Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 2 | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 04:00
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 2.
 
* * *
Почти все ребята были уже в сборе, ждали только его. Не было только Остапенко и Дадышева.
-Лёнька из города ушёл, а Сёмку дома задержали, у него мать ушла и оставила его с младшими нянчиться, - объяснили предводителю.
Витя с Володей за круглым столом играли в шашки. Володя был сосредоточен, серьёзен, а Витя беззаботно улыбался, судя по его виду, выигрывал именно он. Он даже от нетерпения ногу на табурете закинул под себя. Постоянно весело поглядывал на «противника» и восклицал:
-Что, съел меня, да?
Стёпа устроился тут же за столом, возле играющих ребят. Что-то рисовал на листе бумаги. Серёжка зашёл сзади него, через его плечо заглянул на рисунок. Улыбнулся, прыснул себе в кулак, в глазах его заплясали бесенята.
-Это у тебя что? – едва сдерживая хохот, обратился он к другу.
Стёпка повернулся к нему, накрыл свой рисунок руками, порозовел от смущения.
-И ничего смешного нет, - обратился он к Тюленину. – Это летательный аппарат на Луну приземлился.
-На Луну прилуняются, - серьёзно поправил его Володя, не отрывая взгляда от шахматной доски и сосредоточенно думая над следующим ходом.
-А это что за жучки? – ткнул пальцем в рисунок Серёжка.
-Это люди, - пояснил Стёпа.
-А почему они выглядят так смешно? – не унимался их вожак.
-Так в специальных скафандрах ведь наверное.
-Наверное, - передразнил его Серёжка. – Ничего ты, Стёпка, ещё не понимаешь.
-А что я должен понимать? – обратился к нему товарищ.
-Ну, не знаю, - Серёжка озорно сдвинул кепку на лоб и почесал затылок. Приятели улыбнулись, глядя на него.
-К нам сегодня немец приходил, - сообщил Стёпка Сафонов.
-Чё надо-то ему? – настороженно спросил Тюленин.
-Заставлял идти на биржу, вставать на учёт.
-А ты чего?
-Что я дурак что ли в Германию добровольно ехать?
-А откуда знаешь, что в Германию? – оторвался от игры Володя и посмотрел на товарища.
-Так он сам и сказал.
Серёжка задумался. Витя, довольно и радостно срубил последние шашки «противника»:
-Всё, баста, конец тебе пришёл! – улыбаясь, обратился он к Куликову. – Кто ещё хочет сыграть?
-Пусти-ка меня, - Серёжка отстранил друга от стола. – Давай расставляй, - сказал он Лукьянченко.
-К нам тоже сегодня приходили, - через некоторое время сообщил Тюленин друзьям, делая ходы в шашках. – И тоже требовали явиться на биржу, - говорил он серьёзно.
-Надо что-то придумать, - вступил в разговор Володя, который находился сейчас поодаль от стола и перебирал на полке свои книги.
-А что тут придумаешь? – отозвался Стёпка, по-прежнему терзавший бумагу и карандаш.
-Идти туда не надо, это однозначно, - говорил вожак ребят.
-Силой потащат, - резонно заметил Володя.
-Это они могут, - согласно кивнул Сергей и срубил сразу последние четыре шашки «противника». Витька, наблюдая за его действиями, возмутился:
-Как это ты? Когда успел? Мухлюешь! – закипятился он.
-Никакого мухляжа, всё законно! – ответил ему Серёжка, вставая с табуретки. – А ты играть лучше учись, - покровительственно посмотрел он на Витьку. Володя при этом только усмехнулся.
-И что ты там малюешь? – обратился Тюленин к Сафонову. – Опять своих лунатиков-жучков?
Стёпа молча повернул к нему свой рисунок.
-Ого! Это что за чудище? – воскликнул Серёжка. Ребята тоже взглянули на рисунок своего товарища. На нём и правда было изображено страшное лесное чудище, в чертах которого отчётливо просматривалось изображение Гитлера.
-Да уж, это действительно пришелец-лунатик и огромный жук, от которого нужно держаться подальше, - говорил Лукьянченко.
-Красавец он тут просто! А как на себя-то похож! – довольно улыбался Серёжка.
-Однако, это лучше сжечь, пока никто не видел, - Володя взял рисунок, скомкал его.
Серёжка, наблюдая за его действиями, улыбнулся:
-Спички нужны?
-А у тебя они есть? – серьёзно посмотрел на него Куликов.
-Найдутся, - кивнул головой Тюленин и из штанин достал коробок с тремя спичками.
-Откуда у тебя такое богатство? – удивился Витька. – У меня мама их так прячет, что не найдёшь когда надо.
-Правильно и делает, что прячет. Незачем ребёнку с огнём играть, - заявил ему Стёпка, который и сам-то был всего чуть-чуть постарше Вити.
В это время Володя и Серёжа уже подожгли листок с рисунком, пепельницы рядом не оказалось, и того, куда можно было приспособить пламя, тоже. Серёжке пришлось держать в руках, пока от листка не остался маленький краешек.
-Ой да ну его, туши уже, - посоветовали ему ребята. Он, обжигаясь, бросил остатки на пол, наступил ботинком.
-Гарью пахнет, - Володя направился к окну, распахнул его.
-Ребята, что тут у вас? – в комнату заглянула мама Володи.
-Да так, ничего, Евдокия Яковлевна, - ответил ей Тюленин.
-Вы что тут с огнём баловались? – возмутилась она.
-Нет, мама, - скромно возразил Володя.
-Не переживайте Вы так, Евдокия Яковлевна. У нас всё под контролем, - убеждал её Тюленин. – Вон и Стёпка подтвердит.
-Ага, - кивнул Сафонов. Степан неплохо разбирался в технике, интересовался взрывным делом. Поэтому и решил сейчас сослаться на него Тюленин.
-Вы уж тут осторожнее, - недоверчиво изрекла мать Володи и удалилась из комнаты.
 
* * *
Чтоб избежать регистрации на бирже, молодые Тюленины решили не сидеть дома, а прятаться в степях. Через несколько дней Даша, Мария и Сергей ушли из дома. Феню решили с собой не брать, так как у неё был маленький ребёнок. Они шли по бескрайней, бесконечной степи, стараясь держаться подальше от дороги. Серёжка любил свои родные степи и сейчас полной грудью вдыхал их аромат, их величие, их свободу. Всё время шутил и пел свои любимые песни во весь голос. Здесь ему не нужно было никого бояться, сдерживаться. Здесь он был полностью свободен, как до войны, до оккупации. Сёстры тоже улыбались, глядя на своего брата. Он хоть и был по возрасту их гораздо младше (ведь ему было всего 16 лет!), но в нём чувствовалась надёжность, и сёстрам было гораздо легче и спокойнее рядом с ним. Он не позволял им поддаваться панике, поднимал настроение.
К вечеру они подошли к одной из деревень недалеко от Изварино. Уже заметно стемнело. Продукты у них закончились, да и они все заметно чувствовали накатившую на них усталость. Мария постучала в ближайшую к ним хату. Добрая хозяйка впустила их на ночлег. Выставила на стол перед ними скудную деревенскую пищу. Тюленины немного подкрепились и легли на предложенные им места. Серёжка только сейчас понял, как устал за день. Сон быстро сморил его.
Утром он проснулся рано, умылся во дворе из рукомойника и решил прогуляться по деревне, разузнать здесь обстановку. Странно, но на улицах немцев не обнаружил. Видимо, их не интересовал этот насёлённый пункт. Засунув руки в карманы и насвистывая что-то весёлое, Серёжка вышагивал по улице, сам того не подозревая, что приближается к центру деревни. У одного из перекрёстков улиц, где дома стояли на приличном расстоянии друг от друга, создавая небольшую площадь, возле колодца собралась небольшая группка людей. Юноша уже было направился в сторону этой группы, в то же время внимательно изучая народ. Вдруг он остановился, подался назад и спрятался за углом ближайшего забора. Долго стоял там, выглядывая из-за него и осматривая народ у колодца. Один из мужчин отделился от общей группы и свернул на одну из улиц. Серёжка направился за ним, прячась за деревьями, стараясь, чтоб мужчина его не заметил. Юноша следил за ним до тех пор, пока мужчина не свернул в калитку и не исчез в доме. Парень осмотрел двор, обошёл дом, изучая его. Постоял немного задумавшись. И решительно направился к двери, громко постучал в неё. Ему открыла женщина. Он растерянно посмотрел на неё.
-Тебе кого, мальчик? – спросила она.
-Мне дядю Феодосия, - поднял на неё свой взгляд Серёжка.
-Нету здесь таких, - она посмотрела в его серые, искренние глаза, подобрела. Этот мальчишка явно располагал к доверию.
-Сюда только что зашёл мужчина, и кажется я его знаю, - ответил ей парень и боком прошмыгнул мимо неё в дверь. Она было подалась за ним, чтоб выставить его за дверь, но он уже был в горнице, где за столом сидел её постоялец. Когда она туда вошла, они оба – и постоялец, и непрошенный гость – внимательно и настороженно рассматривали друг друга.
-Товарищ лейтенант, как хорошо, что я вас встретил! – вырвалось у юноши.
-Тш-ш, - прошипел постоялец, приложив свой палец к губам. – Сейчас нет товарищей. И забудь, что я лейтенант. Зови меня просто Тихон. Понял?
-Понял, - кивнул Серёжка.
Лейтенант отправил хозяйку к соседям, и они с Серёжей долго и обо всём говорили. Серёжа был рад этой неожиданной встрече. Феодосий Быченко до оккупации жил у них на постое. Это был лейтенант Красной Армии и курсант школы десантников. И Сергей надеялся, что у него и сейчас остались связи, а если и нет, - что же, вместе и воевать против ненавистных оккупантов будет легче.
Когда юноша вернулся к дому, где остановились Тюленины, там его уже ждали, беспокоились его отсутствием.
-А что, тётя Лена, - спросил у хозяйки Серёжа, - немцев у вас нет?
-Да бывают конечно, заезжие. Деревня-то наша на отшибе стоит, никому не нужна, - объяснила женщина.
Сергей встал со своего места, подошёл к ней, делая вид, что помогает ей накрывать на стол.
-А почаще к Вам можно будет приходить? – приблизился он к её уху и краем глаза посматривая на сестёр.
-Да, конечно, - кивнула ему женщина, ничего не понимая.
 
* * *
Когда Серёжка вернулся в город, его первым делом оповестили – вышел приказ немедленно сдать все радиоприёмники, запчасти к ним, фотоаппараты и прочую технику. Проводились повальные обыски. У Володи Куликова изъяли всё, что было и избили его ещё при этом. Как будто кто специально на него навёл.
-И я даже знаю кто, - сквозь зубы процедил Володя. – Он и до войны был сволочью, а сейчас в предатели заделался, - хмуро говорил Куликов.
Сергей внимательно оглядел его:
-Всё изъяли, говоришь? До последней ниточки?
-До последней пружинки, - подтвердил тот.
-Сильно досталось? – сочувственно посмотрел на него Сергей.
-Да так, не особо. Фотоаппарат жалко.
Тюленин задумался, поскрёб свой затылок. Повернулся к Сафонову:
-Стёпка, у тебя как?
-Сам не сдал пока. Но если прижимать начнут, придётся наверное.
-Да, дела скверные, - заключил Дадышев.
-Ничего, парни, не переживайте, мы тоже не лыком шиты! – Серёжка обнял за плечи ближайших к нему друзей – Дадышева и Куликова, Стёпка тоже подался к ним. И Серёжа рассказал ребятам, что под Изварино нашёл связь с нашим человеком (не называя, конечно, его фамилии) и что действовать они сейчас смогут совместно с ним.
 
* * *
-Возле шахты № 22 устроили склад с оружием, туда сейчас стаскивают всё, что найдут и конфискуют, - говорил Сёмка.
-Вот бы грабануть его, - мечтательно изрёк Тюленин.
-А какая там охрана? – повернулся Лёня к Остапенко.
-Да два человека, - ответил тот. – Только идея эта пустая. К нему подходов почти нет.
-Найдём, - уверенно ответил их вожак. – Лазейку везде можно отыскать.
-А как мы до дома дотащим? – спросил Лёня. – Сцапает первый попавшийся патруль. А за оружие они знаешь чем грозят?
-Расстрелом, - вздохнул Сёма.
-Значит надо спрятать там где-нибудь недалеко, а в город проносить самое необходимое, - говорил Серёжка.
-А что нам сейчас необходимо? – посмотрел на него Сёма.
-Гранаты, винтовки, патроны к ним… - перечислял Тюленин. – Ладно, пойдёмте разберёмся на месте.
Ребята вышли на окраину города, направились в сторону шахты № 22.
-Я вчера Олега Кошевого встретил, - сообщил Сёма Остапенко. – Интересуется, кто баню спалил.
-А ты чего? – насторожился Тюленин.
-Ничего, - ответил Сёма.
-Не сказал ничего? – посмотрел на него Сергей.
-Нет, конечно.
-И не надо никому ничего говорить о наших делах. Язык держите за зубами. Поняли, парни? – по-деловому рассуждал Тюленин. – А то любопытных много развелось. Всем всё расскажи да покажи. А потом сцапают.
-Кто связан с партизанами, тех вешают, говорят, - серьёзно сообщил Лёня Дадышев.
-Серёга, а мы партизаны? – посмотрел Остапенко на Тюленина.
-Какие же мы партизаны? – с усмешкой в голосе ответил его товарищ. – Партизаны составы с техникой громят. А у нас тут какие составы?
-А технику и на дороге можно рвать! – заявил Дадышев.
-Ну и как ты себе это представляешь? – поинтересовался у него Сёма.
-Сделать можно всё, что угодно, надо только продумывать и планировать, - говорил Сергей.
-А как такое можно продумать? – обратился к вожаку Семён.
-Головой и мозгами, - отрезал Серёжа.
Остаток пути ребята проделали молча.
-Смотрите, вон шахта, - указал в нужном направлении Леонид.
-А вон и склад, - подтвердил Сергей, внимательно разглядывая местность.
-Сейчас туда пока подходить не будем, - сказал он через некоторое время. – Надо обстановку разведать.
-И место для своего складирования найти, - добавил Семён.
-Вот ты пока, Сёмка, этим и займись, а мы с Лёнькой здесь побудем.
Ребята наблюдали за местностью и за складом с оружием до самой темноты. Семён в это время нашёл подходящее место, куда можно было перепрятать оружие. Это место находилось на приличном расстоянии от склада по дороге в город.
-Днём, наверное, сюда не сунуться? – спросил Сергей у товарищей.
-А ночью патрули везде в городе, - посмотрел на него Лёня.
-Тоже верно, - кивнул ему Сергей.
-Я заметил за складом, с той стороны, куда охрана не заглядывает, небольшую лазейку, - по дороге обратно в город сообщил Сёма. – Прямого подхода, конечно, нет, но там можно укрыться за мешками. И до оружия далековато, но пробраться можно.
-Завтра вылазку организуем, - сообщил Тюленин. – В городе никому об этом! Даже маме своей родной.
-Да уж маме-то в первую очередь, - ответил Сёма. – Представляю, как она перепугается.
… Утром следующего дня в степь вышли шесть подростков, направлялись они к шахте № 22. За пазухами у них у каждого были мешки. Они подошли с задней стороны, тайком, по одному, пробирались до оружия, и так же незаметно возвращались обратно. Всё, что удалось стащить, оставили в своём тайнике.
-А не хватятся? – при расставании спросил Володя Куликов.
-Не должны. А хотя кто их знает? – ответил их предводитель.
-Навряд ли там кто-то что-то пересчитывает, - успокоил Володю Стёпа Сафонов.
 
* * *
Серёжа находился в своём любимом месте – на чердаке дома, где была обустроена голубятня. Он любовался красивыми, нежными, но в то же время грациозными птицами, переговаривался с ними. Он умел говорить на их языке, и они его понимали. Но сейчас он был занят другим – искал подходящее место, куда можно было бы спрятать оружие. Некоторые птицы наблюдали за его действиями. Взглядом он наткнулся на голубку, она смотрела на него своими круглыми чёрными глазками.
-Что, и тебе сейчас тошно? – подмигнул ей юноша. – Ничего, скоро освободим свою землю от проклятого фашиста.
Во дворе хлопнула калитка, кто-то прошёл к дому. Сергей выглянул в дверь чердака. Это был их знакомый, сейчас он служил квартальным. На его громкий стук в дверь вышла Феня.
-Вам кого?
-Сергей Тюленин дома? – спросил он.
-Дома, - юноша вылез из чердака и спустился по лестнице. – Чем могу служить? – шутливо произнёс он.
-Тебе повестка, - протянул квартальный юноше бумагу. – Ты почему не являешься на биржу для регистрации?
Сергей взглянул на Митрофана (этого самого знакомого квартального, который сейчас принёс ему повестку для регистрации на бирже) и демонстративно, на его глазах, изорвал бумагу, небрежно выбросил мелкие кусочки себе через плечо. Прищурившись, не сводил взгляда с Бесхлебного.
-Вот мой ответ, - изрёк парень.
-Зря ты так, Тюленин. Хуже ведь будет, - покачал тот головой.
-Кому хуже-то?
-Тебе, - он уже было развернулся, чтоб уходить, но вернулся снова.
-Приказ вышел, уничтожить все голубятни, - тихо сказал он. – Имей это в виду. Твои голубки поднимутся в небо, отвертят им всем головы.
Серёжка заметно погрустнел.
-Голуби летать должны, им простор нужен, - сказал он.
-Приказ есть приказ, - ответил ему Бесхлебный и направился к калитке.
 
* * *
В следующий раз Серёжкиного посещения деревни под Изварино Феодосий Быченко протянул ему листок бумаги.
-Надо переписать и распространить среди жителей Краснодона. Один ты с этим не справишься. У тебя есть надёжные люди? – внимательно посмотрел он на юношу.
-Есть, - кивнул ему Серёжка. Развернул бумагу, прочёл. Это была сводка от Советского Информбюро. Глаза у парня засверкали, лицо его осветила довольная улыбка.
-Значит, у вас есть приёмник? А послушать его можно?
Феодосий оценивающе изучил взглядом сидевшего возле него паренька. Да, такому, как он, можно было довериться. За то время, пока Быченко жил у Тюлениных, он неплохо узнал Серёжку: шустрый, подвижный, шебутной, но в то же время верный друг и товарищ. Тайны, безусловно, он хранить умел. И Быченко назвал Сергею адрес и время, куда следовало подойти, чтобы самому прослушать сводку Москвы…
 
-Ребята, у нас есть дело! – сообщил в городе своим товарищам Сергей. – Надо размножить и распространить, - и он им показал листок, который передал ему Быченко.
-Вот здорово! – возбуждённо заговорили ребята.
-Значит, Москва наша! – воскликнул Леонид. – А эти все уши прожужжали, что её сдали.
-Вот и надо правду доносить в народ! – говорил Сергей, сворачивая листок бумаги и пряча его в свои штанины. – Нашу правду! – добавил он.
-У кого соберёмся? – спрашивал Семён.
-Можно у меня, - предложил Витя Лукьянченко.
-Только бумаги побольше приносите с собой, - сказал предводитель…
 
Ребята собрались у Вити после обеда, закрылись в комнате. Разложили на столе шашки, домино, листы бумаги. Серёжка достал сводку, положил её на середину стола.
-А если в комнату кто заглянет? – спросил Володя Куликов. – Могут возникнуть ненужные вопросы.
Витя вышел из комнаты, отсутствовал несколько минут.
-Всё, никто нам мешать не будет, - возвратясь, заявил он. – С родными улажено.
На стол он вывалил из своей рубахи несколько яблок.
-Это нам для подкрепления желудка и ума, - заявил он.
-А что ты родным сказал? – поинтересовался Сергей.
-Да что материал по школьной программе повторяем, чтоб не забыть его пока не учимся.
Лёнька широко улыбнулся:
-Да уж, особенно Сегу интересует этот материал!
-Сто лет бы ещё не видел этих учебников, - изрёк вожак.
-А мы, наверное, больше не будем учиться, - предположил Стёпа Сафонов.
-Почему это? – посмотрел на него Володя.
-В Армию пойдём, как город освободят, бить проклятых фашистов до конца! А потом уж какая учёба? Потом работать надо будет, страну восстанавливать. А учится пусть малышня! – серьёзно рассуждал Степан.
-А ты не малышня что ли? – улыбнулся ему Серёжка, грызя в это время яблоко.
-Нет! – отрезал Сафонов.
-Ладно, давайте не будем отвлекаться от дела, - вступил в разговор Дадышев. – Время идёт, а писать ещё вон сколько много надо.
Ребята сели за работу. Отбирая друг у друга оригинал, переписали по одному экземпляру. Дальше дело пошло проще и быстрее – у каждого перед собой лежал образец.
-А если учителя увидят? – обратился ко всем Остапенко.
-Ну и что? – не понял Витька.
-Они же наши почерка знают, сразу поймут, кто написал, - резонно заметил Семён.
-Сега так зашифровал, что никто не разберёт, - заглядывая в листок соседа, сообщил всем Сафонов.
-Ничего я не зашифровывал, - буркнул себе под нос Тюленин. Но его почерк действительно было сложно разобрать.
-Такую шифровку безграмотные старушки долго будут разбирать, - веселился Сафонов.
-А безграмотные вообще прочесть смогут разве? – серьёзно, не поняв юмора, спросил Семён.
-Ребята, это не дело конечно, - заметил Володя Куликов. – Давайте попробуем печатными буквами, - предложил он. – Тогда и почерка наши не узнают, и народу легче читать будет.
-А когда будем распространять? – спросил у всех Лёня Дадышев.
-Ночью.
-Днём.
Сразу поступило предложение. Ребята переглянулись и в голос засмеялись.
-Днём заметят, - сказал Витька.
-Ночью патрули везде, - возразил ему Володя.
-Значит нужно распространять и ночью, и днём, - пошёл на компромисс вожак ребят. – Но оставаться незамеченными и не пойманными патрулями.
-А по сколько штук мы пишем? – спросил Лёня. – У меня уже семь штук.
-У меня шесть, - заявил Куликов.
-А у Сеги четыре, - с усмешкой сказал Сафонов. Все посмотрели на Тюленина, который тщательно и сосредоточенно на листе бумаги выводил каждую буковку, от напряжения высунув язык. Снова наступило всеобщее веселье. Сергей серьёзно смотрел на товарищей.
-Посмеялись? – спросил он у них, когда веселье подошло к концу. – А теперь принимайтесь за работу, - и он взял новый чистый лист бумаги. – А вообще, пора бы девушек к этому привлекать. Писанина – это не для мужчин, пусть девчонки ей занимаются, - серьёзно говорил предводитель.
-У них и почерк понятнее, - задумавшись изрёк Сафонов. Все снова прыснули…
 
Первый раз на распространение листовок решили выйти ночью. Захватили клей, оставшийся от до оккупационного времени. Разбились на пары и отправились в трёх направлениях. Тюленин и Остапенко пошли в сторону рынка. У них было около двадцати листов. Один из них намазывал листы клеем, другой пришлёпывал их на столбы, забор, щитки с объявлениями. Сергей старался клеить листовки поверх объявлений с немецкими приказами. Семён подавал ему листы.
-Ой, это не то, - спрятал он очередной листок.
-Что там у тебя? Покаж, - попросил Тюленин.
-Да вот, не знаю, как сюда попало, - товарищ протянул ему лист бумаги, на котором была изображена карикатура немецких солдат. Один из которых пил из ведра, вода лилась прямо на него, второй безуспешно пытался поймать курицу. Сергей зажал рот рукой, из последних сил сдерживаясь от хохота во весь голос.
-Когда успел? – закончив давиться от смеха, спросил Сергей у товарища. Тот только пожал плечами.
-Давай, лей клей на неё. Приляпаем вместе с остальными, - изрёк Тюленин, перевернув лист и подставляя его другу.
Домой Сергей вернулся поздно, все уже спали. Он пробрался к своей постели, стараясь не наделать шума. Быстро уснул.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz