку.
Вот, к примеру, телесериал «Непереможені». «Непо­бежденный» и хорошо сохранившийся бандеровец, быв­ший последний главнокомандующий УПА В.Кук (кстати, советская власть помиловала его, дала квартиру в Киеве и работу в академическом институте) теперь, освещая «под­виги» ОУН-УПА, в частности, сказал, что они уже тогда знали: российская империя вот-вот развалится и не меша­ли уничтожать ее силами немцев. Выходит, «тяжелая борьба ... меж двух огней» придумана Стахивом.
По словам Кука, ОУН создала много школ для обуче­ния своих воинов, поэтому УПА была сильной и хорошо вооруженной. И была народной армией, так как защища­ла народ Украины от немецких и московско-советских оккупантов.
В.Полищук: Нет в литературе фактов, которые бы до­казывали акции УПА против немцев с целью их уничто­жения. Нет информации относительно такой диверсии, как уничтожение железных дорог, уничтожение направлявших­ся на восток военных транспортов-эшелонов [26].
В.М.: ОУН будто бы подготовила шесть тысяч руко­водителей разных рангов для управления всеми областя­ми и районами Украины и Кубани. Не раскрыв деятель­ность этих «руководителей», мистер Кук подробно рас­сказал о действиях большевиков: дескать, в первый этап они грабили гражданских людей и жестоко убивали их, во второй этап — под видом вояк УПА совершали всякие преступления, чекисты терроризировали людей, даже жа­рили в огне упивцев. Но, несмотря на подлые действия большевиков, был массовый героизм гражданского наро­да, связников и бойцов, люди верили в свою победу...
В.Полищук: 9 февраля 1943 года, польское село Паросле... Банда украинских националистов, представившись советскими партизанами (подчеркнуто В.Полищуком — В.М.), ввела в обман жителей села, которые на протяже­нии дня угощали банду. Вечером бандиты окружили все дома и замучили в них польское население. Тогда убили 173 человека. Спаслись только двое, которые были зава­лены трупами, и шестилетний мальчик...
Позднейший осмотр замученных показал исключитель­ную жестокость извергов. Младенцы были прибиты к сто­лам кухонными ножами, с нескольких мужчин сдирали шкуру, женщин насиловали, у некоторых были отрезаны груди, у многих были отрезаны уши, носы, выколоты гла­за, отрезаны головы... После ухода палачей среди разбро­санных бутылок от самогона и остатков еды нашли 12-месячного младенца, прибитого штыком к столу, а рот был заткнут недоеденным куском соленого огурца [27].
В.М.: Так они боролись за «незалежну Україну» и потому теперь — национальные герои.
В.Полищук: Правду, которая касается убитых ОУН-УПА украинцев, должны исследовать историки, что жи­вут в Украине, имеют или могут иметь доступ к источни­кам. Однако ж... Однако ж теперь находятся историки-украинцы, которые поставили перед собой задачу «науч­но» оправдывать, даже восхвалять ОУН-УПА [28].
В.М.: Даже гостелевидение по УТ-1 показало 14 и 15 октября 1994 года «документальный» фильм «Воспоми­нания об УПА». Состряпали его Л.Мужук, М.Джинджиристый, бывшие советские доктора и кандидаты наук И.Билас, Ю.Шаповал, Г.Демьян, М.Ханас, редактор Зоя Сторожук.
По утверждению этих «историков» с первых дней ок­купации все Полесье, Волынь и Правобережную Украину охватило бандеровское подпольное движение. Повстанцы возле главного штаба в селе Гутвин на Волыни имели гос­питаль, офицерскую и старшинскую школы, типографию и завод, где делали всякую утварь и воинские знаки отли­чия (убедительные детали «подполья»!). 15 тысяч повстан­цев (у Кука — 6 тысяч) разошлись по всей Украине, что­бы организовать хозяйственную деятельность.
Но не сказали, что эти «организаторы» хозяйственной деятельности известны как «походные группы ОУН».
В.Полищук: ...Запущенная до войны машина действо­вала — на Восток подались тысячи и тысячи пропаганди­стов обоих ОУН — это были так называемые «походные группы ОУН»...
<...> Руководство ОУН во главе с Бандерой также организовало т.н. походные группы, в состав которых вхо­дили специально подобранные пропагандисты и админис­траторы. Они должны были передвигаться за передовыми подразделениями немецкой армии и на захваченных тер­риториях Восточной Украины пропагандировать нацио­налистические идеи, организовывать звенья ОУН и вер­бовать новых членов <...> Все группы вместе насчитыва­ли около 4000 человек.
<...> ...Тот поход был запланирован задолго перед вой­ной, ОУН выполняла диверсионные задания Абвера. К таким заданиям нужно отнести призывы ОУН к бойцам-украинцам Красной Армии сдаваться в плен. Такие при­зывы объявлялись через громкоговорители, по радио, пу­тем миллионов листовок на украинском языке, которые сбрасывали с самолетов.
<...> Об этой преступной деятельности ОУН(б) пи­шет Зиновий Кныш: «Бандера со своими помощниками... виновен в смерти миллионов украинцев, которые сдава­лись в плен» [29].
В.Цуркан: Эти группы, как утверждает доктор исто­рических наук В.Чередниченко, «действовали по прямым заданиям немецко-фашистских специальных служб. В их распоряжение разведка выделила современные средства передвижения, по свидетельствам самих националистов, «від авта починаючи і на парашуті кінчаючи». Другой ав­тор, В.Давиденко, дополняет: «Следом за гитлеровскими фронтовыми частями в Украину вторглись т.н. походные группы ОУН, которые были подготовлены абвером неза­долго до нападения на нашу страну. Их участникам пору­чалось создавать и возглавлять вспомогательный оккупа­ционный аппарат — городские и районные управы, редак­ции газет, команды и станицы т.н. украинской полиции» [30].
В.М.: Эти разъяснения подтверждают наши догадки о белых пятнах в рассказах Стахива. Он прибыл в Луганск в июле 1942 года — значит, в составе «походных групп ОУН». Раскрылась и причина, по которой оуновские «подпольщики пробирались» с тыла к линии фронта.
А вот в фильме «хозяйственная деятельность» этих групп (подпольная, по Семистяге) удостоверена вскользь показанными документами. Но если остановить кадр, то удастся прочитать следующие обращения в листовках: «К крестьянам-колхозникам. Русско-большевистские палачи впрягли вас в колхозное ярмо...» «К молодежи... Смерть Сталину и его русско-большевистской империалистичес­кой клике. Смерть изменникам украинского народа — ук­раинским большевикам...»
Помните, у «подпольщика» Стахива в качестве под­садной утки был лозунг «Смерть Гитлеру!» У его преем­ников — вот эта выдержка из якобы секретного документа немцев: «Нашими врагами есть евреи, коммунисты и на­ционалисты. Но наиболее опасными являются бандеровцы, потому их нужно беспощадно уничтожать».
Для фактов о «беспощадном уничтожении» киноплен­ки не хватило. А вот «красному террору» посвящены обе серии фильма. Более десятка стариков и старух с Тернополыцины и Ровенщины рассказывают, как «чекисты», «кагэбисты», «энкаведисты», «ястребки», «москали», «рус­ские», «пятая колонна» русифицированных малороссов», «партийно-комсомольские активисты» не просто «не жа­лели патронов» (будто бы по приказу Сталина) против украинских патриотов, а закапывали живыми в землю, отрезали уши, выкалывали глаза, отрезали языки, топили в колодцах, расстреливали детей и т.д. «Мои дети были хорошие. А пришли русские и их убили» — сказала последняя «свидетельница».
Примитивный отвлекающий прием мелкого воришки, который кричит «держи вора!», стал научным в доказа­тельстве ложного и несуразного. И как пригодился дав­ний провокаторский опыт оуновцев!
В.Полищук: Участник УПА Даниил Шумук приводит в своей книжке рассказ упивца: «Под вечер мы снова вышли на те самые хутора, организовали десять подвод под мас­кой красных партизан (подч.— В.П.) и поехали в направлении Корыта... мы ехали, распевая «Катюшу», время от времени ругались на русском языке и в русском духе».
А теперь ОУН твердит, что это красные партизаны мучали поляков, маскируясь под УПА [31].
В.М.: Нравственный облик создателей фильма раскры­вают и их недоказательные, категоричные суждения, зло­речивые текстовки и обобщения. Вот, например, как тол­куют они кинокадры, на которых женщины с радостными лицами принимают из вагонов породистый скот: «Сталин­ская кинопропаганда инсценирует братскую помощь За­падному краю... В жизни было иначе. Как только стихнет стрельба, «пятая колонна» поможет, чтоб в западно-укра­инских городах дети захотели учиться только в русских школах, а высшее образование и тут, как на Востоке Ук­раины, стало форпостом русификации...»
Этой ложью стремятся утопить правду. Но из истории не вытравить подлинные факты: после воссоединения За­падной Украины с Советской Украиной в 1939 году была прекращена колонизация западноукраинских земель и ополячивание украинцев, малоземельные крестьяне получили более 1 миллиона гектаров земли, более 84 тысяч коней, 76 тысяч коров, 14 тысяч свиней; в регионе впервые были открыты украинские вузы, число школ с преподаванием на украинском языке увеличилось в 10 раз; во Львове и области были открыты более одной тысячи клубов, 24 библиотеки и 13 музеев.
Так что сухую грязь к стене не прилепишь.
А примитивные агитки Кука, Мужука, Биласа, Шаповала и прочих замешаны на густой желчи, начинены из­вращенными событиями, завернуты в грубую демагогию и разоблачают самих авторов. Можно сказать: какие сами, такие и сенсации.
Правда же об истинной деятельности ОУН раскрыта в ее программе. Вот лишь одна установка из нее: «ОУН должна действовать так, чтобы всех, кто признает советс­кую власть, уничтожать... Не запугивать, а физически уничтожать! Не нужно бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населе­ния останется половина — ничего страшного в этом нет. Не забывайте слова Степана Бандеры: «Наша власть должна быть страшной» («Вестник», Канада, 20 декабря 1961 г.).
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz