Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Михаил Григорьев | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 03:56
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Михаил Григорьев
(1924 - 1943)
 
(Из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона)
 
 
«МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ». ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНАНИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНОДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ (ИЮЛЬ 1942 – ФЕВРАЛЬ 1943 ГГ.)
 
М. Н. ГРИГОРЬЕВ
 
Михаил Николаевич Григорьев родился 25 ноября 1924 года в деревне Липнице Севского района Орловской области в семье рабочего.
Отец его, Николай Михайлович, был строителем, в связи с этим семье Григорьевых приходилось неоднократно ме­нять место жительства. В 1928 году они переехали в Крым, в совхоз «Красная роза». В 1932 году Миша поступил в первый класс. В 1936-м семья переезжает в Донбасс, в Свер­дловский район, на шахту № 6 «Центросоюз», а через три года — в город Краснодон, где Михаил продолжил учебу в 7-м классе школы № 4 имени Ворошилова. Учился он хорошо, активно участвовал в общественной работе, был членом стрелкового кружка, мечтал стать летчиком.
В 1940 году Михаил вступил в комсомол. Через год закончил 8-й класс вечерней школы рабочей молодежи.
В дни оккупации Михаил Григорьев стал членом подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Он участвовал в казни предателей-полицейских, добывал оружие, писал и расклеивал листовки. По заданию штаба Григорьев поступил работать в полицию, откуда его вскоре выгнали за «недисциплинированность».
27 января 1943 года Михаил был арестован. После пыток и истязаний ночью 31 января Михаила Григорьева с группой молодогвардейцев фашисты привезли к шурфу шахты № 5.
При попытке к бегству Григорьев был тяжело ранен и сброшен палачами в ствол шахты № 5.
Похоронен в братской могиле героев «Молодой гвардии» на центральной площади города Краснодона.
 
Зажеч свечу
 

 
«МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ». ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ (ИЮЛЬ 1942 — ФЕВРАЛЬ 1943 гг.)
 
КОГДА ОККУПАНТЫ ЗАНЯЛИ КРАСНОДОН....
Из воспоминаний П. М. Григорьевой о сыне
 
...Когда оккупанты заняли Краснодон и началась мобилизация в Германию, Миша заявил, что поступает в полицию. Я обмерла. Муж в рядах РККА, а сын — полицейский.
— Как ты можешь! — воскликнула я.
Он уклонился от прямого ответа, только сказал:
— Так надо, мама.
Больше я от него ничего не добилась. Когда в Октябрь­ские дни над городом были вывешены красные флаги, я стала кое о чем догадываться. Но он по-прежнему мол­чал. Все попытки завести с ним разговор об этом закан­чивались впустую.
Попался Миша на расклеивании листовок. Его арестовали. Семь дней просидел в камере. Потом выпустили. После побоев и истязаний сын заболел. Во время болезни рассказал мне, что, работая в полиции, выполнял задания «Молодой гвардии».
Когда арестовали первую группу подпольщиков, Миша встревожился, хотел уходить, но так как стоили сильями морозы, а в доме не было ни куска хлеба, он не решился меня оставлять. Как-то принёс мне два револьвера и сказал: «Спрячь получше». К дому стал подходить с опаской. Сначала спросит, кто был, и только тогда войдет в квартиру.
Фронт все приближался. В соседних сёлах уже была разведка Советской Армии. Ребята решили пробираться через фронт к своим, но не успели. 27 января 1943 года в три часа ночи раздался стук в дверь. Миша проснулся, поднял голову и сказал: «Это за мной». Вошли двое поли­цейских и сказали, что его вызывает Соликовский. Миша был спокоен. Собравшись, подошел ко мне: «Ну, мама, давай простимся, может быть, больше не увидимся». По­целовал меня, и его увезли.
Больше я Мишу не видела. В шурф его сбросили жи­вым. Только по рубашке я узнала своего сына, когда да его труп вытащили оттуда вместе с другими.
 
1964 год.
 

 
 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
ОГОНЬ ПАМЯТИ
Луганск, 2008
 
МИХАИЛ ГРИГОРЬЕВ
 
Чернявый, со слегка вздернутым носом, небольшие пухлые губы и темные глаза, лицо смуглое. Выглядел уверенным и спокойным. Учился с удовольствием. В Краснодон семья переехала из соседнего Свердловска, и Миша продолжил учебу в 7 классе СШ № 4. В 8-м проучился только первую четверть. Так как материальное положение семьи было нелегким (в семье еще две сестры), а учебу в старших классах нужно было оплачивать, Михаил перешел в школу взрослых (так тогда назывались вечерние школы), устроился работать. В 1941 году был переведен в 9 класс, но занятий уже практически не было.
В октябре ребят 1924 года рождения военкомат мобилизовал на сельскохозяйственные работы. Михаил попал в Сталинградскую область. Возвратился лишь в марте следующего года. Считал, что непременно должен пойти на фронт или хотя бы в летную школу. В начале войны ему отказали. Теперь решил действовать активнее. И после очередного отказа, ибо он по возрасту не был даже на военном учете, написал письмо на имя Наркома Обороны Союза ССР И.В.Сталина с просьбой помочь. Ответ из Приемной Наркома от 9 мая 1942 года был таков: «Ваше письмо... направлено Краснодонскому райвоенкомату, куда и обратитесь в дальнейшем, так как этот вопрос может быть разрешён только военкоматом по месту жительства».
22 мая ему выписали приписное свидетельство. А через месяц - оккупация.
 
 

 
Из экспозиции музея «Молодая гвардия» школы № 152 г.Челябинска
 
 
Биография, составленная Лапиным А.А.
 
Григорьев Михаил Николаевич.
 
Родился 25 ноября 1924 года в деревне Липнеце Севского района Орловской области в семье рабочего. Отец его, Николай Михайлович, был строителем, в связи с этим семье Григорьевых приходилось неоднократно менять место жительства. В 1928 году Миша поступил в первый класс. В 1936 году семья переезжает в Донбасс, в Свердловский район, на шахту № 6 «Центросоюза», а через три года - в город Краснодон, где Михаил продолжил учёбу в 7-м классе школы № 4 имени Ворошилова. Учился он хорошо, активно участвовал в общественной работе, был членом стрелкового кружка, мечтал стать лётчиком. В 1941 году Михаил вступил в комсомол. Через год закончил 8-й класс вечерней школы рабочей молодёжи.
В дни оккупации Михаил Григорьев стал членом «Молодой гвардии». Он участвовал в казни предателей - полицейских, добывал оружие, писал и расклеивал листовки. По заданию штаба Григорьев поступил в полицию, откуда его вскоре выгнали за «недисциплинированность».
27 января 1943 года Михаил был арестован. После пыток и истязаний ночью 31 января 1943 года Михаила Григорьева с группой молодогвардейцев фашисты привезли к шурфу шахты № 5. При попытке к бегству Григорьев был тяжело ранен и сброшен палачами в ствол шахты № 5. Похоронен в братской могиле героев «Молодой гвардии» на центральной площади города Краснодона.
Награждён медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (от 10 сентября 1943 года) (посмертно).
 

 
Из фондов музея «Молодая гвардия» школы № 152 г.Челябинска
 
РАССКАЗ МАТЕРИ О ЕЁ СЫНЕ ГРИГОРЬЕВЕ МИХАИЛЕ.
 
Когда началась Отечественная война, он стал жадно следить за событиями на фронте, особенно за партизанским движением. Соберутся бывало ребята у нас на квартире и на перебой рассказывают, что вычитали в газетах, что услышали по радио. А гул снарядов становился все слышнее.
Началась первая эвакуация и наши ребята пошли за Дон, попали они в Сталинград. От меня в это время замкнулся Миша, только слышу он в летную школу просится. Даже на имя тов. Сталина письмо писал. В 8 классе он был тогда, стало быть, не хватало образования для поступления в летную школу. Из Сталин­града он мне письмо прислал, я его помню напамять, пропало оно при обыске. Согласно приказа вернулись наши ребята в родные наши места. Стала я примечать, что вырос наш Миша, так иной раз покровительственно похлопает меня по плечу, если я стану о чем-то горевать. – «Не горюй, мама, скоро фашистскую гадину разда­вим" - скажет и загадочно так улыбнется. Немец подходил все ближе, Миша и не думал, только все чаще стали собираться товарищи, да тише стали говорить.
И вот пришли немцы, началась вербовка в Германию, и вдруг мой Миша говорит, что поступает в полицию. Я обмерла. Myж мой в рядах РККА и я считала слово тo позорным, а тут сын полицей­ский, но они в утешение мне оказали: «так надо мама» и я больше от него не добилась.
Когда на октябрьские дни на здании полиции показал­ся красный флаг, я стала кое о чем догадываться, но он ни слова мне не давал говорить, все переводил на другое. Попался он на расклеивании бумажек, что поручали ему товарищи от имени партизан. Его арестовали. 7 дней он просидел в камере, потом выпустили, но из полиции выгнали. Заболел мой Миша на нервной почве. Стало мерещится ему во сне, кто его знает, говорили, что стал нелюдим. Одна я была для него успокоением. Возьмет, бывало, мою руку и скажет - теперь легче стало. Когда забрали первую партию партизан, Миша заволновался, хотел даже уходить, но стояли сильные морозы, в доме не было ни куска хлеба. Тут он принес мне два револьвера (большой и маленький) и сказал: "спрячь получше, а то ведь в случае чего и тебе будет неприятность" После обыска я бросила их в уборную.
Миша как-то раз высказался что ребята облюбова­ли пустую хату, где можно быть совершенно незамеченным. Стал он приходить домой с опаской; сначала спросит, кто был, и только тогда войдет в квартиру. Фронт все приближался. Уже на Дуванке была разведка Красной Армии.
Ребята решили пробраться через фронт к своим. Вдруг в четыре часа ночи раздался стук в двери. Миша, закутан­ный в одеяло, приподнял голову и говорит: "Это за мной". Вошли два полицейских, заявили, что его зовет Соликовский.
Собравшись Миша сказал: "Ну, мама, давай простимся, может боль­ше и не увидимся". Поцеловал он меня три раза, за слезами его я плохо и видела, и его повели наставив штыки вперед. Больше живым я Мишу не видела.В шурф его кинули живым. Ран я в нем не нашла, лицо его было изуродовано, может быть даже от ударов прикладами. По рубашке я скорее узнала сына. Очень уж изуродовали изверги его лицо.
 
Мама Миши Григорьева, Пелагея Матвеевна.
 
(Большая благодарность Лапину Александру Алексеевичу!)
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz