Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 44 | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 20.08.2017, 14:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Продолжение книги Владимира Минаева "Молодая гвардия": опять предательство?"
Страница 44.
 
 
Пришибеев: «Вы, ваше высокородие, изволите говорить, не мое это дело народ разгонять… Хорошо-с… А ежели беспорядки? Нешто можно дозволять, чтобы народ безобразил? Где это в законе написано, чтоб народу волю давать? Я не могу дозволять-с. Ежели я не стану их разгонять, да взыскивать, то кто же станет? Никто порядков настоящих не знает, во всем селе только я один, можно сказать, ваше высокородие, знаю, как обходиться с людями простого звания, и, ваше высокородие, я могу все понимать».
Резун на вопрос журналиста А.Ткаченко о том, чему он учит британских разведчиков ответил:
«Учу, как воевать на фронте, как нужно бить коммунистов. Если коммунисты или какие-то там тоталитарные силы на Украине, в Белоруссии, в России пойдут войной против западного мира, который так хорошо живет, ни на кого не нападает, если они пойдут войной, то я не только буду там лекции читать, я возьму автомат и пойду воевать против коммунистов. Я буду их убивать сам. Да, да… И буду вешать коммуняку на гилляку! Все! Буду вешать. Так вот. И вот я говорю: если коммунисты нападут на западный мир, я буду воевать. Пойду в танк заряжающим простым, если возьмут».
Пришибеев: «Ну, говорю, со мной не шути шуток, а то дело, брат, плохо. Бывало, в Варшаве или когда в швейцарах был в мужской классической прогимназии, то как заслышу какие неподходящие слова, то гляжу на улицу, не видать ли жандарма: «Поди, говорю, сюда кавалер», – и все ему докладываю».
Резун: «После окончания разведывательной академии я работал с 1974 по 1978 год в Постоянном представительстве Союза ССР при отделе ООН в Женеве. В 1976 году был морально готов уйти, так как ненавидел систему… Но когда Виктор Беленко на самолете МИГ-25 улетел в Японию, вот если бы мне приказали его убить, я бы его замочил. Понимаешь? Я готов сам уйти, но его бы замочил. Понимаешь, вот. Я бы принял как почетную задачу партии и правительства. Не надо мне Героя Советского Союза, дайте мне его помочить. Понимаешь?». (Смеется).
Пришибеев: «Взяло меня зло. Обидно стало, что нынешний народ забылся в своеволии и неповиновении, я размахнулся и… конечно, не то чтобы сильно, а так, правильно, полегоньку… Погорячился, ваше высокородие, ну так ведь без того нельзя, чтоб не побить. Ежели глупого человека не побьешь, то на твоей же душе грех. Особливо, ежели за дело…».
Резун: «Я часами могу рассказывать. Вот, допустим, «Красная Звезда» говорит: «Ну, наверное, ему там помогали». Я говорю: постойте, постойте господа и товарищи. Постойте! Давайте вашего министра обороны. Кто у вас там, Павел Грачев? Скажите вот сюда, давайте три телекамеры, мы с ним побеседуем. Я побеседую! Давайте ваш Институт военной истории, сажайте. Я побеседую с ними. Пожалуйста. Я ж это готов! Я готов тут драться! Понимаешь?».
Пришибеев: «Люди безобразят, и не мое дело! Что ж мне хвалить их, что ли? Они вот жалятся вам, что я песни петь запрещаю… Да что хорошего в песнях-то? Вместо того, чтоб делом каким заниматься, они песни… А еще тоже моду взяли вечера с огнем сидеть. Нужно спать ложиться, а у них разговоры да смехи. У меня записано-с!»
Резун: «Наша история настолько покрыта мраком, настолько она не проницаема. Но я вот собирал маленькие, маленькие кусочки и удалось собрать кое-что о очень таком мистическом: тайном заседании Политбюро 21 июня 1941 года. Прежде всего это не стандартное время для заседания Политбюро, потому что это суббота, и в этот день Политбюро приняло много решений…»
Одним из свидетельств реинкарнации – перевоплощения унтера Пришибеева в офицера Резуна являются сходные стилистические особенности словесной характеристики, строй мысли, а также свобода в употреблении бранных выражений.
Последнего, подобно Пришибееву, в жар бросало и он кипятился, выходил из себя и не стесняясь честил недостойных, на его взгляд, особ: «Ленин – главарь шайки изменников, шпионов и террористов. Как же назвать всех тех, кто верой и правдой Ленину служил?.. Со Сталиным то же самое получилось. И он окружен врагами, шпионами, развратниками, антипартийцами. И сам оказался уркой. Как же назвать всех, кто выполнял приказы этого урки?».
И сердитым голосом перечисляет:
«Тухачевский – идиот, дурак, кретин… Якир – это же мерзавец был, подонок… Ворошилов – босяк… Холуй и холуев вокруг себя плодил… Ворошилов – босяк, по кличке «Володька».
Об узком составе Политбюро ЦК ВКП(б) говорит: «Собирались эти паханы на золоченых нарах и они там принимали все решения… Гитлер – дурак, сел за стол играть с такими шулерами… Это мафия. Это самая настоящая уголовная мафия… Сборище заговорщиков».
Известный писатель, стилист С.П.Антонов писал: «Произнесенное слово выражает явные черты характера и выносит на поверхность все неявное, скрытое, тайное». Возможно, зная это, автор телефильма Синельников, сказав, что «за 5 лет навозился с Суворовым», изощрялся показать его справедливым борцом со Сталиным и убедить зрителей в правоте бахвальства Резуна: «Я себя чувствую победителем. Я чувствую себя Суворовым». И, конечно, Владимир Львович знал, что «поэтическая метафора, создающая в воображении красочный образ, оказывает на сознание чудодейственный эффект, надолго отшибая здравый смысл» (С.Г.Кара-Мурза). Этому ремеслу Синельников обучал Резуна, пожалуй, все 5 лет работы над фильмом. Результат виден вот из этих примеров.
«Неуязвимый самолет ТБ-7», тысячи которых якобы могли «предотвратить и всю Вторую мировую войну», Резун назвал «самолетом-агрессором» – «крылатым Чингисханом». Поэтическая метафора присутствует и в сюжетах с советским танком БТ-7, который фигурирует как «танк-агрессор» – «конник Чингисхана». Резун говорит, что эти легкие танки с гусеницами, быстро заменяемыми на обычные колеса, побеждают не «силой оружия, они побеждают силой маневра. Стоят рыцари, армия умных рыцарей, очень мощных, непобедимых (гитлеровцев, – В.М.), они с ними не дерутся, они обходят их вокруг – вокруг – вокруг. Ого-го-го-го-го! И захватывают. Жгут мосты, города там сзади. Понимаешь, они не дерутся. <…> Это блицкриг и только в Европе. И только там, где есть эти дороги с твердым покрытием».
Тут же откликнулся известный писатель Васильев: «БТ-7. Эту машину я хорошо знаю. У меня мгновенная была реакция: ага, вот почему первая магистраль была проложена Москва-Минск. Ведь не куда-нибудь, не в Ленинград!»
Видимо, Борис Львович «мгновенно» предался фантазиям и ему привиделось как скачут «танки-агрессоры» – «конники Чингисхана» из Минска по лесам и болотам, через реки и озера Полесья прямо на Берлин. Правда, «убедительный» довод в поддержку Резуна?
Автор фильма спросил Резуна: дескать, ты был в духовной эмиграции давно, во внутренней эмиграции – но ты работал на тот режим, работал для родины, испытывал удовлетворение. А понимал ли, что ты делаешь черное дело, помогая этому режиму?
Резун: «Нет-нет-нет! Нет, нет, это совсем другое, совсем другое. . Это охота. Это охота. Я паук, отвлекаюсь от всего, я вижу муху. Такая красивая, такая аппетитная муха, бзи-и-и. Вот летит. Вот я паук, сижу, я не думаю про это. Понимаешь? Режим – это плохо. Я понимаю. Но я тебе признаюсь, что я не думаю про Брежнева в это время, я не думаю про коммунистическую партию и даже про родину. Нет-нет-нет. Это вот, это срабатывает вся моя энергия, концентрируется вот на этой мухе, дзи-и-и. Да. Да-да! Это я сейчас охочусь. Это у меня, как у охотничьей собаки. Понимаешь?. Охотничья собака она ловит эту утку. В ней инстинкт, инстинкт, да, эту утку съесть. Но она вообще-то ловит эту утку, но она ее не ест. Я от этого ничего не имею. Я приношу хозяину эту утку. Понимаешь? Вот охотничья собака: ну у нее такой инстинкт. Понимаешь? У нее раздуваются ноздри. Она знает, что она не съест эту утку. Вот она, знаешь, вот как она напрягается, и вот она пошла, и вот, знаешь, у нее все мускулы напряглись. А-а-а-уп. Вот ее взять и принести хозяину. Вот. Да, я пес охотничий, борзая собака. Да».
О способности В.Резуна формулировать свои мысли можно судить и по отрывкам его монолога, посвященного мобилизации, в 6-й серии фильма: «Государство не может постоянно находиться в военной готовности. Как вот человек не может постоянно сидеть с 2-мя пистолетами, вот так наведенными: ну в туалет нужно сходить, кофейца попить или водочки там. Он не может, он должен эти пистолеты положить, он должен работать, он должен что-то делать.
<…> Есть мирное время, есть военное время. Есть обыкновенный период и есть война. И ничего между ними, никакого промежутка. Или мы работаем – стучим молотком, – или стреляем с пистолета. Мы не можем стрелять из пистолета и работать молотком. Так вот, вот этот момент перехода от мирного времени к военному называется мобилизацией. И он очень четко определяет: мобилизация – это война…
Если мы приняли решение схватиться за пистолеты и наставить на противника, то и противник будет делать это… И если мы схватили пистолеты, то должны стрелять. Если просто так будем наставлять на противника, то он нас однажды убьет.
<…> Если мы объявили открыто мобилизацию, то мы спугнем противника. Если мы начнем проводить тайно, тайно, тайно и так до конца, то противник догадается…
Тигр очень четко свое нападение делить на два этапа: первое – он тайно, тайно, тайно крадется как можно ближе, а потом он бросается. Именно так у нас работала мобилизация».
Авторы фильма заставили многих зрителей поверить в эту заумь, показав обеззвученную советскую кинохронику с собственными комментариями: мол, Паша Ангелина и Дуся Виноградова увлекли тысячи девушек «лес валить да уголь рубить». Дескать, неужто в нашей стране парней не хватало? Ясное дело – их готовили для войны.
Эти, плохо организованные мысли, демагогические длинноты в сопровождении нелепых уподоблений подтверждают генетическую связь с душой унтера Пришибеева, претерпевшей некую эволюцию.
 
Ложь доводит до правды.
 
Кто ясно мыслит, тот ясно излагает. А Резун запальчиво, сбивчиво выражает бессвязные, сумбурные мысли, сопровождая их энергичной жестикуляцией.
Уже эти качества его устной речи говорят о том, что едва ли ему под силу так ловко сплести небылицы, увлекающие не только непросвещенных читателей. Вот мнение бывших разведчиков.
А.Кадетов: «Подтверждением тому, что рукой Резуна кто-то водил, стало мнение экспертов, изучивших и сопоставивших книги «Аквариум» и «Ледокол». Анализ содержания, фактуры, стиля и целевых установок привел к однозначному выводу: книги написаны разными людьми, скорее всего, различными группами западных специалистов…».
А у Резуна даже ума не хватило, чтобы как-то защитить утверждение о своем авторстве. Когда журналист А.Ткаченко спросил его о гонораре, он ответил, что получил мало, так как книги изданы под псевдонимом. В телефильме «Последний миф» он сказал: «Давайте говорить честно. Зачем был придуман Виктор Суворов? Если бы я писал как Владимир Резун, я бы имел гораздо больше денег. И когда я начал писать как Виктор Суворов, т.е. я начал с нуля, никто не знает: это было, это был псевдоним смешной, не все это поняли… Суворов – это шутка. Это шутка. Если бы я сказал: «Я Владимир Резун, вот, вот я убежал и т.д. Это были бы большие деньги».
Здесь явное саморазоблачение: принадлежность произведения автору не зависит от того, издано ли оно под настоящей фамилией или под псевдонимом. И гонорар получает автор сполна, а вот если авторство коллективное, то – какую-то долю.
Значит, В.Резуну заплатили – сколько сочли нужным, – за роль «ширмы», за согласие выдавать себя автором сфабрикованных сочинений.
Много и других признаков коллективной роботы над созданием книг «Ледокол» и «День «М». Так, Суворов написал: «Я лишь скромный собиратель цитат».
И Синельников втолковывал телезрителям: «С непонятной настойчивостью он собирал факты, анализировал, сопоставлял. Пожалуй, это мог бы сделать любой из нас. Мог бы. Но сделал только он. Один. Тайно. Безо всякой посторонней помощи. Безо всяких секретных документов, секретных архивов. В самую главную тайну Советского Союза он проник буквально через открытую дверь».
Но чтобы насобирать из большого количества источников данные о множестве воинских подразделений, отдельные цитаты по заданным темам и притянуть их как аргументы в ткань произведения, необходим большой коллектив собирателей, вооруженных компьютерной техникой. Для таких целей обычно в пропагандистских центрах существуют исследовательские, аналитические, программные и другие отделы. Технология «перелопачивания» информации и написания антисоветских книг была хорошо отработана в многолетней «холодной войне».
Исследователи древности с удивлением отмечали, что в «донаучные» эпохи человек не чувствовал себя в окружении непознанного мира. Так что и к Суворову-Резуну во всем объеме его творчества подходит утверждение исследователей древности: «туземец знает всё».
И именно коллективную работу над книгами Суворова выдают нестыковки отдельных эпизодов, ляпсусы, несуразицы, во множестве допущенные по незнанию той действительности.
Вот, к примеру, в главе «Про черные дивизии» говорится о солдатах, одетых в «черную форму, похожую на тюремную». В чем же сходство? «Иногда за недостатком времени и обмундирования зэка отправляли на фронт в его одежде. В принципе разница невелика: те же кирзовые сапоги, что и у солдата, зимой та же шапка на рыбьем меху, в любой сезон – бушлат, который от солдатского только и отличался, что цветом». Хотя «все эти «черные дивизии» и корпуса начали формироваться еще в июне 1940 года…».
Профанация действительности налицо. Бушлаты – черные суконные куртки – носили только моряки и морские пехотинцы. (подразделения именно этих военнослужащих, а не зэков, наводили ужас на противника), а солдатская (красноармейская) форменная одежда – шинели или ватники защитного цвета. Красноармейцы были обуты в ботинки с обмотками, в них они дошли и до Берлина. Так что бывший советский офицер Резун не мог написать главу «Про черные дивизии».
Еще пример. В период будто бы «тайной мобилизации» была проведена радиофикация квартир: «в каждой советской квартире коммунистическая власть бесплатно установила большой черный репродуктор-тарелку, а на каждой улице – серебряный колокольчик», чтобы по ним «на всю страну прокричать мобилизацию – День «М».
Радиофикацию квартир осуществили в начале 30-х годов, а «серебряные колокольчики» появились в начале 50-х годов.
Начиная войну с Германией, англичане собирались своими самолетами стереть с лица земли немецкие города. «Стратегию непрямых действий» англичане разработали в 1941 году, доложили ее на Вашингтонской конференции в декабре 1941 года. Через полвека английские сочинители протянули эту стратегию с самолетами ТБ-7 в книги В.Суворова.
«Имея тысячу неуязвимых ТБ-7 любое вторжение можно предотвратить». Одна тысяча ТБ-7, мол, доставит 5 тысяч тонн бомб, а это – пять килотонн. За два рейса можно доставить 10 килотонн. «А двадцать килотонн – это то, что без особой точности упало на Хиросиму. Тысяча ТБ-7 – это как бы ядерная ракета, наведенная на столицу противника. Мощь такова, что для потенциального агрессора война теряет смысл».
Написав это, недалекий стратег, наверное, потирал руки: эх и придумали! И не дошло, что нормально мыслящий читатель не сможет вообразить, как тысячи самолетов в один момент сбросят тысячи бомб в одну точку, чтобы получить эффект атомной бомбы. А образованный читатель еще и знает, что английские четырехмоторные бомбардировщики «Ланкастер», «Галифакс», «Стирлинг» с бомбовой нагрузкой по 6-7 тонн каждый тысячами налетали на немецкие города, но Германию на колени не поставили. И американские «летающие крепости» за один налет на Берлин сбрасывали по 2-3 тысячи тонн бомб (2-3 килотонны), а непокоренный бомбежками город пришлось брать нашим войскам две недели. Массовые налеты В-29 и «сверхкрепостей» не смогли покорить Японию.
Резун, втолковывая телезрителям чудодейственную мощь ТБ-7, дискредитировал себя как военного с академическим образованием и как здравомыслящего человека.
Очередная разоблачительная фраза из книги Суворова: «В длительной оборонительной войне не всех командиров отправляют к границам противника». Термин «длительная оборонительная война» – чисто английский. Великобритания, островное государство, отгороженное от любого противника широким «щитом» водного пространства, рассчитывала именно на «длительную оборонительную войну». Резун такого придумать не мог – ему наверняка была хорошо известна суть советской стратегии способов ведения вооруженной борьбы, выраженная в проекте Полевого Устава 1939 года, в частности, такими словами: «Если враг навяжет нам войну, Рабоче-Крестьянская Красная Армия будет самой нападающей из всех когда-либо нападающих армий.
Войну мы будем вести наступательную, перенеся ее на территорию противника…». Что и подтвердилось в ходе Великой Отечественной войны.
Вот еще перлы этого «стратега». Он утверждает, что если бы советские войска готовились к обороне, то они должны были «зарываться в землю, создавая непрерывную линию траншей от Ледовитого океана до устья Дуная». «Надо было загородиться непроходимыми минными полями от моря до моря и пока противник прогрызет нашу оборону, пусть ТБ-7 летают на недосягаемых высотах, пусть подрывают экономическую мощь».
Любой образованный человек знает, что невозможно создать «непрерывную линию траншей» протяженностью 4500 километров, и что траншея не является непреодолимой преградой для пехоты, бронемашин, танков и, тем более, для самолетов. А любой мало-мальски знающий историю Великой Отечественной войны не поверит утверждению В.Суворова о том, что «советские дивизии, армии и корпуса уничтожали ранее построенные оборонительные сооружения».
Не вырубить топором записанное в истории: с лета 1940 года вдоль новой западной границы началось возведение 20 укрепленных районов, для чего были сформированы 84 строительных батальона, 25 строительных рот и 17 автомобильных батальонов. С апреля 1941 года к строительству было привлечено 160 инженерных и саперных батальонов приграничных округов и 41 саперный батальон внутренних военных округов. Всего на строительстве оборонительных сооружений в укрепрайонах Прибалтийского округа ежедневно работало более 57 тысяч человек, Западного – 35 тысяч и Киевского – 43 тысячи человек.
И.Х.Баграмян написал: «26 июня 1941 г. был отдан приказ о приведении в порядок вооружения старых законсервированных укрепленных районов: Киевского, Шепетовского, Изяславского, Староконстантиновского и Остропольского и о формировании для них отдельных пулеметных батальонов».
Даже ленивый историк без усердия и покладая руки найдет донесение заместителя командующего войсками Юго-Западного фронта по тылу генерал-майора Советникова заместителю командующего войсками Киевского Особого военного округа, в котором сказано:
«25 июня 1941 г. 5 час. 45 мин.
Укрепленные районы второй полосы Коростенский, Новоград-Волынский, Летичевский, Могилев-Ямпольский отстроены и приводятся в боевую готовность. Принимаются меры к изысканию недостающего вооружения. Для усиления этих районов выбрасываются УНС с оставшимися механизмами и автотранспортом…»
В доказательствах агрессивной политики СССР Суворов-Резун привел и такой аргумент: «На границах было потеряно 100 миллионов карт… Были подготовлены карты Берлина, Кенигсберга, Мюнхена, сопредельных государств». «Уничтожали карты, которые не нужны в оборонительной войне. У меня есть эти сведения. Есть сведения о том, что уничтожали карты Кенигсберга, уничтожали карты Берлина, Силезии, Померании, Восточной Пруссии. Вот что уничтожали. 100 миллионов уничтоженных карт».
Но наступающей армии нужны были бы карты не тех территорий за 500-700 километров, до которых нужно дойти с боями, а тех, где пришлось бы вести бои: карты территории Польши – Подлясе, Мазуры, городов Люблин, Варшавы и территории Румынии – Молдовы, Трансильвании.
Учитывая то, что в мае 1941 года в западных пограничных округах и на флотах Советских Вооруженных Сил было 2,9 млн.человек, то исходя из цифры «уничтоженных карт» на каждого человека приходилось по 34-е карты. Но на кой леший карты рядовым красноармейцам и краснофлотцам?
Голое утверждение Суворова-Резуна о том, что «коммунисты… готовили внезапный удар по самому Гитлеру, чтобы захватить разрушенную им Европу», здравомыслящий читатель легко опровергнет простыми вопросами: почему коммунисты не нанесли «внезапный удар по самому Гитлеру» летом 1940 года, когда на восточной границе Германии почти не было немецких войск; почему коммунисты не захватили разрушенную Европу в 1945 году, когда танки Красной Армии могли за сутки дойти до Ла-Манша и когда Вооруженные силы Советского Союза были самыми мощными в мире?
К этому необходимо приобщить и такие исторические факты. На Тегеранской конференции в ноябре-декабре 1943 г. англо-американская делегация предлагала расчленить Германию на ряд государств – Пруссию, Баварию, Саксонию и др.
На встрече в Москве Сталина и Черчилля (9-18 октября 1944 г.) последний предложил обсудить составленный им план Юго-Восточной Европы на сферы влияния. Также был официально предложен англо-американский план расчленения Германии.
На Ялтинской конференции 4-11 февраля 1945 г. Рузвельт «по-прежнему считает, что раздел Германии на пять государств или даже на семь государств – это хорошая мысль». Англичане высказались за расчленение Германии на Северную и Южную Германию.
Во всех случаях Сталин твердо отвергал эти планы. Он говорил, что нужно сделать единую Германию демократическим миролюбивым государством. Еще в 1943 г. Советский Союз четко сформулировал свою программу послевоенного устройства мира. В докладе И.В.Сталина о 26-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции говорилось, что Советское правительство вместе со своими союзниками должно будет:
1) освободить народы Европы от фашистских захватчиков и оказать им содействие в воссоздании своих национальных государств;
2) предоставить освобожденным народам Европы полное право и свободу самим решать вопрос об их государственном устройстве…
В то же время на встрече Черчилля и Рузвельта в Касабланке родился план «Возмездие», на основании которого был разработан «план Моргентау»: «…пастеризовать Германию, сократив голодом ее городское население на 30 миллионов».
Незнание действительности Суворовым выдают и подписи к иллюстрациям. К примеру, подпись под снимком огромного строя солдат: «Нет, это не фашисты. Это Красная Армия готовится к освободительным походам». Но на снимке явные фашисты: немецкие солдаты в касках с козырьком и с ранцами за спиной. В Красной Армии жесткий ранец образца 1936 года был заменен в 1939 году рюкзаком. Уже перед войной бойцы экипировались вещмешком, который им служил и скатертью-самобранкой, и подушкой, и вместилищем самых дорогих вещей: писем из дома, пачки махорки, куска хозяйственного мыла, запасных портянок и сухого пайка продуктов.
Сказанного достаточно, чтобы сделать вывод: книги «Ледокол» и «День «М» сфабрикованы идеологами информационной агрессии. В целях маскировки авторство приписали мифическому «Виктору Суворову»; для пущей важности американцы присвоили ему звание почетного академика и наградили медалью великого ученого, а англичане выставили его советским разведчиком, сбежавшим из СССР, – Владимиром Резуном. А чтобы историческую фальшь выдать за действительность политиканы-наперсточники заморочили читателя множеством цифр – количеством самолетов, танков, артиллерийских орудий, автомобилей, летчиков, парашютистов, голов скота, зэков, дивизий и пр.
Как указывает С.Г.Кара-Мурза, «числа представляют собой знаковую систему, которая оказывает неотразимое воздействие и на сознание, и на воображение. Магия числа в том, что оно, в отличие от слова или метафоры, обладает авторитетом точности и беспристрастности.
<…> Свое очарование число распространяет и на текст, который его сопровождает. Поэтому часто манипуляторы сознанием вставляют в текст бессмысленные или даже противоречащие тексту цифры – и все равно остаются в выигрыше, ибо на сознание воздействует сам вид числа».
Одна из особенностей книг Суворова – многократное повторение утверждений, тезисов, выделение их и ключевых слов прописными буквами. «Поток мнения» запущен так густо, что беспочвенные суждения выглядят как факты реальные. Эти приемы преследуют цель вдолбить в сознание читателя не подлежащие критическому осмыслению утверждения. «Повторение, – пишет С.Кара-Мурза, – один из тех «психологических трюков», которые притупляют рассудок и воздействуют на бессознательные механизмы».
И он приводит разъяснение С.Московичи из его книги «Учение о массах»:
«Грамматика убеждения основывается на утверждении и повторении, на этих двух главенствующих правилах… Таким образом повторение является вторым условием пропаганды. <…> Будучи навязчивой идеей, повторение становится барьером против отличающихся или противоположных мнений… Повторение имеет также функцию связи мыслей. Ассоциируя зачастую разрозненные утверждения и идеи, оно создает видимость логической цепочки».
Манипуляция сознанием в книгах Суворова выполнена с большим мастерством. А должными технологиями на высоком уровне владеют профессионалы этой сферы. Резун к ним не относится. Его сумбурные, спесивые высказывания в телефильме и многочисленных интервью вызывают неприязнь, свидетельствуют об отсутствии отработанных навыков скрытого воздействия на психику человека. Неоспоримым является и незнание архиплутами Резуном-Суворовым и их телевизионными, киношными и издательскими пособниками простой истины, которую давно выразил ходячий ум народа: ложь доводит до правды.
 
Окончание
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz