Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Иван Земнухов | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 26.06.2017, 06:44
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Иван Земнухов
(1923 - 1943)
 
(Из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона)
 
"МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ". ДОКУМЕНТЫ И ВОСПОМИНА­НИЯ О ГЕРОИЧЕСКОЙ БОРЬ­БЕ ПОДПОЛЬЩИКОВ КРАСНО­ДОНА В ДНИ ВРЕМЕННОЙ ФАШИСТСКОЙ ОККУПАЦИИ (ИЮЛЬ 1942—ФЕВРАЛЬ 1943 гг.)
 
И. А. ЗЕМНУХОВ
 
Иван Александрович Земнухов родился 8 сентября 1923 года в деревне Илларионовне Шацкого района Рязанской области в крестьянской семье.
В 1932 году Земнуховы приехали в Краснодон. Здесь Иван учился в СШ № 1 имени Горького. Его любимым предметом была литература. В школе И. Земнухов вместе с О. Кошевым редактировал литературный журнал, где часто появлялись его стихи, тепло и восторженно воспри­нимавшиеся учащимися. За разносторонние знания, начи­танность и зрелые суждения ученики в шутку называли его «профессором».
В 1938 году комсомольская организация школы имени Горького приняла его в свои ряды, а через год он стал членом комитета комсомола.
В 1941 году Иван Земнухов закончил 10 классов. С пер­вых дней войны пытался попасть в армию, но не прошел по состоянию здоровья. Райком комсомола направил его на работу пионервожатым вначале в Первомайскую школу, а затем в школу имени Горького. Во время перемен, после занятий Ваню можно было видеть в белой рубашке и пионерском галстуке в окружении ребят, ведущих споры на самые актуальные темы.
В мае 1942 года он был направлен на краткосрочные юри­дические курсы в Ворошиловград, которые не закончил в связи с оккупацией. Летом фашисты прорвали оборону на Миусе и захватили Краснодон.
В занятом фашистами городе Земнухов активно вклю­чился в борьбу с оккупантами. Он один из тех, кто создал «Молодую гвардию». Даже в условиях оккупации бывшие ученшки школы видели в нём своего комсомольского во­жака. Уже к концу августа вокруг И. Зомнухова сплоти­лась небольшая группа молодежи, которая в конце сен­тября влилась в подпольную комсомольскую организацию «Молодая гвардия».
Как член штаба Иван Земнухов проверял людей, вступающих в организацию. В его ведении были шифры, коды, он составлял тексты большинства листовок, принимал уча­стие в боевых операциях.
Когда в Краснодоне вследствие предательства начались аресты молодогвардейцев и в числе первых были схвачены Евгений Мошков и Виктор Третьякевич, Иван Земнухов, узнав об этом, направляется в полицию на выручку това­рищей. Оттуда он уже не вернулся. 15 января 1943 года после жесточайших пыток он был сброшен в шурф шахты №5.
Похоронен на центральной площади города Краснодона в братской могиле молодогвардейцев.
 
Зажеч свечу
 

 
Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
Огонь памяти
Луганск, 2008
 
Иван Земнухов
 
Что гибель нам?
Мы даже смерти выше!
Николай Майоров.
 
Июнь 1941 года. Всё ещё мирное время. Привычный ритм жизни: служба, работа, учёба, отдых. В школах прошли экзамены, и большинство учащихся уже на каникулах. Лишь десятиклассники не покидают родных стен, готовятся к выпуску. Настроение у всех приподнятое: ведь они на пороге новой жизни, где можно почувствовать себя взрослыми и самостоятельными. Новые перспективы радуют, хотя иногда и тревожат: как правильно сделать выбор, предугадать своё предназначение, осуществить мечту. У каждого свои планы, но… Их не довелось превратить в реальность, потому что вмиг оборвалось всё… Трагизм поколения выпускников 1941 года заключался в том, что тот желанный рубеж, перешагнув который, юноши и девушки, казалось, попадали в новый мир, ещё более привлекательный и романтичный, чем прежний, оказался последней чертой, за которой уже война. И со школьной скамьи им довелось шагнуть в лихолетье.
 
Аттестат зрелости.
 
Среди выпускников средней школы № 1 имени Горького был Иван Земнухов. Его аттестат зрелости постоянно экспонируется в музее «Молодая гвардия», неизменно вызывая у посетителей особый интерес. На нём стоит дата выдачи 21 июня 1941 года, подписи директора и учителей, печать школы.
Земнухов аттестован по 22 предметам, по тринадцати из них оценки «хорошо», восьми – «посредственно». И только по русской литературе – «отлично». Это был его самый любимый предмет. Уроки по литературе, которые великолепно преподавал опытный педагог Даниил Алексеевич Саплин, он боготворил. В воспоминаниях соучеников, учителей, родных Ваня предстаёт как неординарная личность, сильным, хотя и противоречивым характером, как человек со своим «Я». У него частые конфликты, беспочвенные диспуты с учителями, а это ему только вредит. Однако стремление высказать и отстоять личное мнение достойно уважения.
«Ваня выделялся среди своих сверстников, - вспоминал Георгий Арутюнянц. – Он был весь какой - то собранный, сосредоточенный. В школе его прозвали «профессор» - и за то, что он много читал, много знал, и за его внешний вид: очки, в руках книжка».
А вот как отзываются о своем соученике Иван Цяпа, гвардии лейтенант, прошедший всю войну: «Ваню я знал с 1938 года. Как сейчас, помню юношу среднего роста, с открытым энергичным выражением лица, в очках. Большие пряди светлых волос непослушно лежали на его голове, поминутно спадали на лицо, и он привычным кивком отбрасывал их назад».
Об одном интересном эпизоде рассказала Людмила Кожанкова: «В десятом классе мы писали сочинение на тему: «Человек, с которого я беру прим ер». Ванино сочинение было так своеобразно, что мы даже не знали , как на это посмотрит преподаватель. Он примерно писал так: «черт возьми, Даниил Алексеевич! Вы задали такую тему, что голова кругом идет. Сколько замечательных людей на свете, которые могут быть для нас примером, такие, как Островский, Чапаев, Фурманов и даже Славка Чернецов» (Слава, наш одноклассник, пал смертью храбрых в годы Великой Отечественной войны). И вот, вопреки нашим описаниям опасениям, это сочинение так понравилось Данилу Алексеевичу, что висело, как показательное».
20 мая 1939 года в письме брату Александру, служившему в армии, Ваня признается: «Чувствую, что взгляд мой на жизнь становится более серьезным, более правильным». Здесь же с пафосом известные строки из Пушкина:
Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы.
С детства Ваня любил поэзию. Свое первое стихотворение написал в 13 лет. Он подрожал великому Александру Сергеевичу, а с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым вступил в полемику. В противовес элегии Лермонтова « И скучно и грустно некому руку подать в минуты душевной невзгоды» Ваня пишет:
Нет, нам не скучно и не грустно,
Нас не тревожит жизни путь.
Измен незнаемые чувства
Нет, не волнуют нашу грудь!
Нас радости прельщают мира…
Земнухов был старостой литературного кружка. Не один из вечеров в школе не проходил без его участия и выступления. Ваня декламировал стихи классиков, а часто и свои. Редактировал общешкольную газету, на страницах которой беспощадно бичевал школьные пороки, плохую успеваемость. Большое влияние на Ваню оказал его старший брат Александр. Наивны, может быть, стихи пятнадцатилетнего Ивана, посвященные брату, но они искренни:
Мой преданный и славный друг,
Мой брат прекрасный Саша,
Ты уехал далеко на юг,
Но неразрывна дружба наша.
Саша для него идеал, и его мысли «неповторимо гениальные». Переписка братьев Земнуховых – прекрасный диалог двух юношей по родству и по духу. Саша служил тогда в армии. «Твое письмо, Саня, столько радости принесло мне, что и представить не можешь. Еще ничьему в своей жизни письму я не радовался, как твоему. Своим советом ты вдохнул в меня свежие духовные силы». Ваня мог делиться со своим старшим братом всем, мог даже рассказать, как он пререкается с учителями, которые ведут себя, с его точки зрения, несправедливо. Написать, что стал хуже учиться. Но после очередного Сашиного письма сообщить, что начал исправляться.
Александр был, пожалуй, единственным человеком, с которым Ваня мог откровенно говорить о своих стихах. «Если же они тебя интересуют, я буду посылать всякий раз с большой радостью. В стихах я выражаю больше, чем где – либо, свою тоску, свой взгляд на окружающие, свою любовь. Вот и сейчас я тебе пошлю стихотворения. Здесь ты дай мне совет: исключить ли подчеркнутое четверостишье или нет». И Саша советовал, помогал, а, в свою очередь, гордился доверием брата. Ведь и среди стихов были очень личные, сокровенные, и он понимал, что только он является их читателем.
Братьям не суждено было встретиться. Александр находился на фронте, а у Ивана все складывалось по-другому...
 
Распорядок дня
Вани Земнухова
 
Встать в 6–15
Занятия с 6-30 до 11-00
С 11-30 до 15-00 в саду
С 16-00 до 19-00 занятия
С 20 до 22-30 занятия
С 23-00 спать
 
Встать 6-30
Занятия 7-10 до 11-10
Перерыв с 11-10 до 1-00
Занятия с 1-00 до 5-00
Перерыв с 5-00 до 7-00
Занятия с 7-00 до 11-00
Спать с 11-00
 
Человек состоялся
 
Время военное, напряженное. Ваня не подлежит призыву в Армию, причина – плохое зрение, близорукость. Он идет работать пионервожатым в Первомайскую школу, затем в родную, Горьковскую. В марте 1942 года райком комсомола утвердил его членом комиссии по школьной работе. Ваня мечтал стать юристом. А стихи, думал он, пишут люди всех профессий. Поэтому, когда райком комсомола на юридических курсах в Ворошиловграде, Ваня согласился. Однако курсы закончить из-за их эвакуации.
Земнухов возвратился накануне оккупации.
«Как и прежде, в дни учёбы, а теперь уже случайно, мы, одноклассники, встретились в парке, - вспоминает Надежда Стасюк. – Теперь мы уже не шутили. Беспечность была далеко позади. С этих пор я уже не видела улыбки на лице Вани, оно было очень строго. Это был последний вечер, когда мы встретились своей дружной школьной семьёй. Впереди нас ожидали трудные испытания. Прощаясь, Ваня прочитал свои стихи:
Люди, пройдя через вьюги
И сквозь пожарища дней,
Будут любимей друг другу,
Будут друг другу родней…
«Надеюсь, мы ещё встретимся», - сказал Ваня, уходя. Но мы так больше и не встретились».
Иван Земнухов был одним из тех патриотов, кто в числе первых организовал сопротивление оккупантам. Уже к концу августа вокруг него сплотилась небольшая группа молодёжи, а в сентябре подпольные группы, тоже при его активном содействии, создали «Молодую гвардию». Как члену штаба, ему поручили заниматься вопросами разведки и конспирации. Товарищи понимали, что с таким серьёзным заданием Ваня справится. Во-первых, он получил определённые, пусть минимальные, знания по юриспруденции, причём, применительно к военному времени. Во-вторых, его знали как человека рассудительного, обстоятельного, способного принимать продуманные, обоснованные решения. Способности этого юноши проявились во всём. Он проверял людей, вступающих в организацию. В его ведении были шифры, коды, он составлял тексты большинства листовок. Вместе с Туркеничем разрабатывал планы боевых операций, сам участвовал в их выполнении.
Оставшиеся в живых молодогвардейцы единодушны в оценке действий Ивана Земнухова. Они всегда говорили о нём с большой теплотой и уважением.
О своём старшем товарище вспоминает Валерия Борц: «Вот так и кажется, что войдёт сейчас в комнаты чуть сутуловатый юноша со светлыми и умными глазами и поведёт речь, и будет говорить он хорошо и умно. И каждый раз, глядя на него, мы чувствовали себя совсем подростками; хотелось много работать, чтобы заслужить право на дружбу с ним. Мы поражались спокойствию Вани Земнухова в минуты опасности, будто она его и не касается, будто он здесь ни при чём. Но это не было простой беспечностью или же апатичностью. Нет, в этом спокойствии мы видели силу, умение мужественно встретить трудность, пойти ей навстречу и победить. Таким мы знали его в дни нашей борьбы, таким он оставался до последней секунды своей жизни». «Ивана любили, уважали, относились с доверием, - говорил Василий Левашов, - и это тоже обусловило, что он явился одним из организаторов краснодонского подполья…»
Арестовали Ваню в числе первых. Вернее, он сам пошёл в полицию выручать своих товарищей Женю Мошкова и Виктора Третьякевича. Он считал, что сможет это сделать, ибо владеет юридическими знаниями, поэтому докажет правоту того дела, за которое боролись подпольщики. Но его не слушали, с ним не церемонились, а грубо втолкнули в камеру. Оттуда он больше не вернулся.
«Обо мне не беспокойтесь. Чувствую себя геройски», - писал он в записке родным из фашистских застенков, хотя испытывал страшные мучения. На одном из последних допросов ему разбили очки, осколки стекла попали в глаза, и Ваня ослеп. Но и тогда жалоб и нареканий никто от него не слышал. 15 января 1943 года этого замечательного парня, несостоявшегося поэта и юриста палачи казнили.
Через пять дней умер Александр Фёдорович: больное сердце не выдержало тяжёлой утраты. Анастасия Ивановна одновременно лишилась сына и мужа. Неизвестной оставалась судьба Александра.
Горевали вдвоём с дочерью Ниной. В квартире по улице Банковской (ныне Лютикова) они прожили до конца своих дней. Анастасия Ивановна умерла в 1978 году в 88-летнем возрасте, Нина Александровна пережила её на 15 лет.
Их дом с мемориальной доской знали все: и краснодонцы, и гости. Направлялись к шурфу шахты № 5, экскурсанты обязательно останавливались у этого небольшого ухоженного домика с красивым палисадником, слушали рассказ экскурсовода, а нередко встречались и с самой мамой героя. Анастасия Ивановна, маленькая хрупкая женщина в неизменном белом платочке, любила выйти к калитке, постоять, понаблюдать, как экскурсионные автобусы один за другим следуют по намеченному маршруту. С удовольствием беседовала, дарила фотографии сына, благодарила за внимание.
Вместе с Ниной Александровной они сохранили комнату Вани в прежнем виде: кровать, этажерку с книгами, письменный стол. Здесь принимали гостей: ребята из пионерских отрядов и дружин, членов комсомольско-молодёжных коллективов, носящих имена героев «Молодой гвардии», в том числе и е сына. Спустя 25 лет после гибели подпольщиков в издательстве «Донбасс» вышел сборник творческих работ молодогвардейцев «Свет пламенных сердец». Предисловие к нему известный украинский писатель Юрий Збанацкий выразил своё восхищение тем скромным, но богатым духовно, наследием, которое оставили после себя обычные краснодонские школьники: это поэтические пробы и школьные сочинения, газетные статьи и личные дневники. Очень проникновенно сказал он об Иване Земнухове: «Перелистаем чудом сохранившиеся блокнотики Ивана Земнухова. Вдумаемся в строки его стихов. Это творения автора начинающего, стихи ещё не завершённые, во многом наивные – но им цены нет, как человеческим документам, как проявлению чистой и доброй юношеской души, которая в будущем обещала засверкать всеми гранями, глубоким содержанием. Эти стихи - не случайность, известно, что Ваня Земнухов писал и прозу, дошел до нас и отрывок из его драматургического произведения».
 
Иван Земнухов
ПРЕКРАСНО МГНОВЕНЬЕ...
 
Прекрасно мгновенье,
Когда прилетит
Ко мне вдохновенье -
И рифма звенит:
 
То грубо, то нежно...
И счастлив я вновь,
Что в сердце мятежном
Волнуется кровь.
 
Былого виденья
Привольно летят,
Своим пробужденьем
Покой мой смутят.
 
НАШ ВЫПУСКНОЙ
Из воспоминаний Людмилы Кожанковой
 
Вальс в стенах зала плещется широко, Кружатся пары, быстры и легки. Сегодня ни полслова об уроках, Сегодня бал! Они выпускники! Эдуард Асадов Наш выпускной вечер состоялся 21 июня 1941 года. День был дождливый, но к вечеру выглянуло солнышко. Пришлось надевать га­лоши, боты, а хорошую обувь брать с собой.
Девушки собрались в классе на нижнем этаже и распевали наши любимые песни. Новые платья были совсем не на многих, но все были какие-то особенные, торжественные и совсем взрослые, а не девчонки-ученицы.
Наши мальчишки заняли другой класс, в другом конце коридора оттуда тоже раздавался хохот.
В 8 часов вечера мы все вошли в нижний зал нашей школы, ректор Степан Степанович Шпилевой поздравил нас с окончанием школы, пожелал найти свою дорогу в жизни, быть полезными людям, любить свою Родину. Выступали и учителя.
От выпускников слово взяла староста класса Лида Орлова. Ваня Земнухов прочитал стихи о нас и нашей школе.
Было так торжественно и трогательно, что никто не мог сдержать слезы. Это были слезы печали, расставания с детством, школой, люби­мыми учителями и соучениками. И в то же время это были слезы зрело­сти - мы вступали на новый жизненный путь, а представляли его себе таким чудесным, безоблачным, счастливым.
Нам было 17-18 лет, и все вокруг казалось таким прекрасным!
После торжественной части начались выступления артистов. А потом играл баян и джаз-оркестр, а мы танцевали. В моде тогда были вальс, танго, фокстрот, румба. Ваня Земнухов был в ударе. Он ходил от группы к группе, острил, кое-кому посвятил эпиграммы. Его маленький блокнотик то и дело рас­крывался, и после чтения обязательно слышался хохот. Окончился наш последний школьный вечер около двух часов но­чи. Это было 22 июня 1941 года. Покидали школу и веселыми, молодыми стайками разлетались в разные концы нашего маленького городка, омытого июньским дождем. Небо было летнее, звездное, ночь тихой, свежей. Ярко горели звезды. Ничто не предвещало беды...
 

 
Из экспозиции музея "Молодая гвардия" г.Краснодона
 
 
 
Из книги "ОГОНЬ ПАМЯТИ"
Авторы Аптекарь Р.М., Аптекарь М.Д., Никитенко А.Г.
Луганск, 2008
 
 

 
Из архива Дмитриевой Т.В.
ВОСПОМНАНИЯ АНАСТАСИИ ИВАНОВНЫ ЗЕМНУХОВОЙ О СЫНЕ
 
Впервые встреча с этой старенькой женщиной произошла в марте 1965 года, когда посетили с учащимися голод Краснодон.
Нас радушно встретила низенькая женщина в черном платье и белом платочке. Она поведала о детских годах Вани, о том, как он вел себя в войну, когда пришли немцы в Краснодон.
Детство Вани прошло в нужде. Отец его, больной че­ловек, был инвалидом, зарплату получал небольшую, а се­мейство в пять человек нужно было прокормить, обуть и одеть. Одежда Ване доставалась с плеча старшего брата. За все время учебы в школе ему ни разу не купили портфеля, не на что было купить. Книги и тетради содержались в необыкновенном порядке. Он их завертывал б газету, ко­гда ходил в школу.
Не всегда в семье хватало денег на хлеб до конца месяца. И тут мать выручил Ваня. Те деньги, которые да­вала ему мать на завтрак, чтобы он купил себе булочку, Ваня редко тратил, а в трудную минуту отдавал маме.
А когда и покупал булочку, то угощал школьную уборщицу, у которой была большая семья, много детей. Она ему скажет: «Что ты, Ваня, ешь сам, ты ведь сам булочки ешь редко.» А он ей говорил: "Я хоть редко, а ем, а Вы ведь никогда не едите".
Ваня во всем был первым помощником в доме.
Рос он очень аккуратным человеком. На его письмен­ном столе всегда был полный порядок. Аккуратной стопочкой лежали тетради, книги. До сих пор на письменном столе сохраняется тот же порядок, что и при нем, когда он ушел в гестапо выручать товарищей и больше не вернул­ся.
Учился Ваня прилежно и хорошо. Особенно увлекался литературой, писал стихи, был активным членом литератур­ного кружка, работал пионервожатым, был активным членом комитета комсомола.
Ваня очень любил маленьких ребят, а они липли к нему, как мухи на мед. Бывало, идет из школы, постарше ребятишки несут его книги, а маленькие кто, - сидят у Вани на руках. Мама ему скажет: «Что это ты, Ваня, с маленькими детьми нянчишься, не стыдно, ведь ты боль­шой.» А он ответит: «Они такие интересные. Бот если бы у меня были деньги, я купил бы им конфет, а раз нет, я их на руках ношу».
Ваня с детства рос таким человеком, который боль­ше думает о других, чем о себе.
В период оккупации отец Вани был тяжело болен, не было денег, чтобы купить на рынке что-либо съестное для него повкуснее. А тут мама как-то открыла ящик его письменного стола и увидела много денег. Она стала до­жидаться прихода сына. Как только он пришел, она заве­ла разговор о том, что кончились деньги, не на что купить продуктов. Он то отмалчивался, а потом сказал задумчиво: «Где же достать денег?» Мама не выдержала, подошла к столу, открыла ящик и говорит: «А это что?» Ваня даже в лице изменился, но очень твердо ответил: «Я не имею права эти деньги брать, это не мои деньги.» Мама стояла в растерянности.
Оказывается, Ваня был казначей. Все денежные средства хранились у него. Эти деньги нужны были, чтобы выкупить из полиции попавших туда членов организации, для оказания помощи семьям, у кого родственники были в Красной Армии. Но мама не знала об этом. Об этом стало известно от оставшихся в живых молодогвардейцев.
Когда в организации узнали о материальных трудно­стях в семье Земнуховых, то им выделили определенную сумму.
В хозяйстве Земнуховых было 2-3 тощих курицы, ко­торые однажды пропали. Утром Анастасия Ивановна пошла в сараи и не обнаружила там кур. Она пришла расстроен­ная и начала причитать: "Да чтобы руки отвалились у то го ворюги, да чтоб он подавился ими". Все возмущались случившимся, только один Ваня спокойно сказал: "Да лад но, мама, пусть съедят все на здоровье." "Да как это на здоровье, что ты говоришь, Ваня! Сами впроголодь живем, отец больной, а какой-то ворюга будет лапшу есть с курятиной,"- не унималась Анастасия Ивановна. "Да ладно, мама, обойдёмся и без кур,"- говорил Ваня.
И только после войны узнала Анастасия Ивановна от Жоры Арутюнянца, что этих кур взял Ваня для ослабевших военнопленных, которых они освободили на хуторе Волчановском. Тех раненых, которые были не в состоянии уйти, молодогвардейцы укрыли в надежных семьях. А чтобы их подлечить, их надо било и подкормить. Вот Ваня куда от­нес кур. Вот почему он успокаивал мать и говорил: "Да пусть съедят на здоровье."
Ваня прежде всего думал о товарищах. Когда он узнал, что арестованы Женя Мошков и Витя Третьякевич, он пошел из дома в гестапо. "Куда ты идешь, Ваня, разве не знаешь, что в гестапо лучше не попадать,"- сказала Анастасия Ивановна.
"Нет, мама, я должен туда пойти, ведь я закончил юридические курсы, кто, как не я, может лучше доказать невиновность ребят"- ответил Ваня. Из гестапо он больше не вернулся.
Ваня увлекался шахматами. В период оккупации собе­рутся у Вани ребята за шахматной доской, шепчутся о чем-то, а как войдет Анастасия Ивановна, замолкают. Мать пройдет несколько раз, заметит, что фигуры стоят без изменения. Ребята уйдут, а она Ване скажет: 'Что это за игра, фигуры совсем не движутся". А он ей ответит: "Эх, мама, сейчас вся жизнь остановилась."
Бот что мы услышали от А.И. Земнуховой о Ване в марте 1966 г.
 
(Большая благодарность за предоставленный материал Дмитриевой Татьяне Васильевне!)
 

 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz