Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 4. | Регистрация | Вход
 
Пятница, 15.12.2017, 18:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Страница 4.
 
Продолжение В БИТВЕ ЗА ОТЕЧЕСТВО.
Из книги ГЕРОИ ПОДПОЛЬЯ.
 
* * *
После сентябрьского провала 1942 года подпольный го­родской партийный центр в самом Минске больше не вос­станавливался. К осени 1942 года на всей оккупированной врагом советской территории широкое развитие получило партизанское движение. Под влиянием выдающейся стой­кости Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны пламя всенародной войны в тылу врага разрасталось с необычайной силой. В этих условиях руководство подполь­ной борьбой в Минске могло уже осуществляться подполь­ными партийными органами, находящимися вне города — в расположении партизанских отрядов, а также командова­нием партизанских бригад и отрядов. Это имело ряд преиму­ществ: во-первых, обеспечивало регулярную связь этих орга­нов с советским тылом, своевременность получения ими за­дач и передачи информации о противнике; во-вторых, да­вало возможность партийным органам более оперативно координировать деятельность партизан и подпольщиков, на­правляя ее на обеспечение эффективных ударов по врагу; в-третьих, в гораздо большей степени гарантировало со­хранность руководящих партийных органов и ценных кад­ров подпольщиков.
Уцелевшие от арестов минские подпольщики через пар­тизанских связных установили непосредственные контакты с подпольными райкомами партии и партизанскими брига­дами и по их заданиям продолжали наносить удары по вра­гу. Среди них можно назвать коммунистов М. И. Батурину. А. Ф. Веремейчик, А. А. Езубчик, М. Ф. Малакович, М. Б. Осипову, А. И. Серову, В. Д. Шатъко, В. К. Шикавко, ком­сомольцев 3. 3. Гало, И. К. Кабушкина, Н. А. Кедышко, профессора Е В. Климова и многих других.
Исключительно большое значение для развертывания подпольной борьбы, выработки ее тактики и повышения эф­фективности ударов подпольщиков имели решения V пленума ЦК КП(б) Белоруссии, состоявшегося 26—28 февра­ля 1943 года в Москве. Пленум обсудил вопрос «Об обста­новке и задачах работы партийных органов и партийных ор­ганизаций в оккупированных районах Белоруссии». Поста­вив задачу расширить партизанское движение и усилить массово-политическую работу среди населения, пленум вместе с тем дал четкую установку о формах организации и содержании работы партийного подполья в городах. «Пленум ЦК КП(б)Б,— говорилось в решении,— ставит зада­чу перед партийными организациями и партизанскими отрядами, расположенными вокруг,— решительно усилить про­никновение в города». Пленум ЦК предупреждал подпольные партийные органы против создания в городах широких по составу подпольных партийных организаций, так как они подвержены опасности провала в крупных масш­табах. ЦК рекомендовал вести работу в городах силами небольших, глубоко законспирированных групп или даже одиночек, имеющих строго ограниченные связи. Каждая группа и каждый подпольщик-одиночка должны были вы­полнять только определенные задачи по разведке, дивер­сиям, агитации и пропаганде.
Выполняя решения V пленума ЦК КП(б)Б, подпольные партийные организации и партизанские отряды, находив­шиеся вокруг Минска стали усиленно проникать в город.
Большую работу в Минске в этот период проводили Минский, Борисовский и Слуцкий межрайкомы партии; Дзержинский, Логойский, Смолевичский, Червеньский и дру­гие райкомы партии; партизанские бригады: 1, 2 и 3-я Мин­ские, «Разгром», «Беларусь», «Пламя», «Штурмовая», «Смерть фашизму», «Красное знамя», «Дяди Коли», № 300 имени Ворошилова, «Народные мстители» имени Воронинского, № 200 имени Рокоссовского; спецотряды: С. А. Веупшасова (Градова), «Димы», С. И. Казанцева и другие.
Как видно из сохранившихся документов, в сентябре 1943 года секретари Минского подпольного обкома КП(б)П В. И. Козлов и И. А. Вельский поставили перед ЦК КП(б)Б вопрос о создании Минского подпольного горкома партии, 6 октября 1043 года ЦК Компартии Белоруссии согласился с этим предложением. 26 октября начал действовать Мин­ский подпольный горком КП(б)Б, базировавшийся при спецотряде С. А. Ваупшасова. В его состав вошли: С. К Лещеня (Савельев) — секретарь горкома, Г. Н. Машков — секретарь ГК по пропаганде, командир спецотряда С. А. Ваупшасов и комиссар отряда И. М. Родин (Гром).
На основе решений V пленума и указания ЦК КП(б)Б от 21 сентября 1943 года Минский подпольный горком пар­тии поставил перед подпольщиками новые задачи: органи­зовать на всех предприятиях и в учреждениях города ди­версионные и повстанческие боевые группы с задачей про­ведения диверсий и сохранения предприятий и учреждений города при отступлении немцев. «Имеющимся в городе ди­версионным и повстанческим группам,— указывалось в по­становлении горкома,— наряду с проведением диверсий, уничтожением складов и техники противника, в связи с при­ближением фронта поставить новые задачи по вопросу за­хвата и сохранения техники врага, сохранения оборудования заводов, зданий, предприятий и учреждений города». Горком обращал особое внимание на необходимость наблю­дения за минированием таких важных объектов, как вагоноремонтный завод имени Мясникова, станкостроительный завод имени Октябрьской революции, радиозавод, кожзавод «Большевик», хлебозавод «Автомат», электростанция, железнодорожная станция, Дом правительства, Окружной дом Красной Армии, клинический городок, здание Акаде­мии наук БССР и другие.
Перед подпольными группами была поставлена другая важная задача — организация спасения мирного населения города от истребления и угона в фашистское рабство.
Представители партийных органов и партизан совместно с избежавшими ареста подпольщиками создали в городе де­сятки подпольных групп и десятки конспиративных квартир, складов материально-технических средств (оружия, боеприпасов, взрывчатки) и подпольной литературы. Толь­ко связные спецотряда Градова организовали в городе бо­лее 120 конспиративных квартир.
Подпольный горком партии и партизанские отряды име­ли в городе прочную опору среди всех слоев населения. Минчане никогда не забудут светлое имя пламенного со­ветского патриота профессора Евгения Владимировича Клумова. С 1921 года жизненный путь Евгения Владимирови­ча был связан с Минском. Здесь Е. В. Клумов стал кан­дидатом медицинских наук и доцентом, а в феврале 1939 года — профессором». Тысячам минчан вернул здоровье Е В. Клумов. спас их от смерти.
 
Е.В.Клумов - Герой Советского Союза, профессор, активный участник подполья, вернувший в строй много подпольщиков и партизан. С его помощью было создано два партизанских госпиталя. Вместе с женой расстрелян гитлеровцами.
 
Во время оккупации го­рода гитлеровцами Е. В. Клумов работал в бывшей 1-й больнице. Он сразу же включился в борьбу с захватчиками. Многих раненых подпольщиков и партизан профессор вер­нул в строй бойцов, многим помог бежать из-под фашист­ской охраны Профессора Е. В. Клумова знали в под­полье под кличкой Самарин. В одном из донесений под­польщиков из Минска в сентябре 1943 года о Е. В. Клумове говорится: «Самарин. Пламенный борец с фашистскими захватчиками. Включился в активную борьбу с начала 1942 года. Очень много медикаментов передал в распоря­жение народных мстителей. Обслуживал четыре отряда. Полностью оборудовал два полевых госпиталя. Через Е. В. Самарина можно было достать самые дефицитные и самые важные медикаменты».
Осенью 1943 года гитлеровцы арестовали Е. В. Клумо­ва. Угрозами, пытками и посулами гестаповцы пытались склонить крупного специалиста и уважаемого в городе че­ловека на свою сторону. Но все домогательства фашистов патриот отверг с презрением. 11 февраля 1944 года профессор Е. В. Клумов и его жена Г. Н. Клумова были за­мучены в душегубке.
Следует отметить патриотическую деятельность меди­цинских работников Минска: врачей М. М. Владысика, B. И. Гудына, Л. М. Кашенкиной, М. А. Кирзой,
Н. И. Мельникова, В. И. Павлович, М. Г. Пилипушко, C. А. Прилуцкого, А. И. Плавинской, В. К. Шикавко, медсестер Ю. И. Семашко, А. И. Сидорович, фармацевта Л. Ф. Густарник-Лариной и многих других. Постоянно рискуя жизнью, они лечили больных и раненых подпольщиков и партизан, регулярно снабжали партизанские отряды медикаментами, хирургическим инструментарием, перевязочными средствами. Коммунистка врач А. И. Плавинская, кроме того, была организатором диверсионных групп на Минском железнодорожном узле. Она собирала сведения о движении эшелонов и укреплениях противника в городе.
Одной из важнейших задач подпольных групп продол­жала оставаться политическая работа среди населения города. Борисовский, Дзержинский, Логойский, Смолевичский, Слуцкий и другие подпольные райкомы партии и комсомола наладили в подпольных типографиях издание газет и листовок. Отсюда в Минск на конспиративные квартиры доставлялись листовки «Вести с Родимы», сводки Совинформбюро, краткие сообщения о боевых делах партизан. Подпольщики распространяли их среди населения, подбрасывали служащим оккупационных учреждений, ос­тавляли в кинотеатрах. Трудно было с бумагой, типо­графской краской, шрифтами. Всем этим снабжали типо­графии в значительной мере минские подпольщики, имевшие широкие связи в городе. Листовки печатались на разно­цветной бумаге, разными шрифтами. Но они были дороги патриотам, вселяли в них бодрость, укрепляли их волю к борьбе.
Кроме изданий местных партийных органов в Минск си­стематически засылались газеты «Звязда» (орган ЦК и Минского подпольного обкома КП(б)Б), «Чырвоная зме­на» (орган ЦК и Минского подпольного обкома ЛКСМБ). а также поступавшие из советского тыла газеты «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Красная звезда», «Совецкая Беларусь», «Раздавим фашыскую гадзину», боль­шое количество плакатов и листовок.
Минский подпольный горком КП(б)Б развернул рабо­ту по укреплению и расширению связей с населением. С этой целью решено было начать издание новой подполь­ной газеты — «Минский большевик».
Вскоре горком наладил регулярный выпуск газеты, а также листовок, специальных выпусков «Вести с фрон­тов», «Вести с Советской Родины». Уже с ноября 1943 года в Минске стали систематически распространяться подполь­ные издание Минского горкома партии. «Более 70% газеты «Минский большевик» и листовок засылались в Минск,— вспоминает редактор А. Д. Сакевич. — Газеты и листовки в городе распространяли созданные горкомом партии под­польные группы на 79 промышленных предприятиях и в учреждениях города. Партизанские связные тт. Лукерчик, Кедо, Шидловская, Воробьев и другие, проявляя наход­чивость и смелость, доставляли подпольную литературу в Минск. Газета и листовки перевозились по железной доро­ге вместе с немецкой почтой, на подводах в мешках с кар­тошкой, мукой, зерном, в тюках сена или соломы. Для пе­ревозки литературы в зимнее время были изготовлены пустотелые полозья крестьянских саней».
С ноября 1943 года по июнь 1944 года вышло 25 номе­ров газеты «Минский большевик» общим тиражом около 10 тысяч экземпляров.
Первый номер газеты вышел 2 ноября 1943 года под ан­шлагом: «Трудящиеся Минска! Отдадим все силы на борьбу с немецким фашизмом!» В передовой статье «Все силы и средства на помощь Красной Армии» газета призывала: «Трудящиеся Минска! Поднимайтесь на борьбу против немецких захватчиков! Поджигайте неприятельские склады, выводите из строя предприятия. Бейте фашистов так, чтобы во веки веков не поднялись они, чтобы вечно жил могучий и свободолюбивый белорусский народ в дружной семье народов СССР!»
В газете сообщалось о массовом расстреле жителей рай­она Комаровки в сентябре 1943 года, об уничтожении 150 детей в находившемся на Надеждинской улице детдоме, о разрушении и разграблении захватчиками материальных и культурных ценностей Минска, о каторжном режиме на предприятиях города.
С большой радостью встретили минчане номер, посвящённый 25-й годовщине образования БССР. Он начинался призывом: «Трудящиеся Минска! Умножим удары по вра­гу, приблизим день нашего освобождения от немецких за­хватчиков!». В номере были помещены заметки: «Удары по врагу», «Боевые дела железнодорожников», «Патриоты Минска», «Смерть фашистским сообщникам» и другие, в ко­торых рассказывалось о боевых делах подпольщиков и па­триотизме минчан.
Выпускались специальные номера газеты, обращенные к различным группам населения, партизанам и подпольщикам. Например, номер от 12 января 1944 года был посвящён молодежи. «Молодежь Минска! Отдадим все свои си­лы, всю энергию, способность и волю на скорейший разгром немецких захватчиков!» — призывала газета. В за­метках «Боевые успехи молодежи», «Взорвали 50 тонн бензина», «Дружным залпом из засады» рассказывалось о героизме и боевом мастерстве молодых подпольщиков и партизан.
Газета имела широкое хождение в народе. В самом Минске было много распространителей подпольной печати. «Лучшими подпольщиками по распространению литературы в городе,— говорится в отчете Минского подпольного горкома КП(б)Б,— являются: Воробьев Костя — комсомолец, живет в Минске, Воронков Максим — член ВКП(б), доставляет литературу, Воронкова Анна, Исаев, Гуринович Миша, Гуринович Вера, «Аика» и др.».
Действенность большой политической работы подполь­щиков в городе подтверждается фактом массового ухода трудящихся города в партизанские отряды. Только за время с сентября 1943 года по июль 1944 года из столицы Белоруссии в партизаны ушло более 20 тысяч человек. В некоторых бригадах и отрядах Минской области более 30 процентов было рабочих и служащих Минска. Напри­мер, в партизанской бригаде «Буревестник» 33 процента личного состава составляли минчане. В партизанском от­ряде «За Советскую Белоруссию» бригады имени Фрунзе было 67 процентов минчан.
Под воздействием устной и печатной агитации подполь­щиков на сторону партизан переходило большое количество солдат из разного рода изменнических формирований, дис­лоцировавшихся в Минске и его окрестностях.
Широкая массово-политическая работа велась среди солдат и офицеров противника. Дело это было очень трудным и опасным. Но тем не менее подпольщики находили возможности установления связей с антифашистами. При их помощи более 100 солдат (словаков, поляков, югосла­вов, немцев, австрийцев, бельгийцев, французов и др.) ушло из Минска в партизаны, чаще всего с оружием в руках, а некоторые группы даже на автомашинах. Они активно боро­лись против гитлеровцев в партизанских бригадах имени Фрунзе, «Дяди Коля», «Штурмовая», «Народные мстите­ли» имени Воронянского, «Железняк».
Вот что рассказывает о своем уходе к партизанам Франтишек Липтак: «Через несколько дней весь наш отряд перевели в Минск. Связь с партизанами была прервана. Снова связаться с ними мне удалось лишь в октябре 1943 года. Помогли девушки Женя и Роза, жившие в Пушкин­ском поселке города Минска. У Жени в партизанском отря­де находились два брата.
К партизанам мы собирались втроем: Матей Ваярский из Плавецкого Штвртка, младший сержант Йозеф Гарин из Рыбарполья, что недалеко от Ружемберка, и я. О подготовке перехода договорились ночью на квартире у Жени, где кроме нас было еще трое местных жителей. Мы решили, что лучше всего совершить побег на грузовике на рассвете перед побудкой, которая всегда была в 6 часов утра. Так и сделали. Погрузили на машину канистры с бензином, несколько мешков сахару, оружие и патроны. Младший сержант Гарин выписал путевой лист до городка Заславля... В Минске нас ждала Женя в условленном месте (около электростанции или мельницы, теперь уже не помню). Она села к нам в машину...».
Боевой славой покрыл себя в рядах партизан Зиг­мунд Касецкий, поляк из Варшавы. 3. Касецкого вывели из Минска в мае 1943 года связные партизанской бригады «Буревестник». Он принимал участие во многих боях и погиб в бою 5 июня 1944 года.
Большую роль играла подпольная печать в разоблаче­нии фашистской пропаганды, оккупационного режима гит­леровцев, творимых ими преступлений на советской земле. Она вскрывала преступную антинародную природу белорус­ских буржуазных националистов, создававшихся ими про­фашистских националистических организаций.
Летом 1943 года оккупанты объявили об организации «Союза белорусской молодежи» (СБМ). Задачей этого сою­за являлся «отрыв белорусской молодежи от Востока и приобщение ее к арийскому Западу». Исполнителями этой грязной затеи были буржуазные националисты. Минский, Дзержинский, Руденский, Логойский и другие подпольные райкомы партии и комсомола под руководством подпольного обкома КП(б)Б развернули широкую кампанию по сры­ву этой провокации оккупантов. В Минске было распространено большое количество газет, листовок и плакатов, раскрывавших истинную сущность СБМ. «Юноши и девуш­ки, братья я сестры...— говорилось в листовке Минского подпольного обкома комсомола.— Не вступайте в фашистскую организацию «Союз белорусской молодежи». Везде и всюду вскрывайте гнусную фашистско-людоедскую сущность этой организации! На фашистскую провокацию ответим новой волной партизанского движения, ростом рядов народных мстителей. Все, как один, идите в партизанские отряды и активной борьбой приближайте час своего освобожде­ния!».
Молодежь называла СБМ «смертью белорусской моло­дежи» и еще активнее включалась в борьбу с оккупантами. Как и вся белорусская молодежь, юноши и девушки Минска с презрением отвергли все попытки втянуть их в фашистскую организацию.
Ярким проявлением высокого патриотизма населения Минска и действенности массово-политической работы под­польщиков явился срыв попыток гитлеровцев создать так называемую «белорусскую краевую оборону». В начале мар­та 1944 года была создана оккупантами «белорусская центральная рада». Этот марионеточный орган объявил приказ о мобилизации: все мужчины призывных возрастов под угрозой смертной казни должны были явиться на службу в «краевую оборону». Фашисты преследовали этим гнусную цель: высвободить свои войска для фронта, а против белорусских партизан использовать самих белорусов, развязать братоубийственную войну.
ЦК КП(б)Б и правительство БССР по радио и через печать обратились к населению временно оккупированных районов Советской Белоруссии. В обращении раскрывалось истинное назначение «белорусской краевой обороны», ра­зоблачался фарс с созданием «центральной рады». ЦК КГТБ и правительство республики призывали население Белорус­сии не поддаваться на очередную провокацию оккупантов и их верных слуг — белорусских буржуазных националистов, всеми силами и средствами срывать мобилизацию. «Скры­вайтесь, не являйтесь на сборные пункты,— говорилось в об­ращении.— Идите под защиту партизан. Вступайте в ряды партизан. Мстите немецким людоедам за пролитую кровь и слезы белорусского народа, за уничтожение наших сел и го­родов, за разорение и разграбление домашних очагов, за убийства ни в чем не повинных женщин, детей, стариков, за угон наших братьев и сестер в немецкое рабство».
Минский подпольный горком партии провел большую ра­боту среди населения по срыву фашистской затеи. В горо­де были широко распространены обращение ЦК КП(б)Б и правительства БССР, газета «Минский большевик». «Минчане!— призывала газета.— Не являйтесь на мобилизаци­онные пункты, уходите в партизанские отряды. Помните! Кто попадет в лапы фашистов, тот никогда не вернется в родную Белоруссию... Активней помогайте нашей освободительнице, наступающей Красной Армии».
Мобилизация в «белорусскую краевую оборону» в Мин­ске, как и во всей Белоруссии, была сорвана.
Население Минска активно откликалось на все призывы подпольщиков. В апреле 1943 года в центральной и под­польной печати была опубликована телеграмма Минского подпольного обкома партии в ЦК КП(б)Б о сборе средств в фонд обороны страны. В ней сообщалось, что трудящиеся Минска и Минской области собрали 3 с лишним миллиона рублей деньгами и облигациями, 2810 рублей золотыми мо­нетами, множество золотых и серебряных вещей на строительство самолетов «Партизан Минска», «Партизан Слуцка», «Партизан Борисова». Только одна из подпольщиц Минска, коммунистка А. Ф. Веремейчик, собрала в городе 55 тысяч рублей деньгами и облигациями.
Массово-политическая работа, проводившаяся комму­нистами в оккупированном Минске, носила многосторонний характер. Смело, мужественно патриоты-подпольщики нес­ли в массы большевистскую правду, укрепляли веру совет­ских людей в победу над врагом. Все это способствовало успешному развертыванию боевой деятельности, помогало вовлекать широкие массы трудящихся в активную борьбу против гитлеровских оккупантов.
В 1943—1944 годах резко повысилась и эффективность боевой деятельности подпольщиков. Этому в значительной степени способствовало и то, что улучшилось снабжение боевых групп материально-техническими средствами. Пар­тийные органы и партизанские бригады, имевшие связь с советским тылом, систематически снабжали подпольщиков специальными подрывными устройствами и взрывчаткой.
Главным объектом боевой деятельности подпольщиков продолжал оставаться Минский железнодорожный узел. Наряду с группами, созданными еще в 1941—1942 годах, здесь возникли десятки новых диверсионных групп.
По поручению командования бригады «Народные мсти­тели» на железнодорожном узле в 1943 году работало не­сколько диверсионных групп. В их состав входило около 15 человек — В. Д. Шатько (Огнев), 3. 3. Гало, Н. И. Чирко, В. Д. Панин, А. И. Солтанов, А. Г. Русак и другие. Одну из этих групп возглавлял воспитанник рабочего коллектива завода имени Октябрьской революции коммунист В. А Шать­ко. Скромно, строго официально сообщил он командованию отряда имени Суворова о произведенных группой диверсиях: «2 апреля 1943 года установлены в Минске 3 мины на состав с бензином... Взрыв произошел через 4 часа, то есть в 20 часов, между Талькой и Верейцами... Пока его (эшелон) не растянули, сгорела почти половина состава, и движение задержано на 18 часов». 21 мая 1943 года В. Д. Шатько и его товарищи на станции Минск заминировали вражеский эше­лон с авиабомбами, замаскированными соломой. В эшелон подпольщики заложили четыре магнитные мины с шестича­совым заводом. Взрыв произошел, когда состав прибыл на станцию Руденск. Взрывом и возникшим пожаром был уни­чтожен эшелон с авиабомбами и сгорел стоявший рядом со­став с горючим. 31 мая эта же группа установила мины на цистерны с горючим. Мины взорвались на станции Талька, в результате чего сгорело 3 цистерны.
В конце июля 1943 года В. Д. Шатько был арестован и замучен в фашистских застенках.
Интересны боевые операции диверсионной группы «Дя­ди Вани» (фамилия руководителя не установлена). Одна за другой следовали диверсии на железнодорожном узле. 21 июня подпольщики установили мины в составе поезда № 1124. При взрыве возник пожар, уничтоживший 3 ци­стерны с горючим и вагон, нагруженный бочками с оружей­ным маслом. 24 июня взорвались 2 мины в поезде No 1012. В воздух взлетели баллоны с кислотой, погруженные на 2 платформы. 27 июня в поезде № 9163 взорвалось 4 мины: взрывом уничтожены 4 вагона со снарядами. 4 июля члены группы установили мины в составе с горючим. В результа­те возникшего от взрывов пожара сгорело 23 цистерны по 16 тонн каждая.
Диверсионная группа под руководством 3. 3. Гало ме­нее чем за месяц (с конца августа до половины сентяб­ря) 1943 года заминировала 7 эшелонов, идущих к линии фронта. В пути следования в воздух взлетело и было уничтожено пожарами 20 цистерн с горючим, 4 вагона с воинским снаряжением и одно зенитное орудие.
По заданию второй Минской партизанской бригады под­польщики, рабочие депо станции Минск, в июле — августе 1943 года вывели из строя и недодали по графику 155 паровозов, взорвали 2 паровоза.
Смело действовали на Минском железнодорожном узле комсомольцы-подпольщики. Так, члены подпольной группы «Андрюша» Н. А. Кедышко, Л. Домбровский и Л. Ярош в темную октябрьскую ночь 1943 года в районе Могилевской улицы подложили мину под железнодорожный вагон. В районе товарной станции вагон взлетел на воздух. Чле­ны комсомольской организации «Зубилкин» (секретарь Ви­ля Гудович) 5 марта 1943 года на товарной станции сожгли 3 платформы с горючим. Ряд диверсий совершила комсо­мольская организация, секретарем которой была Галина Сасина. В 1943 году в составе организации активно дейст­вовали Александр Садовский, Владимир Лазарчик и свя­занные с ними подпольщики Людмила Величко, Ольга Лавринович, Иван Шакалов. Замечательным патриотом был минский подпольщик Анатолий Левков (Толик Маленький). 3 марта 1943 года он организовал взрыв железнодорожных платформ с горючим на станции Минск. Вот что говорилось об этой операции в сообщении полиции безопасности и СД от 14 мая 1943 года: «В Минске выявлена группа из трех человек... которые объединялись, чтобы заняться сабота­жем и совершать террористические акты. Как установлено, эта группа убила зондерфюрера генерального комиссара с целью завладеть его пистолетом. Кроме того, на счету этой группы нападение на железнодорожный состав, груженный бочками с бензином, совершенное 3 марта 1943 г. в Минс­ке. Эта тройка, одев нарукавные повязки с надписью «Слу­жащий немецких железных дорог», проникла на террито­рию вокзала и установила в одном из вагонов мину с ча­совым механизмом. Ввиду дефекта мина взорвалась преж­девременно, и загорелось три вагона. Благодаря срочному вмешательству железнодорожного персонала указанные три вагона были отцеплены и отведены на запасной путь. В результате остальной груз был спасен. При этом было уничтожено 60 тысяч литров бензина».
А. Левков был смелым и инициативным, одним из первых участников подполья. Он выполнял различные поруче­ния подпольного центра: собирал оружие, организовывал побеги советских военнопленных, занимался разведкой. По заданию подпольного комитета вместе с Л. Лихтаровичем уничтожил гестаповского агента, после чего в июле 1942 го­да ушел в партизаны. Но по поручению командования от­ряда он продолжал выполнять специальные задания в Минске. Взрыв железнодорожных цистерн с горючим на станции Минск был очередным и последним заданием, выполненным Толиком Маленьким. После этой операции он зашел на одну из конспиративных квартир, но там оказа­лась вражеская засада. В завязавшейся перестрелке А. М. Левков был тяжело ранен, схвачен фашистами и по­гиб в их застенках.
Диверсионная деятельность подпольщиков на Минском железнодорожном узле непрерывно нарастала. Только во второй половине 1943 года подпольщики-железнодорожни­ки, по далеко не полным данным, совершили 50 крупных диверсий. Было взорвано и выведено из строя большое количество паровозов, цистерн и другого подвижного со­става, уничтожено много горючего, военной техники, раз­личного снаряжения и живой силы врага.
По-боевому действовала на Минском узле диверсионная группа «Удар», связанная с партизанским отрядом «Знамя» бригады «Разгром» (руководители группы С. Э. Эрдман и Н. И. Афанасьев). 1 февраля 1944 года заместитель командира отряда по разведке указывал в до­кладной записке, что группа «Удар» проводит многочислен­ные диверсии. Группа умело использует мины.
Концентрируя внимание на развертывании диверсион­ной деятельности на железнодорожном узле, минские под­польщики вместе с тем систематически производили диверсии и на других важных объектах города, устраивали взры­вы и поджоги на предприятиях и в учреждениях. В воздух взлетали казармы, воинские штабы, автомашины, горели склады продовольствия и воинского снаряжения.
Дважды сильные взрывы потрясали вагоноремонтный завод имени Мясннкова. Один из них произвела 1 июля 1943 года подпольная группа инженера Г. Н. Красницкого, работавшая по заданию спецотряда Градова. В группу входили Г. Н. Подобед, В. С. Глинский и И. Л. Вислоух. Дело это было очень трудным и опасным. С конспиратив­ной квартиры подпольщика Велимовича инженер Г. Н. Красницкий и слесарь Г. Н. Подобед доставили на охраняв­шийся эсэсовцами завод взрывчатку, магнитные мины, взрыватели, детонирующий шнур. Все это спрятали токари В. С. Глинский и И. А. Вислоух. Рано утром 1 июля В. С. Глинский, Г. Н. Подобед и И. А. Вислоух установили заряды в механическом цехе завода. Г. Н. Подобед поджег связанные с бикфордовым шнуром концы строп, после чего группа благополучно скрылась с завода. Взрывом были уничтожены ценные станки и другое оборудование механи­ческого цеха, разрушены наружная стена и крыша колес­ного цеха. Механический цех завода вышел из строя.
16 сентября 1943 года подпольщик Б. А. Маньковский по заданию командования 3-й Минской партизанской бри­гады подложил мину в паровой котел отопления подъемного домкрата на заводе имени Мясникова Взрывом мины это оборудование было выведено из строя более чем на месяц.
Много оборудования, готовой продукции было испорче­но подпольщиками на радиозаводе. Только в начале 1943 года было выведено из строя 15 комплектов отремонтиро­ванной радиоаппаратуры к самолетам, 1 аппарат управле­ния слепыми полетами и 2 мотора. Активно действовала на радиозаводе подпольная комсомольская организация «Танюша» (секретарь Полина Кудрявцева). За 10 месяцев 1943 года члены группы — комсомольцы-подпольщики испор­тили 16 радиостанций для самолетов и несколько сот ра­диоламп.
Под неусыпным вниманием минских подпольщиков на­ходились городские электростанции. Это были особо тяже­лые объекты для диверсий: фашисты установили там очень хитрую и сложную систему охраны. Но подпольщики прони­кали и туда. Так, в июне 1943 года взорвалась мина на ГРЭС-2. Ее заложил рабочий Л. А. Примаков (Лаврен) по заданию командования партизанского отряда «Беларусь». В результате взрыва были уничтожены решетки топки, что вызвало простой электростанции на семь часов. Вторично ГРЭС-2 была потрясена взрывом 30 октября 1943 года. Мину вместе с толом под паровые котлы подложил под­польщик И. Буцевич. Взрыв повредил два паровых котла.
По заданию спецгруппы Центрального и Белорусского штабов партизанского движения, возглавлявшейся С. И. Казанцевым, в октябре 1943 года подпольщики К. Р. Вол­чек и А. Тарлецкий организовали взрыв генераторов на минской ГРЭС-1. Но взрыв произошел раньше срока, и ис­полнители диверсии были схвачены фашистами. После мучи­тельных пыток 25 декабря 1943 года фашисты повесили К. Р. Волчка недалеко от электростанции, а Анатолия Тарлецкого расстреляли.
Много боевых дел на счету у подпольной группы, дейст­вовавшей на заводе имени Октябрьской революции, где фа­шисты организовали ремонт танков. Члены группы О. С. Дубровская, Р. Шеряй, О. Рак, военнопленные В. Петрунин, А. Нырко, Л. Рожков и другие организовали сбор оружия, боеприпасов, медикаментов, оказывавшихся в танках, доставленных на ремонт. Через подпольщиков 3. 3. Гало и В. Д. Шатько группа была связана с отрядом имени Суворова бригады «Народные мстители» и система­тически переправляла партизанам патроны, мины, гранаты, части пулеметов, пулеметные ленты, ракетницы, машинное масло, аккумуляторы и медикаменты. Группа похитила и доставила в отряд два пулемета. Диверсии дополнялись саботажем рабочих, ремонтировавших танки.
На хлебозаводе «Автомат» систематически совершала диверсии группа «Андрюша», возглавлявшаяся Н. Кедышко. Подпольщики вывели из строя 4 электромотора, кон­вейер для подачи теста, тестомешалку, тестовыбрасыватели. Выпечка хлеба для гитлеровских воинских частей неоднократно задерживалась. В гараже завода комсомольцы сожгли три автомашины.
Диверсии производились на вулканизационной фабрике (было сожжено здание фабрики, караульное помещение немецкой охраны, боеприпасы и 35 тонн резины), а также на маслозаводе и других предприятиях Минска.
Минские подпольщики проникали и на военные базы и склады противника. Так, в начале марта 1943 года минский подпольщик В. Т. Бабенко заминировал нефтебеизосклад в предместье Минска — Красном Урочище. Пожаром, возникшим при взрыве, было уничтожено 400 тысяч литров авиабензина, 4 вагона, нагруженных бочками с машинным маслом, 130 бочек керосина и автомашина. В ян­варе 1043 года на территории стеклозавода подпольщики сожгли склад с воинским обмундированием.
Несмотря на хорошо организованную охрану аэродро­ма, как чрезвычайно важного военного объекта, подпольщики проникли и туда. Осенью 1943 года на аэродроме смело действовала глубоко законспирированная подпольная группа спецотряда С. Л. Ваутнасова, которой умело руко­водил К И Мурашко. В группу входили З. К. Василевская, Капустик. Г. В. Циркун, А. П. Никитина, П. В. Oneренко, О.М. Фелитар. 12 декабря 1943 года на аэродроме было совершено сразу четыре диверсии. Подпольщики Оперенко и Капустик заминировали цистерны с горючим — были уничтожены 3 цистерны. Подпольщики 3. Н. Василевская и А. П. Никитина заминировали помещение авиаштаба на Центральном аэродроме. Взрывом было убито 15 и ранено 7 гитлеровских офицеров. Одновременно был взорван интернат летного состава и проведена деверсия в столовой. Взрывом в интернате было убито 40 и ранено 30 фашистских летчиков. Несколько ранее, 30 октября 1943 года, члены группы Оперенко и Капусник подложили маг­нитные мины в моторную часть фашистских самолетов, одну в «Миссершмитт», который взорвался над Минском после взлета, другую — в «Юнкерес», взорвавшийся над Радошковичами.
Наряду с диверсиями подпольные группы уничтожали наиболее зверствовавших фашистов и их прислужников. Многие высокопоставленные гитлеровские чиновники и офицеры нашли смерть в Минске от рук отважных подпольщиков.
Так, 10 июня 1943 года была уничтожена верхушка минского областного руководства оккупантов. 60-летняя Д. Д. Корсакевич-Гамбург, узнав о том, что из города в направлении Слуцка собирается выехать на машинах большая группа гитлеровских чиновников, немедленно сообщи­ла об этом командованию партизанского отряда «Буревест­ник». Между Шацком и Уздой партизаны устроили засаду и решительным ударом разгромили следовавших по дороге фашистов.
Об этой операции 2 июля 1943 года газета «Правда» в заметке «Белорусские партизаны уничтожают гитлеровских оккупантов» писала: «Стокгольм, 1 июля (ТАСС). Гитле­ровская газета «Минскер цайтунг» сообщает, что 10 июня белорусскими партизанами были убиты немецкий «област­ной комиссар» Людвиг Эренлейтер, «правительственный ин­спектор» Генрих Клозе, начальник областной жандармерии обер-лейтенант Карл Калла, обер-вахмейстер Вальтер Погарелль, обер-вахмейстер Карл Зандфос, старший жандарм Карч Вундерлих, обер- вахнейстер Август Штрассер, а так­же гитлеровские «хозяйственные руководители» Франц Так, Фриц Шульце и Гюнтер Бенневиц. Газета признает, что страх перед партизанами заставляет многих гитлеровцев бежать из Белоруссии».
Не ушли от народного гнева многие непосредственные организаторы злодеяний в Минске, эсэсовские офицеры полиции безопасности и СД. 6 сентября 1943 в столовой СД во время банкета раздался мощный взрыв. Это было делом рук подпольщиц, молодых девушек Ульяны Котловой и Капитолины Гурьевой, работавших в столовой официантками по заданию спецотряда С. А. Ваупшасова. Взрыв был произведен 20 килограммами взрывчатки , заложенной в печь столовой. Вот что рассказывал об этом взрыве перешедший на сторону Красной Армии капи­тан 52-й немецкой дивизии Ганс Шмидт:
«В конце августа я вместе с группой офицеров из резерва был направлен на Восточный фронт. По независящим от т меня причинам я задержался на несколько дней в Минске. 6 сентября неизвестные взорвали офицерскую столовую-казино. После взрыва я лично осматривал разрушения, которые произошли. Из-под развалин было извлечено 30 убитых и 50 тяжело раненных немецких офицеров. Многие офицеры получили контузии и легкие ранения».
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz