Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Сталинградцы в бою и труде. Страница 11. | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 25.09.2017, 22:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Сталинградцы в бою и труде.
Страница 11.
 
И комсомольцы до конца были верны этой клятве.
Но и после того, как фашистские орды были разгромлены у стен Сталинграда, молодые николаевцы продолжали уходить на фронт добровольцами. Комсомолка из села Степное Лида Долгале-ва в марте 1943 г. перешла линию фронта и 17 суток вела наблюде­ние за передвижениями немецких войск. Собранные ею сведения были использованы советским командованием при наступлении.
Всего за годы войны добровольно ушли на фронт около 700 николаевцев. Многие из них пали смертью храбрых, вписали золотую страницу в историю николаевской комсомольской организации.
 
* * *
В дни Сталинградской битвы и позже в поселке Николаевском было четыре госпиталя, которые размещались в школах, а Доме культуры, в здании детдома. Школьники, комсомольцы райцентра шефствовали над госпиталями, ухаживали за ранеными, дежурили у постелей тяжело больных, писали письма их родственникам и близким, топили печи, убирали помещения.
На имя директора средней школы № 1 Тимофея Константиновича Куцевалова 14 ноября 1942 г. пришло письмо от начальни­ка госпиталя № 1826 Антонова и его заместителя по политчасти Богданова. В нем они писали: «Выражаем Вам и вашему коллекти­ву благодарность за шефство над ранеными и больными... Прилага­ем при этом письмо раненых бойцов и командиров Красной Ар­мии, над которыми шефствует ваш коллектив и комсомольцы шко­лы». В письме бойцы Садыков, Гусев, Зайцев, Ковалев, Кириллов, Чеботарев и другие благодарили учителей, комсомольцев и всех учащихся школы за чуткость и заботу, за совместное празднование 25-й годовщины Великого Октября. Бойцы заверили коллектив школы, что выйдя из госпиталя, они будут еще более мужественно сражаться с немецко-фашистскими захватчиками.
В том же 1942 г. николаевцы приняли 4 эвакуированных из Днеп­ропетровской области колхоза, разместили их на землях совхоза «Вербенский» и помогли сохранить поголовье скота. В 1944 г. днеп­ропетровские хозяйства возвратились в родные края.
На территории района были размещены тысячи эвакуирован­ных граждан, расквартированы воинские подразделения. Как луч­ше разместить эвакуированных, дать им все необходимое, обеспе­чить воинские части продовольственными запасами, пополнить подразделения людьми, — все эти и многие другие вопросы приходилось решать бюро райкома партии и исполкому райсовета.
20 февраля 1943 г. трудящиеся Николаевского района взяли шефство над освобожденным Клетским районом. По инициативе николаевцев в области широко развернулось патриотическое движение по оказанию помощи в восстановлении хозяйств, разрушенных во время оккупации немецкими захватчиками. В подшефный район николаевцы отправили 200 коров, около 3 тысяч овец, много различного сельскохозяйственного инвентаря, предметов домашнего обихода, помогли продовольствием.
Наряду со всей этой колоссальной работой труженики района выполняли и перевыполняли народнохозяйственные планы заготовок государству продуктов сельского хозяйства, поставляли изделия местной промышленности. Весомый и своевременный вклад внесли николаевцы в дело разгрома фашистских захватчиков под Сталинградом.
 
ВЕРНОСТЬ ЗЕМЛЕ
М. Т. Поляков
 
Война гремела на приволжской равнине, гитлеровцы рвались к Сталинграду, а в заволжском селе с названием Комсомолец, что в Николаевском районе, весна шумела прибоем горячих предпосев­ных дел. Это была вторая механизаторская весна Екатерины Бури. Она работала на колесном тракторе СТЗ-НАТИ. Этой неженской профессией она овладела после окончания краткосрочных курсов два года назад по призыву комсомола «Девушки — на трактор».
Когда началась война, тут уж и вовсе мужчин на селе не осталось: ушли на фронт. А дел в хозяйстве стало еще больше: фронту и тылу нужны хлеб, мясо, молоко, шерсть.
О своем механизаторском труде в военную годину Екатерина Гавриловна потом вспоминала:
— Опыта механизаторского у меня еще не было, поэтому трак­тор не очень меня слушался. Старенький, слабенький, он то и дело ломался. Ремонтировать приходилось тут же, прямо в борозде, чтобы не тратить время на разъезды, и нечем его тащить в мастерскую. Спала часто тоже в поле. Понятное дело, это был не сон, а какое-то короткое отключение от работы. Ведь шла война, тогда всем трудно было.
Екатерина Буря родилась и выросла в многодетной семье. Во время коллективизации добродушный, трудолюбивый, душой и сердцем открытый крестьянин Гаврила Данилович Буря привез семью из слободы Николаевской в молодой, еще неокрепший кол­хоз «Двигатель», где бригадиром работал его сын Иван. С тех пор семья жила в колхозе. У отца, потомственного крестьянина , она научилась любить и обихаживать землю, постигла мудрую хлебо­робскую науку. Отец привил ей уважение к труду, к хлебной ниве, к земле. Он не раз говорил им с сестрой Александрой:
— Помните, дочки, земля не прощает обмана. Любите землю, и она щедро отплатит вам.
Этой отцовской заповеди сестры Екатерина и Александра Бури были всю жизнь верны. Изо всех сил берегли и обихаживали род­ную землю, потому и стали настоящими мастерами земледелия.
Во время войны механизаторским премудростям сестры учи­лись прямо в борозде. В кровь изобьют руки, перемажутся как чер­тенята, пока в поле сделают перетяжку мотору. Начнут заводить — коленвал провернуть не в силах. Ждут пока бригадир приедет, поможет, приободрит их, и поесть что-нибудь привезет.
— Работали так, что недосуг было нос вытереть, — вспоминала Екатерина Гавриловна. — И откуда только силы у нас, у женщин, брались: с виду-то мы были худенькие да щупленькие. Питались плохо, работали много. Больше ремень подтягивали, чем ели. Приходилось по две смены подряд работать, потому что знали, заме­нить нас некому, одни бабы в деревне остались. А дело к сроку хоть помри, а сделай. Весна, к примеру, или уборка ждать не будут. Но в делах я была упорная. Хотелось показать, что я не хуже мужчины работать умею.
В войну ночью в основном работали. Фронт вот он, рукой подать, фашистские самолеты так и летают над степью. Пахать со светом опасно, а без освещения борозды не видно.
— Как же вы работали?
— Приноровились. Вперед, вдоль борозды посылали девушку в белом халате, чтоб лучше в темноте маячила. Идет она по окраине борозды, а уж по ней мы трактор направляем.
— Много ли в вашем тракторном отряде было девушек?
— А почти весь отряд. Хоть и женским был наш отряд, а все же шли мы всегда впереди...
Я удрученно смотрел на согбенные плечи трактористки, и ду­мал, с какой беспощадностью к себе относилась эта женщина, чтобы заменить воевавших мужчин. Да и после войны тоже.
После войны свой старенький СТЗ-НАТИ она заменила снача­ла на гусеничный, а потом на колесный марки «Беларусь». На нем проводила обработку пропашных культур, сеяла, а когда созревала кукуруза, то убирала ее на силос. Привыкла Екатерина вставать до зари. Едва пугливая деревенская ночь уступит место дню, а женщи­на уже в поле, у трактора хлопочет, культиватор настраивает, что­бы полоть кукурузу.
Много было у Екатерины трудных дней и ночей, потому что тяжело женщине быть механизатором. Порой было до слез обидно, что старенький трактор, разбитые сеялка или культиватор лома­лись, и дело не всегда удавалось выполнить к намеченному сроку.
Однако Екатерина так прикипела к своему делу, что отдавала ему не только рабочее время, но нередко и часы досуга. Каждую весну и лето проводила в поле: пахала, бороновала, сеяла, культи­вировала. Очень нравилась Екатерине эта работа. На поле Екатери­на Гавриловна знает каждый бугорок, каждую падинку. Многие годы обрабатывала его, ухаживала за посевами. Оно такое знакомое и родное, помогало ей стать мастером хлеборобного дела. Уж кто-кто, а он знает, как надо пестовать хлебное поле.
Екатерина Гавриловна Буря двадцать пять лет отдала механиза­торскому труду. В июне 1966 года ей было присвоено звание Героя Социалистического Труда — ее многолетний и необычайно тяже­лый труд отмечен высшей наградой Родины.
Эта завидная верность трактористки родной земле долго будет служить людям примером, как надо любить свое дело, как испол­нять долг перед Отечеством.
 
ПОДРОСТКИ ТЫЛА
Н. К. Шилин
 
Что делали в войну дети? О них судят по общественной органи­зации «Дети военного Сталинграда». Они даже имеют определен­ные льготы...
Судьба детей Сталинграда была тяжкой. Но и у остальных детей и подростков области жизнь в войну была далеко не сладкой. Одна­ко об их вкладе в общую победу над врагом пока мало сказано.
Я вижу подростков, своих сверстников прицепщиками на при­цепах, за рулем тракторов, ездовыми санных обозов, сотниками и молотобойцами...
В середине октября 1941 г. моего отца и еще 25 хуторян проводи­ли рыть окопы под Калач Воронежской области. Позже всех их заб­рали в действующую армию, направили под Харьков, где они вес­ной 1942 г. почти все погибли.
С уходом отца пришлось бросить учебу в шестом классе. И мно­гие моли ровесники перестали учиться.
Осенью в наши хутора повалил скот с Украины. Все фермы оказались переполненными коровами, гуляком, лошадьми. Смот­реть на скот было больно: одни кости да кожа. Многих подростков мобилизовали на уход за скотом. Среди первых оказался и я. При­шли девчата — Шура Севостьянова, Нина Мельникова, Нина Фирсова.
Старшим у меня был все тот же Николай Чирсков. Отдали нам целый табун лошадей. К делу мы относились серьезно. Даже ко­нюшни пытались чистить. Лошади доедали последнюю солому, тя­нулись к крышам. И дохли десятками.
Потом меня бросили на спасение скота. Чтобы как-то сэконо­мить корма, решили до снега выгонять скот в поле. Мне дали коня, и я погнал голов двести. Голодный скот поедал жнивье, сухую тра­ву в колках, на межах и неумолимо шел вперед и вперед. Короткий осенний день кончился быстро. Я попытался завернуть стадо к ху­тору, но не тут-то было. Животные буквально впивались в сухую траву. Стемнело. Я загнал лошадь, но ничего не мог сделать. А кру­гом ночь, темно. Начало морозить. Вернулся к утру. Много живот­ных осталось в поле.
А весной меня послали на прицепы. Целое лето проработал на полевом стане в бригаде трактористов.
Летом 1942 г. обстановка резко осложнилась. За Доном загреме­ли кровопролитные бои. Колхозный скот погнали за Волгу заведу­ющий фермой С. Ф. Никитин, его сын Николай, доярки, подрост­ки. Тракторная бригада покинула поля. Трактора тоже потянулись на камышинские переправы через Волгу. Мне дали пару лошадей с бричкой и включили в обоз. Со станции Себряково подвозили во­инские грузы до складов на хуторе Ярском-2 на Дону и тут же с Ярского-2 на подводах увозили жителей в Кумылженский и Ми­хайловский районы. Эвакуация от линии фронта осуществлялась по решению Сталинградского обкома партии и облисполкома. Не­давно нашел в исторической литературе такие данные: на эти цели были мобилизованы тысячи подвод. Всю осень провел в поездах. Несколько раз наш обоз подвергался бомбежкам.
Мне было тяжелее многих. У Александра Брыкина, Федора Абрамова, Николая и Михаила Никитиных, Михаила Фролова, Ива­на Липатьева, моих сверстников, отцы не ходили на фронт по воз­расту или инвалидности. Они жалели своих сыновей, не пускали их на тяжелую работу в колхоз. В «отряде безотцовщины» состояли также Алексей Мартынов, Петр Чирсков. Но они были единственными сыновьями в семьях. И матери тоже не отпускали их далеко от себя. Александра Родионова закрывали собой старшие сестры Домна и Валентина.
В хуторе Родионовском и окрестных хуторах нашего сельсовета было немало девчат-подростков: Валентина Родионова, Александ­ра Фирсова, Нина и Зоя Мельниковы, Александра Севастьянова, Мария и Александра Пристансковы, Анна Липатьева, Раиса Тара­сова, Нина Бородина, Нина Родионова, Анна Полякова, Нина Фирсова. Немного старше были Полина Никитина, Лидия Тарасо­ва, Мария Полякова, Анна Абрамова.
Все они с детства хватили лиха. Все они в подростковом возрасте так или иначе принимали участие в работе на полях, огородах и фермах колхоза — пропалывали посевы яровых, молотили и веяли зерно на токах, помогали косить и сгребать сено в лугах. Под пригля­дом старших выполняли обязанности возчиков зерна, сена и соло­мы на быках. А многие работали прицепщиками на тракторах.
8 1943 г. Виктор Ивин, Иван Липатьев и другие закончили кур­сы трактористов и стали работать на тракторах. В 1942 г. я вступил в комсомол. Весной 1943 г. меня избрали секретарем колхозной комсомольской организации, а весной 1944 г. послали на ремонт комбайнов. Всю уборочную этого года проработал штурвальным с комбайнером Т. Ф. Каехтиным, вернувшимся с фронта по ранению. Ездил на рытье окопов Николай Никитин вместе с другими под­ростками. Затем учился в ФЗО. Алексея Мартынова, Федора Абра­мова и других оставили на восстановлении Сталинграда.
Весной 1945 г. я снова стал ходить в Ярскую МТС на ремонт своего «Сталинца-1». Было голодно. Еле таскал ноги. На преодоле­ние 6—7 километров уходило не менее двух-трех часов.
9 мая 1945 г. с восходом солнца пошел на ремонт, по пути заг­лянул к родной тетке, проживающей в хуторе Крапцовском. Она дала мне литр кислого молока. В МТС мне сказали: «Война кончи­лась! Ныне выходной. Иди домой». Я перешел через речку Кумыл-гу, сел на бережок и отметил День Победы — выпил молоко из криночки. От усталости, от волнения чуть не уснул.
В нашем хуторе уже шло веселье. Около нардома плясали и пла­кали бабы. Среди них был Вилок — старик, красный партизан Граж­данской войны. Без него не обходился ни один праздник. Мне тоже захотелось пойти в клуб. Дома я снял с себя латаный-перелатаный комбинезон. Помылся. Хотел одеться. Но оказалось, что у меня есть только штопаное рванье. От злости заплакал, лег на живот на пол и уснул. Проснулся после заката. В открытое окно доносились трели соловья.
— Победа, — прошептал я и снова уснул.
 
УДОСТОЕНЫ НАГРАД
Н. К. Шилин
 
В 1994 г. вышла в свет «Книга памяти»*. В ней увековечены имена кумылженцев, погибших и пропавших без вести на фронтах Вели­кой Отечественной войны. Во вступительной статье говорится:
«На земле (Кумылженского района. — Н. Ш.), составляющей 3000 квадратных километров, в 79 населенных пунктах проживает 39 тысяч человек. В основном это люди казачьего сословия. Занима­ются главным образом производством сельскохозяйственной про­дукции. Люди эти трудолюбивые, гостеприимные, хлебосольные и умеющие постоять за себя, за землю.
Когда началась Отечественная война, кумылженцы. оставили родные очаги и ушли на фронт. 9518 человек мужчин и женщин разных возрастов взяли в руки оружие. Из них 250 бойцов объеди­нились в партизанский отряд.
Непосредственно на землях Кумылженского района бои не ве­лись. Но сражения были рядом, и в них участвовали наши люди. Об их отваге свидетельствует такой факт: 1516 кумылженцев за боевые подвиги награждены различными орденами и медалями. Особо сле­дует назвать имена земляков, ставших Героями Советского Союза. Их трое: Филипп Андреевич Торговцев, Виктор Петрович Ники­тин, Владимир Федорович Стрельцов. Петр Макарович Ерошенков награжден орденом Славы трех степеней.
*Книга памяти: Кумылженский район. Волгоград, 1994.
Оставшиеся люди в тылу — это в основном женщины, старики и подростки — взяли на себя непосильную заботу о земле. Они пахали землю на волах и коровах, сеяли хлеб и убирали его вруч­ную. И это не все. Люди делились своими продовольственными за­пасами с бойцами. Они собирали посылки, наполняли их продук­тами, теплыми вещами, подарками и отправляли на фронт. Харак­терен такой факт: осенью 1942 г. Захоперье только за один день отправило на фронт 20 центнеров овса, 2 автомашины картофеля, 4 головы крупного рогатого скота. Кумылженцы не жалели личные сбережения. 10 тысяч рублей по тем временам — деньги немалые. Отдавая их в Фонд обороны, житель станицы Глазуновской Ники­та Куприянович Мохов просил правительство направить деньги на создание самолета. Всего глазуновцы из своих сбережений переда­ли в Фонд обороны 112 870 рублей. Слащевские швейники шили зимние брюки, белье, шубы. Все это отправлялось на фронт.
Кроме забот о земле и хлебе насущном, люди тыла взяли на себя заботу о раненых бойцах, которые размещались в 25 госпита­лях. Женщины с помощью девчонок-подростков стирали постель­ное и нательное белье, перевязочные бинты, ухаживали за ране­ными, подкармливали их домашними продуктами, устраивали ве­черами концерты.
Так в тесной связи людей фронта и тыла ковалась победа над злейшим врагом человечества — германским фашизмом». (Книга памяти: Кумылженский район. Волгоград, 1994.)
К числу кумылженцев, награжденных различными орденами и медалями за боевые подвиги, по праву прибавляется список тру­жеников тыла Кумылженского и Подтелковского районов, награж­денных медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» В государственном архиве Волгоградской об­ласти хранятся документы — списки лиц, представленных к награ­де. Они составлялись в колхозах. Краткие характеристики дают пред­ставление об отношении человека к труду, о том вкладе, который он внес в общий фонд помощи фронту. Списки подписывались председателями колхозов и сельсоветов.
Были представлены к наградам и работники Шакинской и Букановской МТС Подтелковского района. Не обнаружено, к сожалению, списков Ярской и Глазуновской МТС Кумылженского района, колхоза им. Куропаткина и других хозяйств. На трактористов и других работников МТС списки подписывались директорами и секретарями партийных организаций.
В архивах имеются списки буквально всех районных организа­ций, контор и мастерских.
Так, в колхозе «Красный луч» Кумылженского сельсовета был награжден 41 человек. Среди них колхозник Т. И. Варламов. Тимо­фей Иванович выполнял обязанности возчика горючего. Кроме это­го, в горячую пору уборки хлебов он добросовестно трудился на лобогрейке. В среднем за один год зарабатывал по 580—600 трудо­дней, что почти в два раза больше нормативных установок.
Почти все четыре военных года работала прицепщиком Ф. С. Агапова. При норме 17 гектаров засевала по 20 гектаров зерновых культур. Была незаменимой помощницей трактористов. Заработала в 1944 г. 518 трудодней.
В колхозе им. Калинина Ярского сельсовета удостоен медалей 21 человек. Среди них я хорошо знал тракториста Григория Ивано­вича Кузнецова. Это был поистине талантливый механизатор. На его счету 476 трудодней. Не жалея себя трудились трактористки К. П. Мельникова, доярка М. В. Фирсова.
Знал и тружеников колхоза им. Ворошилова (в него входили хутора Головский, Чуносовский). Среди них надо особо отметить С. Г. Тихонова, работающего с 1930 г., в том числе и все четыре военных года, кузнецом. Степан Георгиевич в 1944 и 1945 гг. зарабо­тал соответственно 798 и 839 трудодней.
Среди бессменных тружениц в годы войны — прицепщица Ели­завета Федоровна Когочкина, возница горючего Пелагея Федоров­на Балуева. Несколько месяцев рыла окопы и всю войну работала заправщицей и прицепщицей Наталья Тимофеевна Полякова.
Из колхоза им. Сталина (хут. Жуковский Суходолинского сель­совета) было награждено 44 колхозника. Вручение медалей состоя­лось 20 июня 1946 г. Впервые высокой наградой государство отме­тило 65-летнего плотника колхоза Василия Абрамовича Моисеева. Прикрепили медали к кофточкам М. С. Быкодоровой, М. Я. Быкодоровой, Ф. Р. Быкодоровой.
Добросовестно, скрупулезно оформил документы Подтелковс-кий райисполком. Директор Шакинской МТС Ермаков и секретарь парторганизации Харитонов представили убедительные характери­стики на трактористов и комбайнеров МТС. Их девять. Вот как характеризовался бригадир трактористок П. Х. Аржанов: «Когда фронт приблизился к Дону, эвакуировал трактора и принимал их обрат­но. В 1944 г. выработка на трактор в среднем составила 332 гектара. Из личных сбережений отдал на строительство танковой колонны 9 тысяч рублей.
Показатели некоторых трактористов буквально поражают воображение. Например, тракторист П. М. Сукачева выработал в 1944— 1945 гг. на тракторе соответственно 430 и 450 гектаров условной пахоты, а М. А. Зарубин — 350 и 380 гектаров.
Поистине трудовой подвиг совершили комбайнеры Шакинской МТС. В эти годы скашивали: И. Ф. Сиськов — 760—790 гекта­ров, С. И. Тимофеев — 780, А. П. Тарасов — 765—785 гектаров зер­новых культур.
Отмечены медалями также юная комбайнерша З. А. Непостаева, работавшая с 1934 г. трактористка П. Е. Круглякова, участковый механик МТС И. Д. Березнев.
За доблестный труд вручены медали десяти председателям кол­хозов. Яков Денисович Фирсов руководил с 1929 г. колхозом им. Лагутина. Хозяйство оказалось в войну во фронтовой полосе, что во много крат усложняло работу. Однако оно всю войну удержива­ло первое место в районе по основным показателям производимой сельхозпродукции.
Колхозы и сельсоветы уже к середине войны возглавили инва­лиды, пришедшие с фронта. Так, в июле 1942 г. стал председателем колхоза «Красный Октябрь» Илья Сергеевич Поляков. Еланский хутор немцами был разрушен. Председатель сделал все, чтобы пе­реселить из землянок в более пригодное жилье 23 семьи. Он вооду­шевил людей на добросовестную работу, к тому же сносно опла­чиваемую.
Не жалели своих сил председатели — инвалиды войны М. З. Ива­нов (колхоз «Новая жизнь»), А. И. Попов («Поднятая целина»), И. Ф. Радимов («Память Кирова»), И. Б. Березнев («Красное Сормо­во») и другие.
По достоинству оценен труд сельских учителей. Всего в Кумылженском районе отмечено 60 работников народного образования: заведующая родионовской начальной школой М. И. Широкова, директор скуришенской семилетней школы Т. С. Ерохина, учитель­ница ярской-1 семилетней школы П. И. Пристанскова, учительни­ца истории глазуновской средней школы А. В. Ананьева и многие другие.
Всю войну лечил раненых фронтовиков главный врач Кумылженской больницы И. Д. Довгерд. Всегда оказывал людям медицин­скую помощь ярской-1 фельдшерско-акушерский пункт, который возглавлял И. Ф. Ивин. Всего награждено медалями 34 медработни­ка района.
Медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 г.» удостоены 650 работников тыла Кумылженского рай­она и около 500 тружеников Подтелковского района. К этому числу надо прибавить еще многих, на кого, к сожалению, документы были утеряны.
Война закончилась давно. Но горе продолжает жить в каждой семье. Кумылженцы, как и все люди нашей страны, скорбят о пав­ших родных и близких — о дедах и отцах, братьях и сестрах, о всех земляках. В «Книгу памяти» занесено около трех тысяч кумылжен-цев, погибших на войне. Но список не окончен. Так, в районной газете «Победа» (февраль 1996 г.) ветеран войны В. И. Никулин опубликовал данные примерно о 60 воинах, которые погибли в боях за Родину, но не попали в «Книгу памяти». И это только по Белогорскому, Любишенскому и нескольким другим окрестным хуторам. Автор ставит благородную задачу вместе со старожилами станиц и хуторов вспомнить тех, кто не вернулся с войны и остал­ся забытым по разным причинам.
Память должна быть вечной. На территории нашего района име­ется 21 захоронение. В них лежат 1300 воинов, умерших от ран в госпиталях в станицах Кумылженской, Слащевской, в хуторах По­пове, Беленьком, Сиськовском и других не было госпиталей, но и в них есть воинские погребения.
Всем нам, ныне живущим, надо всегда помнить об этом. И только нам, но и нашим потомкам. Во веки веков.
 
МЕДИЦИНСКИЕ РАБОТНИКИ СТАЛИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ
А. Ф. Воробьев Н. И. Ежов
(Материал печатается по кн.: Воробьев А. Ф., Ежов Н. И. Развитие служб здравоохранения Царицына — Сталинграда — Волгограда и области. Волгоград. 1994.)
 
 С первых дней Великой Отечественной войны Сталинградская область стала крупной госпитальной базой в тылу страны. Этому способствовало ее географическое и экономическое положение. Сеть железных дорог, соединяющих Сталинград с центром страны (Сталинград — Поворино — Москва), Украиной (Сталинград — Лихая — Харьков), Северным Кавказом (Сталинград — Тихорецкая — Ростов), развитый речной транспорт позволяли осуществлять важ­нейшие народно-хозяйственные перевозки и рассредоточение по­токов раненых по различным направлениям внутри страны.
Лечебно-профилактическая сеть области перед войной была достаточно разветвленной и имела: больничных коек — 7100, акушерских — 1882, коек в санаториях — 1985, в домах отдыха — 1148; врачей — 1299, среднего медперсонала — 5900 человек.
На территории области функционировали два медицинских института — в Сталинграде и Астрахани, около десятка медучи­лищ, школ, курсов Красного Креста, готовивших медицинские кадры врачей и средних медработников. Это давало возможность размещать, оказывать медицинскую и консультативную помощь значительному количеству раненых. Наконец, экономические ре­сурсы области, ее промышленность, сельское хозяйство, жилой фонд могли обеспечить материальными средствами достаточное количество лечебных учреждений.
Деятельность медицинской службы Сталинграда области услов­но можно разделить на три этапа.
 
1. РАБОТА В УСЛОВИЯХ ГЛУБОКОГО ТЫЛА С ПОСТОЯННЫМ ПРИБЛИЖЕНИЕМ ФРОНТА
 
Этот этап охватывает время с начала войны (22 июня 1941 г.) до начала Сталинградской битвы (17 июля 1942 г.).
Находясь в условиях глубокого тыла, органы здравоохранения (зав. облздравотделом В. А. Ивашиненко, зав. горздравотделом А. Л. Перельман) решали первостепенные задачи:
— формирование эвакогоспиталей;
— прием раненых, поступающих с фронта;
— медицинское обслуживание местного и эвакуированного на­селения;
— медицинское обслуживание строительства оборонительных рубежей и других объектов;
— предупреждение эпидзаболеваний и др.

Формирование эвакогоспиталей, обеспечение призыва в действующую армию
 
Областной и городской отделы здравоохранения совместно с органами государственной власти и общественными организация­ми проводили огромную организаторскую работу по переводу медслужбы на военный лад. В соответствии с мобилизационным пла­ном срочно начинают формироваться эвакогоспитали, создаются медицинские комиссии на призывных пунктах, начинается при­зыв в действующую армию медицинских работников. Для руковод­ства работой эвакогоспиталей при облздравотделе создается Уп­равление эвакогоспиталями в составе: Н. В. Качалкин — начальник управления, А. С. Крепкогорский — главный хирург, М. А. Чиги­ринский — хирург, А. И. Скворцов — старший инспектор. В качестве консультантов ЭГ привлекаются профессора мединститута А. Я. Пы-тель, Г. С. Топровер, Б. С. Бревдо, Э. Р. Могилевский, М. И. Мастба-ум, доцент Н. М. Краснова, главный хирург Сталинградского воен­ного округа Н. Н. Милостанов, а также опытные врачи-практики — М. Ф. Френкель, И. Н. Флоринский, П. Н. Харламов, А. А. Абалихин, Н. Н. Литвинов, Н. А. Хмелев, Н. А. Богатырев и др. Создаются курсы подготовки хирургов, рентгенологов, в районных центрах по ли­нии Общества Красного Креста одно- и трехмесячные курсы по подготовке медицинских сестер, в несколько раз увеличивается число доноров. Уже к 30 июня 1941 г. (на 8-й день войны) в Ста­линграде и некоторых райцентрах были сформированы 14 эвако­госпиталей на 5200 коек. Сразу же в них начали поступать раненые с Юго-Западного фронта. Для госпиталей были выделены больни­цы, школы, гостиницы, а для руководства и работы в них направ­лены опытные врачи-организаторы, хирурги, рентгенологи, лабо­ранты, средние медицинские работники. Были сформированы эвакогоспитали.
Хирургами в них работали: Н. А. Батырев, Т. Г. Брук, С. А. Бая-лова, Ф. Б. Вольфовская, И. Л. Глезер, В. А. Итин, М. Н. Катаржи-на, В. С. Краснов, М. К. Родионов, И. Х. Софинский, С. Д. Тыдман, М. В. Френкель, С. П. Денисова и др.
Среди врачей других специальностей, направленных в ЭГ, бы­ли: С. В. Кисин, М. Ф. Дьяконов, А. К. Васильева, А. Н. Куликов, С. В. Князев, А. П. Перельман, Е. Л. Беляков, Е. В. Гребеньков, М. Р. Клейнбок, Е. К. Гражевский, С. А. Дикерман, Е. П. Лебедев, М. Е. Горбунов, Е. К. Юшкина, Т. С. Ухалкина, К. С. Вязовская и др. Штаты эвакогоспиталей исполнялись большим отрядом медсест­ре, среди них: З. И. Зуева, Д. Н. Мигунова, М. Я. Павлова, Т. Ф. По­пова, Н. И. Борисова, З. П. Глебова, Р. И. Петрова, А. А. Зверева, В. Я. Белухина, В. Ф. Глухова, В. В. Кузина, Е. Н. Запорожская и многие другие.
В первые же месяцы войны огромное количество медицинских работников (врачей, медицинских сестер, фельдшеров, санинст­рукторов, выпускников мединститутов и средних медицинских за­ведений) были призваны в действующую армию в батальонные, полковые медпункты, медсанбаты, полевые госпитали.
Развернутые в Сталинграде эвакогоспитали работали с боль­шим напряжением: с разных фронтов сюда прибывало почти ежед­невно от 3 до 5 санитарных поездов с ранеными. Это в среднем составляло 3—5 тысяч человек. Напряжение возросло особенно с ноября 1941 г., когда противник прорвал фронт под Ростовом, и тогда весь поток раненых с юга устремился на Сталинград. Такая обстановка потребовала в срочном порядке дополнительного раз­вертывания госпиталей и расширения уже действующих. В ноябре 1941 г. их уже стало 80 на 37 700 коек. Эвакуация раненых из Ста­линграда шла по Волге в двух направлениях — на Саратов и Астра­хань.
Большую помощь госпиталям оказывал областной комитет Об­щества красного Креста во главе с Клавдией Сергеевной Козинце­вой. Городские и районные комитеты Красного Креста подготови­ли более 3 тысяч медсестер, 5 тысяч сандружинниц, 500 санитар­ных постов, которые производили разгрузку санитарных поездов, дежурили в госпиталях у тяжелораненых, заготовляли топливо, обеспечивали погрузку раненых на санитарные речные суда.
В ноябре 1941 г. в Сталинграде был образован областной коми­тет помощи раненым (председатель М. В. Водолагин), который со­вместно с органами здравоохранения осуществлял контроль за ра­ботой госпиталей, обслуживанием раненых, организовывал шеф­ство, распределял поступающие от населения посылки, обеспечи­вал культурно-массовую работу. Помощь раненым была поистине всенародной. Она выражалась в денежных отчислениях, подарках вещами, продовольствием, добровольной с дачей крови, уходе за ранеными, обеспечении госпиталей топливом, инвентарем. Над госпиталями в нашей области шефами были 527 предприятий, 350 учреждений, 318 учебных заведений, 1230 колхозов и совхозов. А всего в шефской работе участвовало не менее полумиллиона че­ловек. Для наглядности можно привести перечень средств, посту­пивших в областной фонд помощи госпиталям в 1941—1942 гг.; деньги — 6,5 миллиона рублей, посылки — 645 тысяч, птица, скот — 29 тысяч голов, яйца — 603 тысячи штук, фрукты, офощи — 10 ты­сяч тонн, консервы — 36 тонн, мягкий инвентарь — 240 тысяч единиц, нательное белье — 120 тысяч пар, железных кроватей — 43 ты­сячи штук. Самоотверженно трудился медицинский персонал. За 12 месяцев (июль 1941 — июль 1942 г.) сталинградские эвакогос­питали обслужили 225 736 раненых и больных, возвратили в строй 185 тысяч человек.
 
Эпидообстановка
 
Очень сложной была эпидобстановка в области. К осени 1941 г. в Сталинград прибыло более 200 эшелонов с эвакуированным насе­лением и более 70 эшелонов с детьми из Ленинграда и других за­падных областей. Среди прибывших были инфекционные больные. Население города достигло 800 тысяч, т. е. удвоилось по сравнению с довоенным уровнем. Город оказался переполненным учреждени­ями, госпиталями, воинскими частями, переселенцами. Не менее сложной оказалась обстановка в пригородах Сталинграда и приле­гающих к Волге районах. Здесь, в близи переправ, скопилось около 2 миллионов голов скота, перегоняемого из оккупированных обла­стей для переправы за Волгу. Сталинградский железнодорожный узел и пристани на Волге оказались переполненными эвакогруза-ми: заводским оборудованием, зерном, людьми. Наряду с этим на территории области осенью 1941 г. и в первой половине 1942 г. раз­вернулось строительство оборонительных рубежей вокруг Сталин­града. Строилось 4 оборонительных обвода: внешний — 500 кило­метров, средний — 150, внутренний — 100, городской — около 50 ки­лометров. Общая протяженность составляла около 800 километров, а протяженность вырытых окопов — 3860 километров. На строи­тельстве их одновременно участвовало от 150 до 225 тысяч рабочих, колхозников, служащих, домохозяек, студентов. На участке Ива­новка — Тундутово, южнее Сталинграда, под руководством про­фессора С. Н. Касаткина работал студенческий отряд Сталинградс­кого мединститута.
Кроме того, строились: 180-километровая железнодорожная ветка Сталинград — Владимировка с паромной переправой через Волгу, 150-километровая железнодорожная ветка «Иловля — Ка­мышин» и 350-километровая железнодорожная линия «Астрахань — Кизляр», возводилось 45 полевых аэродромов, 11 взлетных по­лос, более 30 мостов и 32 переправы на Дону и Волге. На этих стройках также участвовало от 100 до 120 тысяч местного населе­ния. Такое скопление огромных масс населения в условиях военно­го времени на необжитой, необустроенной местности естественно привело к нарушению размещения, питания, водоснабжения, бан-но-прачечного и медицинского обслуживания, при остром недо­статке медицинских работников. Все это привело к тому, что сани­тарно-эпидемиологическая обстановка в области оказалась крайне неблагополучной. В некоторых районах расположенных в большой излучине Дона и на севере области, имела место вспышка туляре­мии, во Фроловском районе — вспышка сыпного тифа, в Сталин­граде — заболевания холерой.
Из справки Сталинградского облздравотдела от 1 марта 1943 г. Инфекционная обстановка заболеваемости по области: сыпной тиф — 7139 случаев, брюшной тиф — 822, дизентерия — 576, туляремия — 43 439, малярия — 12 435 случаев. От медслужбы по­требовалось максимальное напряжение, чтобы не допустить рас­пространения эпидемий. Облздравотдел высылал в районы дезсред-ства, бакпрепараты, медикаменты, белье, активно работали со­здаваемые бригады инфекционистов-эпидемиологов. Для консульта­ций привлекались специалисты мединститута: профессора И. С. Су-тин, Е. М. Деларю, доцент Н. С. Хейфец и др.
В наиболее неблагополучных местах на строительстве оборонительных сооружений были организованы дополнительные сотни санитарных постов, развернуты сестринские, фельдшерские пунк­ты, бани, полевые кухни, изоляторы, пункты водоснабжения кипятком. На железнодорожных станциях открыты санпропуск­ники. В районах, где была вспышка туляремии, все население при­влечено на борьбу с мышевидными грызунами — переносчиками этой болезни. Благодаря целенаправленной работе органов здраво­охранения вспышка эпидзаболеваний была ликвидирована.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz