Героям Сопротивления посвящается...
Главная | Страница 3 | Регистрация | Вход
 
Суббота, 18.11.2017, 20:51
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Донбасс.
Страница 3.
 
Продолжение статьи "За наше правое дело" И. Я. Омельяненко из книги "Герои подполья".
 
Осенью 1941 года возникла подпольная организация в Калининском районе города Сталино. Ее создал выходец из местных немцев А. А. Вербоноль. Он постоянно жил и работал в Юзовке (ныне Донецк). Замечательный советский патриот А. А. Вербоноль был активным участником граж­данской войны и партизанского движения в Донбассе про­тив немецких оккупантов в 1918 году. Его старший сын стал офицером Красной Армии, а младший, Владимир, был связ­ным в подпольной группе отца.
Вначале в организации было 5 человек, но уже к лету 1942 года насчитывалось до 40 человек; 7 из них били ком­мунистами. Организация установила тесные связи с рутченковской подпольной группой Кировского района и груп­пой Батулы—Цуркановой на станции Сталино, с подпольщи­ками Макеевского, Славянского и других районов области.
В организации А. А. Вербоноля имелись три радиоприем­ника. Сводки Совинформбюро и другие передачи советско­го радио перепечатывали подпольщицы И. В. Чистякова и М. Я. Иванова. Дело это было хорошо налажено: И. В. Чи­стякова работала врачом на металлургическом заводе, где в одном из кабинетов была замаскирована пишущая машин­ка, другую она имела дома. М. Я. Иванова благодаря зна­комствам имела доступ в городскую управу и печатала там листовки на ротаторе. Листовки распространяли во всех районах города, а также в Макеевке, Славянске и дру­гих районах области.
Члены организации А. Леденева, Г. Гринько, С Королькова, М. Семенова, И. Чистякова освобождали из плена со­ветских воинов обычно путем подкупа охраны лагерей. В разное время они вызволили из плена 174 советских воина. Всех их снабдили штатской одеждой, документами, продук­тами и переправили в Славянск и Макеевку для перехода через линию фронта.
Как же рисковали эти патриотки! Какой огромный труд скрывается за этими скупыми фактами! Нужны были сред­ства для подкупа охраны, требовались сотни паспортов и других документов, одежда, продукты. И все это надо было раздобыть в ограбленном и обреченном на голод городе. Подпольщица М. Лебедько, работавшая паспортисткой в полиции, похитила более 200 бланков паспортов, око­ло 500 временных удостоверений и пропусков. Вместе с под­польщиком Подшивайло, работавшим в полиции Калиновки, она по заданию А. А. Вербоноля подготавливала нужное количество документов, вписывая в них сведения из сданных в полицию паспортов умерших, убитых и т. д. Столь же сложно было достать продукты. Подпольщики по­хищали у гитлеровцев керосин и бензин, обменивали их в деревнях и селах на продукты. Так они добыли 1680 кило­граммов хлеба, 246 килограммов мяса и другое продовольствие.
Организация развернула активную боевую деятельность. Под непосредственным руководством А. А. Вербоноля подпольщики похитили со складов, из учреждений и общежитии оккупантов 2 легких пулемета, 52 винтовки, 36 пистолетов, 23 гранаты, 48 килограммов взрывчатки, 217 штук детонаторов, несколько тысяч патронов. В мае 1942 года они вывели из строя мощный электромотор в ремонтно-механических мастерских металлургического завода, сорвав выполнение срочного заказа на изготовление замков к зенитным орудиям и дефицитных деталей к мотоциклам. В июне 1942 года подпольщики Н. Рыженков и И. Покусай взорвали большой склад медикаментов. Диверсионная деятельность организации принимала все более широкий размах.
И так было всюду, на всей оккупированной врагом донец­кой земле. В Старобешевском районе подпольщики под руководством секретаря райкома КП(б)У А. Н. Василенко освободили из лагеря Каракубского рудоуправления 100 со­ветских военнопленных, создали диверсионную группу, наносившую удары по объектам и транспорту противника.
Отважно действовали под руководством подпольных ор­ганизаций патриоты-железнодорожники Краснолиманского района. Совместно с партизанами они нападали на обозы противника, уничтожали воинские склады, пускали под откос вражеские эшелоны, разгоняли восстановительные бригады на ремонте железнодорожного полотна и мостов через Северный Донец.
Стойко боролись с захватчиками трудящиеся Мариупо­ля. Город был занят фашистами внезапно. Многие люди, ко­торым угрожала неминуемая смерть, не смогли эвакуиро­ваться. В их числе был знатный сталевар Макар Мазай. Гитлеровцы бросили на поиски Мазая целую свору аген­тов. Весной 1942 года им удалось схватить его. Сначала фашисты заигрывали с Мазаем, пытались подкупить его. Имя знатного сталевара нужно было оккупантам для пропа­ганды, чтобы побудить рабочих прекратить саботаж и вый­ти на работу. Особенно усердствовали в этом представи­тели фирмы Круппа, которой были переданы мариупольские заводы. Однако патриот предпочел смерть гнусному преда­тельству. Фашисты расстреляли его, рассчитывая запугать этим кадровых рабочих. Но проявленная Мазаем стойкость явилась примером для трудящихся города. Саботаж приоб­ретал все более широкие размеры.
Борьбой мариупольских рабочих руководили подполь­щики. Они призывали трудящихся срывать попытки окку­пантов поставить себе на службу мариупольские метал­лургические заводы. Особенно успешной была деятельность подпольной группы на заводе «Азовсталь». Группа состоя­ла из 18 человек. Агитационную работу она умело сочетала с диверсиями, привлекая к этому многих рабочих. Напри­мер, когда гитлеровцам все же удалось подготовить к пуску домну № 1, произошел взрыв водяного затвора. Печь вновь вышла из строя. Диверсию совершил водопроводчик, по заданию подпольщиков перекрывший пар во время за­дувки печи. Столь же плачевно для оккупантов окончи­лись их попытки пустить в ход печь № 4: режим все время нарушался, постоянно выходила из строя различная аппа­ратура, и плавки застывали. Фашистам удалось схватить подпольщиков. Они были расстреляны. Но металл оккупанты на «Азовстали» так и не подучили. Дело погибших продол­жали другие патриоты.
На заводе им. Ильича было известно имя кадрового рабочего коммуниста Е. И. Фролова. Он «откликнулся» на призыв оккупантов и вышел на работу. Но только немногие знали, что это была за работа. Не проходило дня, чтобы Е. И. Фролов и его товарищи не выводили из строя станки, электромоторы и другое оборудование. Когда же гитлеров­цам удалось узнать, кто руководит подрывной деятельно­стью на заводе, Е. И. Фролов ушел в партизаны. В пути он оставил весьма заметные следы: около села Чердаклы сжег вражескую автомашину и нарушил телефонную связь между гарнизонами противника на протяжении нескольких километров. Летом 1942 года Е. И. Фролов пробрался в Брян­ские леса, где вскоре стал комиссаром партизанского отря­да. С уходом Е. И. Фролова срыв работ на заводе не прекратился: его продолжали другие патриоты.
В поселке Ясная Горка Краматорского района с октября 1941 года по март 1942 года отважно действовала комсомольско-молодежная группа, состоявшая из семи человек. Она так и называлась — «Семерка». Командиром группы был рабочий Ново-Краматорского завода Н. М. Ковалев, его заместителем по политчасти — Л. П. Калиниченко. Подполь­щики взорвали железнодорожный мост через реку Торец. Во время этой операции геройски погибли Н. М. Кова­лев и Л. П. Калиниченко. Оставшуюся часть группы воз­главил Н. П. Кравченко, и она продолжала активную бое­вую деятельность: уничтожила 66 фашистов и их пособни­ков, в том числе бургомистра поселка Ясная Горка, 10 авто­машин, оружейные мастерские, три раза перерезала теле­фонный кабель, связывавший линию фронта гитлеровцев со ставкой, уничтожила несколько обозов. Уходя от преследования, подпольщики в марте 1942 года пытались перей­ти фронт. Но все они погибли. Только тяжело раненный Н. П. Кравченко был подобран советскими воинами.
Активную подпольную борьбу вели советские люди и в сельской местности. Так, в селе Времьевка Болыше-Новоселковского района в конце ноября 1941 года сложилась моло­дежная подпольная группа из 12 человек. Вначале подполь­щики писали лозунги на стенах зданий. А затем, когда в се­ле появился летчик подбитого советского самолета Герой Советского Союза А. И. Белогуров, взявший на себя руко­водство группой, ее деятельность приобрела широкий раз­мах. Патриоты достали радиоприемник, размножали свод­ки Совинформбюро и сами писали листовки. Однажды они напали на базу «Заготскота» и угнали более 250 животных, предназначавшихся для немецко-фашистской армии. К весне 1942 года подпольщики собрали много оружия и го­товились перейти к прямым вооруженным действиям. Но в конце мая часть подпольщиков была арестована. При обыс­ке были обнаружены знамя, гранаты и листовки. Арестован­ных жестоко избили и бросили в камеру. Служивший в по­лиции член подпольной группы И. Ю Акрытов ночью от­крыл дверь камеры. Трое подпольщиков бежали, а о стальные были до того избиты, что не могли двигаться. Обнаружив побег, фашисты повесили Акрытова, а беглецов настиг­ли в степи и убили.
На хуторе Федоровка Харцызского района колхозница Ф. И. Мясищева и ее внучка Н. П. Сопко создали под­польную группу, занимавшуюся освобождением советские военнопленных. Началось с малого. Патриотки собирали продукты питания у населения, готовили и доставляли пищу в лагерь военнопленных, находившийся в Иловайске. Они привлекли к своей деятельности 9 человек, главным образом женщин. Подкупив охрану, состоявшую из словаков, под­польщики в разное время вывели из лагеря более 100 совет­ских воинов. Ф. И. Мясищева привлекла к подпольной ра­боте главного врача иловайской больницы Т. И. Триля. Значительная часть освобожденных военнопленных полу­чала медицинскую помощь в городской больнице, где Т. И. Триль оборудовал специальное отделение под вывес­кой «Тифозное». После выздоровления многие из военно­пленных были снабжены немецкими документами, добы­тыми секретарем полиции — членом подпольной группы Е. М. Назаренко, и перешли линию фронта.
За последние годы выявлено более 20 ранее неизвест­ных подпольных организаций, боровшихся с захватчиками в городах, на шахтах, железнодорожных станциях и в селах Амвросиевского, Авдеевского, Больше-Новоселковского, Дружковского, Добропольского, Краматорского, Славян­ского, Харцызского, Чистяковского, Ясиноватского и других районов. О конкретных делах и составе многих из этих организаций сведений еще очень мало. Установлено, напри­мер, что в городе Дружковка с ноября 1941 года до весны 1942 года действовала подпольная комсомольско-молодежная группа. Основателем ее был кандидат в члены партии П. И. Гребенюк. Он служил в Красной Армии воентех­ником. Будучи ранен, Гребенюк попал в плен, откуда бежал и пробрался в Дружковку. Здесь он организовал подпольную группу «Ленинская искра», которая быстро вырос­ла с 11 до 30 человек. Подпольщики убивали гитлеровцев и изменников Родины, организовывали побеги из лагерей военнопленных, препятствовали угону молодежи в Герма­нию. Они вывели из строя мартен на Торецком заводе, взор­вали мост через реку Кривой Торец, подорвали 3 железнодорожных эшелона с боеприпасами и продовольствием, неоднократно нарушали телефонную связь оккупантов, сожгли сарай с немецкими автомашинами. Гнусный преда­тель выдал организацию. 13 ее членов во главе с П. И. Гребенюком были арестованы и 28 февраля 1942 года казнены.
В декабре 1941 года в городе Дзержинске было соверше­но нападение на управление полиции, уничтожен староста управы. В январе 1942 года патриоты произвели дерзкий налет на штаб немецко-фашистской воинской части, на­ходившийся в самом центре Дзержинска. Вскоре в городе были сожжены электромеханические мастерские, где окку­панты организовали ремонт шахтного оборудования. Кто это делал, пока не известно. Но факты говорят о том, что и в Дзержинске действовала активная подпольная органи­зация.
 
* * *
Весной и летом 1942 года обстановка в области значи­тельно осложнилась. Готовясь к летнему наступлению, гит­леровцы наводнили ее территорию не только войсками, но и полевой жандармерией, усилили террор, активизировали деятельность по выявлению подполья. Весной 1942 года им удалось произвести массовые аресты подпольщиков в Амвросиевке, Артемовске, Сталино, Макеевке, Славянске, Чистякове и в других городах и рабочих поселках. В за­стенках гестапо зверски были замучены секретари под­польных райкомов и другие руководители подполья: Артемовского—Н. М. Жоров, Старобешевского — А. Н. Васи­ленко, Чистяковского — П. П. Губина, Селидовского — Н. С. Келиш.
Все это остро поставило вопрос о необходимости усиле­ния партийного руководства подпольем. Это было тем более важно, что, несмотря на жестокий террор и гибель многих подпольных организаций, борьба с оккупантами неуклонно расширялась. Учитывая сложившуюся обстановку, обком партии принял меры к укреплению существующих и созда­нию новых подпольных организаций. В Ворошиловграде, где в то время находился обком КП(б)У, к 1 июля 1942 года было сформировано 6 подпольных райкомов (всего 60 коммуни­стов). Члены подпольных райкомов были направлены че­рез линию фронта в Сталино, Горловку, Макеевку, Красный Лиман и Дебальцево. Секретаря Славянского подпольного горкома Г. А. Попкова обком КП(б)У утвердил секретарем подпольного обкома партии. С этого времени в тылу про­тивника работали фактически два секретаря подпольного обкома партии: С. Н. Щетинин (он же Н Н. Кусакин) — пер­вый секретарь обкома в Горловке и Г. А. Попков — терри­ториальный секретарь обкома в Константиновке.
Большую роль в повышении боеспособности подполья играла непосредственная связь подпольных организаций с ЦК КП(б)У и обкомом партии. В подпольных организациях области неоднократно бывали связные ЦК КП(б)У А. С. Анд­реев, Д. Е. Овчинников (в Горловке), М. Ф. Баштан (в Константиновке) и другие. Так, 22 июня 1942 года Д. Е. Овчин­ников побывал в Горловке и передал С. Н. Щетинину ука­зания ЦК КП(б)У по вопросам дальнейшей деятельности подполья. До 7 июля 1942 года систематическую связь с подпольными горкомами и райкомами поддерживал обком партии. Постоянно рискуя жизнью, связные обкома переходили линию фронта, передавали подпольщикам задания и возвращались от них с ценными разведывательными дан­ными. Активно действовал связной обкома Г. С. Замятин. Много раз бывал в тылу врага связной обкома Н. В. Кузьменко. В июне 1942 года при выполнении задания ЦК КП(б)У он был арестован и расстрелян оккупантами.
ЦК ЛКСМУ для укрепления комсомольско-молодежного подполья в области направил в тыл врага Е. С. Панченко и А. В. Кожухову, в Константиновский район —-Н. К. Монченко, в Чистяковский район — А. В. Коновалову.
Однако с начавшимся 7 июля 1942 года наступлением вражеских войск на Южном фронте и оккупацией всего Донбасса все эти связи подпольщиков с советским ты­лом в большинстве случаев оборвались. В тяжелое положе­ние попали направленные в тыл врага работники вновь со­зданных подпольных райкомов партии. Их путь пролегал по оси наступления противника на восток: многие из них не смогли пробраться к местам назначения, а некоторые погиб­ли в дороге. Из 15 работников Буденновского подпольного райкома партии города Сталино на место сбора прибыли только четверо, в их числе секретарь райкома И. П. Корниецкий и связная А. С. Орлова. К ним присоединились чет­веро местных коммунистов. Они составили подпольную партийную организацию и связались с действовавшей здесь ком­сомольской организацией Буденновского района, которую после гибели С. Г. Матекина возглавлял С. В. Скоблов. Обе организации развернули широкую агитационную и боевую деятельность в городе и его окрестностях. Особое внимание было уделено усилению диверсионной работы. Taк, комсомольцы Григорюк и Романчук, устроившись ох­ранниками на станцию Караванная, взорвали железнодо­рожный мост и пустили под откос вражеский эшелон. Под­польщик Орлов, работавший в тресте «Донэнерго», систе­матически сжигал трансформаторы, портил линии электро­передач.
В Константиновку сумел пробраться Г. А. Попков. Свя­заться с С. Н. Щетининым ему не удалось. Но он создал из местных коммунистов подпольную организацию, которая быстро обросла активом из беспартийных трудящихся и развернула борьбу с захватчиками. Вскоре Г. А. Попков уста­новил связи с подпольем Славянского и Краматорского районов.
Несмотря на резкое усложнение обстановки, подполь­ная борьба в области росла и ширилась. В нее включались районы, где первоначально подпольщики не могли развернуть активной деятельности. Одним из таких районов был Амвросиевский район. Еще до вражеской оккупации здесь был создан подпольный райком партии во главе с И. Крамаренко, четыре подпольные партийные организа­ции, объединявшие 23 коммуниста, подпольная типография. Первоначально Амвросиевка, находившаяся у самой линии фронта, была так насыщена оккупантами и их разведывательными органами, что подпольщики вынуждены были ограничить свою деятельность. С отходом фронта на восток амвросиевские подпольщики развернули активную работу. Её систематически направлял подпольный обком партии во главе с С. Н. Щетининым.
Первым практическим делом амвросиевских подпольщи­ков было составление и распространение листовок. Мате­риалом для них служили передачи советского радио, которые тайно записывал имевший радиоприемник подполь­щик С. Коваленко. Листовки печатались в подпольной типо­графии. Для печатания листовок использовалась также за­нятая оккупантами типография бывшей районной газеты. Под носом у гитлеровцев рабочие типографии, рискуя жизнью, смело выполняли задания подпольщиков.
Уже с конца 1941 года Амвросиевский подпольный рай­ком партии стал выпускать газету «Советская правда». Ино­гда она издавалась в виде небольших листовок. Вот одна из них:
««Советская правда» № 5. Газета советских патриотов, издание Амвр. РКП. Великие Луки и Ржев наши! Враг от­ступает. Час отмщения настал. Донбассовцы, к оружию! Бейте фашистских бандитов-курохватов с тыла. Бейте их ла­кеев — добровольцев-полицаев!»
Листовки распространялись и среди солдат словацких воинских частей. Особенно смело это делал подпольщик Д. И. Чаплыгин. «Собрав вокруг себя словацких солдат,— писал впоследствии С. Н. Щетинин,— он стал их угощать помидорами и для приличия, как он нам говорил, каждый помидор заворачивал в бумагу, то были листовки, которые там же читали... В скором времени Чаплыгин скрылся, а на этом месте собралась группа словаков, и почти у каждого была листовка. Я в это время находился на платформе и все это наблюдал».
Амвросиевские подпольщики вели широкую разведыва­тельную работу, доставляя С. Н. Щетинину, а позже и пар­тизанам Ростовской области ценные сведения о противнике.
Под руководством амвросиевских коммунистов-подполь­щиков работала подпольная комсомольская организация Миколы, действовавшая в селе Петропавловка Амвросиевского района. Ее создал в сентябре 1942 года предста­витель ЦК ЛКСМУ, бывший секретарь Центральногородского райкома, а позднее горкома комсомола Макеевки Н. Монченко. Он был направлен ЦК ЛКСМУ на подпольную работу в Макеевку. Пробираться во вражеский тыл пришлось окольным путем. Сначала Н. Монченко попал в Дне­пропетровск. Там его опознал предатель. Гитлеровцы под­вергли Н. Монченко изуверским пыткам. Но ему удалось бежать и достигнуть Донбасса. Проникнуть в Макеевку Н. Монченко не смог и остался в Амвросиевском районе, в селе Петропавловка. «Избитый, измученный, добрался он до нашего села, сказался военнопленным и попросился на работу. Назначила его конюхом»,— вспоминает мать одного из участников группы Миколы.
Присмотревшись к людям, Н. Монченко приступил к со­зданию подпольной комсомольской организации. Назвали ее по его имени — Микола. Организация быстро росла. В нее вошли комсомольцы С. Смирнихин, И. Гомма, М. Кова­ленко, В. Толченова, М. Филоненко, М. Кузьменко, М. Раковский, бежавшие из плена советские воины М. Черноусов, Е. Серебряков и другие . Каждый член организации дал клятву: «До последней капли крови бороться с прокляты­ми захватчиками». Большую помощь подпольщикам оказы­вали жители села. Например, во дворах и посадках колхоз­ников хранилось оружие подпольщиков.
Организации Миколы удалось установить связь с коман­дованием частей Красной Армии. Поэтому главной своей за­дачей она считала разведывательную работу. Дело это было очень трудным. Передвижение из села в село без пропусков запрещалось. Но выход был найден. Подпольщица В. Толченова похитила у жившего в ее доме немецкого комендан­та чистые бланки пропусков с печатью. Особенно усилилось значение разведывательной деятельности подпольщиков по­сле того, как весной 1943 года Красная Армия, наступая от Волги, подошла к реке Миус. Вместе с армейскими раз­ведчиками подпольщики собирали сведения о противнике, доставляли их советскому командованию.
В июне 1943 года гитлеровцам удалось разгромить орга­низацию. Они случайно обнаружили оружие у ребят, не свя­занных с группой Миколы. Во время допроса их жестоко избивали, подвешивали за руки, требуя выдачи комсомоль­цев. И кто-то из детей, не выдержав пыток, указал на Н. Монченко, И. Гомму, С. Смирнихина и М. Раковского. Затем бы­ли схвачены остальные члены организации. После длитель­ных пыток большинство подпольщиков было расстреляно, остальные направлены в лагеря смерти.
В селах Покровка и Степано-Крынка Амвросиевского района действовала другая комсомольско-молодежная орга­низация. Подпольщики дали ей славное название — «За Родину». Длительное время об этой организации почти ни­чего не было известно. И только спустя 16 лет после окон­чания войны были собраны документы, показывающие ее исключительно активную, полную героизма деятельность. Создал организацию в ноябре 1942 года уроженец села Сте­пано-Крынка советский офицер комсомолец А. А. Яровенко. Раненный, он сумел выйти из окружения и пробраться в род­ные места. Вначале в состав организации входили выпуск­ник Красноармейскою педучилища комсомолец Н. Бажанов, бывшие ученики 9-го класса средней школы комсо­мольцы А. Гузеев, И. Поклад, Н. Осыченко, В. Лысенко, И. Павленко, Д. Мед, С. Павленко, И. Володин, Г. Мед и Н. Хорошайло, выпускники школы ФЗО комсомольцы А. Беляев и С. Остроушко, бежавшие из плена советские воины И. Мамонов и И. Непокрытый. В ходе борьбы орга­низация пополнялась новыми членами. Подпольщики при­влекли к своей деятельностя молодежь поселка Троицк- Харцызск.
С момента своего создания организация «За Родину» работала под руководством Амвросиевского подпольною райкома партия, который выделил в помощь молодым под­польщикам коммуниста И. П. Дунаева.
За несколько месяцев своей деятельности организация нанесла большой ущерб оккупантам. Подпольщики распро­страняли среди населения сводки Совинформбюро, унич­тожали гитлеровцев и их прислужников, совершали дивер­сии. Вот лишь некоторые из установленных фактов их бое­вой деятельности. В январе 1943 года Яровенко, Хорошайло, Павленко и другие подпольщики, сняв крепление на сты­ках рельсов на перегоне Иловайск — Белая Будка, пусти­ли под откос эшелон противника. Был разбит паровоз, 12 вагонов, убито 29 вражеских солдат. В начале февраля 1943 года работавшие стрелочниками на перегоне Ило­вайск — Харцызск подпольщики Кузнецов и Клейменов столкнули два воинских состава. Паровозы и 12 вагонов с грузами были разбиты. При крушении погибло много вра­жеских солдат. Подпольщики Л. Ф. Торченко и Г. А. Кор­шунов повредили высоковольтную линию и тем самым со­рвали попытку гитлеровцев наладить передачу электро­энергии из Мариуполя для восстановления Зугрэс (Зуевской гидроэлектростанции). 15 февраля 1943 года группа подпольщиков под руководством А. А. Яровенко соверши­ла дерзкий налет на склад вооружения на аэродроме око­ло хутора Бондарев. Уничтожив охрану, подпольщики за­хватили 24 винтовки, 90 противопехотных мин, 2 подводы взрывчатки. Во время операции была заминирована поса­дочная площадка аэродрома, на которой впоследствии по­дорвался вражеский самолет. Добыв таким образом ми­ны и взрывчатку, подпольщики осуществили ряд дивер­сий на железной дороге Ростов — Харьков. 16 февраля Н. Хорошайло и Н. Павленко, заминировав железнодорож­ное полотно на перегоне Иловайск— Кутейниково, подорва­ли 2 паровоза. 26 февраля Торченко и Коршунов повредили железнодорожный мост на перегоне Амвросиевка —Матвеев Курган, в результате движение по мосту было приостановлено на двое суток.
Отважная деятельность организации «За Родину» бы­ла прервана гнусным предательством. Агент гестапо втерся в доверие семьи подпольщика Н. Баженова и сумел уста­новить состав организации. Напуганные размахом деятельности подпольщиков, оккупанты для их поимки стянули огромные силы. Свыше 100 карателей участвовало в окружении сел Степано-Крынка и Покровка. Подвергнув подпольщиков зверским истязаниям, гитлеровцы расстре­ляли их.
14 октября 1943 года, после освобождения района от оккупантов, жители Степано-Крынки перенесли останки ге­роев-подпольщиков в братскую могилу и соорудили на ней памятник: на пьедестале стоит статуя бойца. Склонив обнаженную голову, он смотрит вниз, на братскую могилу. У его ног, на надгробье, начертаны слова: «Вечная слава героям, павшим в Великой Отечественной войне 1941— 1945 гг.».
Провал двух комсомольско-молодежных организаций побудил Амвросиевский подпольный райком партии изме­нить структуру подполья. Оно было рассредоточено на мелкие группы, действовавшие на предприятиях и в учреж­дениях. Между собой эти группы не были связаны, но все они работали под руководством подпольного райкома пар­тия. И это вполне оправдало себя. Амвросиевское подполье действовало до освобождения района от захватчиков.
Как и прежде, продолжали бороться с захватчиками подпольщики Мариуполя. В цехах заводов систематически появлялись листовки, рабочие срывали мероприятия администрации, выводили из строя заводское оборудование. В городе действовали подпольная группа «Чайка» под руко­водством Н. П. Чайки, в работе которой в разное время принимало участие более 100 человек, группа врача Б. Т. Гнилицкого, группа В. И. Клименко — всего до 10 подпольных групп. Под руководством подпольщиков в борьбе с оккупантами участвовали тысячи трудящихся. Около 50 тысяч человек замучили гитлеровцы в Мариупо­ле. Но сломить волю патриотов им не удалось. Массовая борьба населения за срыв мероприятий захватчиков и ди­версии не прекращались до самого освобождения города.
В ходе борьбы значительно окрепло подполье Артемовска. Осенью 1942 года А. А. Колпакова наладила связь с руководителями других подпольных групп. Было решено объединить силы. Руководителем объединенной организации стала А. А. Колпакова, получившая кличку «Александрина». Организация укрепила связи с партизанами, подобрала новые конспиративные квартиры, создала запас орижия и взрывчатки. Усилилось партийное ядро организации. В нее вошли бывший начальник штаба артёмовского парти­занского отряда коммунист В. Л. Забавил, кандидаты в члены партии Е. М. Забара и И. И. Клевцов. В декабря 1942 года был создан руководящий центр организации — подпольный комитет в составе шести человек во главе с А. А. Колпаковой. Во многих селах и на двух соляных шахтах комитет создал новые подпольные группы. Артемовские подпольщики вышли за пределы города и охватывали теперь своей деятельностью территорию всего района.
 
Продолжение
Поиск
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Сайт создали Михаил и Елена КузьминыхБесплатный хостинг uCoz