Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 22 | Регистрация | Вход
 
Среда, 18.10.2017, 21:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Продолжение книги Владимира Минаева "Молодая гвардия": опять предательство?"
Страница 22.
 
 
ПИСЬМО АЛ. ФАДЕЕВА
СЕКРЕТАРЮ ВОРОШИЛОВГРАДСКОГО ОБКОМА
КП(Б)У А.И. ГАЕВОМУ О ЕГО СТАТЬЕ
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КРАСНОДОНСКОГО ПОДПОЛЬЯ
24 февраля 1950 г.
 
Уважаемый тов. Гаевой! Я надеюсь в ближайшее время по­лучить длительный отпуск для окончания работы над новыми главами романа «Молодая гвардия», в которых я восполню из­вестный Вам недостаток романа, подвергшийся в свое время спра­ведливой критике.
Роман мой, как и всякое художественное произведение на историческом материале, хотя и берет за основу действительные исторические факты, тем не менее содержит и некоторую долю художественного вымысла. Элементы художественного вымыс­ла неизбежны и в новых главах романа. Но я заинтересован в том, чтобы вымысел опирался на действительные и проверенные факты.
Я располагаю диссертацией товарища Марголина, которую до сих пор считал работой, апробированной Ворошиловградским Обкомом ВКП(б) (Правильно КП(б)У - В.М.), и надо сказать, она мне нравилась своей обстоятельностью. Однако из письма тов. Марголина ко мне я понял, что его работа подвергнута критике со стороны работни­ков Обкома. Я прошу Вас сообщить мне: потому ли работа това­рища Марголина подвергнута критике, что сообщенные им фак­ты сомнительны и не проверены, или потому что он использо­вал и приписал себе факты и материалы о Ворошиловградском, в частности Краснодонском большевистском подполье, добытые не им, а другими работниками? Из письма тов. Марголина это неясно.
 Если Вы располагаете более точными материалами, не мог­ли ли бы Вы прислать их в копии мне? Или может быть они уже имеются в каком-нибудь учреждении в Москве, тогда прошу сообщить мне, где именно, чтобы я мог ими воспользоваться для работы.
Один журналист из Одессы тов. Лясковский прислал мне письмо о том, что будто бы Вы направили в «Литературную газету» Вашу статью «Об организаторах и руководителях Крас­нодонского подполья» и что статья эта не была напечатана из-за нежелания «наносить удар по Фадееву». Я только что получил это письмо и наведу справки в «Литературной газете». Прошу Вас со своей стороны подтвердить, действительно ли Вы посы­лали такую статью? (Последний абзац отчеркнут М.А. Сусловым - В.М.).
С сердечным приветом
А. Фадеев
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 399. Лл. 121-122.
Копия
 
 
ПИСЬМО ЖУРНАЛИСТА В.Г. ЛЯСКОВСКОГО
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(Б) М.А. СУСЛОВУ О СТАТЬЕ
А.И. ГАЕВОГО ОБ ОРГАНИЗАЦИИ
И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КРАСНОДОНСКОГО ПОДПОЛЬЯ
[3 марта 1950 г.]
 
Считаю долгом коммуниста и журналиста сообщить Вам, что четыре месяца назад по заданию «Литературной газеты» я был командирован в г. Ворошиловград для организации статьи о партийном руководстве краснодонской подпольной организации «Молодая гвардия». Ворошиловградский обком партии провел большую работу по собиранию материалов о коммунистах Крас­нодона в дни немецкой оккупации — девять месяцев над этими материалами работала специальная комиссия обкома.
Я сдал в «Лит. Газету» большую содержательную статью секретаря Ворошиловградского обкома партии т. Гаевого А.И. «Они идут с нами». В редакции статью одобрили, дали блестящий отзыв, но медлили с ее опубликованием. Мне объяснили так: «Со статьей должен ознакомиться тов. Фадеев. Не может ли эта статья ударить по Фадееву...»
Прошло три месяца. Статья не появилась. Тогда я обратил­ся с письмом к товарищу Фадееву и рассказал ему о неправиль­ной линии «Лит. газеты», которая, подхалимничая перед Алек­сандром Александровичем, решила не печатать статью.
К моему удивлению, тов. Фадеев не ответил.
Я вынужден сигнализировать об этом в ЦК ВКП(б), ибо считаю: статья тов. Гаевого представляет огромнейший истори­ческий интерес (Подчеркнуто М.А. Сусловым - В.М.). Ее появление в свет вызвало бы большую пат­риотическую волну в народе, в комсомоле, среди молодежи.
И не думаю, чтобы такая статья смогла бы скомпрометиро­вать Александра Александровича Фадеева. Наоборот, такая ста­тья поможет ему переделать роман, показав в нем правдиво роль коммунистов краснодонского подполья.
В. Лясковский
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 399. Л. 125.
Подлинник
 
 
ЗАПИСКА Л.СЛЕПОВА И В.ЛЕБЕДЕВА –
СОТРУДНИКОВ ОТДЕЛА КУЛЬТУРЫ ЦК ВКП(Б)
СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(Б) М.А.СУСЛОВУ О ПИСЬМЕ
В.Г.ЛЯСКОВСКОГО И СТАТЬЕ А.И.ГАЕВОГО
16 марта 1950 г.
 
Материал, о котором пишет в своем письме в ЦК ВКП(б) т. Лясковский, иллюстрирует общепризнанное положение о том, что борьба советских патриотов с немецкими захватчиками на временно оккупированных территориях нашей страны возглав­лялась подпольными партийными организациями и что этот момент не был достаточно отражен, в частности, в романе Фаде­ева «Молодая гвардия». Статья т. Гаевого о работе коммунистов Краснодона в период немецкой оккупации имеет непосредствен­ное отношение к работе т. Фадеева над романом и была редак­цией «Литературной газеты» передана т. Фадееву для сведения и заключения. Вследствие занятости т. Фадеев еще не успел просмотреть эти материалы. Редакция ждет возвращения т. Фа­деева из-за границы, после чего надеется в скором времени по­лучить от него заключение по этим материалам и решить вопрос об их использовании.
Редакции «Литературной газеты» предложено информиро­вать автора статьи т. Гаевого и автора настоящего письма т. Лясковского о судьбе указанных материалов.
Л. Слепов В. Лебедев
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 399. Л. 124.
Подлинник
 
 
ПИСЬМО СЕКРЕТАРЯ ВОРОШИЛОВГРАДСКОГО
ОБКОМА КП(б)У А.И.ГАЕВОГО А.А.ФАДЕЕВУ ОБ
ИСПОЛЬЗОВАНИИ Г.С.МАРГОЛИНЫМ
МАТЕРИАЛОВ О КРАСНОДОНСКОМ ПОДПОЛЬЕ
В СВОЕЙ ДИССЕРТАЦИИ
22 марта 1950г.
 
Уважаемый товарищ Фадеев! В ответ на Ваше письмо от 24 февраля 1950 года сообщаю, что диссертация тов. Марголина не апробировалась областным комитетом партии.
Не зная содержания письма тов. Марголина к Вам, не могу внести ясность в вопрос достоверности критики данной диссер­тации работниками обкома, так как не знаю, о ком из работни­ков идет речь. Что же касается моего мнения, то я считаю, что часть материалов, использованных тов. Марголиным для диссертации (записки и отчеты партизанских групп и отдельных участников подпольных групп и партизанского движения), тре­буют еще уточнения. Эта мысль и выражена мною в письме на имя ректора Московского Университета тов. Несмеянова.
Материалы о партийном руководстве «Молодой гвардией» подготовлены комиссией областного комитета партии и направлены в ЦК КП(б)У.
Что же касается статьи в «Литературную газету», упомина­емой Вами, то таковая статья действительно мною была направ­лена в редакцию (Абзац отчеркнут М.А. Сусловым - В.М.).
С коммунистическим приветом
A. Гаевой
РГАСПИ. Ф. 17. On. 132. Д. 399. Л. 122.
 
 
ПИСЬМО ЖУРНАЛИСТА В.Г.ЛЯСКОВСКОГО
ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ ЖУРНАЛА «ЗНАМЯ»
В.М.КОЖЕВНИКОВУ О СТАТЬЕ А.И. ГАЕВОГО
ОБ ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КРАСНОДОНСКОГО ПОДПОЛЬЯ
(Дата не установлена - В.М.)
 
Уважаемый тов. Кожевников!
В журнале «Знамя» № 8 напечатана статья тов. Гаевого, ко­торую мне довелось организовывать.
Я делал ее по заданию «Литературной газеты» в прошлом году. Статья была одобрена редакцией, но не увидела света. Не­которые члены редколлегии струхнули и решили, что ее появле­ние нанесет удар по авторитету тов. Фадеева. Узнав про это, я тогда же написал письмо тов. Фадееву. Он не ответил мне. Тог­да я написал письмо товарищу Суслову и рассказал об элемен­тах аракчеевского режима, которые проявляются еще в литера­турной среде.
Из ЦК мне сообщили, что тов. Фадеев лично вел перегово­ры с тов. Гаевым. Наконец-то, статья о правде Краснодонского подполья увидела свет.
Одновременно я прошу Вас учесть, что на организацию этой статьи у меня ушло полтора месяца работы.
Тов. Фадеев обещал мне уплатить за материал (я ему выс­лал в прошлом году материалы о партийном руководстве), но оплаты не последовало. Думаю, что на этот раз мой труд будет вознагражден.
О том, что я организовывал статью, подтвердят: и тов. Гае­вой (копия статьи, заверенная его подписью, у меня хранится) и работники «Литературной газеты».
B. Лясковский
Мой адрес: Одесса, Дерибасовская 18, кв. 2
Лясковский Владимир Георгиевич
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 399. Л. 123.
Завер. копия
 
Выходит, Г.Воротнюк сознательно воспользовался тем, что в советском прошлом великодушно поступили с быв­шим военным корреспондентом и не обнажили его взаи­моотношения с А.Фадеевым. А чтобы опорочить автора романа Г.Воротнюк выдал Лясковского за «известного одесского писателя», первооткрывателя истории «Моло­дой гвардии», которому «маститый литератор» будто бы «дорогу перешел». И сочинил такую вот чушь: мол, Лясковскому и Котову в обмен за их записи и документы о «Молодой гвардии» «предложили «на выбор» должности в Москве, пообещали награды. Лясковский снова подался на фронт...»
Нечистоплотные приемы обнаглевших газетчиков и ма­стаков стряпню готовить вызывают негодующий протест, непримиримую вражду к режиму. Потому что самым страшным его преступлением является предательство по отношению к людям, которые избрали этот режим и дове­рились ему. Ведь под его крылышком «всенародные ве­щатели», прикидываясь невеждами, прикрываясь призрач­ными «свободой слова» и «независимостью», в угоду банковских воротил, «владельцев заводов, газет, пароходов», вытесняют прошлое и насаждают пороки т.н. цивилиза­ции, вдалбливая в общественное сознание достоинство «свобод» личности, животного индивидуализма, неогра­ниченных прав человека: право быть богатым или бед­ным, безработным или бездомным, хозяином или рабом, безграмотным и беззащитным, право иметь изощренные наслаждения или свободный доступ к контейнеру с быто­выми отходами.
Но победимость зла бесспорна — надо лишь пробу­диться личности и возникнуть общности людей, которые постигли и зарубили себе на носу простую истину в фор­муле Брехта: «Победа разума может быть только победой разумных». А тогда, по словам Ивана Савельева,
 
И граждане больной страны
моей —
Свидетели живые
преступлений! —
Предателей поставят
на колени
И вычеркнут из общества
людей.
 
 
Возвратить Фадеева в современность
 
Замарали честное имя А.А.Фадеева, опорочили имя писателя по нескольким причинам. Одна из них в том, что поступки молодогвардейцев он воссоздал и талантливо изобразил в художественном романе. Его яркое и правдивое слово стало жить и воздействовать. Потому не даром, а за деньги Америка своей «пятой колонной» на Украине заглушила эти слова, замолчала подвиг.
Добросовестный журналист Максим Михайленко в статье «Наше политическое евангелие. Почему перестали изучать «Молодую гвардию»?» верно сказал:
«Молодая гвардия» – и впрямь книга для националистов убийственная. Поэтому свив себе гнездо в нашей системе высшего и среднего образования, они продолжают отравлять украинскую школу и политическую культуру миазмами ложных примеров и разнообразных извращений исторических фактов, пытаясь как-то компенсировать свои поражения в 1918 и 1945 гг. прошлого века и в 2006-м уже века нынешнего» («2000» 17-23.11.2006).
Наблюдательный М.Михайленко обнаружил, что «Молодая гвардия» - вовсе не книга о прошлом, в ней поразительное сходство гитлеровского «нового порядка» с нынешней «безальтернативно-рыночной» стихией, и что в борьбе «Фадеев незаменим, поэтому страшен для любых власть имущих непатриотов».
 
 
Угнетенные американской цивилизацией.
 
В угоду власть имущим невеждам буржуазная интеллигенция, разлагающая общество, предала забвению классиков социалистического реализма, а духовную красоту советского человека, воспетую и А.Фадеевым, затмила чисто внешней, физической красотой, американизировала молодежь пошлостью и насилием, господствующими в современном искусстве, в «псевдолитературе наркотического свойства с пластмассовыми чувствами» (Ю.Бондарев).
Замалчивая положения «Кодекса строителя коммунизма», основанные на извечных традициях нашего народа: коллективизме и товарищеской взаимопомощи (каждый за всех, все за одного), взаимном уважении между людьми (человек человеку – друг, товарищ и брат), честности, трудолюбии, совестливости – нынешние идеологи вину за сотворенную ими безалаберщину перекладывают на прошлое. Например, так:
«Катастрофическая разъединенность людей, стадность, которая подменила коллективизм, острый дефицит человеческой солидарности – все это результат репрессий, депортаций, насильственных переселений, результат Большого Террора, целью которого и было разделение общества на атомы, превращение народа в «население», в толпу, которой легко и просто управлять». («День», 13.04.2007).
Политические карлики Международного общества «Мемориал» требуют: «История советского террора должна стать не только обязательной и значительной частью школьного обучения, но и объектом образования в самом широком понимании этого слова» (Там же).
Поэтому в программе по литературе не нашлось места для «Молодой гвардии» - этой книги-откровения, настоящего евангелия для патриота и просто порядочного человека» (М.Михайленко). А результат «серьезных усилий в области народного образования» выявился при опросе учеников 10-х классов г.Киева, который провела редакция газеты «2000».
Так, 50% учащихся считают, что «благодаря борьбе УПА с Красной Армией мы живем в мирной стране»; 40% учащихся считают, что «УПА внесла больший, чем Красная Армия, вклад в освобождение Украины от фашизма». Подавляющее большинство опрошенных не смогли назвать ни одного героя Великой Отечественной войны. Некоторые все же назвали «героями войны» Гитлера, Штирлица и Маяковского, и отметили, что белогвардейцы с молодогвардейцами были заодно. Среди множества курьезных ответов и вот этот: в составе Советского Союза были Бессарабия, Германия, Чехословакия, Румыния, Болгария и другие. Зато даже первоклассники «хорошо» осведомлены о голодоморе и что украинский народ – вечный страдалец. 40% опрошенных старшеклассников откровенно сказали, что готовы дать взятку за поступление в вуз («2000» 8.06.2007).
Диковинные ответы не удивляют, если знаешь, что в учебниках истории «героической деятельности» УПА подано материалов в 5 раз больше, чем о партизанском движении. Теме, к примеру, «Война в 1943 году» отведен один урок, всего на двух уроках изучают «Оккупационный режим в Украине», для изучения зарубежной русской литературы в 5-м классе выделено 5 уроков, а английской – 14 уроков («2000» 22.06.2007).
В «Методических рекомендациях по празднованию 60-летия Великой Отечественной войны» старшеклассникам общеобразовательных учебных заведений предлагались такие темы для изучения: «ОУН в национально-освободительной борьбе 1939-1945 годов», ученикам 7-8 классов рекомендован цикл лекций «Роман Шухевич - командир УПА».
Тернопольская област­ная государственная адми­нистрация выпустила сбор­ник комиксов «Украина в борьбе», автором которых является бывший эсэсовец Леонид Перфецкий. Комик­сы, состоящие из 125 ри­сунков, описывают борьбу Украинской повстанческой армии (УПА) с советскими войсками. При этом крас­ноармейцы изображены в издании максимально негативно. Как заявляют авторы сборника, «везде, где про­ходили, они оставляли за собой сгоревшие дома и трупы невинных людей».
Нынешнее издание по­священо 65-летию созда­ния УПА и 100-летию со дня рождения ее командира Ро­мана Шухевича. Сборник не поступит в продажу, а будет распространяться среди библиотек и общественных организаций для воспита­ния детей «в духе любви к родине».
В учебнике украинской литературы (автор Б. Степанишин) сказано: «Присоединение Украины к России имело губительное влияние и на состояние культуры, развитие которой было русскими заторможено, потом изуродовано, а полная русификация завершила разрушение литературы, музыки, живописи…».
В так называемый День европейского и евроатлантического партнерства в 2007 году в Киеве был проведен конкурс детского рисунка, на котором дети 8-12 лет рисовали танки, пушки, самолеты и подписывали так: «Украина + НАТО = мир», «Дети Украины за НАТО», «К миру с НАТО». Конечно, эти дети не знали, какой «мир» несло НАТО бомбами в Югославию, в Ирак и Афганистан.
Нормальных людей шокировало сообщение в газетах о Киевской элитной школе, где обучение стоит 12 тысяч долларов в год, где учеников кормят из французского ресторана и где учатся дети президента В.Ющенко и украинской элиты. В школе повсюду развешаны плакаты с изображением свастики и фюрера, с лозунгами вроде «Выбирайте Гитлера», «Работа дает миску похлебки». Ученики приветствуют друг друга возгласом «Зиг хайль» и вскидыванием руки на фашистский манер. Преподаватель мистер Шинкинс дал домашнее задание ученикам 10-х классов: найти 68 причин в защиту политики Гитлера.
Этот факт убедительно подтверждает, что верховная власть сознательно насаждает фашизм. И именно потому 21 ноября 2007 года Украина не поддержала антинацистскую резолюцию ООН, в которой выражена «глубокая обеспокоенность прославлением нацистского движения, включая возведение памятников и проведение публичных демонстраций нацистскими организациями» в ряде стран.
В украинской школе воспитатели лицемерно «льют» слезы по жертвам «голодомора» и политических репрессий, по «героям Крут и Брод» и увлекаемые президентом В.Ющенко стремятся превратить Украину в Страну плача. И не страшатся того, что беззубая совесть с костьми сгложет их, а искалеченное ими поколение проклянет за будущность, вплотную приближенную к разлагающейся американской цивилизации, которую еще в 1980 году выдающийся советский писатель Ю.Бондарев охарактеризовал так:
«Идея цивилизации стала идеей ложной, лишенной разумности: шуршание денег и мелодичный звон золота подменили нравственность, стыд, мужество, веру, любовь. Американский образ цивилизации распространяется по земле подобно эпидемии гриппа. Началась эра разрушения духовных ценностей, место которых занимают предметы и вещи» [98, с.319]
Помните, Фадеев в 1946 году писал в редакцию чешской газеты «Млада фронта» об империализме, который обесчеловечивает, стандартизует, развращает молодежь. Почему наш народ не внял Фадееву, не прислушался к мудрым словам Бондарева и не противостоял «культурному империализму»? Лучше самого Бондарева не объяснишь:
«…У нас отобрали то, что мы сами отдали, что поменявшие ко­жу растворены в покорности, не способны к самозащите… Нас истязают ложью и пошлостью, грабят, произнося медовые слова о демократии, а мы, бедные, вконец отупевшие, самозабвенно шепчем: «Как сладостно быть свободным и не ходить на собрания в домоуправление!».
<…> У современных политиков хватает ума, ковар­ства, лжи и мистификаций вести игру с народом, разрешая ему кри­тически высказываться, как это позволялось и властителями в Древнем Риме, зная, что рабы сде­лать ничего не могут» [99]
Дополняет вышесказанное литературный портрет ныне погрязших в обывательщине серых и образованных, который выразительно нарисовал Рудольф Лившиц:
«…Они в принципе не способны на поступок. Хитрить, юлить, приспосабливаться к обстоятельствам, плыть по течению, не высовываться, не ссориться с сильными мира сего – вот их жизненная стратегия. Но совершить нечто такое, что начальством не санкционировано? Выразить мнение, не совпадающее с мнением Самого? Усомниться в Его неизреченной мудрости? Нет, на такое безумие обыватель не пойдет никогда и ни при каких обстоятельствах.
Обыватель до тошноты негероичен. Конечно, он может имитировать смелость, для этого не требуется больших актерских дарований. В реальности обывателя хватает лишь на пускание пыли в глаза, на фронду. Пойти наперекор обстоятельствам, бросить вызов судьбе, вступить в борьбу за общественно значимые цели, не имея твердых гарантий успеха, – все это не для обывателя.
Его удел – трястись от страха, бояться каждого начальственного чиха, замирать в ужасе перед любым проявлением недовольства со стороны верхов». («Советская Россия» 14.02.2009).
В таком обществе, угнетенные американской цивилизацией человеки погрузились в гороскопы, в детективную беллетристику, в страшилки, в «культурную» пошлятину, в сектантство, наслаждаются зрелищами насилий, показательного секса, гей-парадов, тысячных толп нудистов, конкурсов обжор, свиноподобных женщин весом не менее 150 килограммов, и злобно, оскорбительно насмехаются над человеколюбивым художественным творчеством Фадеева и других писателей-реалистов.
 
 
Тревога за судьбу искусства.
 
Но первым набросил удавку на Фадеева превозносимый нынче «демократами» Н.С.Хрущев. Вот как пишет об этом Н.И.Дикушина, автор работ по истории советской литературы:
«Чем дальше отодвигается дата смерти Фадеева, чем меньше остается его современников, людей, лично его знавших, тем сильнее раздаются голоса осуждения, и все более укрепляется та точка зрения на Фадеева, которая сформировалась в послесталинском ЦК КПСС. Она нашла свое выражение не только в напечатанном в «Правде» извещении о его смерти, но и в выступлении М. Шолохова на XX съезде КПСС, и в выступлениях партийных чиновников более низкого ранга в писательской среде. Как это ни парадоксально, но в последние годы она подхвачена литераторами демократического направления. Фадеев в их статьях превращается едва ли не в злодея, «сдававшего собратьев по перу», «властолюбивого генсека», …несостоявшегося писателя, страдавшего «тяжелым недугом – алкоголизмом».
Свое последнее письмо Фадеев адресовал не родным, не друзьям, но в ЦК КПСС. Это предсмертное письмо – продолжение, вернее, заверше­ние серии его писем в ЦК, последнее слово в начавшемся в 1953 году споре и купленная ценой жизни возможность сказать прямо всю правду.
Был ли в те, теперь уже далекие пятидесятые годы писатель, который посмел адресовать непосредственно секретарям ЦК слова, которые написал им Фадеев?
Реакция секретарей ЦК, в сущности, была естественной, тем более что обвинил их в бюрократизме и невежестве не какой-нибудь диссидент (кажется, такого понятия в те годы еще и не было), а коммунист, долгие годы бывший сам членом Центрального Комитета и только на XX съезде переведенный в кандидаты в члены ЦК. Ну, а месть уже мертвому противнику оказалась мелкой и злобной. В сообщении о смерти Фадеева, напечатанном 15 мая 1956 г. в «Правде» (его по пору­чению политбюро редактировали Суслов и Шепилов), после справки биографического характера говорилось; «В последние годы Фадеев страдал тяжелым недугом – алкоголизмом, который привел к ослаблению его творческой деятельности. Принимаемые в течение нескольких лет различные врачебные меры не дали положительных результатов. В сос­тоянии тяжелой депрессии, вызванной очередным приступом болезни, А.А. Фадеев покончил жизнь самоубийством».
«Был ли еще такой случай в истории, чтоб официальное сообщение провозглашало: причина смерти достойного человека – пьянство?» – спрашивал Тендряков.
Хрущев и его окружение долго не могли простить Фадееву его пред­смертного поступка. И возможно, память о нем определила характер печально памятных встреч секретарей ЦК с деятелями литературы и искусства, состоявшихся вскоре. И не с Фадеева ли началась традиция объявлять всех инакомыслящих психически больными?» [100, с. 7,15,16]
О чем же спорил А.Фадеев с руководителями страны? Ответ – в посланиях Фадеева, его выступлениях по вопросу необходимости улучшения работы Союза писателей. Так, в 1938 г. на секции поэтов он раскритиковал Союз за то, «что он стал похож на департамент, где царило единоначалие вместо коллективного руководства».
Боль своей души за состояние советской культуры Фадеев выразил в письме А.А.Суркову (апрель-май 1953 г.), когда шла подготовка к XIV пленуму Правления Союза писателей СССР, а он находился в больнице. В своих замечаниях к проекту перестройки работы Секретариата Правления СП Фадеев писал:
«…Еще в период своей работы над докладом к пленуму, докладом, которого я не смог осилить, я убедился в том, что в период наших первоначальных предварительных размышлений об организационной перестройке ССП мы упус­кали из виду главное: нужна такая перестройка, чтобы все ве­дущие писатели страны, те 30-50 человек, на которых и в цен­тре и в республиках фактически лежит все «бремя руковод­ства» Союзом писателей были по меньшей мере на четыре пя­тых высвобождены от этого бремени и чтобы их творческая работа, их собственная работа над собственными произведе­ниями, стала их главной деятельностью. Ибо пока что, на се­годняшний день, только эти 30-50 человек по всему СССР мо­гут давать хотя бы относительные образцы литературы, по которым могла бы учиться молодежь…
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz