Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Ровенская область | Регистрация | Вход
 
Среда, 22.11.2017, 04:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Ровенская область.
 
Из книги «ГЕРОИ ПОДПОЛЬЯ». Составитель В.Е.Быстров, редактор Л.Ф.Филатова.
Издательство политической литературы.
Москва, 1970
 
СТРАНИЧКИ ТЕХ ЛЕТ
 
В. А. Бегма,
бывший секретарь
Ровенского подпольного обкома КП(б)У
и начальник областного штаба
партизанского движения
 
Много воды утекло с той грозной поры, когда решалась судьба нашего Отечества, будущее наших детей, проверялась жизненность наших идеалов на фронтах, в советском тылу, в тылу фашистских захватчиков. Мы никогда не сомневались, что наш советский строй выстоит, какие бы трудности нам ни пришлось преодолеть. Так и произошло - мы победили! В жестокой борьбе с жестоким, до зубов вооруженным, коварным врагом победили руководимые великой партией Ленина наша армия, наш народ, его дух, коммунистическая идеология.
Многое из тех незабываемых лет навсегда останется в памяти нашего народа, всего человечества. Обращаясь к этому прошлому, я хотел бы перелистать несколько страничек из партизанской борьбы на Ровенщине против гитлеровских захватчиков, борьбы, в которой мне пришлось участвовать как секретарю подпольного обкома партии и начальнику областного штаба партизанского движения.
 
У МИХАИЛА ИВАНОВИЧА КАЛИНИНА

В конце 1942 года меня отозвали с Кавказского фронта в Москву. Телеграмма была из ЦК ВКП(б). Прибыв в Москву, я узнал, что в Центральном Комитете партии и в штабе партизанского движения было решено, что я полечу в Ровенскую область, где до войны я почти два года работал первым секретарем обкома партии. Я был доволен таким решением, потому что хорошо знал местность и многих тамошних людей. К тому же в начале войны по заданию ЦК КП(б)У я участвовал в подборе группы товарищей для подпольной работы в тылу врага.
За день перед вылетом во вражеский тыл меня, как депутата Верховного Совета СССР, принял Михаил Иванович Калинин. Я не знал, о чем будет разговор, и потому вошел в кабинет Председателя Президиума Верховного Совета с особенным волнением.
- А! Товарищ Бегма! - улыбнулся Михаил Иванович.- Знаю, знаю. Летите в тыл врага. Что ж, нужно. Передайте от меня привет партизанам. Молодцы они! Вам, товарищ Бегма, есть поручение, важное и ответственное. От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР вы вручите ордена и медали нашим славным партизанам и партизанкам из соединения Ковпака и Сабурова. Вот мандат.
Михаил Иванович взял со стола напечатанный на машинке документ, подписанный им, товарищем Горкиным и скрепленный круглой печатью.
Мне не раз приходилось встречаться с Михаилом Ивановичем в Кремле. Но в этот день, как никогда раньше, я увидел в его глазах, в его улыбке так много отцовского тепла! Особенно когда он говорил о подпольщиках и партизанах.
Какую-то минуту Михаил Иванович сидел, опершись на спинку кресла, неподвижный, задумчивый.
- Разрешите идти? - спросил я.
Михаил Иванович оживился.
- Посидите в мягком кресле. Вы еще насидитесь в тылу врага на пнях, поваленных деревьях. Теперь мы не так скоро увидимся с вами. Дорога выпала вам далекая, трудная. Да! - Он потрогал рукой бородку и пристально посмотрел мне в глаза.- А себя вы все-таки берегите... Людей берегите, товарищ Бегма! Люди у нас чудесные. Таких нет в мире, потому что они социализма люди...
Михаил Иванович спросил, встретился ли я с женой, с сыном. Товарищи из Центрального Комитета ВКП(б) разыскали жену и сына, чтобы я увидел их перед вылетом за линию фронта.
- Да, - ответил я. - Спасибо.
Не раз потом вспоминал я слова Михаила Ивановича: "Люди у нас чудесные. Берегите их".
Летчики из полка Героя Советского Союза Валентины Гризодубовой доставили меня, моего помощника Степана Качуру, с которым я работал до войны и на фронте, а также радистов Т. Романенко и А. Повторенко на партизанский аэродром соединения Сидора Артемьевича Ковпака. Посадочной площадкой служило Князь-озеро, затерянное в болотах южной части Белоруссии.
Самолет уже коснулся колесами заснеженного льда. Все переживания, обстрел самолета немецкими зенитками - позади.
- Здравствуй, земля партизанская!
Мы подошли к костру, вокруг которого сидели С. В. Руднев, П. П. Вершигора, представитель ЦК КП(б)У И. К. Сыромолотный и, в длинном кожухе, сам С. А. Ковпак. Дымя самокруткой, он палочкой выкатывал из огня печеную картошку.
- Мы тебя третий день ожидаем, Василий Андреевич. Строкач передал, что везешь нам ценный груз. Где же твои патрончики?
Патрончиков мы не привезли. Зато как радостно были удивлены Сидор Артемьевич, все партизанские командиры и бойцы, узнав, что ценным грузом являются 539 орденов и медалей, которыми награждены партизаны!
На следующий день в большом селе Пуховичи, вблизи Красного озера, был настоящий праздник. Всюду красные флаги. Все, от мала до велика, высыпали на улицу - встречать партизан. Вот первыми из лесу вышли кавалеристы. Ветер развевает боевые знамена. Вслед за ними четким шагом отряд за отрядом идут партизаны-пехотинцы. Взвивается песня "По долинам и по взгорьям". Отряды выстраиваются на площади.
- Видите орлов! - сказал Сидор Артемьевич, обращаясь ко мне и товарищу Сыромолотному. - Почти регулярная армия. Таких бойцов в украинских партизанских соединениях не меньше двухсот тысяч. Второй фронт...
Да, в те дни второго фронта на Западе еще и в помине не было. Единственное облегчение Красной Армии, сражавшейся под Сталинградом, Ржевом, Ленинградом, на Кавказе, приносили действия партизан и подпольщиков в тылу врага. Они оттягивали многие вражеские дивизии на себя, разрушали коммуникации в тылу противника, уничтожали его технику и живую силу.
С необычным интересом рассматривали меня крестьяне. И не только потому, что я был в военной форме, а главным образом как человека, прибывшего из Москвы. Люди переговаривались.
- Слыхали? Из самой Москвы.
- А немцы кричали - капут Москве.
- Слушай брехунов, сам дураком станешь.
Вскоре состоялся митинг. С. В. Руднев представил меня:
- Товарищи партизаны! Товарищи крестьяне! Слово предоставляется депутату Верховного Совета СССР товарищу Бегме!
Говорил я недолго, все время смотрел на лица людей. А их глаза говорили: "Жива Советская власть! Действует наш советский парламент, если в глубоком тылу врага депутат выступает с докладом о внутреннем и международном положении страны, вручает награды партизанам за боевые подвиги во имя Родины и народа!"
Эта встреча была волнующей демонстрацией непоколебимой веры оставшихся на оккупированной врагом территории советских людей в Коммунистическую партию, в родную Советскую власть.
"Надо как можно скорее добраться до места назначения и приступить к расширению подполья, формированию новых партизанских отрядов и соединений", - думал я.
Правда, задача облегчалась тем, что многое уже было сделано. Сразу же после вторжения фашистских орд на территорию Ровенской области здесь начало активно действовать подполье. Создано оно было товарищами, оставленными обкомом партии.
 
РОВЕНСКОЕ ПОДПОЛЬЕ

Уже в первые дни вероломного нападения на нашу страну гитлеровское командование бросило в направлении Луцка, Ровно, Кременца. Дубно танковую армию под командованием генерала Клейста. Перед ней была поставлена задача молниеносно захватить эти города и выйти на оперативный простор Северо-Подольского плато, оттуда развить наступление на юг - на Тернополь, на восток - на Киев, пройти по советским тылам к Днепру, захватить переправы и окружить большую группировку советских войск. На эту операцию Гитлер давал своим войскам две недели.
Быстрое продвижение вражеских войск чрезвычайно осложнило работу обкома партии по созданию подполья. В области, разумеется, было много прекрасных коммунистов. Но ведь подпольная работа особенная. Она требует не только преданности делу, мужества, стойкости, но и хорошего знания местных условий, людей, умения соблюдать строжайшую конспирацию.
Десятки коммунистов - членов обкома, работников райкомов партии - перебирали тогда мы, работники обкома, в своей памяти. Это были стойкие люди, активные участники строительства новой жизни. Они вели большую работу по реконструкции и развитию народного хозяйства области, коллективизации деревень, культурному строительству. Но мало кто из них участвовал в гражданской войне, не многие имели опыт подпольной борьбы.
В июне 1941 года состоялось заседание бюро обкома партии.
В напряженных думах и спорах мы решили, что в подполье должны остаться главным образом местные коммунисты. Я внес предложение утвердить руководителем ровенского подполья Терентия Федоровича Новака. Правда, коммунист он был молодой, но опыт подпольной работы имел основательный. До установления Советской власти в западных областях Украины и Белоруссии он был активным членом Коммунистической партии Западной Украины, сидел в Люблинской крепости, куда польская дефензива заточила его за политическую деятельность на 30 лет. Словом, это человек серьезной закалки, прошедший большую школу революционной борьбы. Немаловажным обстоятельством было и то, что Новак, кроме украинского и русского языков, хорошо владел польским и немецким.
 
 
Кандидатуру Новака поддержали все члены бюро обкома. Решено было также оставить в подполье, по их личной просьбе, секретаря Клесовского райкома партии В. А. Сонина и заведующего промышленным отделом обкома партии Чепурного. Но с Чепурным мы допустили большую ошибку. Он проявил трусость, граничащую с предательством, не выполнив возложенной на него задачи.
Прежде чем рассказывать о деятельности ровенских подпольщиков, остановлюсь на обстановке, которая сложилась на Ровенщине после оккупации ее фашистскими войсками. А она была очень сложной. Наряду с жесточайшим террором оккупанты всячески стремились разжечь национальную рознь между украинцами и поляками, украинцами и евреями, натравливали местных жителей на "восточников" - людей, приехавших из восточных областей Украины и из РСФСР после освобождения в 1939 году Западной Украины. 6 ноября 1941 года гитлеровцы расстреляли в Ровно 15 тысяч евреев. В городах и населенных пунктах систематически производились облавы и расстрелы коммунистов, комсомольцев, советских активистов. В трех лагерях для военнопленных под Ровно фашистские палачи уничтожили 80 тысяч советских воинов. Была внедрена гнусная система заложничества. Фашисты объявили, что за каждого убитого гитлеровца будут расстреливать десятки и сотни местных жителей.
Деятельность подпольщиков значительно осложнялась и особым положением Ровно, превращенным Гитлером в центр оккупационных властей на Украине. Здесь размещались рейхскомиссариат Украины во главе с палачом Э. Кохом и верховный суд Украины с его сенатс-президентом Функом. Здесь же были расквартированы ставка главнокомандующего немецкими вооруженными силами на Украине во главе с генералом авиации Киценгером, ставка командующего особой армией генерала фон Ингеля. В Ровно также находилось центральное управление гестапо и полиции во главе с людоедом генералом Бахом. Город буквально кишел агентами гестапо и полиции. Систематически проводились облавы, расстреливались целые семьи, в чьих квартирах были выявлены посторонние люди. На каждом шагу проверялись документы, жителям даже запрещалось ходить по улицам с засунутыми в карманы руками.
В Ровно подвизались и провокаторы из украинских буржуазных националистов во главе с оуновцами Власом Самчуком и Степаном Скрипником. Через свою грязную газетенку "Волинь", редактором которой был Самчук, а также через националистическую организацию "Просвiта" оуновцы призывали население всемерно помогать гитлеровцам в борьбе против Красной Армии, поддерживать оккупационный режим, выявлять и выдавать "восточников", коммунистов, комсомольцев и беспартийных советских патриотов. Подлинные наемники немецких фашистов призывали украинцев бить поляков и русских во имя "соборной Украины".
Но, несмотря на все трудности, подпольная организация, созданная Терентием Новаком, жила, действовала и росла. Весной 1942 года она насчитывала более 100 бойцов подполья. Особое внимание было уделено конспирации. Строилась организация по принципу троек. Связь между ними осуществлялась только через одного члена тройки. Подпольщикам удалось глубоко внедриться во вражеский оккупационный аппарат и на работавшие предприятия. Они имели свои группы при гебитскомиссариате, центральном бюро промышленности, комендатуре, на станции Ровно, на чугунолитейном заводе. Эти группы собирали сведения о противнике, распространяли среди населения листовки с сообщениями Советского информбюро, вели работу по срыву отправки советских людей на каторжные работы в Германию, похищали бланки разных документов и печати оккупационных властей.
В сентябре 1942 года был создан центр ровенской подпольной организации. В его состав вошли Т. Новак, его друг и товарищ по КПЗУ и Люблинской тюрьме И. Луц, Н. Поцелуев, М. Анохин, А. Гуц. Центр координировал действия отделов. Их было образовано пять: организационный, агитационно-пропагандистский, военный, разведывательный и хозяйственный.
Организационным отделом руководил Т. Новак. В функции отдела входило руководство и контроль за работой отделов, подпольных троек, создание новых подпольных групп. Члены военного отдела, реорганизованного потом в диверсионно-боевой отдел, занимались подготовкой диверсий, добычей оружия и боеприпасов, готовили пополнение для партизанских отрядов. Большую работу вел разведывательный отдел. Он собирал сведения о противнике, добывал секретные документы оккупантов, обеспечивал подпольщиков необходимой документацией. В обязанности хозяйственного отдела входило: добыча медикаментов, продовольствия и одежды, укрытие раненых и больных подпольщиков и партизан, оказание им медицинской помощи.
Агитационно-пропагандистский отдел принимал по радио передачи радиостанций Москвы, имени Тараса Шевченко, "Радянська Украiна", "Днiпро". На основе этих материалов составлялись листовки. Кроме того, подпольщики сами составляли тексты листовок. Систематически распространялись такие, например, листовки: "До селян!", "До молодi", "Хочеш жити - не iдь в Нiмеччину" и другие, в которых разоблачались фашистская и буржуазно-националистическая ложь, зверства и провокации врага. Подпольная организация призывала население саботировать мероприятия оккупантов, включаться в партизанскую борьбу. Так, например, когда оккупанты огласили и стали проводить в жизнь так называемый новый земельный закон, агитационно-пропагандистский отдел выпустил по этому поводу специальную листовку, разоблачавшую коварную затею гитлеровцев. Крестьянам разъяснялось, что этот закон прямо направлен на их порабощение: колхозы и индивидуальное землепользование крестьян ликвидируются, создаются так называемые экономии и общественные хозяйства во главе с гитлеровцами. Сельские труженики, таким образом, превращаются в батраков - в рабов немецких помещиков. Под влиянием массово-политической работы подпольщиков крестьяне сел Ставки, Грушвицы, Городок Ровенского района, сел Курозваны, Синьково Гощанского района, несмотря на предпринятые оккупантами карательные меры, не пошли работать в экономии оккупантов. Их примеру последовали многие жители других районов. Объектом злой, острой сатиры подпольщиков стал изданный оккупантами в январе 1942 года закон о налоге на собак.
Ровенская подпольная организация распространяла свое влияние на близлежащие к Ровно районы. С ее помощью организовались и действовали подпольные группы в Ровенском, Гощанском, Клеванском, Здолбуновском, Тучинском, Корецком районах. Создан был партизанский отряд из советских военнопленных под командованием С. Носенко. Все же деятельность организации могла в тот период быть более широкой и целеустремленной, если бы она имела связь с Большой землей и действовала в контакте с другими подпольными организациями там же, в Ровно.
К активным боевым операциям ровенские подпольщики приступили после того, как Новак установил связь с партизанским отрядом, которым командовал П. Шитов, и с отрядом специального назначения под командованием полковника Д. Н. Медведева.
Высадившись летом 1942 года с самолетов в районе железнодорожной станции Толстый Лес, отряд Д. Н. Медведева в составе 85 человек избрал местом своей дислокации и боевых действий треугольник железных дорог Ровно - Сарны, Сарны - Рокитно - Олевск. Враг очень скоро почувствовал разящие удары "медведей", как любовно называли крестьяне и партизаны других отрядов бойцов спецотряда.
С боевой жизнью этого отряда связаны поразительные по смелости и отваге диверсионно-разведывательные операции Николая Ивановича Кузнецова. Это он, героический советский разведчик, при помощи бойцов отряда Д. Медведева Николая Струтинского, Яна Каминского, Николая Гнидюка и подпольщиков из ровенской подпольной организации Николая Астафова, Павла Мирющенко отправил на тот свет главного фашистского судью на Украине А. Функа, гитлеровского руководителя финансовым отделом доктора Гилля, первого и второго заместителей Коха - П. Дергеля и Г. Кнута. Это он, Н. И. Кузнецов, с помощью членов подпольной организации Новака похитил командующего карательными войсками на Украине гитлеровского генерала фон Ильгена прямо из особняка, который он занимал на улице Лермонтова в РОВНО. К сожалению, в настоящем очерке нет возможности подробно рассказать, как были выполнены эти и ряд других смелых операций. К одной из них - похищению фон Ильгена - мы еще вернемся. А пока снова обратимся к действиям подпольной организации Терентия Новака.
Установив связь с партизанами и спецотрядом Д. Н. Медведева, ровенские подпольщики развернули активную боевую деятельность. Вот лишь некоторые факты. В январе 1943 года диверсионная группа во главе с Николаем Поцелуевым сожгла деревообделочную фабрику, уничтожила ее охрану и вооружила захваченным оружием большую группу советских военнопленных, переправив их в партизанский отряд. Примерно в это же время другая диверсионная группа взорвала склад с азотной кислотой на станции Ровно. В июле группа Николая Гнидюка подорвала мост через реку Горынь и пустила под откос воинский эшелон с танками и артиллерийскими орудиями. Эта же группа взорвала эшелон с гитлеровскими солдатами, осуществила диверсию в депо станции Здолбунов, в результате которой железнодорожная ветка Здолбунов - Шепетовка не работала две недели.
Осенью 1943 года подпольщики Ровно в ответ на зверства украинских буржуазных националистов уничтожили 19 активных оуновцев и 7 гитлеровских офицеров. В канун 25-й годовщины Великого Октября подпольщики вместе с Николаем Кузнецовым устроили взрыв на станции Ровно с большими потерями для врага, 27 ноября Новак и Яремчук гранатой взорвали автомашину с радиостанцией, а на следующий день бросили гранату в один из блоков воинской казармы на Дубенской улице.
Страх и бешенство вызывали у гитлеровцев диверсии подпольщиков, Кузнецова, боевых групп отряда Медведева, других партизанских отрядов. С каждым днем враг усиливал репрессии. Всюду шныряли гитлеровские ищейки. Тяжелые потери понесла организация Новака. Были схвачены гестаповцами Иван Луц, Мария Жарская, Николай Поцелуев, Николай Самойлов, Федор Шкурко и после долгих издевательств повешены на глазах согнанных для устрашения местных жителей.
Сидевший в тюрьме житель города Ровно Валерий Маевский видел, как пытали Федора Шкурко. "Во время допросов, - вспоминал он, - фашисты избивали Федора до полусмерти. Два месяца он не поднимался с пола камеры". Очевидцы рассказывают, как мужественно, гордо приняли смерть герои-подпольщики.
...Фашисты вошли в камеру и объявили об очередной "чистке", то есть об очередной расправе с советскими патриотами.
- Мария Жарская! - прочел гитлеровец в списке.
- Я.
Сжав кулаки, Жарская сделала несколько шагов вперед. Из головы все еще сочилась кровь после очередного допроса, ноги были искусаны овчарками.
- Убивайте, но вас ждет расплата! - крикнула она и плюнула в лицо гитлеровцу. - Мы ненавидим вас!
На месте казни Жарская обратилась к согнанной толпе:
- Люди! Уничтожайте гадов! Смерть фашистским палачам!
Когда палач набрасывал петлю на шею Ивана Луца, патриот крикнул:
- Прощайте, друзья! Победа будет за нами. Наши идут!
И все выведенные на казнь подпольщики прокричали:
- Смерть фашистским катам! Хай живе коммунiзм!
И снова голос Жарской:
- Не забудьте, люди, моих детей!
Ее детей приютила пожилая женщина Любовь Комаровская, которая, как и сотни других советских патриотов, всем, чем могла, помогала подпольщикам и партизанам.
Не ушли от заслуженной кары фашистские палачи, казнившие героев-подпольщиков. 5 января 1944 года Новак и Афонин с помощью комсомолок-подпольщиц Лизы Гельфонд, Гали Гниденко и Иры Соколовской подвесили под крышей офицерской столовой две мины. Во время обеда раздался взрыв, и немецким санитарным машинам хватило работы на много часов. Взрывом были уничтожены 2 генерала, 8 высших офицеров, многие офицеры рангом пониже. Еще больше было раненых. В ту же ночь Новак и Афонин подорвали шедший на запад эшелон с гитлеровцами. Прямо на улице выстрелом из пистолета отважный подпольщик Василий Серов покончил с начальником штаба особой группы фашистских войск генералом Каценгором фон Клуке.
Оценивая деятельность подпольной организации Терентия Новака, можно с уверенностью сказать: это была самая мощная, самая деятельная из всех подпольных организаций, созданных коммунистами и комсомольцами Ровенщины в тылу фашистских захватчиков.
Несмотря на очень сложные условия, отсутствие непосредственной связи с подпольным обкомом партии, она всегда находила правильную политическую линию и непрерывно действовала с августа 1941 года до освобождения области Красной Армией.
За выдающиеся заслуги в организации и руководстве ровенской подпольной организацией, мужество и героизм, проявленные в борьбе против фашистских захватчиков, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Новаку Терентию Федоровичу присвоено звание Героя Советского Союза. Близкий друг и боевой помощник Т. Ф. Новака Иван Иванович Луц посмертно награжден орденом Ленина.
В Ровно действовали еще две подпольные организации. Одной из них руководил бывший секретарь Ленинского райкома комсомола города Львова Павел Михайлович Мирющенко. На подпольной работе он был оставлен Центральным Комитетом КП(б)У. Устроившись заместителем директора созданной оккупантами электромеханической школы, Мирющенко вместе с преподавателем физики коммунистом Г. Ф. Калашниковым организовал группу из учителей и учеников школы. Сначала в организацию входило 17 человек, а осенью 1943 года она насчитывала уже около 200 патриотов - жителей Ровно и сел Грушвицы и Дядьковичи Ровенского района. В течение всей своей деятельности подпольщики вывели из строя 60 автомобилей и бронетранспортеров, телеграфно-телефонную линию Ровно - Здолбу-нов, Ровно - Сарны, нефтедвигатель на Бабинском сахарком заводе, организовали побег в лес к партизанам 120 юношей, которым угрожала отправка в Германию.
 
 
Члены этой организации установили связь с подпольной группой в Красном Кресте, с подпольщиками - врачами Тютьковицкой больницы В. Убийко, М. Воробьевым и С. Афониным. Последние оказали большую помощь подпольщикам и партизанам медикаментами, во время массовых облав прятали в больнице десятки людей под видом тифознобольных. В декабре 1943 года гестаповцам удалось раскрыть подпольную организацию П. М. Мирющенко. Много людей было арестовано. После зверских пыток гестаповцы расстреляли П. М. Мирющенко и его боевых соратников Павлика, Годжия, Бидыка и Поплавского.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года Павел Михайлович Мирющенко посмертно награжден орденом Ленина.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz