Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 4 | Регистрация | Вход
 
Вторник, 17.10.2017, 10:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Смоленская область
Страница 4
 
Продолжение статьи "В ТЫЛУ ГРУППЫ АРМИЙ "ЦЕНТР". Автор Л. В. Котов
 
Большая работа велась по вызволению из лагерей плен­ных советских воинов. Всего под руководством партийного центра было переправлено в партизанские отряды более 900 бойцов и командиров Красной Армии (См. «Материалы по изучению Смоленской области», вып. V, Смо­ленск, 1963, стр. 53.).
Активную деятельность развернули подпольщики на транспорте. Только в декабре 1941 года и начале января 1942 года они вывели из строя 9 паровозов, пустили под откос эшелон с боевой техникой. Когда гитлеровцы восста­новили депо на Смоленском железнодорожном узле, пар­тийный центр направил туда подпольщиков, которые ор­ганизовали массовый срыв работ и диверсии: выходили из строя станки, исчезали инструменты, материалы. Админи­страция стала ставить во главе ремонтных бригад немец­ких специалистов, но подпольщики умело продолжали свое дело.
Гитлеровцам удалось напасть на след подпольщиков. 19 января 1942 года был схвачен А. М. Коляно, в нача­ле марта произошел большой провал в Кардымове и Пересветове. Были арестованы, подвергнуты пыткам и казнены руководители групп — П. К. Яковлев и П. Ф. Мазнов.
Весной 1942 года партийный центр установил связь с партизанским соединением «Батя», которым командовал Н. 3. Коляда, а через него — с обкомом партии. В район Смоленска была послана оперативная группа во главе с И. П. Мозиным. Она имела задание организовать посто­янную связь с городским подпольем, с его помощью вывести из города стремившихся к вооруженной борьбе патриотов и сформировать из них Смоленский городской партизанский отряд. В июле 1942 года отряд был создан.
Установление связи с советским тылом позволило смо­ленским подпольщикам наладить разведывательную рабо­ту. В архивах хранятся ставшие теперь реликвиями важные секретные документы военного времени. На тетрадных ли­сточках и узких полосках бумаги теснятся густые строчки. Иногда это колонки цифр — шифровки, иногда открытый текст. О многом сообщали советскому командованию смо­ленские подпольщики: о расположении штабов и складов, о накоплении резервов противника, о состоянии противо­воздушной обороны в городе и т. д. Вот одно из таких до­несений, направленных смоленским подпольным центром командованию 4-й ударной армии в июне 1942 года:
«Гарнизон Смоленска — 10—12 тысяч... Штаб фронта — бывший областной пионерский лагерь. Штаб гарнизона — в здании электротехникума. Швейная фабрика — склад авиамоторов... Нефтебаза — крупный склад горючего. Площад­ка у железнодорожного клуба имени Андреева — 45 тяже­лых орудий. В здании средней школы Колодни — офицер­ская школа — 240 человек...
Немцы усиленно строят вокруг Смоленска линию оборо­ны. Установлены новые зенитные батареи в Семичевке, Ви­шенках, на Рачевке. На территории бывшего военного го­родка танковой бригады — крупный склад боеприпасов. Ле­жат в штабелях, укрытых сверху маскировочными щитами. Штабеля замаскированы под поселок. Здесь наши еще ни разу не бомбили. С июня усилилось движение по железной дороге Орша—Смоленск—Вязьма. Отмечены два эшело­на с танками, окрашенными в цвета пустыни, эшелоны с вез­деходами. Солдаты говорят, что их готовили на пополнение Роммелю в Африку, а бросили на восток...»
Вскоре гитлеровцы нанесли сильный удар по смоленско­му подполью. Им удалось подослать к подпольщикам двух своих агентов и с их помощью произвести многочисленные аресты. Докладывая о разгроме смоленского подполья, шеф полиции безопасности и СД, обслуживавших тыл груп­пы армий «Центр», эсэсовский генерал Науман 2 октября 1942 года сообщал в Берлин: «Оперативная группа «Б» за­кончила довольно крупную операцию против партизанской организации в Смоленске, Красном Бору и окрестностях, в ходе которой были арестованы 165 человек. Раскрытый отряд был хорошо законспирирован и ловко организован».
На окраине Смоленска, в Реадовке, были казнены Б. И. Попов, Е. А. Дуюн, Е. А. Розова, Г. Д. Жеглинский, В. В. Зуй­ков, Г. Б. Николаенков и другие подпольщики.
После провала партийного подпольного центра едино­го органа по руководству подпольем в Смоленске не было. Большинство подпольных групп, возникших позднее, было разгромлено. Поэтому об их деятельности сохранилось мало свидетельств. Но и то, что стало известным, говорит о боль­шом размахе борьбы в городе и беспримерном мужестве героев-подпольщиков. Вот несколько примеров.
До апреля 1943 года в Смоленске работала крупная под­польная организация, созданная осенью 1941 года неизвест­ным советским разведчиком (Советский разведчик в совершенстве владел немецким языком и действовал под видом немецкого унтер-офицера Фредди. В марте 1942 г., схваченный полевой жандармерией, он покончил с собой.). После его гибели организацию возглавил комитет. В него входили токарь завода им. Ка­линина М. П. Резцов, беспартийный патриот П. Е. Лапковский, комсомольцы Ю. А. Жуков и А. Д. Карасев. Они име­ли связь с армейской разведгруппой, выполняли ее задания. Активную роль в организации играл С. И. Задонин (С. И. Задонин, известный артист московского кукольного театра «Детская книга», на фронт попал в составе концертной группы.), рабо­тавший при немецкой воинской части, обслуживавшей штаб группы армий «Центр». Через него подпольщики по­лучали весьма ценные сведения. В организацию вошел также немецкий антифашист унтер-офицер Вилли (фамилия неиз­вестна). С его помощью подпольщики в доме № 19 по ули­це Загорной оборудовали тайную мастерскую, где имелись шапирограф, пишущая машинка с немецким шрифтом, на­бор различных печатей для изготовления документов. Вилли, поселившийся в доме № 19 в семье М. А. Гоевой, печатал антифашистские листовки для немецких солдат, изготовлял документы. По этим документам подпольщи­ки освобождали военнопленных из лагерей, получали на продовольственных пунктах продукты питания. Они вывели из строя турбину на электростанции, корректировали раке­тами и световыми сигналами налеты советской авиации, вели постоянное наблюдение за штабом группы армий «Центр».
В январе 1943 года абверовская разведка напала на след организации. В начале апреля было схвачено более 60 патриотов. На следствии они вели себя исключительно стойко. На предложение гауптмана Росселя (Заместитель начальника «Абверкоманды-303» по следственной ра­боте, военный преступник.) в обмен на жизнь стать агентом абвера, Александр Карасев ответил: «Расстреливайте... Предателем не стану». В Реадовке, в пер­вых числах мая 1943 года были расстреляны П. Е. Лапковский, Ю. А. Жуков, А. Д. Карасев, М. П. Резцов, С. И. Задонин, М. А. Гоева с дочерьми Любой, Верой и 14-летней Милой и другие. Был схвачен и казнен антифашист Вилли (СОПА, ф. 142, оп. 2, д. 594, л. 43—44, 130.).
Подпольную организацию, насчитывавшую до 40 человек, создала беспартийная патриотка М. С. Семенцова, работав­шая до войны помощником директора рабочей столовой. Подпольщики занимались вызволением из плена советских воинов. Установив связь с подпольной группой военврача 2-го ранга Марторасяна, которая действовала в лагере № 126, они совместными усилиями освободили и переправили в партизанскую зону 200 советских воинов. В марте 1943 го­да был организован побег из лагеря 18 советских летчи­ков, а в мае 1943 года при отправке в Германию из ваго­на сбежало 57 советских офицеров. Необходимые для про­лома пола вагона инструменты были переданы в лагерь связными М. С. Семенцовой (СОПА, ф. 16, оп. 3, д. 72, л. 30.).
 В пригороде Смоленска Серебрянке действовала подпольная группа, в которую входили старший лейтенант В. П. Кахро, военврач С. И. Красновский, авиационный техник Константин Медведев, солдаты Михаил Махов и Павел Меркуленко. Группа занималась диверсиями на железной до­роге, распространяла листовки. В начале лета 1942 года С. И. Красновский установил связь с разведывательной группой капитана Павла Старкова. Подпольщики начали выполнять задания советской разведки. В одном из донесе­ний они сообщили: «В дачах облпромкассы расположен штаб Центрального фронта. 14 июня 1942 года его посетил Кейтель. Мы лично видели, что в эти дома часто ездят на машинах генералы. В дачах бывшего БВО расположены телефонная и радиостанции. ...Гарнизон Смоленска 15—20 тысяч солдат» (СОПА, ф. 6, оп. 5, д. 1036, л. 151 — 152.).
Партизанское соединение «Батя» имело в Смоленске 22-х разведчиков, которые были связаны с подпольными группами. «Имеем агентуру в городах Смоленске, Духовщине, Ярцеве, Демидове, Пречистом, — докладывал в ЦШПД командир партизанского соединения «Батя» Н. 3. Коляда. — Сведения, поступающие к нам из пунктов, передаются на­ми командованию 4-й ударной армии. В Смоленске ведется большая работа среди полицейских, работающих в комен­датуре, которые снабжают наших людей необходимыми до­кументами для проживания в городе и для перехода че­рез деревни к району расположения наших отрядов» (СОПА, ф. 142, оп. 2, д. 611, л. 15.).
Активно боролась с захватчиками молодежь Смоленска. Одну из молодежных организаций в городе создал Юрий Можанский. В нее входили комсомольцы Евгений Шпаковский, Виталий Власов, братья Иван и Дмитрий Сидоренковы, Андрей Витерский, Виталий Чугунов и другие. Под­польщики ракетами и световыми сигналами корректировали удары советской авиации по скоплениям вражеской техни­ки, бензохранилищам и аэродромам, устанавливали распо­ложение воинских частей, штабов и других объектов. Соб­ранные данные они передавали находившейся близ города разведгруппе штаба Западного фронта. Евгений Шпаковский и Виталий Власов сумели устроиться на работу в штаб полиции безопасности СД. Им удалось протянуть электропроводку в дымоходах здания штаба и установить в них электролампы. Во время налетов советской авиации Шпа­ковский включал концы проводки в сеть и уходил. Свет ламп, установленных в дымоходах, можно было видеть только с высоты. Это были отличные ориентиры для советских лет­чиков. Бомбы падали вокруг здания штаба гестаповцев, по­ражали важные цели, повергали врага в панику.
Подпольщики вывели из строя турбину на электростан­ции, подготовили взрыв телеграфа. Им удалось организовать массовый побег из лагеря военнопленных. Это была дерзкая операция: среди бела дня из города были выведены две грузовые автомашины с военнопленными, которые благо­получно прибыли к партизанам. Из беглецов был сформи­рован новый партизанский отряд. Зимой 1942 года Юрий Можанский, работавший в городской полиции, во время ох­раны бойни получил по подложным накладным пять машин мяса и переправил их партизанам.
В восточном пригороде Смоленска — в Шейновке — подпольную группу молодежи возглавлял комсомолец Евгений Демин. Он сконструировал радиоприемник, создал тайник, где хранил взрывчатку и оружие. Юные подпольщики за­нимались диверсиями, распространяли листовки, собира­ли сведения о воинских перевозках по железной дороге. В западных пригородах Смоленска — в Красном Бору, Гнез­дове, Софиевке и Серебрянке — с осени 1941 года дейст­вовали комсомольско-молодежные подпольные группы, объ­единившиеся позднее в одну организацию. В нее входили студенты смоленских вузов Иван Андреев, Нина Чуркина, Люба Подало, Надя Савкина, Андрей Иванов, ученики 8, 9 и 10-го классов Василий Анисимов, Михаил Иванов, Николай Архипенков, Любовь Чанцова, братья Лев и Виталий Чепиковы, Юрий Глебов, Надежда Лосева, Александр Бомбардиров, Анатолий Садков, железнодорожники Григорий Николаенков, Сергей Моисеенков, Галина Высоцкая, учительница Анна Николаева, электрик Петр Нечаев, военнослужащий Сергей Мазур и другие. Подпольщики собрали и переправили партизанам много оружия и боеприпасов. Анна Николаева, работавшая паспортисткой Гнездовской волости, выкрала более 100 бланков паспортов. Сергей Моисеенков изготовил печать и искусно подделывал немецкие докумен­ты. «Паспортный стол» подпольщиков снабжал документами вызволенных из лагерей военнопленных, а Мария Ходченкова и Нина Чуркина отводили их в партизанскую зону.
В Красном Бору комсомольско-молодежной группой ру­ководил Григорий Николаенков. Члены группы Юрий Гле­бов, Анатолий Садков, Александр Бомбардиров устроились путевыми рабочими. Они портили буксы вагонов, тормозную систему, помпонасосы. Работавший машинистом Сергей Мо­исеенков с помощью угольных мин вывел из строя шесть паровозов.
В четырех километрах от Смоленска на правом берегу Днепра расположена станция Колодня. Это восточные во­рота Смоленска. Здесь раздваиваются стальные пути. Одна дорога идет на Москву, другая сворачивает вправо и устрем­ляется к Рославлю и далее — на Брянск. Во время оккупа­ции Колодня была важным узлом фронтовых коммуника­ций гитлеровцев. Здесь непрерывно возникали одна за дру­гой подпольные организации. Осенью 1941 года подпольную комсомольско-молодежную организацию создали бежав­шие из плена лейтенант А. В. Степанов и политрук А. Н. Лукашев. Организация быстро росла за счет местных жите­лей. Подпольщики занялись диверсиями. Они взорвали офи­церское казино, похоронив под его обломками не один десяток пьяных офицеров, подсыпали песок в буксы ваго­нов, портили авиационные моторы, находившиеся на при­бывавших на станцию открытых платформах, похищали оружие, боеприпасы. Однажды члены этой организации Вла­димир Сергеев и Иван Петрович бросили бутылку с горя­щим бензином в проходивший мимо эшелон и подожгли платформу с тюками прессованного сена. На соседней плат­форме были автомашины. Пламя перебросилось и на них.
Подпольщики готовились уйти в партизанский отряд, но гитлеровцам удалось схватить их. После долгих пыток 15 августа 1942 года на рассвете их повезли на расстрел. Ре­бята договорились напасть в дороге на конвоиров, захватить автомашину и попытаться бежать на ней. План был сме­лый, дерзкий, но надежды на спасение было мало: под­польщики располагали всего лишь лезвием безопасной брит­вы. Когда машина выехала на окраину города и свернула в кусты к оврагу, Ася Сашнева во весь голос запела:
Орленок, орленок,
Взлети выше солнца...
Это был условный сигнал. Полицейский, сидевший у зад­него борта, вытащил пистолет. В это время сзади крепкие руки клещами сжали ему шею, и наган оказался в руках Александра Степанова. В ту же минуту было покончено с охраной. Но захватить автомашину подпольщикам не уда­лось. Сидевший в кабине с водителем немецкий офицер услышал шум в кузове и остановил машину. Пока подполь­щики резали бритвой покрывавший кузов брезент и вы­прыгивали, офицер в упор расстреливал их из автомата. Подоспела вторая машина с эсэсовцами. Началась распра­ва. Успевшие выбраться из машины ребята отчаянно сопротивлялись. Они убили нескольких гитлеровцев, ранили офицера. Но силы были слишком неравны. Удалось спастись лишь Александру Степанову. При прыжке из кузова у не­го подвернулась нога. Не имея сил бежать, Александр спрятался в заросший лопухами кювет вблизи машины. До­ждавшись ночи, он пробрался в Колодню, где укрылся в доме брата (После освобождения Смоленска А. Степанов ушел на фронт, где в 1944 году погиб.).
Еще в мае 1942 года обком ВЛКСМ создал Смолен­ский горком комсомола, который базировался в расположе­нии партизан. В марте 1943 года секретари подпольного ГК ВЛКСМ В. П. Агильярова и 3. И. Наматевс сумели про­никнуть в Смоленск. Они создали городскую подпольную комсомольско-молодежную организацию, объединившую действовавшие с 1941 года подпольные группы Е. Мироно­вой, А. Демченковой и В. Исакова (СОПА, ф. 142, оп. 2, д. 475, л. 58.).
Подпольщики действовали энергично. Особенно эффек­тивно удавалось им срывать политические мероприятия ок­купантов. 1 мая 1943 года гитлеровцы затеяли провокацию: пытались организовать массовую «первомайскую демонстра­цию» населения Смоленска с призывами в поддержку фаши­стской Германии. Дело было задумано широко. «Демонстра­цию» предполагалось отснять на кинопленку. Подпольщики при активной поддержке населения сорвали эту гнусную за­тею и отметили пролетарский праздник по-боевому. 30 апре­ля в городе было распространено большое количество лис­товок, в которых разоблачалась истинная цель провокации. Утром 1 мая никто на «демонстрацию» не вышел. Зато у развешанных фашистами на домах и заборах плакатов было оживленно: на каждом из них были оттиски изго­товленных подпольщиками штампов: «Ложь!», «Смерть фа­шистским оккупантам!», «Убей предателя Менынагина» (Меныдагин — бургомистр Смоленска, бывший дворянин.).
Столь же плачевно закончилась попытка оккупантов отметить 15 июля 1943 года 2-ю годовщину «освобождения» Смоленска. В этот день в городском кинотеатре «Луч» бы­ло организовано нечто вроде торжественного собрания, на котором должны были выступить редактор фашистской га­зеты Долгоненков и белоэмигрант Околович. Но не успел Долгоненков сказать двух слов, как погас свет и в зал полетели листовки. Собрание пришлось отменить.
Подпольщики совершали смелые диверсии, рвали те­лефонную связь, портили на предприятиях электромоторы. Связной подпольного горкома комсомола Анатолий Медвецкий с группой товарищей заминировал и взорвал паровоз прямо на промывочной канаве в депо. Летом 1943 года подпольщики подожгли снабжавший воинские части хлебо­завод, и гитлеровцы были вынуждены возить хлеб из глубо­кого тыла.
 
 
В мае 1943 года гестаповцам удалось схватить секре­таря ГК ВЛКСМ Зинаиду Наматевс и Анатолия Медвецкого. Являясь связным горкома комсомола, Медвецкий знал о подполье все. Но юноша (ему было всего 16 лет) проявил исключительную стойкость. Его зверски истязали, пытались напоить, шантажировали. Герой выдержал все. «Я потерял счет дням, — вспоминает А. В. Медвецкий. — Ино­гда мне хотелось, чтобы поскорее расстреляли, только бы не мучили. Иногда казалось, что вот-вот расскажу все. Но кончаются пытки, меня полуживого снова бросают в ка­меру. Медленно возвращается сознание. Предать товарищей? Чтобы их так же мучили? Нет, ни за что!» (А.В.Медведский был вывезен в минский концлагерь «Широкое». Ему посчастливилось бежать к партизанам. Около года юноша воевал в одном из белорусских партизанских соединений. После тяжёлого ранения он был переправлен в советский тыл. Сейчас А.В.Медвецкий живёт в Смоленске. Удалось бежать и З.И.Наматевс. После войны она окончила МГУ. Сейчас З.И.Наматевс кандидат философских наук, доцент, преподаёт философию в одном из вузов Риги).
В ноябре 1942 года обком партии создал Смоленский подпольный горком партии (секретарь И. П. Мозин). Снаб­женные радиостанцией и портативной типографией, члены горкома в декабре 1942 года перешли линию фронта и обо­сновались при штабе партизанского полка имени Тринад­цати.
В портативной типографии были отпечатаны десятки листовок, обращенных к населению Смоленска. Разведчики-партизаны переправляли их в город, где передавали под­польщикам для распространения. Были выпущены обра­щения «К женщинам и девушкам Смоленска», «К молоде­жи Смоленска» и другие. В каждом из них ставились яс­ные задачи, давались конкретные советы, какими методами вести борьбу с врагом. Так, в обращении «К железнодо­рожникам Смоленщины» говорилось: «Редина зовет вас к ак­тивной борьбе с заклятым врагом. Если ты не в партизанском отряде, если немцы заставили тебя работать, то сделай все, чтобы сорвать движение по железным дорогам... Родина требует от тебя держать связь с партизанами, организовывать крушение поездов, порчу вагонов, паровозов, путей, мостов».
В Стодолищенском районе партизанскую борьбу в начале оккупации возглавил работник милиции комму­нист Е. Д. Макаренков, оставленный в тылу врага райкомом партии. Обосновавшись в лесу близ поселка Красное Зна­мя, группа партизан под его руководством занялась дивер­сиями: подрывала мосты, уничтожала телефонную и телег­рафную связь, устраивала засады на большаках. Одновре­менно Е. Д. Макаренков сколачивал по деревням подполь­ные партизанские группы. В поселке стеклозавода «Крас­ное Знамя» им была создана подпольная группа, куда во­шли коммунисты В. И. Гузиков, И. П. Рыбочкин, П. И. Пав­ловский, Г. С. Степанов, Ф. И. Чубкин и другие. Группа занялась сбором оружия, подготовкой партизанского отряда. Широко развернуть работу она не успела. 29 октября 1941 года каратели окружили поселок, арестовали под­польщиков. После пыток и издевательств патриоты были казнены (СОПА, ф. 142, оп. 2, д. 895, л. 3.). Однако пламя борьбы в районе не угасло.
В районном центре Стодолище с первых дней оккупации сложилась подпольная группа в лагере военнопленных. Ее возглавили московские ополченцы — аспиранты МГУ К. А. Воскресенский и А. И. Савилов. В группу входили Д. Г. Даричев, Б. А. Миролюбов (Ныне К. А. Воскресенский и А. И. Савилов кандидаты наук, доцен­ты, первый работает в МГУ, второй — в Академии наук СССР. Д. Г. Да­ричев известный дагестанский поэт, Б. А. Миролюбов работает врачом в Белоруссии.), Н. Д. Борисов, П. А. Брагин, Н. М. Вавилов, Г. Т. Бородин, И. Т. Букреез и другие — всего 26 человек. К. А. Воскресенский, пользовавшийся доверием коменданта, жил на частной квартире. Он свя­зался с местными патриотами, создал небольшие подпольные группы в поселке Стодолище, в деревнях Братаничи, Кубарки, Шмаково, Полуево, которые оказывали помощь военнопленным: передавали в лагерь продовольствие, медикаменты, укрывали беглецов, переправляли их к партиза­нам.
Основным объектом боевой деятельности, подпольщиков являлось шоссе Смоленск—Рославль. Это была важная для гитлеровцев коммуникация. По шоссе шли грузы для 4-й танковой армии, производилась передислокация войск. К. А. Воскресенский работал дорожным мастером. Поль­зуясь тем, что гитлеровцы не были знакомы с правилами эксплуатации шоссейных дорог в условиях русской зимы и бурных весенних паводков, он давал неправильные уста­новки по снегозащите. Снег сгребался в валы непосредствен­но у полотна дороги. В результате при снежных заносах шоссе быстро становилось непроезжим. На его очистку сгоняли тысячи людей и даже воинские части, но это ма­ло помогало. Срывались воинские перевозки, колонны ма­шин заносило снегом, застывали моторы. Весной 1942 года из-за глубокого промерзания обочин шоссе началось вспу­чивание полотна дороги. Гитлеровцы приказали засыпать топи гравием. Подпольщики же использовали тонкий песок. В результате шоссе превратилось в непроезжее месиво.
Для ремонта шоссе в район Стодолища прибыл специаль­ный дорожно-восстановительный батальон, состоявший из чехов и австрийцев. К. А. Воскресенскому стало известно, что в батальоне имеется антифашистская группа. Он уста­новил связь с ее руководителями — австрийцем Л. Ауэром и чехом В. Ковачеком. Австрийцы и чехи активно включи­лись в саботаж (СОИМ, документальный фонд, шш. № 323, стр. 6—7.). Дело дошло до того, что гитлеровцы бы­ли вынуждены заменить батальон немецкими саперами.
Весной 1943 года оккупанты начали массовый насильственный угон молодежи в Германию. Подпольщики всячески препятствовали этому. Так, член подпольной группы старый врач Ф. И. Родионов писал ложные заключения о состоянии здоровья юношей и девушек, выдавал фиктивные справки о заболеваниях туберкулезом, лишаем и другими болезнями. В результате от угона в Германию было спасе­но около 150 юношей и девушек (Многие из них и поныне живут на Смоленщине. «Я обязана жизнью Федору Ивановичу Родионову и его товарищам по подполью, — пишет из Сычевки А. П. Слабковская. — Как святую реликвию берегу я оправку от 15.7.1943 г., где говорится, что «гр. Коваленкова А. П. (моя девичья фа­милия) 17 лет страдает эпилепсией, к тяжелому труду не способна». Эту справку написал Ф. И. Родионов и дал подробную консультацию, как се­бя вести и что говорить на комиссии. Это меня спасло от Германии».).
Летом 1943 года гитлеровцы подбили советский самолет. Летчики выбросились с парашютами. Подпольщики укрыли их в надежных местах. Капитан Я. С. Власов, получивший серьезное ранение, был тайно доставлен в больницу. Фа­шисты, не раз осматривавшие больницу, так и не узнали, что летчик, которого они ищут, лежит в палате. После вы­здоровления Я. С. Власов был переправлен за линию фронта.
2 августа 1943 года группа К. А. Воскресенского средь бела дня совершила смелый побег из лагеря. Подпольщики похитили грузовую автомашину из комендатуры, заехали в деревню Братаничи, где хранилось оружие, а затем напра­вились в район Шумячских лесов. Гитлеровцы организо­вали погоню, но беглецы сумели вырваться из кольца и с бо­ем прорваться в Белоруссию, где влились в ряды партизан.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz