Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 53. | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 07:31
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 53.
 
Юра не обманул Веру. Вернулся обратно через несколько часов, привёл с собой Раулу Крошеву – тихую, скромную девушку. Вера её почти не знала, так как Раула ничем особенным, кроме своей внешности, не выделялась. Активным членом организации не была, но честно и добросовестно выполняла всё, что ей поручали. Это была красивая, южных кровей, девушка, с длинными чёрными и кудрявыми волосами и жгучими чёрными глазами. Она отличалась необычайной серьёзностью.
-Знакомьтесь, - сказал Юра. – Отныне вы будете вместе и здесь время коротать, пока пропуска ни сделают, и в путь вместе отправитесь.
-Какой путь? – не поняла Вера.
-Принято решение: срочно всем уходить из города.
-Но почему? – спросила его Вера.
-Ребят всех арестовали, и неизвестно ещё, что дальше будет. Вполне возможно, что это только начало, - говорил Юрий.
-Значит, их всех всё-таки арестовали? – упавшим голосом спросила Вера.
-Да.
-Юра, ты с нами пойдёшь? – узнавала Вера.
-Нет. Пока надо задержаться. Так обстоятельства складываются. Но я обязательно уйду потом, позднее.
Вера подошла к брату, обняла его, посмотрела ему в глаза. Брат её был необычайно взволнован и серьёзен, его терзали тревожные мысли.
-Юра, я тогда тоже останусь, подожду тебя. Мы с Раулой здесь побудем, ты не волнуйся. А потом вместе уйдём из города, - убеждала она брата.
-Нет, - твёрдо и строго сказал он. – Вы уйдёте сейчас! Сразу как Ната Помялова принесёт пропуска.
Вере так не хотелось расставаться с братом! Она обняла его, прижалась к его груди. От него так знакомо пахло табаком и какой-то рабочей смесью. Она раньше так не любила этот запах, сейчас же вдыхала его как нежнейший аромат. И так не хотелось ей с ним расставаться!
-Вера, список написала? – вывел он её из задумчивости.
-Да, - она еле оторвалась от него, подошла к столу, подала ему листок бумаги. – Вот.
Он взял листок, начал изучать список. Усмехнулся. Она внимательно за ним наблюдала.
-Юра, мне тоже показалось странным, что Дымова и Теплоухова записали в руководители. Этот список составлял явно мало осведомлённый человек. А остальные все только с Путиловского. Тебе это ни о чём не говорит?
Юрий задумался.
-Да, ты права, здесь есть над чем голову поломать, - сказал он. – Только не все здесь с Путиловского.
-Да, а вот эти вот кто? – она ткнула пальцем в списке на нижние пять фамилий. – Я раньше о них не слышала.
-Умница, что запомнила их и внесла в этот список, - Юра поцеловал сестру в макушку, приобнял, но сразу отстранился и отошёл. Сложил аккуратно список и положил в свой карман. – Это наша группа в селе Изломово. Только как они сюда попали? – задумался Юра.
-Может, их связной выдал? – неуверенно предположила Вера.
Юра посмотрел на неё.
-А ведь ты, Вера, может быть и права? – порывисто сказал он. – Ты у меня вдвойне молодец! – он повернулся к двери. – Мне надо идти. Не скучайте, девочки.
-Мы ещё увидимся? – обратилась Вера к брату.
-Да, обязательно. Я ещё зайду сюда.
И он исчез за дверью. Девушки остались вдвоём. Хотя с Раулой Вера была мало знакома, но зато теперь ей было не страшно оставаться в этой избушке среди леса – ведь она больше не была одна!
 
* * *
Теперь делами Дымова и Козырева занималось и гестапо. Пытали их всё ожесточённее, но парни продолжали молчать. Они наотрез отказывались признавать свою работу в подполье. В них ещё была вера в то, что арестованы они случайно, что друзья их на свободе и продолжают вести антифашистскую работу. Теперь они сидели все вместе, в одной камере, и могли договориться между собой о дальнейшем своём поведении на допросах, выдвинуть общую версию.
Олег с Сергеем оба уже побывали на дыбе, их жгли раскалённым железом. И в камере они уже только отлёживались, отдыхали телом между допросами, всегда сопровождающимися пытками. Илью пока мучили поменьше, поэтому он мог свободно передвигаться по камере. Вот и сейчас он стоял возле двери и выглядывал в щель в коридор.
-Наших привели? – не хотел верить своим глазам Илья. – Ну да… - как бы про себя, утверждающе говорил он.
-Кого? – приподнялся Олег со своего места, в голосе его слышалось беспокойство.
-Серёга, ваши всё, Путиловские, - разглядывал в щель коридор Илья. – Оба Полозовы, Васька Беркутов, Пашкин, Тёмка Барченко, - перечислял Илья.
-Как же могли выйти на их след? – негодовал Козырев, приподнимаясь и морщась при этом от боли. – Сволочи, - прошептал он.
-Васька дебош устроил, его Барсуков к себе потащил, - сообщал тем временем Ванич.
-Гады, - простонал от бессилия Олег.
 
Печечкин решил допросить всех вновь прибывших сам, лично. Показать им список, сказать, что их вожаки раскололись, назвали их, надавить. Рассчитывал, что кто-нибудь из них поверит ему, сознается, назовёт ещё людей, других.
Он глянул в список. Внимание его привлекла фамилия Барченко. Чем-то она ему показалась знакомой. И он приказал привести к нему Артёма Барченко. Через некоторое время в кабинет втолкнули чернявого молоденького паренька, совсем ещё мальчишку. Он вырвался, возмущённо сказал:
-Я сам умею ходить, - и окинул полицейских гневным холодным взглядом своих чёрных глаз. Перевёл взгляд на Печечкина в ожидании вопросов. Нет, этот паренёк главному полицаю никого не напоминал, вероятно, он ошибся.
-Фамилия, имя? – в упор смотрел на него Печечкин. Паренёк не отводил от него упрямого, уверенного взгляда.
-Барченко Артём, - с вызовом ответил он.
-Комсомолец?
Парень замешкался, оглядел окружающих его полицейских.
-Да, - перевёл взгляд опять на Печечкина.
-Состоишь в подпольной организации? – продолжал Печечкин напрямую задавать вопросы.
-Вы о чём это? – ухмыльнулся парень, поправляя свою длинную чёлку.
-Так состоишь? – напирал на него Печечкин.
-Никогда о такой не слышал! Вы чего-то путаете, господин Иуда! – дерзко возразил Артём.
-Чего?! – Печечкин поперхнулся от наглости парня.
Один из полицейских с силой ударил мальчишку в живот, парень согнулся и тут же получил размашистый удар кулаком по спине. Он упал на пол. Некоторое время не подавал признаков жизни, потом зашевелился, начал откашливаться. По сигналу Печечкина парня подняли с пола и усадили на стул. Он медленно пришёл в себя, упрямо и с вызовом посмотрел прямо в глаза Печечкина. Главного полицая этот взгляд, совсем ещё детских, но так ненавидящих его глаз, привёл в смятение, он отвернулся. Сунул парню список.
-Вот, смотри. Этот список составил один из ваших руководителей. Узнаёшь в нём свою фамилию?
Парень мельком глянул на листок, перевёл взгляд своих чёрных как смоль глаз обратно на Печечкина и чётко и ясно произнёс:
-Подтери себе зад этой писулькой, господин Иуда!
И тут же сзади получил удар, который опрокинул его на стол.
-На скамью его! – приказал Печечкин, поняв, что дальнейший разговор уже бессмыслен.
Били его сильно и жестоко, мстили за «Иуду». Парень первое время подавал признаки жизни, но потом затих.
-В камеру его, - приказал Печечкин. – Давайте следующего! – он заглянул в список. – Пашкина.
В кабинет ввели светлого среднего роста юношу. Он спокойно оглядел помещение, людей в нём. Свысока посмотрел на Печечкина. И молча, поджав губы, стал ждать вопросов.
-Фамилия, имя? – равнодушно спросил Печечкин. Парень вздохнул, перевёл дыхание и так же равнодушно, в тон Печечкину, заявил:
-Вы же их прекрасно знаете. Зачем же сейчас ломаете комедию?
Печечкин еле сдержал себя от ярости. Что позволяют себе эти сопляки?!
-А ну отвечай! – грозно рявкнул он.
-Пашкин Владимир, - спокойно ответил юноша, едва усмехнувшись и глянул на Печечкина своими ясными серыми глазами.
-Комсомолец?
-Да, - не задумываясь, ответил парень.
-В подпольной организации состоишь? – прямо посмотрев на парня, спросил Печечкин.
-Нет, конечно, - Володя не отвёл своего взгляда.
-Но ваши руководители во всём сознались, - напирал Печечкин.
-Не верю, - спокойно отвечал парень, ни один мускул не дрогнул на его лице. Печечкин бросил перед ним на стол список.
-Вот список. Узнаёшь здесь свою фамилию?
Парень мельком глянул в листок. Посмотрел в упор на Печечкина. Сказал:
-Пашкин есть. Но разве мало людей с такой фамилией?
-Ах ты, гадёныш! Это ты тут комедию разыгрываешь! – вскипел Печечкин и соскочил со своего места. – Здесь и адрес твой указан!
-Извините, не заметил, - равнодушно ответил парень.
-А ну отвечай, мерзавец, кто вами руководил! – кипел от ярости Печечкин. Юноша пожал плечами:
-Вы перечите сами себе, - всё так же спокойно отвечал он. – Вы только что сказали, что они во всём признались, - и себе под нос пробурчал, но так, чтоб его услышали и те, кто находился с ним в комнате:
-Хотя совершенно не понимаю, о чём идёт речь.
Печечкин подскочил к нему и в ярости залепил пощёчину, проорал:
-На скамью его!
Володю схватили, сорвали с него рубаху и бросили на скамью. Он не проронил ни единого стона, ни единого слова больше не сказал, только вслух считал удары. Досчитал до семидесяти двух и потерял сознание. Его облили холодной водой.
-В камеру! – прогремел Печечкин. Спиртное он никогда не приветствовал и ругал за это своих подчинённых. Но сейчас удержаться не мог. Руки его сами потянулись к графину. Нутро всё бушевало, требовало успокоения в виде горячительной живительной жидкости. Эти два допроса вывели его из колеи, из нормального русла жизни. Коммунисты упорно молчали. Но это были всё-таки взрослые, зрелые люди. Но он никак не ожидал такого смелого и дерзкого поведения от таких малолетних сопляков, в сущности ещё детей! Он рассчитывал, что, поймав несколько человек, он сможет распутать весь клубок, раскрыть всю организацию. Сейчас он уже начинал в этом сомневаться. Но он ещё не знал, что ожидает его впереди! Сколько окажется мужества, стойкости и силы духа у этих детей, вчерашних школьников!
В списке он нашёл знакомую фамилию – Полозова Надя. Девушку он не знал, но слышал, что вместе с ней арестовали и её брата. Не старый ли это знакомый, который ранее служил в полиции? И он решил вызвать его, чтоб убедиться или опровергнуть свои догадки.
Да, его догадка оправдалась. В кабинет ввели Михаила Полозова.
-А-а, старый знакомый, - попытался сделать свой голос как можно приветливее Печечкин. – Очень рад нашей встрече.
-А я не могу ответить взаимностью, - ответил Михаил. – И нашей встрече совсем не рад. За что меня арестовали? – перешёл он сразу к интересующему его вопросу.
-Разберёмся, - почти дружески ответил Печечкин и предложил Полозову сесть на стул возле стола. Миша принял это приглашение. Уселся, вольготно навалившись на спинку стула. И с вызовом, вопросительно стал смотреть на Печечкина, ожидая объяснений.
-Ты ведь, Полозов, умный парень? – в упор посмотрел на него Печечкин.
-Не жалуюсь, - ответил Михаил, не сводя глаз с собеседника.
-Тогда объясни мне, как твоя сестра оказалась в этом списке? – Печечкин придвинул ближе к Михаилу листок со списком. Михаил внимательно изучил весь список.
-Понятия не имею, - медленно ответил он. – Что это?
-Это список подпольщиков, - Печечкин внимательно и изучающее посмотрел на собеседника. Тот никак не отреагировал на его слова. – Чем занималась твоя сестра?! – повысил голос Печечкин. Михаил пожал плечами:
-В клубе работала. Вы ведь знаете это, - так же спокойно отвечал Михаил.
-А по ночам?! – Печечкин встал со своего места.
-Дома, спала. К чему вы задаёте все эти вопросы? – прямо взглянул на него Полозов.
-Она подпольщица! – заорал Печечкин. – И ты тоже!
-А вы докажите, - сказал Михаил, тоже вставая со стула.
-И докажем! Кто ещё с вами был?
-Никого, мы только вдвоём у родителей, - удивился Полозов.
-Не ёрничай, ты прекрасно меня понял, Полозов!
-Не понял, - ответил Михаил.
-Сейчас поймёшь! На скамью его! – приказал он своим подручным. – И три шкуры с него содрать!
-Ну, зачем же всё так сразу-то? Хоть немного-то оставьте, а то сидеть ещё долго предстоит, а сдирать потом нечего будет, - усмехнулся Михаил.
-Ах ты!.. – Печечкин подскочил к нему и залепил кулаком по лицу.
 
В тюрьме была только одна женская камера, где все вместе содержались и коммунистки, арестованные на заводе сразу после ноябрьских праздников, и те женщины и девушки, что проходили по уголовным делам. Камера была переполнена. Именно сюда и поместили Надю Полозову. Она оглядела присутствующих, никого из них она не знала. Тогда приглядела для себя местечко, устроилась на нём поудобнее. Попыталась сосредоточиться на произошедших событиях, но у неё это плохо получалось, мысли постоянно сбивались, разбегались в разные стороны, обгоняли друг друга. Ей быстро надоело сидеть на одном месте. Она встала, пробралась к окну, отодвинула закрывающую его картонку. На окне была решётка, Надя опробовала её – держится крепко. Да она и сама со своей упитанной фигурой не смогла бы пролезть в такое малюсенькое оконце. Ну что ж, тогда она будет просто любоваться улицей, небом.
Вдруг из соседнего помещения раздался страшный вопль, от которого у неё похолодело всё внутри. Потом снова. Заиграл на всю мочь патефон с весёлой немецкой музыкой. Но даже сквозь него были слышны крики истязаемого. И вот тогда Наде стало по-настоящему страшно. Она даже представить себе не могла, что сейчас творится там, за стеной, но в неё стал закрадываться ужас. И чтоб хоть как-то отогнать его от себя, она со всей силы зажала ладонями свои уши и под нос себе замурлыкала:
-Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!..
Сколько она так сидела, поджав под себя ноги, зажав уши и произнося слова любимой песни – она не знала. Ей показалось, что несколько часов. Потихоньку она разжала уши, боясь услышать вновь эти душераздирающие крики, но их пока не было слышно. За стеной слышалось какое-то движение. Зато по камере вовсю уже разносилось:
-Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек!
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек…
Послышалось лязганье в замке. Дверь распахнулась, влетел Барсуков, заорал:
-Вы совсем с ума здесь все сошли?! А ну замолчать немедленно!
-А что будет, если не замолчим? – нагло поинтересовалась Надя. Она сама от себя даже не ожидала такой выходки. Женщины замолчали, со страхом и интересом глядя на Надю и Барсукова, ожидая развития событий. Барсуков только зло посмотрел на неё и захлопнул дверь. Надю раздирали двойственные чувства – с одной стороны, её до сих пор грыз изнутри страх, и она только с облегчением вздохнула, когда Барсуков удалился, но с другой стороны, ей было скучно и тоскливо в этой камере, с этими молчаливыми женщинами (почему они молчат?), и она ждала продолжения событий с Барсуковым. Она развернулась на пятке, отбила на одном месте чечётку, снова обернулась вокруг своей оси. Некоторые женщины улыбнулись, глядя на неё.
-Эка какая неугомонная, - проворчала пожилая женщина.
-Да уж, - поддакнула ей молодая женщина (или девушка?) с длинной толстой косой, обвила руками свои колени и опёрлась на них подбородком. – Подожди ещё, скоро тебе не до веселья будет. Доберутся они до тебя, отобьют охоту и от песен, и от танцев, - вздохнула грустно незнакомка.
-Это у меня-то они отобьют? – негодовала Надя. – Не дождётесь!
Она вновь всех оглядела.
-Ну как вы здесь живёте? Скучно ведь, - сказала она.
-Скоро не до скуки тебе будет, - ответил кто-то.
-Посмотрим, - пожала Надя плечами и вновь отошла к окну. Посмотрела на вечернее, тёмное небо, залюбовалась звёздами. За стеной опять кого-то мучили: раздавался свист плетей, стоны и крики. Но Надя попыталась это воспринимать уже спокойно – надо к этому привыкать. Теперь это будет её жизнью. Свобода, дом, улица, клуб остались где-то далеко позади, в прошлой жизни.
С лязгом распахнулась дверь, Надя услышала окрик полицая:
-Полозова, на допрос!
Она развернулась к двери, там стоял высокий амбал в чёрной полицейской форме, лицо его ничего не выражало. Она поправила на себе кофточку и, привычным движением заплетая кончик своей косички, направилась к двери. Почувствовала, как мелко дрожат её пальцы, но того вяжущего чувства страха, как при аресте и первом пребывании в тюрьме, уже не было. В коридоре её повели не в соседнюю с камерой комнату, откуда раздавались ужасные крики, а совсем в другой кабинет. Она оглядела помещение, куда её привели – совсем обычная комната: шкаф с бумагами, стол, за которым сейчас сидел начальник полиции, рядом стояли стулья. Дополняла всё это лавка, вся залитая кровью и несколько плетей на подоконнике. Она долгим взглядом оглядела и лавку, и плети. «Без этого, значит, не обойдётся», - поняла Надя и зябко поёжилась. Заметила, что начальник полиции изучает её, перевела на него свой взгляд.
-Как твоё имя? – спросил он совсем не сердито.
-Надежда Полозова, - ответила она.
-Комсомолка?
-Да, числюсь таковой, - отвечала девушка.
-Дымова знаешь?
Надя замешкалась, не зная что ответить, но, подумав, сказала:
-Да, мы до войны с ним встречались по комсомольской работе. Но с тех пор его не видела.
-А ты вспомни получше. Может, вы с ним встречались и по подпольной работе? И совсем недавно?
-Не припомню такого, - Надя смотрела на Печечкина, заметила, как он начал меняться в лице. Ей уже начинало надоедать такое ровное однообразие на допросе, хотелось перемен. Она, конечно, хорошо себе представляла эти перемены, но поняла, что сможет их выдержать. К тому же она считала, что быстрее начнётся, значит быстрее и закончится. А ожидание неприятного момента становилось для неё всё тягостнее.
-Зато он очень хорошо тебя помнит! – встал из-за стола Печечкин.
-Что вы имеете в виду? – поинтересовалась Надя, переводя взгляд то на Печечкина, то на плети на подоконнике. На скамью она старалась не смотреть, она боялась вида крови и сейчас опасалась потерять сознание прямо здесь, посреди кабинета. Вот позору-то будет! А Печечкин тем временем продолжал:
-Вот список им составленный. Узнаёшь в нём своё имя? – и он положил перед ней листок с написанными в нём фамилиями. Да, среди них она узнала и своё имя. Но составлял этот список не Олег, она сразу это поняла. Его писал человек, мало знакомый с организацией. Кто, интересно? Неужели кто-то из членов организации, дававший клятву? Не может этого быть! Надя отказывалась в это верить. Но список лежал на столе перед ней. Рядом стояла карандашница, лежали какие-то папки, стояла бутыль с чернилами. И безрассудство овладело ею, она даже сама не поняла, как могла решиться на такое. Но рука её сама собой потянулась к чернильнице. Она взяла её, опрокинула её содержимое на листок с фамилиями. Пустую чернильницу отбросила в сторону. Заявила, прямо глядя в лицо Печечкину:
-Вот и нет больше вашего списочка!
Заметила, как его лицо начали покрывать багровые пятна, скулы его задрожали, глаза налились кровью. Полюбоваться, как растекаются чернила по столу, ей не дали. Сзади её схватили крепкие и цепкие как тиски руки полицейских, начали сдирать с неё одежду…
 
Глава 54.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz