Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Антонина Иванихина | Регистрация | Вход
 
Пятница, 23.06.2017, 08:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Антонина Иванихина
(1923 - 1943)
 
(Из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона)
 
"МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ". ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ (ИЮЛЬ 1942—ФЕВРАЛЬ 1943 гг)
 
А. А. ИВАНИХИНА
 
Антонина Александровна Иванихина родилась 4 мая 1923 года в поселке Первомайке Краснодонского района в семье рабочего.
Окончив 7 классов Первомайской школы № 6, Тоня по­ступает учиться на курсы медсестер. Добрая и отзывчи­вая, она обладала большим юмором и остроумием, пользо­валась авторитетом среди товарищей. После обучения в 1940 году ее направляют работать медсестрой в город­скую больницу города Краснодона. Она с большой теплотой относилась к больным, для каждого умела найти ласковое слово.
В апреле 1941 года Иванихина добровольно едет в Ивано-Франковскую область, в город Надворная, где работает в городской больнице медсестрой хирургического отде­ления.
С первых дней войны Антонина уходит на фронт. Бес­страшная медсестра, она часто ходила на передовую, выно­сила с поля боя раненых бойцов. Начальник медчасти ставил ее в пример другим. В 20 километрах от Звенигородки Черкасской области часть, в которой служила медсестра Антонина Иванихина, попала в окружение. Тоня на­ходилась в лагере военнопленных сначала в Звепигородке, а потом в городе Белая Церковь. В лагере она перевязывала раненых, стирала бинты, помогала тем, кто был осо­бенно слаб.
В сентябре 1941 гола Тоня организовала побег группы военнопленных девушек. Несколько раз пыталась перейти линию фронта, долгое время скрывалась в прифронтовой полосе в Донбассе.
Летом 1942 года Иванихнна возвращается в Краснодон, где уже хозяйничали фашисты. Здесь она встретилась с подругами во школе Шурой Бондаревой и Майей Пегливановой, а вскоре вступила в подпольную организацию «Молодая гвардия». Выполняла различные задания, была связной штаба «Молодой гвардии».
II января 1943 года Антонину арестовали. После звер­ских пыток и допросов ее расстреляли и сбросили в шурф шахты № 5. Похоронена Антонина Иванихина в братской могиле героев «Молодой гвардии» на центральной площа­ди города Краснодона.
 

 
Из книги
 
 
Из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона
 
 
 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
СЕСТРЫ ИВАНИХИНЫ
(Материал находится на странице Лилии Иванихиной:
 

 
Из книги «БЕССМЕРТИЕ ЮНЫХ». СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ И ВОСПОМИНАНИЙ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНОДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ (июль 1942 — февраль 1943 гг.)
Составители: А. Г. Никитенко, Р. М. Аптекарь
Издание седьмое, переработанное и дополненное
ДОНЕЦК ОРДЕНА «ЗНАК ПОЧЕТА» ИЗДАТЕЛЬСТВО «ДОНБАС» 1988
 
АНТОНИНА
Из воспоминаний Л. И. Максимцовой об Антонине Иванихиной
 
Вместе с Тоней я училась в двухгодичной школе медсе­стер Общества Красного Креста. Занятия проходили в здании школы имени XIX МЮДа, занимались вечером. Летом 1940 года школу закончили. Нас с Тоней направили на рабо­ту в городскую больницу. Проработали год. А в апреле 1941-го решили уехать в город Надворная Станиславской (ныне Ивано-Франковской) области. Там жил мой дядя — старый коммунист из Краснодона — Г. И. Жигалко со своей семьей. Из Надворнянского ГК ЛКСМУ прислали вызов и два пропуска.
Горздравотдел назначил нас медсестрами в хирургиче­ское отделение городской больницы. Но проработали там совсем немного, началась война. В первые же дни мы были мобилизованы в армию, получили военную форму — сержан­та медицинской службы. Вместе с войсками отступали на восток. Были стычки с фашистами. Тоню как-то брали на передовую, перевязывать раненых. Начальник санчасти был ею доволен.
Во время отступления я, Тоня и еще две девушки из Полтавской области, которые вместе с нами работали в На­дворной и были призваны в армию, очень сдружились, держа­лись вместе.
Дошли до Киевской области. Километрах в 20 от Звенигородки Черкасской области попали в окружение. Прятались в хлебах, они в тот год были очень высокими. Кругом горе­ло. То тут, то там попадались брошенные машины. В одной из них мы (нас по-прежнему было четверо) нашли одежду. Переоделись. Пробрались в село Терновку. Но там были немцы, нас арестовали и с большой группой арестованных погнали к Звенигородке, поместили в лагерь. Похоже было, для лагеря использовали двор бывшего хлебозавода. Лагерь временный, обнесен плетнем, охранялся полицейскими. В нем были только женщины, человек 50: жены командиров, мед­работники и др. Нам разрешили стирать бинты, перевязывать раненых.
Из Звенигородки перегнали в Белую Церковь. В центре лагеря размещался какой-то подвал. Там находились люди, к которым оккупанты особенно плохо относились. Наверное, коммунисты или евреи. Об этом узнала Тоня. К лагерному забору часто подходили женщины — жительницы города, бро­сали заключенным хлеб. Тоня соберет, бывало, несколько кусков и, когда не видят часовые, бросает в подвал обреченным.
Тоня была небольшого роста, необыкновенно смелая, решительная. Она никогда не боялась и, если нужно, шла на риск.
Рядом, через проволоку находились советские военноплен­ные — мужчины. Мы перекликались с ними. Тоня спраши­вала своих земляков. Нашелся человек из Краснодона. Он и помог нам бежать. Это было в сентябре 1941 года.
С нами были те же девушки-полтавчанки, Таня и Маруся, и поэтому мы решили идти к их родным. Присоединились и ребята. Дошли до Днепра в районе Канева. Мосты взорва­ны. Ребята достали лодку. Переправились. Было очень хо­лодно, особенно ночью. Мерзли ноги.
Пришли в село (названия не помню). Это было в Пирятинском районе, Тоня остановилась у Тани Сало, я — у Маруси (фамилии не помню). Пожили немного, но хотелось домой. Кое-как нас обули (стоял уже ноябрь), и мы пошли пешком в направлении Харькова.
Добрались до Славянска. Дальше двигаться стало невоз­можно, недалеко был фронт. Повернули на Чистяково, Крас­ный Луч, но и там не прошли. Нам посоветовали вернуться на Украину. Ехали товарным поездом (благо, шел порож­няк) почти до Днепропетровска. Были так голодны, что пошли просить по людям. В январе попали в Саксагань Пятихатского района. Зашли в дом, где жили старики. Они предложили остаться в селе. Здесь, мол, много окруженцев, пленных. Местные жители их переодели, скрыли от властей, кто они есть на самом деле. «Пойдите в сельуправу, зареги­стрируйтесь, а то вас посчитают партизанами».
В сельуправе (называли «сельрада») нас зарегистрирова­ли, поселили в разные хаты. Хозяйки попались хорошие, не­плохо кормили. Вместе с ними мы должны были работать в колхозе. Прожили до половины августа 1942 года. Но нас тя­нуло домой. Хозяйки нас снарядили, дали харчей, русских денег. В сельуправе выдали временные удостоверения о том, что из Саксагани мы выписались, движемся в Краснодон.
Шли пешком и ночью, и днем, предъявляя в нужный мо­мент удостоверения Саксаганской управы. Люди пускали на ночлег, кормили.
В Краснодон попали в начале сентября. Здесь хозяйни­чали уже фашисты.
Я уехала к родственникам в другую область, а о судьбе своей подруга Антонины узнала лишь в феврале 1943 года.
 
26 августа 1969 год.
 

 
Из экспозиции музея «Молодая гвардия» школы № 152 г.Челябинска
 
 
Биография, составленная Лапиным А.А.
 
Иванихина Антонина Александровна.
 
Родилась 4 мая 1923 года в посёлке Первомайке Краснодонского района в семье рабочего. Окончила 7 классов Первомайской школы № 6, Тоня поступает учиться на курсы медсестёр. Добрая и отзывчивая, она обладала большим юмором и остроумием, пользовалась авторитетом среди товарищей. В 1940 году её направляют работать медсестрой в городскую больницу Краснодона. Она с большой теплотой относилась к больным, для каждого умела найти ласковое слово. С апреля 1941 года Антонина Иванихина работает медсестрой хирургического отделения в городе Надворная Ивано-Франковской области.
С первых дней войны Антонина уходит на фронт. Бесстрашная медсестра часто ходила на передовую, выносила с поля боя раненых бойцов. Начальник медчасти ставил её в пример другим. В 20 километрах от Звенигородки Черкасской области часть, в которой служила медсестра Антонина Иванихина, попала в окружение. Тоня находилась в лагере военнопленных сначала в Звенигородке, а потом в городе Белая Церковь. В лагере она перевязывала раненых, стирала бинты, помогала тем, кто был особенно слаб. В сентябре 1941 года Тоня организовала побег группы военнопленных девушек. Несколько раз пыталась перейти линию фронта, долгое время скрывалась в прифронтовой полосе в Донбассе. Летом 1942 года Иванихина возвращается в Краснодон, где уже хозяйничали фашисты.
Здесь она встретилась с подругами по школе Шурой Бондаревой и Майей Пегливановой, а вскоре вступила в подпольную организацию «Молодая гвардия».
11 января 1943 года Антонину арестовали. После зверских пыток и допросов её расстреляли и сбросили в шурф шахты № 5. Похоронена в братской могиле героев «Молодой гвардии» на центральной площади города Краснодона.
Награждена орденом Отечественной войны 1-й степени (от 13 сентября 1943 года) и медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (от 10 сентября 1943 года) (посмертно).
 
 
Из экспозиции музея «Молодая гвардия» школы № 152 г.Челябинска
 
 

 
Из фондов музея «Молодая гвардия» школы № 152 г.Челябинска
(Большая благодарность Лапину А.А.!)
 
 
Е. АРАПОВ, журналист
ТОНЯ 
 
23 июня 1941 года Тоня Иванихина стала солдатом. Призван­ная в действующую армию, она сразу же оказалась в гуще со­бытий и вряд ли успевала в те тяжелые дни понять, что происхо­дит. Непрерывный поток раненых, как гигантский конвейер, запущенный безжалостной рукой, проходил через медсанбат. Теперь eё постоянным спутником стало человеческое горе. Оно было вокруг и в дни боев, и в кошмаре окружения, и во время долгих скитаний по земле, уже занятой врагом. Ее схватили ночью и погнали в лагерь военнопленных под Звенигородом. Находившаяся в лагере военнопленных вместе с Тоней Люба Максимцова вспоминает: «Она удивила меня. Сначала при обы­ске спрятала в укромное место нашу маленькую книжечку с тек­стом советских песен. Потом, уже в лагере, мы все поражались ее неуемной жажде жизни, оптимизму, вере в избавление от фа­шистского ига. Для каждого умела найти ласковое слово. Дети особенно полюбили ее — ровную, спокойную, внимательную «маму Тоню».
Однажды во двор лагеря въехало несколько грузовиков. Раз­дались отрывистые команды, и в полуразрушенный подвал хле­бозавода гитлеровцы загнали большую партию арестованных коммунистов. Если женщинам и детям хотя бы иногда выдавали похлебку, то узники подвала были лишены и этого.
Тогда Тоня и ее подруги стали собирать лагерную «снедь», тайком передавая ее в подвал... А по вечерам, когда было осо­бенно невмоготу, возле Тони собирались девчата, и тихо звучала ласковая украинская песня.
Бежала Тоня из лагеря со своей подругой Любой Максимцовой. Много раз пытались девушки перейти линию фронта, но фронт неумолимо уходил от них на восток. Только летом 1942 го­да Тоня и Люба пришли в родной Краснодон.
— Батюшки-светы, откуда это бог послал таких побиру­шек? — воскликнула Ольга Дмитриевна, увидев девушек на по­роге хаты. Грязные лохмотья, глубоко ввалившиеся глаза, вы­цветшие волосы. Не узнала мать свою дочь, а узнав, долго пла­кала и причитала.
— Как же жить теперь будем, мамо? — три сестры (Тоня, Лиля и старшая Нина) сидели вокруг матери. А что она могла ответить им? В городе хозяйничали фашисты, они уже подгото­вили списки молодежи для угона в Германию. Родители молодо­гвардейцев не ведали о том, что затеяли их дети. Помнит Анна Васильевна Пегливанова, как после первого появления в их доме худенькой, с коротко подстриженными темными волосами Тони Иванихиной ее Майя потеряла покой. Зачем-то понадобились йод, бинты — не кукол же перевязывать!..
Или вот Прасковья Титовна Бондарева, дети которой, Шура и Василий, были активными бойцами группы молодогвардейцев, действовавшей в Первомайке. Сегодня и она вспоминает сестер Иванихиных, «особенно черненькую, что в армии была»; эта девушка приходила в их дом вместе с Ваней Земнуховым, и потом дети долго что-то писали при свете коптилки.
Пусть скромна и не очень выпукла была в те дни роль Тони Иванихиной — ее светлый облик помнят в Краснодоне. Она была связной штаба, через нее передавались указания первомайской группе, возглавляемой Улей Громовой.
Тоня и Уля не были до войны подругами. Они стали сближаться, работая в «Молодой гвардии». Уля очень ценила четкость и исполнительность Иванихиной.
Тоню арестовали позже других молодогвардейцев, и не потому, что она где-то оступилась, чем-то выдала себя и подруг. Нет, просто полицаи были уверены, что девчонка с такой биографией, конечно же, — один из активнейших членов организации. И следили за ней, за каждым ее шагом, когда в городе шли по­хвальные аресты.
Возвращаясь в камеру после допроса, она, избитая, без чувств падала на холодный пол, и при тусклом свете электролам­почки, оплетенной проволокой, можно было увидеть, как из уголков упрямо сжатых губ сочилась кровь.
Но проходил час-другой, и Тоня оживала. Теперь уже никто не удивлялся: жизнь научила ее стойкости, и девушка, сочетая свою природную мягкость с упорством бойца, была для всей камеры примером самоотверженности и героизма. Пять дней пы­ток и издевательств прошли словно в кошмарном сне...
Это она первой бросилась к Уле Громовой в тот день, когда озверевшие садисты выжгли на спине подруги пятиконечную звезду. Это она, уже еле передвигавшаяся сама, до последнего часа ухаживала за товарищами по борьбе. Это она поддержи­вала дух стойкости и непримиримости в своих подругах.
 
«Медицинская газета», 5 марта 1965 года.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz