Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 2 | Регистрация | Вход
 
Среда, 22.11.2017, 04:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Орловская область.
Страница 2.
 
"Это было в Орле", автор М. М. Мартынов. Из книги "Герои подполья".
 
 
Одной из форм массовой борьбы орловских железнодорожников против оккупантов был невыход на работу "по болезни". Рабочие причиняли себе различные увечья, ожоги и т. д. Получив приказ вести воинский состав к фронту, машинист Ф. И. Сорокин растравил каустической содой коленный сустав, а когда этого оказалось мало, чтобы получить освобождение от работы, он ушиб себе левую руку. Машинист В. Лазарев избавился от работы на паровозе тем, что обжег цианистой кислотой обе руки и постоянно поддерживал их в болезненном состоянии. Таким же путем освободились от работы машинист А. Дутов, слесари-паровозники А. Кузнецов, А. Докукин, М. Деменин и многие другие квалифицированные рабочие.
Врач Орловского узла, ныне пенсионер, С. В. Дмитров всемерно помогал железнодорожникам. Он давал заключения о "болезнях", советовал железнодорожникам, как симулировать то или иное заболевание. Через кабинет С. В. Дмитрова прошли тысячи (с повторными визитами) железнодорожников, "страдавших" затяжными "недугами".
 
 
Повальные "заболевания" железнодорожников значительно подрывали работу узла. Майер обвинял врача в плохой постановке лечебного дела. С. В. Дмитров умел доказывать ему, что болезни рабочих являются результатом голодания и антисанитарных условий на производстве.
Гитлеровцы предпринимали всевозможные меры, чтобы пресечь подрывную деятельность железнодорожников. Майер жестоко избивал рабочих, застрелил у паровозного депо пожилого машиниста П. Д. Скочеляса. На территории станции были зверски убиты комсомолец В. Рыжков и молодой рабочий А. Катагаров. 16 июля 1943 года гитлеровская военная комендатура опубликовала в газете "Речь" распоряжение:
"Повторно напоминается, что вход во всякого рода железнодорожные сооружения без специального пропуска гражданскому населению строжайше воспрещен. Часовым дано указание стрелять без предупреждения по всем лицам, приближающимся без пропуска к железнодорожным сооружениям. Кроме того, гражданскому населению напоминается, что всякая кража железнодорожного имущества карается смертью.
Гарнизонный комендант" (Государственный архив Орловской области Коллекция № 1).
Гитлеровцы пытались террором запугать железнодорожников. Были брошены в фашистские застенки 11 молодых рабочих, в том числе В. Иванов, А. Борзенков, Н. Зеленин и другие, а также их немецкий друг Вилли и еще несколько немецких солдат. Патриотов-подпольщиков осудили к различным срокам каторжных работ и отправили в концлагерь, а Вилли и его соотечественники бесследно исчезли. Затем была арестована вторая группа молодежи в составе восьми человек, семеро из которых были приговорены к расстрелу.
Но репрессии не устрашили патриотов. До самого освобождения Орла на железнодорожном узле велась упорная борьба с оккупантами.
Активное участие в деятельности орловского подполья принимала молодежь. В городе оставалось около 700 комсомольцев, в основном учащихся старших классов средних школ. Подавляющая масса их и большое количество несоюзной молодежи без колебаний стали на путь активной борьбы с захватчиками. Среди молодежи возникали подпольные группы, которые, как правило, искали связей с коммунистами.
Организатором одной из первых комсомольско-молодежных подпольных групп в Орле был ученик 10-го класса В. Сечкин, секретарь комитета комсомола железнодорожной школы № 32. Группа возникла в конце 1941 года и окончательно оформилась в начале 1942 года. В нее входило более 20 человек, в том числе оставшаяся в городе по заданию обкома комсомола Н. Алексеева, разведчик штаба партизанского движения Брянского фронта А. Подделков, П. Маяцкий, М. Земская, фронтовики-окруженцы военфельдшер В. Булгаков, лейтенант-танкист А. Чечнев и его брат Николай, Е. Цыганков и другие.
 
 
В декабре 1941 года В. Сечкин и Н. Алексеева попытались добраться до обкома комсомола, который находился в городе Ельце, чтобы получить там необходимые указания и связи. Но в районе станции Залегощь их задержали вражеские патрули. Подпольщики были доставлены в Орел и брошены в подвалы ГФП. На допросах они отрицали свою принадлежность к партизанам (чего от них добивались ГФП), доказывая, что они шли из города в деревню обменять вещи на продукты, но заблудились. Не имея улик, гитлеровцы отпустили друзей, взяв с них подписку не неходить за пределы города без разрешения комендатуры. Для острастки на Н. Алексееву наложили денежный штраф, а В. Сечкина избили плетьми так, что он, придя домой, долго не мог ни сесть, ни лечь и даже спал стоя, прислонившись к комоду.
Вскоре Н. Алексеева вновь отправилась в путь. Ей предстояло преодолеть расстояние в 180 километров пешком, в зимнюю стужу. На этот раз комсомолка достигла цели. Она перешла линию фронта, побывала в обкоме комсомола, была проинструктирована в штабе партизанского движения Брянского фронта и возвратилась в Орел.
Молодым подпольщикам удалось также установить связь с 1-й Курской партизанской бригадой. По заданию командования бригады группа В. Сечкина вела разведку военных объектов противника в городе и его окрестностях, распространяла среди населения газеты и листовки, которые получала от партизан. Подпольщики выпускали и свои листовки. Они имели радиоприемник, записывали и распространяли сводки Совинформбюро.
По заданию командования партизанской бригады подпольщики похищали у гитлеровских солдат и офицеров оружие, боеприпасы, офицерские костюмы, доставали медикаменты и перевязочные средства. Все это через партизанскую связную М. А. Ушакову доставлялось партизанам. С помощью М. А. Ушаковой многие патриоты были переправлены подпольщиками из Орла в партизанские бригады.
В августе 1942 года у деревни Нижняя Калиновка в воздушном бою был подбит советский самолет. Подпольщики спасли раненого летчика старшего лейтенанта А. В. Шагинова, оказали ему необходимую медицинскую помощь. После выздоровления М. А. Ушакова привела летчика к партизанам, которые переправили его на Большую землю (А. Шагинов продолжал воевать до полного разгрома гитлеровской Германии. За боевые подвиги он награжден тремя орденами Боевого Красного Знамени, орденами Александра Невского и Красной Звезды, многими медалями. В настоящее время он работает горным мастером на шахте "2-я Северная" в Краснодонском районе Луганской области).
Гитлеровцы готовились с большой помпой отметить годовщину "Освобождения Орла от большевиков". На 3 октября 1942 года они наметили торжественный вечер с банкетом в городском театре. Подпольщики решили подготовить свой сюрприз к этому "празднику". Под руководством командования партизанской бригады был разработан план взрыва театра в разгар торжеств. Осуществление плана возлагалось на Н. Алексееву, работавшую в театре танцовщицей, В. Сечкина и Е. Цыганкова, которые поступили в театр: первый - парикмахером, второй--музыкантом. Предполагалось заминировать здание доставленными от партизан минами. Руководство диверсией командование бригады поручило опытной разведчице коммунистке Е. Зуевой, которая прибыла в Орел вместе с М. Ушаковой.
Но подлый предатель донес фашистам о замысле подпольщиков. Накануне "юбилея", 1 октября, были арестованы В. Сечкин, Н. Алексеева, В. Булгаков, М. Земская, Е. Цыганков, А. Подделков, П. Маяцкий, а на другой день - Алексей и Николай Чеченевы, их двоюродная сестра разведчица Р. Чеченева, Е. Борзенков, Е. Беликов, М. Ушакова, Е. Зуева и другие - всего 26 человек.
Фашистские садисты подвергли молодых подпольщиков зверским истязаниям. За измену Родине им обещали сохранить жизнь, но комсомольцы до конца остались героями. На предложение гестаповца "чистосердечно рассказать все о своей организации, чтобы сохранить себе жизнь, отказаться от борьбы против германской армии и помогать ей успешно закончить войну с большевиками" Н. Алексеева с гневом бросила в лицо фашистскому следователю:
- Плохо вы нас знаете! Мы любим свою Родину, и даже смерть не заставит нас изменить ей. А вам, палачам, все равно скоро придет конец!
Фашисты расстреляли почти всех арестованных подпольщиков. М. Земская была расстреляна вместе со своей десятимесячной дочерью.
Активно действовала в Орле комсомольско-молодежная группа, состоявшая в основном из бывших учащихся средней школы - В. Афанасьева, А. Сотникова, Н. Бархоленко Н. Новикова, Г. Севастьянова, В. Ерохина, А. Новикова и других. Руководителем группы был старший по возрасту рабочий-железнодорожник Н. Авицук. Группа оперировала на железнодорожном узле, но основной зоной ее действий была станция Орел-3.
Во время налетов советских бомбардировщиков на станцию подпольщики поджигали стоявшие на путях вагоны с военными грузами, спускали их с рельсов и разбивали. Имея ракетницу, Н. Бархоленко, Николай и Александр Новиковы указывали бомбардировщикам места скопления вражеских эшелонов на станционных путях. Однажды Авицук, Афанасьев, Сотников и Логвинов вскрыли вагон, в котором оказались большие стеклянные бутылки со спиртом. Комсомольцы перебили бутылки и скрылись. Вскоре они вернулись, чтобы осмотреть другие вагоны, но тут оказался часовой, который попытался их задержать. Афанасьев убил гитлеровца. В другой раз подпольщики намеревались похитить полевую почту. Вскрыв почтовый вагон, они столкнулись с направленным на них дулом автомата. Афанасьев и Логвинов опередили жандарма, выстрелив одновременно. Вагон вместе с почтой они подожгли.
Однажды Авицук, Афанасьев, Сотников и Логвинов после разгрома и уничтожения вагона с продовольствием возвращались со станции. Их остановил жандарм и потребовал документы. Логвинов выстрелил. Труп гитлеровца подпольщики спрятали в водосточную трубу, а сами благополучно разошлись по домам. Особенно удачно "охотился" на жандармов В. Афанасьев. К нюню 1943 года на его счету было девять уничтоженных жандармов.
Крупную диверсию подпольщики совершили на станции Орел-3 в ночь на 26 декабря 1942 года, когда все железнодорожное начальство и офицеры охраны пышно праздновали рождество. Внимание подпольщиков давно привлекал огромный деревянный пакгауз, расположенный у Елецких прудов. В одной его половине находился продовольственный склад, в другой хранилась зимняя одежда, заготовленная для частей, действовавших на орловском участке фронта. В рождественскую полночь Авицук с товарищами при содействии солдат из охраны немца Вилли и австрийца Вернера (К сожалению, более подробных сведений об этих антифашистах нет.) проникли в пакгауз, расплескали там принесенные две канистры бензина. Вскоре пакгауз был объят пламенем. Перепившиеся офицеры не смогли ликвидировать пожара.
Нередко подпольщики после очередной операции в городе в целях безопасности уходили в пригородную деревню Прокуровку и укрывались в доме Н. Жилиной, где у них была конспиративная квартира с хорошо замаскированным убежищем. Однажды, находясь у дома Н. Жилиной, они увидели несколько советских бомбардировщиков, кружившихся над немецким аэродромом, выискивая цель. Подпольщики послали в небо несколько ракет. Летчики сориентировались, и на головы гитлеровцев обрушились тяжелые фугаски. Несколько крупных бомб угодило на взлетное поле аэродрома, где находились вражеские самолеты. В груды развалин превратились три барака, погибли многие гитлеровцы. Взлетел в воздух врытый в землю склад горючего, вместе с прислугой были уничтожены три зенитные установки.
Предатель выдал юных подпольщиков. В начале марта 1943 года Авицук, Афанасьев, Сотников, Бархоленко, Севастьянов, Ерохин и однофамильцы Новиковы были арестованы и заточены в подвалы ГФП. Военно-полевой суд семерых из них приговорил к расстрелу (Руководитель группы Н.Авицук был приговорён к семи годам каторжных работ. «Мягкость» приговора объясняется следующими обстоятельствами: во время допроса гестаповец-следователь жестоко избивал Николая. Однажды, не выдержав истязаний, Николай схватил со стола пивную бутылку и с размаха ударил ею в подбородок следователю. Присутствовавший тут же жандарм дал автоматную очередь по Николаю и перебил ему обе ноги выше колен. В пропагандистских целях, чтобы показать «гуманность» своего «правосудия», гитлеровцы, «учитывая состояние здоровья подсудимого», решили «сохранить ему жизнь», будучи уверенными в том, что концлагерь за короткий срок быстро сведёт в могилу искалеченного комсомольца).
Находясь в камере смертников орловской тюрьмы, комсомольцы установили контакт с одним из полицаев, охранявших камеру. Воспользовавшись налетом советской авиации, он ночью помог им бежать.
Подпольщики решили пробраться через линию фронта на Большую землю или уйти в Брянские леса к партизанам. Несколько попыток вырваться из города окончились провалом. Около станции Становой Колодезь, под Орлом, был схвачен и расстрелян А. Новиков. Под городом Мценском агенты ГФП настигли и убили при попытке перейти через линию фронта Н. Новикова. Был убит младший брат Владимира Афанасьева - Василий.
Не оставляя надежды и попыток установить связи с партизанами, молодые подпольщики, которых теперь возглавили Владимир Афанасьев и Севастьянов, снова приступили к боевым делам на станции.
Побег приговоренных к смерти комсомольцев привел в бешенство начальника ГФП Кукавку. Назначенный в июне 1942 года в Орел, в ответственную прифронтовую зону, для ликвидации подполья и пресечения деятельности советских военных разведчиков, гестаповец считал своим крупным успехом арест группы Авицука-Афанасьева. И вдруг- побег! Он бросил на розыски бежавших свору агентов ГФП В конце апреля им удалось напасть на след Н. Бархоленко. Когда жандармы и полицейские стали окружать дом Н. Жилиной в Прокуровке, Н. Бархоленко незаметно выскользнул через двор в сад и бросился к перелеску, но у самой опушки леса ему прострелили ногу. Раненого комсомольца схватили, бросили в грузовую автомашину и снова отвезли в ГФП.
Была арестована и Н. Жилина, Несколько суток ее держали в подвале, истязали во время допросов, но она так и не призналась, что была связана с подпольщиками. Н. Бархоленко заявил, что он вообще с ней не знаком, а около ее дома оказался случайно.
Через несколько дней искалеченного, со связанными руками, Н. Бархоленко привезли на привокзальную площадь, где была сооружена виселица. Уже с петлей на шее восемнадцатилетний комсомолец крикнул, обращаясь к собравшейся толпе железнодорожников и случайно оказавшихся на площади орловцев:
- Товарищи, запомните, что делают фашисты! Да здравствует Родина!..
На грудь и спину повешенного фашистские палачи прикрепили доски с надписью на русском и немецком языках: "Партизан. Так будет с каждым, кто посмеет вредить германской армии".
Обычно гитлеровцы для устрашения населения на много дней оставляли на виселицах тела своих жертв. Но когда они на Привокзальной площади расправлялись с Н. Бархоленко, на станцию прибыл эшелон с молодыми резервистами из Румынии. Румыны, увидев виселицу, на которой раскачивалось тело русского парня, стали возмущаться. Прибежали румынские офицеры и с трудом оттеснили солдат с площади. Об этом инциденте тут же стало известно немецкой военной комендатуре. Румын срочно погрузили в эшелон и отправили из города. А тело Н. Бархоленко гитлеровцы тут же сняли.
После гибели Н. Бархоленко, Александра и Николая Новиковых, Василия Афанасьева юные подпольщики не прекратили своей деятельности. Несмотря на усилия ГФП, активных членов этой боевой группы - Владимира Афанасьева, Г. Севастьянова, А. Сотникова и В. Ерохина - гитлеровцам поймать не удалось. Тогда рассвирепевший Кукавка приказал схватить и бросить в подвал в качестве заложников родителей подпольщиков. В застенке ГФП оказались мать В. Афанасьева - Харитина Павловна, мать A. Сотникова - Прасковья Григорьевна, мать Г. Севастьянова - Анна Акимовна и его сестры: восьмилетняя Маруся и десятилетняя Клава. Заложникам угрожала смерть в случае неявки "преступников" с повинной.
И "преступники" явились: в полдень 22 июня 1942 года B. Афанасьев, Г. Севастьянов и А. Сотников, вооруженные пистолетами, подошли к зданию ГФП, выждали, когда из подъезда вышел шеф ГФП Кукавка, и двумя выстрелами в упор уложили его наповал. Озверевшие фашисты тут же убили юных героев.
Лишь одному из семерых, бежавших из камеры смертников, подпольщику В. Ерохину, удалось в конце июля выбраться из города. Ночью он прорвался сквозь "кольцо безопасности", опоясывавшее Орел, ползком пробрался через расположение гитлеровских войск, явился в штаб части Красной Армии и через несколько дней во время боев за Орел привел в город одну из первых групп советских разведчиков.
Мужественно боролась с оккупантами подпольная комсомольско-молодежная группа В. Берзина, возникшая в начале 1942 года. В нее входили кроме Берзина А. Кочеров, Д. Утукин, Ю. Бондаренко, А. Голубев и девушка Тоня (фамилия ее пока не установлена). Под видом вечеринок ребята собирались в доме деда В. Берзина - П. Е. Солодникова, иногда на Пороховой улице в доме Кочеровых, а чаще у Ю. Бондаренко на Пожарной улице. Обычно В. Берзин играл на скрипке, всегда был наготове патефон.
Во время встреч юные подпольщики знакомились с последними сводками Совинформбюро (у них был самодельный радиоприемник), разрабатывали планы очередных операций.
Мать В. Берзина - Ф. П. Солодникова сохранила часть дневника сына, в котором скупо, иногда зашифрованно освещается боевая деятельность этой небольшой, но сплоченной подпольной группы. Так, в записи от 28 апреля 1942 года говорится: "Был подожжен склад автоматов по Комсомольской улице. Жертв нет. Сгорело все, что нужно". А произошло вот что. В один из дворов по Комсомольской улице гитлеровцы завезли большое количество ящиков, сложили их в штабеля и поставили часового. Подпольщики разведали, что в ящиках автоматы. И вот ночью В. Берзин, Д. Утукин, А. Голубев и Тоня, выждав, когда часовой зашел в дом обогреться, облили ящики бензином и подожгли их. Новенькие, только что привезенные из Германии автоматы сгорели.
Работая в немецком военном госпитале слесарем, В. Берзин вместе со своим отчимом Д. Тикстоном (механиком госпиталя) взорвал двигатель, который давал электроэнергию и освещение всему сложному хозяйству большого госпиталя. Они сожгли и прачечную вместе со складом, где хранилось большое количество обмундирования.
Под руководством и при активном участии Д. Тикстона, В. Берзин и его друзья научились делать "ежи" из стальной проволоки. Они имели три острых и прочных шипа, и, как ни брось такого "ежа" на дорогу, один из шипов обязательно торчит кверху. Наезжая на "ежа", вражеская машина останавливалась, ее шины требовали ремонта.
Подпольщики вели активную агитационную работу среди населения. Они сами составляли листовки, переписывали их от руки и распространяли по городу. Ребята наклеивали листовки на дверях военной комендатуры и городской управы, на витрине против комендатуры, где вывешивались приказы военного коменданта.
Молодые подпольщики установили связь с пленными советскими летчиками, находившимися в тифозном бараке лагеря военнопленных. Поправившись, летчики решили с помощью подпольщиков бежать из плена и перейти линию фронта. В. Берзин и его друзья собрали для них гражданскую одежду. Д. Утукин, до войны окончивший школу чертежников, стал большим мастером по изготовлению различных немецких печатей и подделке всевозможных пропусков. Он снабдил беглецов необходимыми документами. Переодетые летчики благополучно бежали и выбрались из Орла.
Группа Берзина продолжала действовать до освобождения города. Все ее участники, за исключением Ю. Бондаренко (Юрий Бондаренко умер в декабре 1942 года, заразившись тифом при общении с больными военнопленными, находившимися в тифозном барке), в первый же день, как только части Красной Армии вступили в Орел, ушли на фронт.
В Орле активно боролось против оккупантов до двух десятков комсомольско-молодежных подпольных групп. Много славных дел совершили юные патриоты.
К славным участникам орловского подполья по праву относятся работники так называемой "русской больницы", которая существовала в городе весь период оккупации.
Интересна история этой больницы. Когда 3 октября 1941 года Орел был внезапно захвачен гитлеровскими войсками, в окружном военном госпитале осталось 550 тяжелораненых бойцов, командиров и политработников Красной Армии. Примерно такое же количество раненых советских воинов находилось в других, более мелких госпиталях Орла.
Вместе с ранеными в оккупированном Орле остались начальники отделений окружного военного госпиталя, военврачи второго ранга хирурги С. П. Протопопов, Б. Н. Гусев и врач А. А. Беляев. В Орле перед захватом его противником находилась армейская госпитальная база, начальником которой был бригвоенврач В. А. Смирнов. До самого последнего момента он принимал меры к тому, чтобы эвакуировать как можно больше раненых из госпиталей. Когда город был захвачен врагом, он сам не смог уйти и присоединился к оставшимся в окружном госпитале врачам.
 
 
Гитлеровцы выбросили из госпиталей всех советских раненых и заняли помещения под свои лазареты. Смирнов, Протопопов, Гусев и Беляев с помощью медицинских сестер, санитарок и населения собрали раненых в областную больницу. Здесь в это время находилось небольшое количество больных горожан и колхозников, несколько врачей и младшего персонала. Медицинские работники госпиталя совместно с медперсоналом больницы на общем собрании по предложению группы военных врачей главным врачом избрали В. А. Смирнова, как старшего по званию и должности среди военных. А. А. Беляев взял на себя функции заместителя главного врача по лечебной части. С этого момента вновь созданное на базе остатков областной больницы и окружного военного госпиталя лечебное учреждение получило название "русская больница".
С огромным риском для жизни Смирнов и начхоз окружного госпиталя Петухов буквально из-под носа гитлеровцев сумели забрать со склада окружного госпиталя и доставить в "русскую больницу" большое количество медикаментов и перевязочных средств. Значительный запас медицинских средств находился на складе областной больницы как специальный резерв, созданный на случай войны и развертывания госпиталя при областной больнице. Этот резерв до прихода гитлеровцев в Орел оставался неприкосновенным. Заведующая аптекой больницы М. А. Зайцева и ее помощница П. В. Чикина под руководством В. А. Смирнова, пользуясь суматохой, с помощью санитарок сумели переправить из аптечного склада в расположение инфекционного отделения (за пределами больничного городка) почти весь запас медикаментов, спирта, перевязочных средств, медицинского инструмента, белья и мыла. Все это было спрятано на чердаке и в других потайных местах инфекционного отделения.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz