Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Любовь Шевцова | Регистрация | Вход
 
Пятница, 22.09.2017, 18:35
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Любовь Шевцова
(1924 - 1943)
 
 
"МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ". ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИ (ИЮЛЬ 1942 —ФЕВРАЛЬ 1943 гг)
 
Л. Г. ШЕВЦОВА
 
Любовь Григорьевна Шевцова родилась 8 сентября 1924 года в поселке Изварино Краснодонского района на Воро­шиловградчине. В 1927 году семья Шевцовых переехала в город Краснодон.
Люба училась в школе имени Ворошилова. В 1940 году закончила 7 классов. Она увлекалась художественной самодеятельностью, была неизменной участницей в выступле­ниях школьной агитбригады. Люба мечтала стать артисткой.
В феврале 1942 года Л. Шевцова вступила в члены ВЛКСМ; а в апреле по рекомендации райкома комсомола стала курсантом Ворошиловградской школы подготовки партизан и подпольщиков. Здесь она получила специаль­ность радистки. После окончания этой школы ее оставили для работы на оккупированной территории. В обязанности Шевцовой входило осуществление связи с одной из под­польных групп в Ворошиловграде и передачи в Центр раз­ведданных.
В середине августа в связи с провалом явочной квар­тиры возникла опасность ареста Шевцовой. После безус­пешных попыток наладить связь с руководителем группы она вынуждена была уйти в Краснодон, где связывается с молодежным подпольем, становится участницей органи­зации «Молодая гвардия», а затем и членом ее штаба.
Л. Шевцова распространяла листовки, добывала медика­менты, в ночь на 7 ноября вывешивала в городе красные флаги. Вместе с Сергеем Тюлениным и Виктором Лукьянченко участвовала в поджоге биржи труда.
По заданию штаба Люба неоднократно ездила в оккупированный Ворошиловград, Каменск и другие населенные пункты Ростовской области, осуществляла связь с парти­занами.
8 января 1943 года Л. Шевцову арестовала краснодон­ская полиция. Фашисты давно ее разыскивали как совет­скую радистку. Любу вместе с Д. Огурцовьм, С. Остапенко и В. Субботиным под усиленным конвоем доставили в Ровеньковскую жандармерию. После пыток и издевательств ее расстреляли 9 февраля 1943 года в Гремучем лесу.
Похоронена Любовь Шевцова в братской могиле молодогвардейцев в городе Ровеньках.
 
Зажеч свечу
 

 
"МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ". ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИ (ИЮЛЬ 1942 —ФЕВРАЛЬ 1943 гг)
 
Моя дочь
Рассказ Е. М. Шевцовой о дочери
 
Люба родилась в сентябре 1924 года на Изваринском руднике, где ее отец Григорий Ильич в то время работал забойщиком. Через три года наша семья переехала в Крас­нодон.
В 1933 году Люба пошла в школу. Она была боевой и веселой девочкой, одной из первых на уроках физкуль­туры и в спортивных соревнованиях, на воскресниках, в колхозе и на шахте, на посадке городского парка и на занятиях по биологии. Как-то Люба посадила больше всех деревьев, и ей дали в награду три молоденьких клена. Два деревца она посадила под окнами своего дома, а третий отдала соседке. Посаженные Любой клены стали уже боль­шими и развесистыми деревьями. В жаркие летние дни мы с Григорием Ильичом отдыхаем в их тени.
Часто школьники ездили в колхозы и совхозы: помогали убирать урожай. Привозила Люба оттуда охапки паху­чих полевых цветов, отбирала лучшие, красивые, засу­шивала их, а потом для вышивки снимала с них рисунки. Дорожки и салфетки, вышитые Любой под руководством бабушки, хорошей мастерицы и рукодельницы, хранятся у нас до сих пор.
Наша маленькая семья засиживалась допоздна в дол­гие зимние вечера. Люба часто просила отца рассказать о том, как он партизанил.
Григорию Ильичу было что рассказать. С 1915 по 1917 год пробыл на фронте в окопах первой мировой войны. В 1917 году добровольно вступил в Красную гвардию, в Первый Самарский полк. Около четырех лет сражался Григорий Ильич на фронтах гражданской войны с многочисленными врагами молодой Советской республики. Когда он был под Царицыном, мы познакомились с ним и поже­нились.
Люба у нас была смелая. Хорошо пела, знала множе­ство русских народных и советских песен, особенно о ре­волюции и гражданской войне, играла на гитаре.
Никогда в жизни не видела я ее сердитой. Все с улыб­кой, с шуткой, с танцем! Вместе со своими друзьями Люба с увлечением занималась в кружке художественной само­деятельности школы, посещала балетную студию при клубе имени Ленина. Выступления агитбригады с участием Нины Минаевой, Сережи Тюленина и Любы пользовались большим успехом у школьников подшефного колхоза.
Люба мечтала стать артисткой. Послала запрос в Ростовский театральный техникум. Ей оттуда ответили, чтобы она высылала документы.
В феврале 1942 года она вступила в комсомол, а в ап­реле с Шурой Панченко уехала на учебу. Мне писали, что учится на курсах фельдшеров. И только значительно позже, уже после ее смерти, я узнала, что она училась в партизанской школе вместе с Володей Загоруйко, Сере­жей и Васей Левашовыми.
Примерно через неделю после того, как немцы заняли Краснодон, Люба пришла домой. Ее вызвали в полицию.
— Ну что? — спросила я, когда она возвратилась.
— Отбрехалась,— ответила Люба.— Сказала, что учи­лась, а потом работала в одном из военных госпиталей. Когда Красная Армия стала отступать, нас распустили по домам, вот я и явилась в Краснодон.
...Потом к нам часто стали приходить товарища Любы: Сережа Тюленин, Женя Мошков, Толя Попов, Ваня Туркенич, Ваня Земнухов, Виктор Третьякевич. Они играли, пели и танцевали, репетируя перед выступлениями в клубе, куда они устроились на работу, чтобы спастись от угона в Германию.
Иногда Любы по нескольку дней не было дома. Приез­жая, она говорила, что была в Миллерово и других местах. Что она там делала, я не знаю. Но перед поездкой она всегда хорошо одевалась и брала с собой небольшой чемоданчик. Однажды она ездила со своей родственницей. При встрече с немцами Люба назвалась дочерью заводчика, а свою спутницу отрекомендовала прислугой. Эта женщина жива до сих пор и часто смеётся, вспоминая н6еобычное путешествие в офицерской машине.
Я не знала в то время, что Люба оставлена на подполь ной работе, что у нее имеется спрятанная в Ворошилограде рация. Мне не приходило в голову, что она связная подпольной организации и разведчица, что ее, как одну из наиболее активных комсомолок, избрали в штаб подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Я и сейчас удивляюсь, сколько потребовалось выдержку и силы воли моей веселой и общительной дочери, чтобы не рассказать об этом своей матери. Если нужно — она умела молчать.
Когда начались аресты ее друзей, Люба сказала, что не может бросить в беде своих товарищей, быстро собралась и уехала в Ворошиловград. Как я теперь понимаю, она хотела еще раз попытаться связаться по радио с командо­ванием Красной Армии, чтобы попросить помощи «Моло­дой гвардии», попавшей в беду. Ее арестовали.
Потом к нам пришли немцы и полицейские и привели с собой Любу. Переодеваясь за шкафом, она успела шепнуть мне: «То, что в чемодане, сожги...» Увели ее, а я сразу за чемодан. Раскрыла — а там пачки бумаги, перевязан­ные шпагатом. Быстро побросала их в печь... Не успело все сгореть, вновь стучат полицейские. Сделали обыск, но ничего не нашли. Не догадались они заглянуть в печь — там еще тлела пачка бумаги. После оказалось, что чемо­дан принадлежал Жоре Арутюнянцу, в нем были готовые листовки.
 
1964 год.
 

 
"МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ". ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИ (ИЮЛЬ 1942 —ФЕВРАЛЬ 1943 гг)
 
КЛЯТВА ПАРТИЗАНА
 
Я, Красный партизан ШЕВЦОВА ЛЮБОВЬ ГРИГОРЬ­ЕВНА, даю партизанскую клятву перед своими боевыми товарищами Красными партизанами, нашей героической Красной Армией и всем советским народом, что буду смел, дисциплинирован, решителен и беспощаден к врагам.
Я клянусь, что никогда не выдам своего отряда, своих командиров, комиссаров и товарищей партизан, всегда буду хранить партизанскую тайну, если бы это даже стоило мне жизни.
Я клянусь всеми средствами помогать Красной Армии уничтожать бешеных гитлеровских псов, не щадя своей крови в своей жизни. Я буду до конца жизни верен своей Родине, партии, своему вождю и учителю товарищу Ста­лину.
Если я нарушу эту священную партизанскую клятву, то пусть меня постигнет суровая партизанская кара и проезрение всего советского народа.
 
1942 год. Подпись.
 

 
"МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ". ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИ (ИЮЛЬ 1942 —ФЕВРАЛЬ 1943 гг)
 
«ПЕРЕДАЙТЕ ВСЕМ: Я ЛЮБЛЮ ЖИЗНЬ...»
Из воспоминаний Поповой Марии, Заболоцкой Софьи и Пикаловой Анастасии о Любе Шевцовой*
 
30 октября мы получили задание перейти линию фронта и пробраться в тыл немцев в районе Верхне-Фоминской. Мы перешли линию фронта, а утром были задержаны. После обыска нас направили в хутор Среднецарицынский и сдали в жандармерию, откуда после неоднократных до­просов отправили сначала в Каменск, а 24 декабря — в Ровеньки. Здесь румынская жандармерия передала нас гестапо...
В Ровеньках мы сперва находились в здании гестапо, затем нас переведи в помещение полиции, хотя числились мы за гестапо. Здесь с нами была и Люба Шевцова, кото­рая называла себя партизанкой.
Трудно забыть ее лицо, светлые локоны. На ней был длинный черный жакет и темно-синее пальто. После ареста Люба находилась в Краснодонской тюрьме, а затем ее перевели в Ровеньки.
Ночью мы легли спать на нарах. Постелили наши пальто и укрылись её теплом. Но спать не пришлось. Вскоре Любу вызвали на допрос.
Возвратившись, она жаловалась на работника полиции Орлова, который сильно ее избил. Она сказала, что если мы остаемся в Ровеньках, то от Орлова нам не будет пощады.
Вскоре ее перевели от нас в другое помещение. Про­щаясь с нами, Люба сказала: «Передайте всем, что я люб­лю жизнь,.. Впереди у советской молодежи еще не одна весна и не одна золотая осень. Будет еще чистое мирное голубое небо и светлая лунная ночь, будет очень, очень хорошо на нашей дорогой и близкой всем нам Советской Родине!»
Несколько дней нас водили на работу в гестапо. Вместе с нами работала и Люба. Она говорила нам, что ей не из­бежать смерти. Когда мы спросили, почему она так ду­мает, она ответила:
— Вчера меня опять допрашивали Орлов и Белых, до­прашивали упорно, а Орлов жестоко избивал. Я думала, что уже пришел конец, однако отпустил. Наверно, еще будут мучить. Они требовали от меня показаний.
Мы посоветовали ей бежать, ведь она хорошо знает местность и легко найдет себе убежище. Но она считала, что удобнее будет сбежать, когда ее повезут на допрос в Ворошиловград.
Вышло все иначе. Любу посадили в ту самую камеру гестапо, где мы находилась раньше. Пол был там холод­ный как лед. Нам-то было не так трудно, ведь нас было трое, а она одна. Потом мы видели, как Любу вели на рас­стрел. Она шла впереди. Руки были заложены сзади, а вид совсем спокойный, как будто не на смерть шла...
 
1959 год.
 
* М. Попова, С. Заболоцкая и А. Пикалова в годы войны были советскими разведчицам. По зада­нию командования они неоднократно ходили во вражеский тыл, добывая ценные сведения для Красной Армии. В октябре 1942 г. Они неудачно перешли линию фронта и были задержаны оккупантами. В камерах Ровеньковской тюрьмы и произошла их встреча с Любой Шевцовой.
 

 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
ЛЮБОВЬ ШЕВЦОВА
 
И вспомнилась мне девушка иная,
Как шла ночами долгими одна,
Плясала, пела в клубе, озорная,
Любовью неземной озарена.
Михаил Луконин
 
"Здравствуйте, мамочка и Михайловна. Мамочка, Вам уже известно, где я нахожусь... Прости меня за все, может быть, я тебя вижу в последний раз, а отца, наверное, не увижу... Не обижайтесь, с тем до свидания. Твоя дочурка Любаша".
Прочитав эту предсмертную записку Любови Шевцовой, невольно задаешься вопросом: неужели это та самая Люба, которую Александр Фадеев назвал "Сергеем Тюлениным в юбке"?! Та неугомонная плясунья и певунья, которую и сейчас в Краснодоне вспоминают как "Любку-артистку"? Та ли это Шевцова, что, по воспоминаниям очевидцев, даже в холодных фашистских застенках не падала духом, подбадривала и успокаивала других, а своей дерзостью и строптивостью приводила в растерянность своих мучителей и палачей?
И все-таки это она, та самая бесстрашная Любка, Любаша, Любовь Григорьевна Шевцова, член штаба "Молодой гвардии", радистка разведывательно-диверсионной группы "Буря", оставленной органами НКВД в оккупированном Ворошиловграде.
Когда она писала эти строки, то знала наверняка, что жизнь ее исчисляется уже не днями и часами, а минутами. А ей всего лишь восемнадцать! Возраст, когда жизнь еще только по-настоящему начинается. Все еще могло быть впереди: и любовь, и сцена, и слава... А, главное, она единственная дочь у матери. Как пожалеть свою добрую маму? Чем поддержать, облегчить ее горе? Только покаявшись, повинившись перед ней.
"Мамочка, прости меня за все... Прости меня... Прости..."
Люба сумела передать домой записку. Передала из ровеньковской тюрьмы через свою землячку Раису Лавренову, которой вскоре удалось бежать. Позже Раиса Ивановна рассказывала: "Любе гитлеровцы велели собираться с вещами... Мы все поняли, что она больше не вернется, ее расстреляют... Она быстренько написала записку и оставила мне, надеясь, что, может быть, мне удастся передать ее... На третий день после прихода в Краснодон я отнесла записку Ефросинье Мироновне... Очень тяжело перенесла она смерть любимой дочери... все расспрашивала подробности последних дней жизни Любы…
Ефросинья Мироновна впоследствии много сделала для того, чтобы о ее дочери знали как можно больше и подробнее. Она бережно хранила каждый листочек, каждую вещицу, принадлежавшие когда-то Любаше, дорожки и салфетки, вышитые ею под руководством бабушки, хорошей мастерицы и рукодельницы. Рисунки для вышивки Люба снимала с полевых цветов, которые домой привозила охапками, отбирала лучшие и самые красивые.
Мама собрала ее снимки, хотя их оказалось совсем мало, нашла и другие семейные фотографии и все сложила в альбом. В дом стали приезжать экскурсанты. Ефросинья Мироновна их всегда привечала, приглашала зайти, угощала чаем, а потом рассказывала. Она была прекрасным рассказчиком, и говорить о дочери могла бесконечно:
"Люба была боевой и веселой девочкой, одной из первых на уроках физкультуры и в спортивных соревнованиях, на воскресниках, на посадке городского парка и на занятиях по биологии. Как-то Люба посадила больше всех деревьев, и ей дали в награду три молоденьких клена. Два деревца она посадила под окнами своего дома, а третий отдала соседке. Посаженные Любой клены стали уже большими и развесистыми деревьями. В жаркие летние дни мы с Григорием Ильичом отдыхаем в их тени".
Затем обязательно фотографировались, завязывалась переписка с далекими и близкими друзьями. Все, что дарили или присылали (письма, фотографии, сувениры), тоже бережно складывалось в папки или ставилось на стол, на полки шкафа. Постепенно квартира превратилась в мини-музеи.
Ефросинья Мироновна часто выезжала за пределы Краснодона по приглашению школьных и рабочих коллективов, там тоже состоялись искренние встречи, душевные разговоры. И снова воспоминания, воспоминания... "Расскажите, какой она была, Ваша дочь". Она неторопливо, спокойно, негромким голосом, но так, чтобы слышали все, рассказывала: "Живая, энергичная. Люба всегда была чем-то занята: то учила уроки, декламируя стихи, то мыла полы в комнатах, напевая "Идем, идем, веселые подруги", то любила лапшу месить и так меленько крошить. Люба не была красавицей, но привлекала к себе взоры каким-то светлым и радостным сиянием улыбки, шуткой и веселым своим характером. Локоны светло-русых волос красивого золотистого оттенка. На симпатичном белом лице, которое никогда не загорало, - голубые глаза. "Они у тебя просто цветут, как пролески, - удивлялась ее тетя, - открытые и чистые". Черные брови и длинные, как будто кверху загнутые, ресницы и под глазами - маленькие-маленькие конопушечки. Вот портрет Любы".
Люба мечтала стать артисткой. Послала запрос в Ростовский театральный техникум, откуда ей ответили, что можно присылать документы. При этих словах Ефросинья Мироновна всегда вздыхала: мол, не получилось... А ведь у "доченьки моей" были прекрасные способности. Она хорошо пела, играла на гитаре. Никогда в жизни никто не видел ее сердитой. Все с улыбкой, с шуткой, с танцем! Вместе с друзьями занималась в кружке художественной самодеятельности школы № 4, посещала балетную студию при клубе имени Ленина, участвовала в агитбригаде клуба имени Горького.
К слову, сама Ефросинья Мироновна тоже была общительным, веселым человеком, с юмором. Умела пошутить, да так тонко, что, может быть, не сразу сообразит человек, в чей огород камешки. Ее тоже никто никогда не видел сердитой, хотя испытаний в ее жизни и повода для тяжелых переживаний было предостаточно. Но она все как-то добром к людям, с материнской заботой. Повязывает, бывало, пионерский галстук девочке или мальчишке, а сама обязательно о чем-то участливо спросит, пожелает хорошо учиться и быть здоровым и непременно скажет: "Берите пример с Любы Шевцовой".
3 апреля 1942 года Люба стала курсантом Ворошиловградской школы подготовки партизан и подпольщиков. Здесь она получила специальность радистки. "Мне писала, что учится на курсах фельдшеров. И только значительно позже, уже после ее смерти, я узнала, что она училась в партизанской школе вместе с Володей Загоруйко, Сережей и Васей Левашовыми".
После окончания учебы девушку оставили для работы на оккупированной территории. В ее обязанности входило осуществление связи с одной из подпольных групп Ворошиловграда и передача в Центр разведданных. В средине августа в связи с провалом явочной квартиры возникла опасность ареста Шевцовой. После безуспешных попыток наладить связь с руководителем группы, она вынуждена была уйти в Краснодон.
«Примерно через неделю после того, как немцы заняли Краснодон, Люба пришла домой. Ее вызвали в полицию.
- Ну что? - спросила я, когда она возвратилась.
- Отбрехалась, - ответила Люба. - Сказала, что училась, а потом работала в одном из военных госпиталей. Когда Красная Армия стала отступать, нас распустили по домам, вот я и явилась в Краснодон".
Здесь, в родном городе, Люба быстро влилась в молодежное подполье. Ефросинья Мироновна вспоминала, что к ним зачастили товарищи Любы: Сережа Тюленин, Женя Мошков, Толя Попов, Ваня Туркенич, Ваня Земнухов, Виктор Третьякевич. Кого-то мать знала еще с довоенных лет, кого-то видела впервые. Они играли, пели и танцевали, репетируя перед выступлениями в клубе, куда устроились на работу, чтобы спастись от угона в Германию.
Иногда Люба по несколько дней не бывала дома. Потом, врываясь вихрем, на ходу объясняла, что была в Миллерово или других местах. Что она там делала, мать не знала. Но перед поездкой всегда хорошо одевалась и брала с собой небольшой чемоданчик. Однажды она ездила со своей родственницей. При встрече с немцами Люба назвалась дочерью заводчика, а свою спутницу отрекомендовала прислугой. Эта женщина долго вспоминала необычное путешествие в офицерской машине.
"Я не знала в то время, что Люба оставлена на подпольной работе, что у нее имеется спрятанная в Ворошиловграде рация. Мне не приходило в голову, что она связная подпольной организации и разведчица. Я и сейчас удивляюсь, сколько потребовалось выдержки и силы воли моей веселой и общительной дочери, чтобы не рассказать об этом своей матери. Если нужно - она умела молчать".
После провала и первых арестов Люба сказала, что не может бросить в беде своих товарищей, быстро собралась и уехала в Ворошиловград. Там ее арестовали, ибо давно разыскивали эту "советскую радистку". Затем перевезли в краснодонскую тюрьму. "К нам пришли немцы и полицейские и привели с собой Любу. Переодеваясь за шкафом, она успела шепнуть мне: "То, что в чемодане, сожги..." Увели ее, а я сразу за чемодан. Раскрыла - а там пачки бумаги, перевязанные шпагатом. Быстро побросала их в печь... Не успело все сгореть, вновь стучат полицейские. Сделали обыск, но ничего не нашли. Не догадались они заглянуть в печь - там еще тлела пачка бумаги. После оказалось, что чемодан принадлежал Жоре Арутюнянцу, в нем были готовые листовки".
Любу вместе с другими подпольщиками Семеном Остапенко, Дмитрием Огурцовым, Виктором Субботиным отправили в Ровеньки, где находилось окружное отделение гестапо. На допросах подвергли пыткам, добиваясь признаний в связях с подпольщиками. Вконец измученная, Люба собрала последние силы, чтобы крикнуть палачу. "Молодая партизанка я, понимаешь, гад!"
Уже точно зная, что будет расстреляна, Люба снова обратилась к самому дорогому человеку. На покрытой серой изморозью стене камеры она нацарапала: "Мама, я тебя сейчас вспомнила. Твоя дочурка Любаша. Прошу простить меня. Шевцова. Взяли навеки. 7.02.43 г."
Любу расстреляли 9 февраля 1943 года в Гремучем лесу в Ровеньках.
 
БЕССМЕРТНЫЙ ПОДВИГ ЮНОСТИ
 
Ольга Бондарь, учитель, г. Первомайск,
участница областного конкурса
"Какой ценой завоевано счастье"
 
Степное приволье. Рощи по берегам Каменки и Северского Донца. В обрамлении терриконных пирамид город в кудрях садов. Это Краснодон. Обычный шахтерский городок, каких в Донбассе множество. Но этот город известен во всем мире благодаря бессмертному подвигу юности.
Квадраты строгих бетонированных плит выводят из парка на центральную площадь. В тени деревьев - черный мрамор могильной плиты. Гранитная стела: скорбящая мать плачет над детьми. И негасимый огонь печали, памяти и бессмертия.
Молодогвардейцы... Они любили жизнь. Они ненавидели смерть. Они восстали против нее и обрели вечность.
О подвиге юных героев мир узнал благодаря роману Фадеева "Молодая гвардия". Писатель получил много откликов, особенно от молодежи. Ведь этот роман в первую очередь предназначен для молодежи. И не обязательно быть поставленным в исключительные условия, чтобы проявить стойкость и мужество. Все эти качества могут быть проявлены и в повседневности.
Юноши и девушки предстают перед нами во всем своеобразии своих характеров. Образ Любови Шевцовой - один из самых ярких и выразительных. Он надолго врезается в память, заставляет задуматься и долго сожалеть о том, что так рано оборвалась жизнь этой удивительной девушки. А ведь жизнь ее могла быть долгой и счастливой. И, может быть, сбылась бы ее мечта, и стала бы она известной артисткой. Но судьба распорядилась иначе.
А какой же была Люба в жизни? По словам матери, красавицей Любу не назовешь, но привлекала она какой-то радостной улыбкой, веселым своим характером. Светло-русая, с кудрями золотистого оттенка, голубоглазая, как будто небо отражалось в них; черные брови, длинные изогнутые ресницы - вот такая была Любаша... В семье она была одна и росла бедовой девчонкой. В четвертом классе за одной партой сидела с Сергеем Тюленины м. Ее прозвали "Тюленин в юбке". Рассадили их быстро, потому что соревновались, кто лучше из рогатки стреляет.
Непоседливая была, энергичная. А хозяйка хорошая - и шила, и готовила, и убирала и все пританцовывала, напевала: "Идем, идем, веселые подруги".
В начале войны много красноармейцев становилось на постой в доме Шевцовых. Люба им покоя не давала, просила научить стрелять ее и подруг. Как-то молоденький сержант разбирал для девушек маузер и случился выстрел. Звякнула пуля о стенку и отскочила прямо в ногу Любе. Едва подлечившись, подалась, прихрамывая в Ворошиловград, будто бы на фельдшера учиться. И только после войны выяснилось - на курсы разведчиков попросилась.
Часто мимо дома гнали пленных, и Люба откуда-то знала, куда будут идти и кто будет в охране - немцы или румыны. С румынами было легче дело иметь. К соседкам прибегала: "Тетки, по кладовкам поскребите, наших ведут!" Сама быстренько блинов из кукурузы напекла. Ведут наших - Люба на улицу, в толпу бросается, обнимает пленного и голосит: "Ой, братик родненький, ой, отпустите его домой, а то не будет вам счастья". Так и уговорила румынов. Много раненых с друзьями Люба спасла.
Часто по ночам ее не было дома. И стали люди говорить, что гуляет она с немцами. А она говорит, что отца по лагерям ищет. Очень Люба переживала по поводу этих разговоров, но и намека на подполье не подала. Однажды нагримировалась и сказала, что идет выступать в клуб. Вернулась поздно. А днем стало известно, что дотла сгорела биржа. Затем Люба исчезла. И вскоре люди стали поговаривать, что какую-то артистку из Ворошиловграда привезли, рацию прятала.
О чем думала Люба в последние минуты жизни? Наверное, о счастливом будущем, ради которого она и ее товарищи отдавали свои молодые жизни. Ведь многие из них только что закончили школу-десятилетку. Не успели они насладиться своей молодостью.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz