Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сталинградцы в бою и труде. Страница 6. | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 13:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Сталинградцы в бою и труде.
Страница 6.
 
Фашистская авиация безнаказанно бомбила не только наши войска, но и Красноармейск станцию Сарепта, Бекетовку, Сталгрэс, судоремзавод, причалы в затонах. На товарной станции и у причалов скопилось много железнодорожных составов с военны­ми грузами, 500 вагонов со снарядами, два эшелона с танками, 280 платформ с орудиями, штабеля леса, в затоне — баржи с бое­припасами и горючим. 8, 9, 10 августа немцы ожесточенно бом­били поселки, станцию, Волгу. Особенно жестокой была бомбежка 8 августа. На станции было взорвано и горело все, гибли люди. Под­линные образцы мужества проявили железнодорожники под руко­водством начальника станции Сарепта А. И. Суркова и секретаря узлового парткома К. Прохорова, старшего помощника начальника станции Каплунова. Самоотверженно действовали машинисты Пле­шаков, Дудкин и помощник машиниста Чернышев. Они вывели из огня 13 паровозов и вывезли много военного имущества. Состави­тель поезда Андронов вывел из-под огня 127 вагонов с ценным грузом, составитель Ткаченко спас 50 вагонов с боеприпасами, старший стрелочник Игнатов вывел в безопасное место маневрен­ный паровоз с 28 вагонами, оператор Нина Швец сквозь огонь пролезла под вагонами, расцепила их и помогла вывести из огня. Погибли при спасении паровозов и вагонов дежурный по депо Квартин, машинист Зубков, помощник машиниста Мельников, кочегар Зарубин, кузнец Букин, мастер Милакумов и другие — всего 16 работников станции. Трое получили тяжелые увечья. В Са-рептском затоне взорвалась баржа с боеприпасами.
Капитан «Гасителя» рассказывал: «Когда мы пришли в затон, кругом все пылало, и сильные взрывы чуть было не сбросили меня с капитанского мостика. На «Гасителе» полопались все стекла. Часы и барометр сорвало. Мы подошли к берегу, протянули три линии рукавов, начали тушить баржи и вагоны с боеприпасами. Взорвавшиеся снаряды летели через нас».
Здесь были уничтожены фронтовые склады боеприпасов. И генерал А. И. Еременко приказал завезти боеприпасы для 15-й гвардейской стрелковой дивизии, сражающейся у Дубового Оврага и Больших Чапурников, со станции Воропоново.
В эту бомбежку попала и Гончарова Татьяна, девочка еще, но уже работавшая в то время в военной прокуратуре станции Са-репта. Она вспоминает: «Я была очевидцем всех бомбежек 8 ав­густа 1942 г. Были уничтожены все железнодорожные запасные пу­ти с эшелонами боеприпасов, беженцев, зерна, растительного масла, оборудованием заводов с юга. Их не успели переправить за Волгу».
Железнодорожная станция Сарепта была базой бронепоездов, оборонявших южные подступы к Сталинграду.
В боях за Абганерово и разъезд 74-й километр активное участие принимал 28-й отдельный дивизион бронепоездов, состоящих из двух бронепоездов, оснащенных каждый восемью 76-мм пушками, 40 станковыми пулеметами и шестью зенитными пулеметами. Дивизиону был придан «черный паровоз» для подвоза вагонов с боеприпасами, вагона-кухни и ремонтных площадок.
О боевых действиях бронедивизиона вспоминает бывший командир взвода зенитных пулеметов бронепоезда № 708 лейтенант Андрей Никитович Погребной: «Формировался наш бронепоезд в г. Оренбурге, вооружался в г. Коломне, а прибыл на Сталинград­ский фронт в начале августа 1942 г. с базированием на станции Сарепта. 9 августа 64-я армия вела бои за овладение станцией Абганерово и разъездом 74-й км. Штаб Сталинградского фронта поста­вил задачу бронедивизиону взаимодействовать с войсками 64-й армии в бою за Абганерово. Всю ночь с 8 на 9 августа наши броне­поезда, находясь на станции Тингута, готовились к бою: разведка дивизиона и командиры бронепоездов встречались с командирами стрелковых и танковых частей, решали вопросы взаимодействия в предстоящем бою. Рано утром, еще до рассвета, наш бронепоезд занял боевую позицию у разъезда 74-й км.
У командира бронепоезда капитан Н. А. Гришанова были подготовлены данные для стрельбы по огневым точкам противника и скоплению танков. И вот сигнал командира дивизиона: «Огонь!» Бронепоезда подавили огонь противника, накрыли его танки. Наши танки и пехота пошли в атаку, и вскоре разъезд 74-й км был взят. Немецкие артиллеристы засекли бронепоезд и стали все точнее его обстреливать, командир стал маневрировать, не прекращая вести огонь по батареям противника. В 7.00 появились 8 бомбардировщиков и 4 истребителя. Зенитки вели интенсивный огонь по самоле­там и мешали им вести прицельное бомбометание, атака была от­бита. В 10.00 появилась новая группа самолетов —15 бомбардиров­щиков и 10 истребителей — и набросилась с включенными сирена­ми, сбрасывая бомбы и обстреливая из пушек и пулеметов.
Командир бронепоезда умело маневрируя, двигаясь то назад, то вперед, сумел уберечь бронепоезд от прямого попадания бомб, а пули и осколки, да и снаряды его броню не пробивали. К 19.00 бронепоезд прибыл на станцию Тундутово. Там стоял второй бронепоезд. Он был неузнаваемым. 4-я бронеплощадка была разворочена прямым попаданием бомбы, погиб весь расчет, два пулеметчика из взвода РВО, всего 7 человек, и 14 ранено. На бронепоезде насчитали 700 пробоин.
Погибших воинов похоронили на второй день, 10 августа 1942 г., на станции Чапурники. Там и поныне стоит памятник воинам бронепоезда, два раза в году, 2 февраля и 9 Мая, к нему возлагаются цветы.
 
БИТВА НА ВОДЕ
Г. И. Захаров
 
Выдающийся вклад в победу советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. внесли моряки Волжской военной флотилии и речники Нижне-Волжского речного пароходства.
Еще до начала Сталинградской битвы речники много сделали для того, чтобы обеспечить страну топливом, сырьем, а фронтом горючим, военной техникой, боеприпасами, продовольствием и людским пополнением. Они переправили на левый берег Волги около 2 миллионов голов скота, более 5 тысяч автомашин, десятки тысяч советских граждан. Корабли Волжской военной флотилии сопровождали суда, которые обеспечивали страну всем необходимым.
Решив сорвать движение судов по Волге, фашистская авиация свои пиратские действия начала в ночь на 23 июля 1942 г. постановкой мин большой взрывной силы (заряд мины достигал 800— 1000 кг тротила). За 8 суток фашисты сбросили в реку 231 мину. Таким образом, Волга от города Камышина до села Николаевского оказалась заминированной. Бомбовые удары по речным судам и их обстрел с воздуха гитлеровские стервятники начали с 25 июля 1942 г.
В своих пиратских действиях гитлеровцы не останавливались даже перед уничтожением пассажирских судов с женщинами и детьми, транспортных судов Красного Креста с ранеными воинами.
История этих дней и ночей на Волге полна драматизма и вместе с тем полна примеров, свидетельствующих о героизме советских речников, моряков Волжской военной флотилии, ставших на за­щиту Родины. В то время вся Нижняя Волга озарилась пламенем пожаров. Полыхали пароходы и баржи, пристани, причалы и пор­ты. Горели на воде нефтепродукты, которые сносило течением реки. Казалось, горит вся Волга. Гибли суда и люди.
Вот отдельные эпизоды тех огненных дней. Особенно прославился в те дни своим мужеством и героизмом экипаж пожарно-спасательного судна «Гаситель». В ночь с 27 на 28 июля 1942 г. в районе Ерзовки вражеские самолеты нанесли бомбовый удар по каравану судов, в котором было три баржи: «Обь», «Медянка» и «Рутка». В результате нападения авиации наливная баржа «Обь», в трюмах которой было 10 400 тонн керосина, получила прямое попадание. Палубу баржи сорвало взрывом горящего в трюмах керосина, и над судном встала бушующая стена огня. На помощь каравану вышел из Сталинграда «Гаситель». Это был его первый бой с огнем. Героическими усилиями удалось отсоединить две баржи от «Оби». Таким образом спасли их и отбуксовали в безопасное место. 24 августа, выполняя боевое задание по спасению ценных грузов, пароход «Гаситель» подвергся налету фашистской авиации. От осколков бомб образовалось много пробоин, из строя вышел штур­вал, звуковая сигнализация. На боевом посту погиб механик Ерохин, кочегар Соколов получил тяжелое ранение. Четыре члена эки­пажа тоже были ранены. На ходу заделали пробоины и довели па­роход к месту назначения.
23 августа началась невиданная по своей жестокости бомбардировка города.
Охваченные ужасом женщины и дети бежали к берегу Волги, пытались там найти спасение. Туда же бежали и ползли раненые. У пристани скопились десятки тысяч жителей города и раненых бойцов, эвакуированных детских садов. Женщины и дети в при­брежной круче рыли себе норы, в которых искали спасение.
По приказу командования флотилией десять тральщиков 23 августа начали эвакуацию, а поздно вечером эти катера переправили батальон морской пехоты флотилии к тракторному заводу. Этот день и считается у моряков и речников началом совместной работы на героической переправе Сталинграда.
В те дни на всю Волгу прославился небольшой старенький колесный пароходик «Ласточка», более полувека прослужил он на Волге. Спущенный на воду еще в 1884 г., в дни Сталинградской битвы он завоевал исключительно добрую славу. «Ласточка» не знала покоя ни днем, ни ночью, совершая опасные рейды и выполняя сложные задачи: переправляла раненых бойцов, боеприпасы, го­рючее. Команда парохода вместо 15 человек по штату состояла все­го из семерых.
В одну из ночей капитан «Ласточки» В. Д. Григорьев получил приказ переправить с центральной переправы в Краснослободск 1 тысячу детей детских садов, эвакуированных из других городов. Чтобы забрать больше детей, он взял на буксир два пассажирских катера, у которых не работали двигатели. В течение ночи «Ласточка» всех детей переправила через Волгу под бомбежкой и обстре­лом фашистов, но, к счастью, все обошлось благополучно. Воспи­татели написали письмо команде парохода «Ласточка»: «Спасибо, милая «Ласточка», что спасла нам жизнь».
На переправе-62 с самого первого дня ее организации работал баркас «Абхазец». Об этом плавсредстве и его команде ходили легенды. Ни снаряды, ни мины, ни вражеские бомбы не брали его. Действительно, «Абхазец» за сутки совершал через Волгу до 10 рейдов под вражеским огнем, с паромом днем и ночью. Весь эки­паж горел желанием выполнить свой долг. «Все везения, — гово­рил капитан «Абхазца» А. И. Хлынин, — достигались изучением тактики обстрела и слаженностью экипажа. Меня понимали с полуслова». Более 700 рейсов сделал «Абхазец» через Волгу.
Эту переправу обслуживали и пароходы «Дубовка», «Совхозница», «Надежный», «Донбасс», «Пожарский», «Капитан Иванищев», «Паром-3», двенадцать тральщиков и шесть бронекатеров Волжс­кой военной флотилии.
Чем ближе подходил противник к Волге, тем труднее было доставлять грузы и перевозить людей с левого берега на правый. Беспрерывные минометно-артиллерийские обстрелы и бомбардиров­ки разрушали причалы, уничтожали плавучие средства, выводили из строя личный состав. Уже с начала сентября 1942 г. все перевоз­ки осуществлялись в ночное время.
В этих условиях бронекатера и тральщики совместно с речниками сумели успешно перебросить на правый берег 13-ю гвардейс­кую дивизию, которой командовал генерал-майор А. И. Родимцев. Им не смогли помешать ни сложные навигационные условия, ни ожесточенный минометно-артиллерийский огонь гитлеровцев. Вначале на бронекатерах был высажен передовой отряд в составе одного батальона 42-го гвардейского полка. Под прикрытием этого отряда и артиллерии была переправлена вся дивизия.
Ценой больших потерь противнику удалось прорваться на территорию тракторного завода, а затем выйти к Волге. Несколько соединений 62-й армии оказались отрезанными. Вновь потребовались быстрые и активные действия наших речников.
В ночь на 16 октября два дивизиона бронекатеров под командованием капитана 3-го ранга Лысенко и капитана 3-го ранга Песко­ва перебросили в район завода «Баррикады» 138-ю стрелковую дивизию под командованием полковника И. И. Людникова. Дивизия с ходу контратаковала противника и не позволила ему развить на­ступление вдоль берега.
13—14 ноября немецким войскам удалось прорвать оборону наших войск южнее завода «Баррикады». 138-я дивизия оказалась прижатой к берегу реки. Иссякли боеприпасы и продовольствие. Все попытки доставить их самолетами не увенчались успехом. Эта задача была возложена на бронекатера, которыми командовал капитан 3-го ранга А. И. Песков. Обстановка была сложной. Весь плес реки простреливался противником прямой наводкой. На Волге начался ледоход. Работая на подводном выхлопе, бронекатера неслышно прошли вдоль берега под носом у врага, затем сделали бросок и прорвались к участку обороны дивизии. На ружейно-пулеметный огонь и забрасывание бронекатеров гранатами наши моряки отвечали артиллерийско-пулеметным огнем.
Командующий 62-й армией генерал В. И. Чуйков в своих воспоминаниях о Сталинградской битве отмечал, что люди, работавшие на переправах, ежеминутно с глазу на глаз встречались со смер­тью, и нужно было иметь исключительное самообладание и муже­ство, чтобы переплывать Волгу на видимости врага под его огнем. Рейсы приходилось делать не только ночью, но и днем, когда по обстановке необходимо было доставить изолированным группам боеприпасы и пополнение. Во второй половине ноября бронекате­ра среди льдов пробивались к изолированным группам Людникова и Горохова, доставляя боеприпасы, медикаменты и вывозя ране­ных, причем глубина обороны армии в это время не превышала километра, таким образом, катера доставляли грузы прямо на передний край обороны. Героизм моряков Волжской военной флотилии достоин лучших свершений этого величайшего сражения.
С самого начала Сталинградской битвы до ледостава корабли флотилии совместно с речниками являлись важным, а порой и единственным средством командования фронтом, с помощью которого обеспечивалось бесперебойное питание войск, оборонявших город. За время действий на переправах только Сталинградскому фронту было подвезено около миллиона тонн горючего, более 35 тысяч героических рейсов через Волгу совершили речные суда, которые в районе Сталинграда перевезли:
— для Сталинградского фронта — 543 тысячи военнослужащих и раненых, в том числе 280 тысяч жителей города, 29,4 тысячи автомашин, 550 орудий, 149 тысяч тонн боеприпасов;
— для Донского фронта — 542 тысячи военнослужащих и ране­ных, 66,5 тысячи автомашин, 2470 тягачей, танков и тракторов, 61,5 тысячи тонн грузов;
— в порядке подготовки к контрнаступлению на переправах в районе Каменного Яра, Светлого Яра, Татьянки и Красноармейс-ка в период с 1 по 19 ноября 1942 г. речники перевезли на правый берег 160 тысяч солдат, 10 тысяч лошадей, 430 танков, 600 орудий, 14 тысяч автомашин, около 7 тысяч тонн боеприпасов.
Количество и вспомогательные суда Волжской военной флотилии поддерживали войска артиллерийским и минометным огнем, очищали Волгу от мин и переправляли через нее войска и военные грузы, раненых и население города.
С 25 августа 1942 г. до ледостава канонерские лодки и бронекатера выпустили по врагу 13 тысяч снарядов и уничтожили более 5 вражеских солдат и офицеров, большое число танков, автома­шин и другой техники. Две канонерские лодки «Чапаев» и «Усыскин», которые вели огонь до самого конца битвы — до 1 февраля 1943 г., выпустили около 6 тысяч снарядов крупного калибра и уничтожили 28 танков, 150 бронетранспортеров и автомашин, сотни солдат и офицеров противника.
Тральщики Волжской военной флотилии уничтожили и обезвредили 211 из 342 выставленных противником мин. Бронекатера и тральщики, работая на переправах, вывезли из Сталинграда 47 тысяч раненых, 15 тысяч жителей города, а на правый берег переправили 88 тысяч военнослужащих, 15 тысяч тонн боеприпасов, продовольствия и других грузов.
Родина высоко оценила подвиги матросов и офицеров флоти­лии, речников Волги, наградив их боевыми орденами и медалями.
Оценивая деятельность кораблей Волжской военной флотилии на переправах, Маршал Советского Союза В. И. Чуйков в своей книге «Начало пути» писал, что если бы их не было, возможно 62-я армия погибла бы без боеприпасов и без продовольствия и не выполнила своей задачи.
Благодарные жители Волгограда свято чтут память тех, кто от­дал жизнь за этот город, за свою Родину. В городе создан величественный мемориальный комплекс. Одна из набережных в знак уважения к боевым заслугам моряков и речников названа набережной Волжской военной флотилии.
По решению горкома КПСС и горисполкома в 1977 г. на одной из набережных города навечно на постаменте установлены прославленный пароход «Гаситель» и гвардейский бронекатер № 13. Речное училище № 28 носит имя адмирала Н. Д. Сергеева — участника Сталинградской битвы.
В створе мемориальной лестницы комплекса на середине реки Волга установлен памятный знак в честь погибших речников и моряков в Сталинградской битве.
В 2002 г. на берегу Волги в пос. Татьянка Красноармейского района установлен памятный знак на месте, где в 1942 г. находился командный пункт генерала Ф. И. Толбухина, штаб Волжской военной флотилии, переправа.
Вечная слава бойцам и командирам, морякам, речникам и жителям Сталинграда, отдавшим свои жизни при обеспечении сталинградских переправ.
 
ВМЕСТЕ С НАРОДОМ И АРМИЕЙ
Н. А. Федоряк
 
Военные будни сталинградских чекистов.
Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков приобретала все более масштабный и ожесточенный характер. Враг захватил значительную территорию страны. Угрожая Москве, гитлеровские полчища приближались к Волге. В этой обстановке задачи разведывательных органов и контрразведки многократно возросли. Враг был силен и агрессивен. Требовались адекватные меры и со стороны органов НКВД.
Большую роль в оборонительных боях и разгроме немецко-фашистских войск под Сталинградом сыграли советские чекисты. Работники территориальных органов государственной безопасности, военные контрразведчики, личный состав частей и подразделений войск НКВД самоотверженно выполняли свой служебный и воинский долг, показывая образцы отваги, смелости, верности своей Отчизне. Многие из них отдали жизнь или пролили кровь, защи­щая под Сталинградом нашу Родину. В память о доблести и муже­стве чекистов в обороне Сталинграда сооружен монумент воина-чекиста. В честь славных воинов 10-й Сталинградской дивизии на­звана одна из улиц города, несколько улиц названы именами бой­цов и командиров этой дивизии.
В Сталинградской битве чекисты вели разностороннюю напряженную боевую и оперативную работу. Их задачи в то время были многообразны:
— добывание необходимой разведывательной и контрразведывательной информации,
— выявление, предупреждение и пресечение подрывной деятельности шпионов, диверсантов, террористов специальных служб,
— захват, разоблачение и привлечение к уголовной ответственности предателей, дезертиров, карателей, полицейских и других пособников врага,
— сохранение государственной и военной тайны,
— обеспечение охраны и эвакуации советских людей, государственного имущества, военной и производственной техники, продовольствия и т. д.,
— непосредственное участие в мероприятиях с оружием в боях.
Работа чекистов была обусловлена интересами обеспечения безопасности страны в чрезвычайной обстановке беспощадной борьбы с фашистскими захватчиками.
Далеко не у всех людей нынешнего поколения есть достаточно ясное и четкое представление об исключительно трудной и ответственной работе чекистов в годы Великой Отечественной войны. Это объясняется и незначительным числом публикаций о роли органов госбезопасности в этих вопросах, и тем, что в последние годы определенные силы внутри страны и за рубежом, широко используя различные средства массовой информации, проявили большую активность в том, чтобы создать искаженное мнение о деятельности чекистских органов, акцентируя внимание лишь на негативных сторонах, имевших место в их работе. Однако на самом деле имеющиеся факты и подтверждающие их документы свидетельствуют о том, что в боевой и оперативной работе сотрудников органов госбезопасности, воинов формирований НКВД доминировали высокое чувство патриотизма, верность своему долгу, стойкость и мужество, профессиональное умение, которые они проявляли в сложнейших ситуациях. Органы госбезопасности в годы войны нанесли сильнейший удар по фашистским разведывательным и контрразведывательным органам. За время войны ни одно сколько-нибудь серьезное мероприятие немцев не имело успеха.
Сталинградские контрразведчики начали действовать задолго до начала самого Сталинградского сражения. Уже в начале войны на территории нашего края абвер начал забрасывать своих агентов и диверсантов с целью выяснения дислокации воинских частей, складов с боеприпасами и горючим, состояния оборонных заводов и железных дорог, а где возможно, и совершить диверсии, чтобы вызвать панику среди населения.
К началу 1942 г. в Сталинградской области насчитывалось 77 истребительных батальонов численностью 9500 человек. Среди них коммунистов 4470 (47%), комсомольцев — 615 (6%). К августу, когда враг подходил к Сталинграду, в области насчитывалось 82 истребительных батальона, общей численностью 10 620 человек. Было сформировано два бронепоезда и три подвижных отряда: два на железнодорожном транспорте и один на автотранспорте.
В период Сталинградской битвы в 1942—1943 гг. сотрудники гос­безопасности вместе с воинами-чекистами 10-й дивизии войск НКВД грудью встали на защиту родного города. В сложных фронтовых условиях сотрудники областного Управления НКВД, возглавляемого т. А. И. Ворониным, не только мужественно дрались с врагом в окопах Сталинграда, но и вели активную зафронтовую разведку, снабжали командование важной информацией о противнике. Бесстрашно действовали в тылу врага, выполняя зада­ние, разведчики-патриоты Астахов, Гумерова, Палова, Чеснокова и другие. Умело организовали контррразведывательные операции Б. К. Поль, С. Н. Ашимханов, Д. Евстратов. С оружием в руках шли в бой оперативные работники И. Т. Петраков, П. И. Ромашков, Грошев, Федосеев, Таренков, А. Д. Кочергин и многие другие.
6 ноября 1941 г. Народный комиссариат внутренних дел СССР за номером 1377 издал директиву по организации разведыватель­ной и диверсионно-террористической работы в тылу немецко-фа­шистских войск. В соответствии с этой директивой немедленно бы­ли созданы разведывательные резидентуры в Сталинграде, Ка­мышине, Астрахани, которая входила тогда в Сталинградский ок­руг. В организации разведрезинтур участвовали оперативные сотруд­ники Сталинградского управления НКВД. С приближением немец­кой армии к Сталинграду во всех районах области, а также на важнейших объектах народного хозяйства города были созданы диверсионно-террористическая группы. В 46 районах приступили к рабо­те 178 резидентур, в которых участвовало 697 человек. Уже с осени 1941 г. на территорию Сталинградской области немцы стали забрасывать своих агентов, диверсантов. Всего за время обороны Сталинграда их было более 250. Выявлялись случаи заброски шпионов и после победоносного завершения Сталинградской битвы.
 
Сотрудниками Управления госбезопасности области была создана сеть нелегалов для маршрутной разведывательной работы в тылу противника. Из числа наиболее подготовленных людей была сформирована сеть агентов для конспиративной работы в тылу и для осуществления функций связи с резидентурами, между партизанскими отрядами, подготовки конспиративных и явочных квар­тир и т. д.
23 августа 1942 г. в 17 часов немецкая авиация совершила массированный налет на Сталинград. Немцы бомбили железную дорогу от станции Елыпанка до Сталинграда-2, заводы, фабрики и жилые дома мирного населения Ворошиловского района. Весь район был охвачен заревом пожарищ. Эта бомбежка застала чекиста И. А. Филиппова на заводе № 490 Наркомата авиапромышленности, где он выполнял оперативное задание по укомплектованию резидентур для оставления их в тылу врага.
На другой день утром 24 августа И. А. Филиппов добрался до управления, здание которого вскоре от прямого попадания было полностью разрушено. Но несмотря на это личный состав управления под руководством А. И. Воронина продолжал выполнять свою боевую задачу. Среди них был и И. А. Филиппов. Вместе с заместителем начальника экономического отдела управления И. Ф. Ширя­ева приступил к выполнению нового спецзадания: организовал подвоз боеприпасов, минирование важнейших объектов и др.
27 августа 1942 г. начальник экономического отдела управления НКВД Н. И. Коненков назначил Филиппова руководителем группы по осуществлению спецмероприятий по выводу из строя резервуарного парка Сталинградской нефтебазы, чтобы враг не воспользовался находящимся в хранилищах горючим...
10 сентября 1942 г. в районе Купоросной балки немцы выбросили группу автоматчиков. По заданию начальника отделения управления НКВД М. И. Никитина Филиппов был направлен в поселок Купоросный с задачей: установить количество сброшенных с самолета вражеских автоматчиков, определить место их расположения, как они вооружены. Одновременно Филиппов должен был завербовать в поселке Купоросный двух осведомителей и оставить в тылу противника. С выполнением этой непростой задачи он также успешно справился. Помогал ему в этом работник милиции Иван Рыков.
Чекист И. Ф. Пантелеев занимался главным образом выявлени­ем шпионов и диверсантов, которых в этот сложный период на сталинградской земле было немало. Особенно возросло количество их с приближением фронта к Сталинграду. Немцы обычно выбрасывали агентов на парашютах в ночное время вдали от населенных пунктов. После приземления они прятали парашюты, радиостан­ции, подрывные средства и другие предметы своей экипировки. Как правило, они имели офицерские удостоверения личности, военные билеты или паспорта, командировочные удостоверения и другие поддельные документы. Агенты имели при себе приличную сумму советских денег.
14 сентября 1942 г., когда часть города уже была захвачена немцами и центральная переправа через Волгу простреливалась немецкой артиллерией и автоматчиками, возникла угроза захвата переправы фашистами. Отряд сотрудников управления НКВД и милиции из 80 человек четверо суток удерживал переправу, поддерживая огнем переброску через Волгу частей 13-й гвардейской дивизии генерала Родимцева. Решительно и мужественно действовали чекисты. Многие гитлеровцы нашли здесь свою могилу и потеряли две противотанковые пушки. Они сразу же были использованы против немцев.
Из числа жителей города органы НКВД совместно с райкома­ми партии, исполкомами райсоветов подготавливали разведчиков для работы в тылу у немцев. Так, из Кировского района было по­слано пять разведчиков, Ерманского — 84, Тракторозаводского — пять групп. Среди тех, кто ходил в тыл врага, — Косова, Токина, Юнатов, Горячева, Дмитриева и другие. Всего было подобрано и послано в разведку 165 человек.
Большую благодарность от войсковых частей заслужили разведчицы Кировского района Пирогова, Гурьянова, Коростылева. В самый трудный период обороны города, в августе 1942 г., разведчи­ца Ф. М. Пирогова 18 раз ходила в разведку и каждый раз прино­сила ценные сведения. Комсомолка Т. И. Гурьянова была в разведке 6 раз. Отважная разведчица А. И. Коростылева при выполнении задания получила ранение.
Ценные сведения добывали разведчицы Ерманского района Соленко, Дюльденко, Алексеева и другие. Разведчица Е. К. Алексеева по заданию командования 57-й армии несколько раз пересека­ла линию фронта и всякий раз возвращалась из вражеского тыла с добытыми ею разведданными.
Разведчицы Акимова и Лида Алымова из Дзержинского и Тракторозаводского районов много раз по заданию командования хо­дили в разведку. Рискуя жизнью, голодные, а дождь и в лютый мороз шли они выполнять приказ командования. И ни разу не возвращались без разведданных.
Евдокия Димтриевна 14 раз ходила в тыл врага в разведку. Опасность подстерегала девушку в каждом походе за линию фронта. Смелость и находчивость помогали Евдокии Дмитриевой выпол­нять задания командования: определять численность военной тех­ники, наименование воинских частей, находить места наибольше­го скопления живой силы и техники, воинские склады, штабы, оборонительные сооружения. Обо всем этом Дмитриева доклады­вала военному командованию для нанесения удара по противнику. Погибла Евдокия Дмитриевна геройски. Возвращаясь из очередно­го задания, она попала на минное поле. Смерть наступила мгно­венно. За участие в героической обороне Сталинграда и проявлен­ные при этом стойкость и мужество Евдокия Дмитриевна награж­дена орденом Ленина посмертно.
 
Заслуженно получил свои боевые награды — ордена Красного Знамени и Красной Звезды — разведчик комсомолец Александр Демидов, 38 раз ходивший в разведку.
Бывший первый секретарь Сталинградского обкома партии, председатель городского комитета обороны А. С. Чуянов, позже, обобщая героические подвиги разведчиков-сталинградцев совмес­тно с воинами Красной Армии говорил: «Разведчикам удалось обнаружить свыше 300 штабов противника, 6 вражеских аэродромов, 10 радиостанций, 45 мест скрытой концентрации войск, несколь­ко укрепрайонов, много артиллерийских батарей и складов боеприпасов противника».
Москвичка Мария Моторина после эвакуации работала заместителем начальника политотдела совхоза в Кайсацком районе области. Знала немецкий язык. Это помогало ей, когда по заданию Сталинградского управления НКВД после нескольких дней учебы ее забросили в тыл врага с разведывательными целями. Через неде­лю Моторина возвратилась обратно, принеся с собой много имен и званий немецких офицеров, данных о воинской технике, численности войск, о расположении вражеских огневых точек, наименовании воинских частей, сведения о работниках комендатуры, имена предателей и изменников Родины.
В тылу врага Моторина установила связь с пленными красноармейцами, которым требовалось оружие. И она его позже принесла при возвращении в комендатуру. С помощью этого оружия красноармейцы освободились из плена. Всего в немецкий тыл Мария Моторина сделала десять переходов. И каждый раз возвращалась с ценными разведывательными данными.
 
* * *
Во исполнение указа НКВД СССР от 6 декабря 1941 года № 074350 чекисты Сталинградского управления НКВД много сде­лали по созданию и организации боевой деятельности на террито­рии области партизанских отрядов, истребительных батальонов и диверсионных групп. Они были организованы из числа проверенных, смелых и преданных стране людей. Партизанские отряды формировались, как правило, в составе 25—30 человек. Истребитель­ные группы создавались численностью в 15 и более человек.
 
Для разработки мероприятий, связанных с организацией дан­ной работы и оказания практической помощи периферийным орга­нам НКВД была создана специальная группа в составе 11 человек из числа оперативных сотрудников Сталинградского управления НКВД. На территории 54 районов области сформированы 76 партизанских отрядов общей численностью 2466 человек, из которых 1985 были коммунистами, 109 комсомольцами.
Находясь на территории, захваченной противником, партизанские отряды внезапными налетами и нападениями из засад систематически уничтожали живую силу, боевую технику, военные гру­зы и транспортные средства противника и тем самым дезорганизовывали питание фронта.
Уничтожали штабы воинских частей, базы огнеприпасов, горючего, продовольствия, средств связи и лиц, оказавшихся предателями и перешедших на службу к фашистам.
Перед диверсионными группами ставилась задача систематически совершать взрывы, поджоги, порчу и разрушение промышленных предприятий, электростанций, железных дорог в тылу противника.
Управление НКВД совместно с райкомами партии проводило тщательный персональный отбор в состав партизанских отрядов, истребительных и диверсионных групп, исключая возможность проникновения в них трусов и малодушных.
В составе партизанских отрядов находились 1770 человек ранее проходивших службу в Красной Армии, 90 человек старых красных партизан.
Для обеспечения боевой работы партизанских отрядов в райо­нах намечаемых действий создавались скрытые базы продовольствия, вооружения и одежды. Продовольствие, как правило, закладыва­лось высококалорийным и небольшого объема: сухари, галеты, мука, крупа, солонина, сало, сахар, табак, спички, спирт, кон­центраты. Запас продуктов питания — на 2—3 месяца.
В 26 районах области и городе Сталинграде было создано 125 боевых диверсионно-террористических групп. Такие группы созывались в населенных пунктах, расположенных вдоль железнодорожных линий и грейдерных дорог, на водных переправах, промышленных предприятиях, электростанциях, учреждениях связи, зрелищных предприятиях, в крупных населенных пунктах и других важных в стратегическом отношении объектах, где можно было нанести чувствительный удар по живой силе и технике врага.
Подготовка личного состава партизанских отрядов, истребительных и диверсионных групп производилась на специально создаваемых курсах, а для состава диверсионных групп, кроме того, и индивидуальная. В системе подготовки предусматривалось владение оружием, умение метать по танкам противотанковые и связки ручных гранат и бутылки с зажигательной смесью, поражать огнем смотровые щели танка, производить взрывы мостов, минирование дорог, порчу и разрушение средств связи, осуществлять поджог населенных пунктов, занятых немцами, распознавать вражеские самолеты, оказывать медицинскую помощь в бою и т. п.
На вооружении отрядов использовались как отечественные, так и трофейные винтовки, пистолеты, ручные и противотанковые гранаты, мины, бутылки с зажигательной смесью.
Для связи с партизанскими отрядами и диверсионными груп­пами заблаговременно производился отбор связников, как прави­ло, из числа жителей местного населения, оставшихся в тылу про­тивника. Для связи партизанских отрядов с управлением НКВД в каждый отряд вводился оперативный работник органов безопасно­сти.
В системе способов связи, помимо личных встреч со связником применялись явочные квартиры и «почтовые» ящики — условное место, где оставлялись донесения. В исключительных случаях для связи использовалась радиоаппаратура. Руководители партизанских отрядов и диверсионных групп, оперативные работники имели псевдонимы, а связники — пароли для встреч. Переход связников через линию фронта осуществлялся с помощью представителя особого отдела части, расположенной на передовых позициях.
Работники особых отделов части или соединения, находящего­ся на линии фронта, заранее знали псевдонимы или имена и местонахождение работников управления НКВД для связи их с представителями истребительных групп, возвращающихся после выполнения задания.
Задачи разведки выполняла также агентура, оставленная в тылу противника. В г. Сталинграде, Астрахани, Камышине и крупных районных центрах: городах Калаче, Урюпинске, Фролово, Серафимовиче, Котельниково, станице Нижнечирской, слободе Михайловской были созданы 13 разведывательных резидентур с задачей охвата разведкой управленческого аппарата противника, его разведорганов, военных и промышленных объектов. В состав разведывательных резидентур включалась наиболее проверенная и способная часть агентуры.
Для организации работы разведрезидентур в районы области были направлены оперативные сотрудники управления НКВД. Были приняты меры для того чтобы каждая резидентура имела связь с нелегальной радиостанцией, находящейся в тылу врага. При необходимости разведчики могли связаться с управлением, сообщить добытую информацию, получить очередное задание.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz