Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 4. | Регистрация | Вход
 
Среда, 22.11.2017, 04:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 4.
 
Одной из наиболее сильных была группа Самородкова, действовавшая на железной дороге. В нее входило 42 че­ловека. Подпольщики совершали диверсии на железной до­роге, бесстрашно нападали на врага днем и ночью. Однаж­ды на станции Громы они подорвали 2 паровоза и 10 ваго­нов с боеприпасами. Но вскоре Самородков был выдан про­вокатором. При обыске у него нашли список членов груп­пы. В результате все они были схвачены фашистами и звер­ски замучены. Сам Самородков покончил жизнь самоубий­ством в полоцкой тюрьме. После гибели Самородкова и его товарищей на железнодорожном узле была создана новая группа во главе с Асташевой.
Полоцкие подпольщики имели своих людей в различных учреждениях оккупантов. По их заданиям работал бурго­мистр города Петровский, через которого подпольщики узнавали о намерениях врага, получали и переправляли к партизанам медикаменты, муку, соль и другие продукты.
Враг продолжал наносить удары по полоцкому под­полью. Вслед за группой Самородкова гитлеровцам в сере­дине 1942 года удалось арестовать Петровского, Миндалева, Пашкевича и других. Миндалев и Петровский, не вы­держав зверских пыток, покончили самоубийством, но не выдали своих товарищей. Остальные подпольщики были рас­стреляны. В ноябре 1942 года гестаповцы арестовали активных руководителей полоцкого подполья Ф. Н. Матецкого и его жену Н. И. Матецкую. Более трех недель то­мились узники в фашистском застенке, подвергаясь жесто­чайшим пыткам. Ничего не добившись, гитлеровцы на рас­свете 24 ноября 1942 года вывезли Матецких и еще шестерых патриотов на расстрел. Стрелявший в Н. И. Матецкую фашист только ранил ее. Она упала в яму, потеряв сознание. Придя в себя, Матецкая долго лежала под песком ожидая ухода фашистов. Затем, выбравшись из могилы и убедившись, что все ее товарищи мертвы, скрылась в лесу. Босая, в одном белье, она в холодную ноябрьскую ночь добралась до поселка Лозовка, откуда верные люди на следующий день переправили ее к партизанам.
Активно боролись с врагом подпольщики Лепеля. Подпольную организацию здесь возглавил коммунист С. Барановский. Начав свою деятельность с октября 1941 года, организация за короткий срок выросла с 10 до 50 человек. Барановский и некоторые другие подпольщики работали в типографии гитлеровцев, где, поминутно рискуя, печатали листовки. Выданные провокатором, многие члены организа­ции были расстреляны. Вырваться на волю удалось лишь некоторым подпольщикам. Среди них была совсем еще юная А. М. Парфенчук. Она вынесла зверские пытки. Не имея улик, гестаповцы в конце концов отпустили девушку. Но патриотка не устрашилась виденного в тюрьме и с еще большей энергией продолжала борьбу. В дальнейшем ее несколько раз арестовывали и приговаривали к смертной казни. Но каждый раз ей удавалось освободиться. В последний раз Парфенчук была арестована в августе 1943 года. Вместе с подпольщицей Талюш она несла от партизан в Лепель листовки. После зверских истязаний гестаповцы решили расстрелять подпольщиц. Вырыв поблизости от тюрьмы яму, они вывели на расстрел 16 человек. Расстре­ливали в две очереди. Сначала заставили влезть в яму во­семь человек. Расстреляв их, фашисты приказали влезть в яму остальным. Среди них была и Парфенчук. Но в мо­мент, когда дула автоматов уже были направлены на лю­дей, прибежал посыльный с распоряжением вернуть Пар­фенчук в тюрьму: жандармский генерал требовал ее в Ви­тебск. На допросе у генерала Антонина не могла вымолвить ни слова — так она была измучена пытками. Генерал при­казал направить ее в санитарный барак. Там девушка про­лежала восемь дней, прежде чем к ней вернулась речь. Вра­чами в бараке работали советские военнопленные. Однажды ночью, напоив спиртом постового, они положили на ее кро­вать труп только что умершей девушки, а Парфенчук пе­ренесли на место умершей. Через некоторое время врачи помогли подпольщице бежать в лес.
На Оршанском железнодорожном узле и в городе отваж­но действовали подпольные группы, созданные прославлен­ным героем Отечественной войны К. С. Заслоновым. До войны Константин Сергеевич работал начальником паровоз­ного депо станции Орша. Эвакуировав оборудование депо, паровозы и вагоны на восток, он на последнем паровозе покинул Оршу. Вскоре К. С. Заслонов и его друзья, ра­ботавшие в депо имени Ильича в Москве, обратились с просьбой разрешить им сформировать партизанский отряд из железнодорожников. Просьба патриотов была удовлетворена. В августе — сентябре 1941 года будущие партизаны прошли краткосрочные курсы, организованные Смоленским обкомом партии в Вязьме. В ноябре 1941 года Заслонов с группой машинистов прибыл в оккупированную врагом Оршу. Устроившись на железнодорожном узле, подпольщики стали собирать силы. Уже к концу декабря ими была установлена связь с Оршанским подпольным райкомом портии и партизанами, создано несколько диверсионных групп.
Важным обстоятельством являлось то, что подпольщи­кам удалось обмануть оккупантов и войти к ним в дове­рие. К. С, Заслонов был назначен начальником русских па­ровозных бригад Оршанского депо. Он присматривался к друзьям и врагам, осторожно вовлекал проверенных людей в подполье, продуманно распределял их по паровозным бригадам
Под руководством К. С. Заслонова подпольщики изготовляли так называемые угольные мины: взрывчатка по­крывалась угольной пылью с клейким веществом. Внешне эти мины были похожи на обычные куски угля. Их под­брасывали в угольные ямы, в тендеры паровозов. Попа­дая в топки, мины взрывались и выводили паровозы из строя. Чаще всего это случалось в пути. Кроме того, под­польщики широко практиковали замораживание системы водоснабжения паровозов, переставляли стрелки и сталки­вали встречные поезда, поджигали станционные сооруже­ния. Позже подпольщики стали получать через партизан и магнитные мины. Это давало возможность минировать со­ставы с выбором — именно те эшелоны, которые везли на фронт под Москву живую силу, технику и боеприпасы.
Деятельность оршанских подпольщиков-железнодорожников была исключительно эффективной. Только за три ме­сяца боевой деятельности заслоновцы организовали 98 кру­шений вражеских эшелонов, вывели из строя и повредили более 200 паровозов. Были уничтожены сотни вагонов и цистерн с горючим, большое количество вражеской военной техники.
Подпольщики строго соблюдали конспирацию. Вначале гитлеровцы не могли понять причины столь частых аварий паровозов, относя эти аварии за счет суровой русской зимы и «низкого качества советской техники». Но взрывы проис­ходили и на доставленных через некоторое время из Германии немецких паровозах. Гестаповцы начали настоящую охоту за диверсантами. Однажды был арестован К. С. За­слонов. Но отсутствие улик и выдержка патриота на время отвели от него подозрения. Однако за ним была установ­лена строгая слежка. Убедившись, что многим из них угро­жает арест, К. С. Заслонов и его друзья 25 февраля 1942 года покинули Оршу.
Недалеко от города, в районе деревни Логи, заслоновцы создали партизанский отряд «Дяди Кости». Вскоре он вы­рос в прославленную бригаду белорусских партизан. Враги содрогались при одном упоминании имени Константина За­слонова. А на Оршанском узле продолжали действовать оставленные заслоновцами диверсионные группы. Обрастая новыми патриотами, они продолжали выводить из строя па­ровозы и станционное хозяйство, устраивали пробки на уз­ле, взаимодействуя с партизанами, проводили крушения во­инских эшелонов.
С первых дней войны активно действовала подпольная комсомольско-молодежная организация в поселке «Осинторфа» Оршанского района, возглавляемая С. Шмуглевским. Еще до прихода врага коммунисты и беспартийные акти­висты во главе с директором «Осинторфа» Г. Г. Омельченко создали в лесу базу и ушли в партизанский отряд. Но в поселке остались комсомольцы и несоюзная молодежь. Они страстно рвались к борьбе с захватчиками.
Юные патриоты во главе с С. Шмуглевским незаметно уходили в лес, собирали и тщательно прятали оружие и боеприпасы. 10 августа 1941 года они собрались на первое подпольное собрание. Секретарем (командиром) был избран С. Шмуглевскин. В организацию вошли П. Климович, Евгений и Михаил Теленченко, В. Огурцов, Н. Молохович, Я. Климович, А. Молохович, Г. Третьяков, Людмила и Вера Букатик, М. Макаренко, В. Бугаева, В. Янович, В. Бере­зовский, Н. Прокопенко, Е. Недосенко. О создании органи­зации узнал раненый политрук, коммунист Е. Р. Вильсовский, скрывавшийся в семье Букатика. Через членов организации Веру и Людмилу Букатик он связался с подполь­щиками и стал направлять их деятельность.
Комсомольцы-подпольщики уничтожали телефонные ли­нии, срывали попытки оккупантов начать торфоразработки, ломали машины. Они рассказывали населению правду о боевых действиях на фронте, прятали бежавших из фашист­ского плена советских бойцов и командиров. На объявлениях и распоряжениях немецких властей жители «Осинторфа» всё чаще читали сделанный штампом боевой призыв «Смерть немецким оккупантам!».
Активную борьбу развернули юные подпольщики против предателей. Особыми издевательствами над советскими людьми отличались бургомистр Трублин, начальник поли­ции Скварчевский и писарь Пикарь. Подпольщики решили уничтожить фашистских прислужников. Установив, что предатели часто устраивают в здании управы попойки, подпольщики сделали засаду. Поздно вечером 29 августа 1941 года С. Шмуглевский. П. Климович и М. Теленченко, воору­женные ручным пулеметом, спрятались в пустом доме, ми­мо которого должны были идти подгулявшие бургомистр и его дружки. Когда предатели приблизились, С. Шмуглевский скомандовал: «Огонь по врагу!» Писарь Пикарь был убит наповал, начальник полиции Скварчевский тяжело ранен. Бургомистру Трублину удалось убежать.
Взбешенные гитлеровцы на второй день прислали в по­селок карательный отряд. Фашисты ходили по квартирам, производили повальные обыски и при малейшем подозре­ния арестовывали невиновных людей. На квартире у Теленченко им удалось найти пулемет. Гестаповцы схватили Михаила и Евгения Теленченко и отправили их в гестапо. Юноши выдержали жестокие пытки. Они никого не выдали. 20 сентября 1941 года патриоты были расстреляны.
Из этой операции подпольщики извлекли уроки. Более тщательно стали они проводить подготовку операций и конспирацию своих действий. Организация была перестроена. Во главе ее стал штаб, в состав которого вошли С. Шмуглевский, В. Огурцов и Л. Букатик. Было установлено пра­вило: вновь принимаемые в организацию не должны знать, кто в нее входит. После проверки на боевых делах в ряды подпольщиков были приняты М. Прудников, Н. Великосельский, Г. Еременко, М. Пахоменко, 3. Варламова и другие.
Деятельность подпольщиков значительно активизирова­лась. Они всячески срывали мероприятия гитлеровцев по восстановлению торфопредприятия. В январе 1942 года группа в составе Н. Молоховича, В. Огурцова и Г. Третья­кова сожгла торфонасосный кран, четыре электромотора и другое оборудование. 24 февраля 1942 года подпольщики организовали побег 31 советского военнопленного из лагеря, который был расположен в поселке № 4. Они переправили беглецов в лес, где было спрятано оружие. Вооружившись, советские воины влились в партизанский отряд.
Смелую операцию провели подпольщики в начале 1942 года. В марте в поселок прибыл на отдых потрепанный под Москвой немецкий полк. Штаб подпольной группы по­ручил С. Шмуглевскому и П. Климовичу уничтожить ба­рак № 10, где размещались гитлеровцы. Темной ночью, когда фашисты спали, ребята подползли к бараку, закрыли на запор дверь и подожгли его с двух сторон. В нижнем белье, с криками и воплями выскакивали гитлеровцы через окна, спасаясь от бушующего пламени. В результате 12 фашистов получили тяжелые ожоги, сгорела значительная часть оружия, боеприпасов и обмундирования полка. Гитлеровцы были вынуждены перевести полк в другое место.
Через некоторое время после этой операции С. Шмуглевский и Е. Нефедова возле деревни Озерцы встретились с партизанами-заслоновцами. Вскоре в лесу близ деревни Щеки Дубровенского района с юными подпольщиками бе­седовал прославленный командир партизанской бригады К. С. Заслонов, Он поставил перед ними задачу развернуть работу по разложению гарнизона вражеской вспомогатель­ной части, состоявшей из советских военнопленных, соби­рать сведения о численности вражеских войск и их передвижении, учитывать характер грузов и количество эшелонов, проходивших по железной дороге Орша — Смоленск. Вы­полняя задание К. С. Заслонова, подпольщики осенью 1942 года подготовили к переходу на сторону партизан большой отряд солдат немецких вспомогательных частей во главе с офицером Я. Г. Лебедем. В бригаду К. С. Засло­нова прибыло с полным вооружением 117 человек. К концу зимы 1942/43 года под влиянием подпольщиков начался массовый уход личного состава вспомогательных частей к партизанам. В феврале 1943 года в поселке взлетели на воз­дух склады боеприпасов, было убито около 40 гитлеровских солдат и офицеров. Это солдаты вспомогательных частей сделали прощальный «подарок» фашистам и ушли в 16-ю Смоленскую партизанскую бригаду.
После этого партизаны снабдили комсомольцев-подпольщиков взрывчаткой и дали задание провести ряд диверси­онных актов. Подпольщики взорвали железнодорожный мост между Белгрэс и «Осинторфом», сожгли склад на стан­ции Осиновка и совершили некоторые другие диверсии.
Для «наведения порядка» в «Осинторф» в конце фев­раля 1943 года прибыл специальный уполномоченный ге­стапо барон фон Шпавке, назначенный зондерфюрером «Осинторфа» и прилегающих районов. Подпольщики сооб­щили партизанам 16-й Смоленской бригады, что 12 марта Шпавке собирается посетить водонапорную станцию. У са­мого полотна железной дороги партизаны сделали засаду. Вскоре показался мотовоз с тремя платформами, на которых находилось более 60 гитлеровцев. Когда мотовоз подо­шел совсем близко к засаде, партизаны открыли по плат­формам огонь. Беспорядочно отстреливаясь, фашисты бросились бежать. Зондерфюрер был убит. В этой схватке пар­тизаны уничтожили 50 гитлеровцев, взорвали водонапорную станцию, которую оккупантам пришлось восстанавливать около двух месяцев.
Напуганные действиями подпольщиков, оккупанты создали в «Осинторфе» гестаповскую комендатуру. Однако юные патриоты продолжали борьбу. И только в сентябре 1943 года, когда возникла явная опасность ареста под­польщиков, все они — 50 человек — по указанию командо­вания партизанского соединения ушли к партизанам. Ру­ководитель подполья С. Шмуглевский стал комиссаром пар­тизанского отряда.
Отважно сражались за Родину комсомольцы «Осинторфа». Но не всем им было суждено дожить до полной побе­ды над врагом. В боях за Родину отдали свои жизни В. Огурцов, Л. Букатик, И. Еременко, Н. Прокопенко, Н. Нольберт, Н. Молохович, Г. Третьяков, М. Пахоменко, Михаил и Евгений Теленченко.
Замечательным примером мужества в борьбе с фашистскими захватчиками является героическая деятельность обольской подпольной комсомольско-молодежной организа­ции «Юные мстители». Организатором и руководителем ее была работница витебской фабрики «Знамя индустриали­зации» Фруза (Ефросинья) Зенькова.
Получив от Сиротинского подпольного райкома партии задание создать в районе обольского гарнизона подпольную организацию, Зенькова привлекла к подпольной работе ком­сомольцев М. Дементьеву и В. Езовитова. На первом собрании руководителем организации была избрана Зенькова, а сама организация названа «Юные мстители». Затем в ор­ганизацию были приняты девятиклассник И. Езовитов, М. Лузгина, Н. Азолина, 3, Лузгина, В. Шашкова, ленинградская школьница 3. Портнова. Когда в организации бы­ло 10 человек, состоялось второе собрание. Юные подполь­щики решили достать радиоприемник и организовать рас­пространение сводок Совинформбюро, уничтожить телефон­ную связь между Полоцком и обольской комендатурой, до­стать для проведения диверсий тол. Вечером в этот же день члены организации встретились с группой партизан и приняли присягу.
С этого времени организация развернула активные дей­ствия. Партизаны снабжали ее минами и всем необходи­мым для диверсий. Однажды из партизанского отряда пе­редали задание: хотя бы на неделю вывести из строя же­лезную дорогу Полоцк — Витебск. Для этого нужно было взорвать водокачку, которую гитлеровцы охраняли кругло­суточно. Выполнить задание вызвалась Н. Азолина, работав­шая переписчицей в немецкой комендатуре. На следующий день, сославшись на головную боль, она ушла с работы. С сумочкой в руках, в которой лежала мина, девушка спусти­лась к реке Оболянке и направилась вдоль берега в сторо­ну водокачки. Часовой остановил ее, но, узнав переписчицу из комендатуры, разговорился с ней. Воспользовавшись тем, что часового позвали в здание водокачки, девушка бы­стро заминировала ее. 3 августа, через сутки после миниро­вания, произошел взрыв, в результате которого водокачка вышла из строя на две недели. Затем последовали обрывы проводов на станции Оболь, на торфозаводе, у деревни Глушанино, поджог склада с хлебом. Юные подпольщики увели и переправили к партизанам коров из организован­ной оккупантами общины, собирали сведения о противнике, распространяли листовки. Организация быстро пополня­лась новыми членами. Чтобы легче было конспирировать­ся, некоторые подпольщики устроились на работу на кир­пичный завод, торфозавод, льнозавод, в офицерскую столовую.
Летом 1943 года подпольщики подорвали машину с приезжавшим к обольскому коменданту важным гитлеровским чиновником из Витебска, взорвали льнозавод, электростан­цию, машинное отделение кирпичного завода, мотовоз и эк­скаватор на железной дороге, несколько эшелонов с горю­чим и боеприпасами. На их счету много подорванных авто­машин на шоссейной дороге и других боевых операций.
Длительное время оккупантам не удавалось напасть на след организации. Помог им гнусный изменник Родины, провокатор Гречухин. До войны он был школьным товарищем подпольщика В. Езовитова. Ему удалось втереться к Езовитову в доверие и по его предложению летом 1943 года вступить в организацию. Постепенно Гречухин разузнал все о подпольщиках и выдал их врагу. Избежали ареста только А. Борбашов, которого не знал Гречухин, и находившаяся в отъезде Ф. Зенькова. Гитлеровцы подвергли патриотов жестоким пыткам и 5 ноября 1943 года расстреляли.
Еще до ареста членов организации подпольщица 3. Портнова в связи с провалом ее подруги Н. Давыдовой была направлена вместе с сестрами Марией и Надей Де­ментьевыми в партизанский отряд. Обеспокоенное арестом подпольщиков, командование партизанского отряда поручи­ло Портновой проникнуть в гарнизон, выяснить причины провала, установить новые связи. Комсомолка, выполнив задание, возвращалась назад, но на окраине деревни Мостище ее арестовали. У Зины был паспорт на имя Марии Козловой. Гестаповцы согнали население деревни для опо­знания девушки. Девушку знали многие, но предателей не оказалось. Подпольщицу выдал тот же Гречухин. Начались пытки и допросы, сначала в Оболи, а затем в гестапов­ском застенке в Горянах. Во время одного из допросов Зина схватила со стола пистолет и в упор выстрелила в фа­шиста, выбежала в коридор, вторым выстрелом убила спешившего на выстрел офицера, бросилась в окно, метко вы­стрелила по часовому и побежала к Двине. Ее стал наго­нять другой часовой, Зина спряталась за куст и направи­ла на гитлеровца парабеллум. Осечка...
Страшно издевались фашисты над Зиной. Ей выкололи глаза, отрезали уши, загоняли под ногти иголки, выкручи­вали руки и ноги. Мужественная ленинградская школьни­ца стойко выдержала все пытки и умерла смертью героя.
Подвиги юных обольских подпольщиков получили высо­кую оценку. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1958 года Ефросинье Савельевне Зеньковой и Зинаиде Мартыновне Портновой присвоено звание Героя Советского Союза. Многие их боевые товарищи награжде­ны орденами.
Подпольная борьба нарастала в каждом городе, в каж­дом населенном пункте Вытебщины. Своей самоотвержен­ной борьбой витебские подпольщики нанесли оккупантам огромный ущерб. Они истребили большое количество фа­шистских солдат и офицеров, уничтожили много вражеской военной техники. Подпольщики систематически снабжали командование партизанских формирований и советских войск ценными сведениями о противнике, помогали тыся­чам патриотов перебраться в партизанские отряды, вели широкую агитационно-массовую работу среди населения и вражеских войск, разлагали полицию и вспомогательные формирования противника. Они морально и физически из­матывали захватчиков, не давали им покоя ни днем, ни ночью, вынуждали стягивать для «поддержания порядка» в «тыловых городах» большие массы войск и поли­ции, содержать многочисленные карательные учреждения.
В одной статье невозможно рассказать о всех подпольных организациях и группах, действовавших на Витебщине. Факты, которые приведены здесь, лишь небольшая часть того, что было сделано витебскими подпольщиками. Но и они убедительно свидетельствуют о высокой эффектив­ности их деятельности. Источников этой эффективности много. Это прежде всего руководство подпольной борьбой со стороны партийных органов, которые во многих случаях заранее создали подпольные организации и руководили их деятельностью. Во главе подпольных групп и организаций, на наиболее ответственных и опасных участках борьбы стояли коммунисты и комсомольцы. Важным обстоятельством было то, что витебские подпольщики теснейшим обра­зом были связаны с партизанскими формированиями. Взаимодействие партизан и подпольных организаций неизме­римо повышало их возможности в борьбе с врагом, позво­ляло наносить по нему целеустремленные, разящие удары.
Успехи витебских подпольщиков стали возможны благодаря всенародной помощи. Трудящиеся постоянно попол­няли ряды подпольщиков и партизан. Можно без преуве­личения сказать, что в партизанской борьбе с оккупанта­ми участвовала подавляющая часть населения Витебщины, а подпольные организации и партизанские формирова­ния были авангардом всенародного партизанского движе­ния.
До последней капли крови бились с оккупантами бой­цы витебского подполья. Многие из них сложили свои го­ловы в этой борьбе, стяжав себе бессмертную славу.
В дни, когда советский народ отмечал 20-летие своей великой победы над фашистской Германией, в числе на­гражденных орденами и медалями СССР появились слав­ные имена еще 175 подпольщиков Витебщины.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz