Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Глава 18. | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 19.11.2017, 13:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Глава 18.
 
НИКОЛАЙ МЕЛЬНИК. Товарищ Игната по училищу. В декабре 1941 года направлен в школу разведчиков. Летом 1942 года заброшен в родные места по заданию. Тихий, пунктуальный, но умный и находчивый, мудрый руководитель, уверенный и упрямый в достижении цели. Щедрый и тактичный, малоразговорчивый, но умеет говорить так, что его понимают с полуслова. Очень стесняется девушек. Мечтает стать машинистом.
МАРИНА АНТИПОВА. Учится в медицинском училище, с начала войны работает в госпитале. Подруга Миши Струнного. Невысокого роста, худенькая, бойкая девушка. С большими задумчивыми глазами и короткой стрижкой. Добрая, сердечная, мягкая. Всех успокоит, пытается принести всем страдающим облегчение, будь то человек или животное. Любит природу, гармонию. С детских лет стремится осуществить свою мечту – стать врачом.
 
Марина добилась того, чтоб её взяли в группу, направляемую в лагерь для осмотра пленных.
Перед войной она училась на фельдшера в медучилище, с самого детства мечтала стать врачом, помогать людям, облегчать их страдания. Долго и настойчиво просилась на фронт, но ей отказывали по состоянию здоровья. Работала в городском госпитале, целыми сутками сидела возле раненых, перевязывала, помогала доктору во время операций, успокаивала бойцов, писала под их диктовку письма домой. От эвакуации вместе с госпиталем наотрез отказалась. Не верила, что немцы займут её родной город. Но фашисты пришли. Марина не теряла надежды, знала, что это ненадолго, что завтра немцев уже не будет. Решила переждать этот момент дома, никуда не выходя. Но не удалось. К ней зашёл её лучший друг, в которого она была влюблена, и который уже не один раз признавался ей в любви – Миша Струнный. Как давно это было! Ей было известно, что Михаил постоянно «атаковал» военкомат. А однажды, осенью 1941 года, он исчез. Все думали, что его отправили на фронт. Марина долго и напрасно ждала писем от любимого, он не писал. Забыл? Погиб? Марина не хотела верить ни тому, ни другому. И вот на третий день оккупации к ней пришёл открыто, ни от кого не прячась, Миша Струнный. Как бы между прочим спросил, чем она занимается, посоветовал продолжить работу в госпитале. Потом уже Марина узнала, что он был в партизанском отряде, сражался там, но был откомандирован в родной город для подбора подходящих кадров и формирования нового отряда.
Сейчас по заданию подпольной организации она отправилась в лагерь военнопленных. Её задачей было узнать планировку помещений, количество часовых, время их смены, предупредить пленных красноармейцев. Заключённые содержались в грязных вонючих бараках, по которым гуляли сквозняки. Гитлеровцы опасались, что русские военнопленные заразны, поэтому устроили осмотр, все подозрительные тут же приговаривались к ликвидации. Осмотр происходил в комендантском помещении. Пленных раздели догола, по очереди подходили они к врачу городской больницы Кормушеву Александру Викторовичу, тот осматривал их, ощупывал и каждому в карточке писал одно и то же – «здоров». Его помощницы промывали и перевязывали раны. Марина прошла по бараком, проверяя все ли пленные прошли осмотр, по пути запоминая, как расположены помещения, сколько человек в них находится, где расположены часовые. Незаметно шепнула нескольким легкораненым, когда их перевязывала, о том, что местные подпольщики собираются помочь красноармейцам, попавшим в этот лагерь, намечается побег. Пленные не верили в успех операции, но настроение у них заметно поднялось.
В этот же вечер Марина Антипова докладывала штабу о выполнении своего задания.
 
* * *
Ночью Игнат Теплоухов, Коля Мельник, Паша Каризо, Митя Кардышев и Толя Петров незаметно подкрались к лагерю военнопленных со стороны леса. Сильный и рослый парень Митя Кардышев набросился сзади на часового, вонзил в него финку по самую рукоятку. Ребята разрезали проволочное заграждение. Выбить прогнившие деревянные двери в бараках ребятам большого труда не составило. Красноармейцы бросились в лес врассыпную. Пока немцы пришли в себя от столь смелого нападения, в лагере почти никого не осталось, кроме тяжелораненых и зазевавшихся пленных, которых тут же всех расстреляли.
Возвращаясь домой, Митя Кардышев решил заглянуть к своему двоюродному брату Илье Ваничу.
-Ну как? – полюбопытствовал Илья.
-Всё нормально, - кивнул Митя, сверкая в темноте глазами. – Фашисты такого даже не ожидали. Можно было кокнуть их тёпленькими в постельке. Такие потешные. В одних подштанниках выскакивали, думали, что партизаны напали, и спросонья тоже, было, улепётывать начали, а потом уж сообразили, в чём дело. Мы с Пашкой в лесочке за лагерем устроились и наблюдаем.
-Вы что, приказ не поняли? – сердито спросил Илья. – Открыть бараки и сразу по домам. А если бы вас схватили, представляешь, что было бы?
-Но ведь не схватили же. Мы с Пашкой отовсюду уйдём, ты же знаешь. – Митя помолчал и мрачно сказал:
-Просчитались мы. Не учли того, что уйти смогут не все.
-Говори, - потребовал Илья, заметив, что его брат чем-то сильно опечален.
-Оставшихся немцы расстреляли прямо в бараках, - после долгой паузы сказал Митя.
Ребята помолчали.
-Что с остальными? – тихо спросил Илья.
-Разбежались…
Они услышали на улице свист, раздался топот ног. Парни бросились к окну, заметили только массивную спину полицейского, бежавшего вниз по улице.
Когда свист удалился, прямо перед ребятами откуда-то вынырнул Олег Дымов.
-К вам можно? – шёпотом спросил он и, не дожидаясь ответа, залез через окно в комнату.
-Что случилось? – поинтересовался Илья у своего товарища. – Тебя обнаружили?
-Не успели, - улыбнулся возбуждённый Олег. – Но могли бы, наверное. На комендатуру листовку приклеил, а когда стал уходить, этот боров погнался. Разъелся, даже бегать разучился. Видали? – смеющийся и беззаботный Олег кивнул в сторону окна.
-Ну уж от тебя, Олег, я такой небрежности не ожидал! – строго заметил Илья. – От этих оболтусов можно ждать любых неприятностей, - он указал на Митю. - Но от тебя…
-Что они натворили? – улыбнулся Олег.
-Нарушили приказ штаба.
Олег вопросительно посмотрел на Митю, вновь перевёл взгляд на Илью и с видом нашкодившего ребёнка принялся слушать товарища.
-После освобождения пленных им с Пашкой Каризо видите ли стало любопытно, чем всё закончится. Притаились там, ладно хоть не заметили их немцы. Нельзя же так халатно относиться к боевым заданиям. Немцы не дураки, они всё равно рано или поздно нападут на наш след, а наша задача заключается в том, чтобы этого не произошло как можно дольше. Поймите же! Мы не в солдатиков играем, и немцы не соломенные куколки. Идёт война! Борьба не на жизнь, а на смерть! Здесь нужно каждый шаг просчитывать. Даже если вы и попадётесь и ничего им не скажете, всё равно поставите под удар всю организацию! Не нужно рисковать понапрасну. Вы меня поняли?
-Ну, Дмитрий, попало нам с тобой на орехи, – подмигнул Олег товарищу.
-А кто-то хотел показывать немцам «Тараса Бульбу», - напомнил Митя. – Зато сейчас кричит об осторожности.
Илья серьёзно посмотрел на брата, заметил:
-Это совсем другое… - резанул он рукой воздух.
-Ну почему же, вовсе нет, - перебил его Олег. – «Бульбой» ты бы действительно всех нас подставлял под удар. Фашисты взбесились бы после этого. Вон у меня с полки почти все книги выкинули. Правильно, что Сергей тебе запретил это ставить. Уж лучше пусть Мольер будет.
-Ты так думаешь? – поинтересовался Илья.
-Уверен! – Олег поднялся со стула. – Вроде тихо стало. Буду пробираться домой. Ты со мной, Митя?
-Нет, я у брата заночую.
-Нахал, - усмехнулся Илья.
-Всего доброго, - и Олег, выпрыгнув через окно во двор, тут же исчез из поля зрения.
 
Глава 19.
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz